Кэролайн Данфорд
Смерть в сумасшедшем доме

Caroline Dunford

DEATH IN THE ASYLUM

Copyright (c) Caroline Dunford 2013

Published by arrangement through Rights People, London and The Van Lear Agency

© Павловская О., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Глава первая
Стихийное бедствие в «Белых садах»

Мадам Аркана запрокинула голову, обратив взор к потолку, при этом ее огромный пурпурный тюрбан опасно накренился.

– Там есть кто-нибудь? – вопросила она у штукатурки театральным шепотом.

Вопреки строгому указанию не сводить глаз с хрустального бокала в центре стола, я тоже посмотрела вверх. Впрочем, недавно приобретенный опыт подсказывал мне, что потолкам доверять не следует ни при каких обстоятельствах…

* * *

«Белые сады» – дом небольшой. Если Стэплфорд-Холл показался бы моей матушке весьма скромным по сравнению с тем, что она привыкла считать «поистине великими домами», то новое жилище мистера Бертрама, по ее мнению, скорее сгодилось бы для оранжерейных растений и прочей флоры, нежели для респектабельных господ. Матушка была бы разочарована, хотя сама она со дня свадьбы с моим отцом, преподобным Иосией Мартинсом, жила в простом сельском домике викария, а после его смерти переехала в коттедж, который мог бы целиком уместиться в бальном зале Стэплфорд-Холла, и там еще осталось бы место для вальсирующих пар, чтобы описать круг почета. Но воспоминания о детстве и юности во дворце ее достославного родителя – герцога, чье имя я не стану называть, – по-прежнему не давали матушке покоя. Я своего деда никогда не видела, а теперь, когда мне приходится самой зарабатывать на жизнь, едва ли ему выпадет честь познакомиться с внучкой.

До прошлой недели и прискорбного случая, связанного с потолком, я была экономкой в «Белых садах». К этой должности меня привела череда неожиданных событий, следовавших одно за другим на протяжении прошлых четырнадцати месяцев. Я нанялась в услужение в январе 1910 года, чтобы помогать матушке и моему братику, малышу Джо, – мы ведь остались без средств к существованию, когда отец нас покинул. Судьба, подобно штормовому морю, забросила меня тогда к воротам поместья Стэплфордов. И в тот же день там произошло убийство. А к тому времени, как разыгралась вторая трагедия – на сей раз погиб сам хозяин, – я уже была глубоко вовлечена в перипетии страшной и опасной истории, нажила себе заклятого врага в лице нового лорда Стэплфорда и заключила сомнительный альянс с его младшим братом, Бертрамом, без сомнений, лучшим представителем семейства 1. Разумеется, в поместье никто не знал о моем происхождении, однако подозреваю, что меня сочли весьма странной для простой служанки. Так или иначе, я кое-как пережила печальные последствия двух убийств, а восемь месяцев спустя дела снова приняли скверный оборот.

Экономка Стэплфордов, миссис Уилсон, стала жертвой несчастного случая, о котором мне до сих пор тяжело вспоминать. Скажу лишь, что его причинами были субстанция, производимая лошадью с той стороны, откуда к ней не стоит подходить, очень мокрые ступеньки и несвоевременное решение миссис Уилсон спуститься по парадной лестнице. В результате я получила неожиданное повышение – была назначена исполняющей обязанности экономки на время охоты, устроенной господами на Шотландском высокогорье 2. Неловко говорить, но там опять произошло убийство, и это обстоятельство заставило меня почти что мечтать о возвращении в поместье. В тот раз меня уже никто не подозревал в причастности к преступлению, но обстановка на мировой политической арене сказалась и на жизни нашего тихого уголка Англии – вернее, Шотландии, – из-за чего был арестован новый дворецкий Стэплфордов, прекрасный Рори Маклеод. Он сын шотландского бакалейщика, человек бесправный, но чрезвычайно разумный. И еще Рори – главная причина того, что я согласилась принять пост экономки в «Белых садах», когда мистер Бертрам заявил о намерении обзавестись собственным домом.

Мне с самого начала не следовало рассчитывать на то, что дальше все пойдет гладко. Мистер Бертрам легко загорается новыми идеями и, будучи человеком импульсивным, мгновенно переходит к действию. В свете недавних открытий могу заключить, что «Белые сады» он тоже приобрел под влиянием порыва.

Должна признать, я отчасти спровоцировала его на этот шаг, заявив, что безнравственно оставаться в доме старшего брата только ради сомнительной надежды унаследовать Стэплфорд-Холл по условиям завещания их эксцентричного родителя. Кроме того, я бросила мистеру Бертраму вызов, упрекнув его, что он живет на кровавые деньги Стэплфордов – банкиров, вовлеченных в торговлю оружием, – тогда как у него самого есть приличный во всех отношениях капитал, доставшийся от покойного крестного отца. Однако в тот момент, когда мистер Бертрам умчался вдаль, разгневанный моими дерзкими словами – а он, безусловно, счел бы их дерзкими, даже зная о моем истинном происхождении, – я и не подозревала, что эти слова подвигнут его на покупку первого же попавшегося дома, после чего он вернется и предложит мне должность экономки.

В глубине души я понимала, что соглашаться нельзя. Мы с мистером Бертрамом неравнодушны друг к другу – признаться в этом я могу лишь здесь, на страницах своих записок. И хотя мы никогда ни словом, ни делом не позволяли себе нарушать нормы морали, меня часто посещала мысль, что, не будь я служанкой, мистер Бертрам смог бы выразить свои чувства ко мне открыто и с соблюдением всех приличий. Но разумеется, если бы я познакомилась с ним, не будучи горничной и под своим настоящим именем, оказалось бы, что он куда ниже меня по общественному положению. Ирония ситуации вполне очевидна, только вот ничего смешного я в этом не нахожу.

И помимо прочего, был Рори. Рори имел все основания считать, что мы с ним равны по статусу, к тому же я спасла его от несправедливого обвинения в убийстве, а он со своим острым умом помог мне решить сложнейшую головоломку, когда мистер Бертрам самоустранился от расследования. Потом Стэплфорды, побеседовав со мной и с Рори по отдельности, недвусмысленно довели до нашего сведения, что если мы с ним решим пожениться, то оба, так уж и быть, можем остаться в штате как супружеская пара, однако они не потерпят в своем доме ни интрижек, ни близкой дружбы между слугами.

Честно говоря, я думаю, мы с Рори были поражены не только этим внезапным припадком нравственности у Стэплфордов, но и предположением о том, что нам может взбрести в голову заключить брак после пары недель знакомства. В итоге мы предпочли все же остаться в штате, но теперь соблюдали в отношениях дистанцию – держались друг с другом холодно и отстраненно. Я от этого чувствовала себя крайне неуютно. Мистер Бертрам уехал, и Рори оказался единственным человеком, который был способен дать мне пищу для ума и роскошь беседы. Нас влекло друг к другу, я понимала, что дальше так продолжаться не может, поэтому, когда в поместье вернулся мистер Бертрам, последовала за ним в «Белые сады» в качестве экономки.

Все вышеизложенное ведет к простой развязке: я угодила из огня да в полымя.

«Белые сады» – современный поместный особняк, очень красивый, с изящным и строгим фасадом. Он стоит на болотах. Таких волшебных рассветов и закатов, как здесь, я не видела никогда в жизни. Вокруг дома растут яблони, и когда весной 1911 года на них распустились белые цветы, от этого великолепия захватывало дух. Однако всего через несколько месяцев после нашего заселения начались потопы. Прошел нежданный ливень, подвела какая-то сточная канава – и наш погреб наполнился водой. Я, впрочем, всегда готова принять вызов судьбы, и то, первое, ненастье мы с небольшим штатом прислуги пережили стойко: немедленно вынесли из погреба вещи, высушили всё, что можно было спасти, и выбросили то, что не подлежало восстановлению. Я была довольна собой, поскольку сумела быстро справиться с обстоятельствами и не сдалась перед разгулявшейся стихией.

Но когда через две недели все повторилось, а затем потоп случился в третий раз, стало ясно, что нежданный ливень и затор в отдельно взятой сточной канаве тут не главная беда. Тогда я осведомилась у мистера Бертрама, поговорил ли он с местными жителями, перед тем как купить этот дом.

– Я не вполне понимаю, к чему ты клонишь, Эфимия, – отозвался мистер Бертрам, пока я подавала ему завтрак – яйца с поджаренным хлебом.

– Я клоню к тому, сэр, что дом подвержен затоплениям.

– Тут повсюду болота, – пожал он плечами.

– Полагаю, инженерам пришлось немало потрудиться в свое время, разрабатывая дренажную систему, чтобы здесь можно было начать строительство. Они поистине сотворили невозможное.

– У всех, кто обживается на новом месте, поначалу возникают некоторые неудобства. – Мистер Бертрам развернул перед носом газету, давая тем самым понять, что разговор окончен.

– Сдается мне, это не просто неудобство, сэр. Боюсь, при строительстве дома была допущена ошибка, которую необходимо исправить.

– Пустяки, Эфимия, это же совершенно новый дом, шедевр прогрессивной мысли. Тут один только водопровод – настоящее чудо.

– Водопровод действительно впечатляет, сэр, – согласилась я. – Но меня пугает не та вода, которая течет по трубам. Мне кажется, погреб снова затоплен.

Мистер Бертрам побледнел:

– Мое вино! Я же велел перенести туда новую партию!

– Я взяла на себя смелость не выполнить это указание, поскольку была уверена, что по зрелом размышлении вы и сами признаете свое решение неблагоразумным.

Теперь мы придерживались более официальной манеры общения, чем та, к которой успели привыкнуть в Стэплфорд-Холле и в охотничьем домике на Шотландском высокогорье. Здесь, в глуши – надо признать, в романтически прекрасной глуши, – в особняке с малочисленным штатом прислуги, нам приходилось сталкиваться друг с другом куда чаще, чем мы оба ожидали.

– Боюсь, придется покинуть это место на время ремонта, – осторожно продолжила я. – Запах сырости и плесени из погреба уже добрался до кухни, а с наступлением лета он распространится по всему дому. Обстановка станет антисанитарной.

Мистер Бертрам отодвинул тарелку.

– И что ты предлагаешь, Эфимия? – спросил он почти что в нашей прежней манере.

– Вернуться в Стэплфорд-Холл, пока здесь будут делать ремонт. Продать дом в его нынешнем состоянии вам все равно не удастся, даже если вы захотите это сделать.

– Черт возьми, Эфимия, не хочу я его продавать!

– Тогда тем более вам нужно сделать ремонт, сэр.

Мистер Бертрам резко отодвинулся от стола, содрав ножками стула тончайший слой паркетного воска, который любовно нанесла Дженни, полировавшая полы.

– Я не верю, что все так плохо. – Мистер Бертрам встал и сердито воззрился на меня. – Думаю, ты просто-напросто жалеешь о переезде и хочешь вернуться к работе в Стэплфорд-Холле.

– Если вы так думаете, сэр, то вы, должно быть, считаете меня умалишенной, – сказала я, стараясь сохранять спокойствие. – По-вашему, женщина, пребывающая в здравом рассудке, согласится променять должность экономки на положение простой служанки?

– Вероятно, у тебя имеется веская причина. В Стэплфорд-Холле есть то, чего нет «Белых садах».

– Вы имеете в виду сухой погреб?

– Довольно! А ну веди меня в этот свой погреб – если там воды больше, чем на дюйм, я вернусь в дом брата сегодня же вечером!

– Конечно, сэр. – Я повернулась к двери. – Не желаете сначала сменить обувь на что-нибудь подходящее для погружения?

Мистер Бертрам выдохнул так шумно, что это было похоже на рычание. Он определенно мне не верил. Мы спустились в погреб – я уступила дорогу владельцу этого великолепия. «Ароматная» ледяная вода, хлынувшая в туфли мистера Бертрама, сшитые на заказ, мгновенно заставила его изменить мнение.

– Почему ты сразу не сказала, что все настолько скверно, Эфимия?! – возопил он. – Это же безобразие!

Я хотела ответить, что совершенно согласна – форменное безобразие. Он не верил мне насчет битых яиц и некачественного сыра с фермы «Хэдвел», насчет того, какое количество слуг нам необходимо, и насчет тысячи разных мелочей. Новое положение владельца поместья вскружило мистеру Бертраму голову, и теперь всякий раз, когда я пыталась привлечь его внимание к какой-нибудь хозяйственной неурядице, он воспринимал это как личное оскорбление. По каким-то причинам ему необходимо было постоянно доказывать свою власть и способность контролировать все вокруг. В результате этот джентльмен, всю жизнь проживший в родительском доме, часто сам выставлял себя на посмешище – и набрасывался на меня с упреками.

– Я дам распоряжение паковать вещи? – уточнила я.

В отличие от хозяина, мне удалось приобрести существенные навыки в управлении домашним хозяйством, с тех пор как мы с ним впервые встретились. И по-моему, это злило мистера Бертрама еще больше.

– Мы не можем взять в Стэплфорд-Холл всех слуг!

– Разумеется, нет, – кивнула я. – Мне кажется, местных можно отпустить по домам, хотя вернуть их потом на службу будет затруднительно, если не предложить на время вынужденного отдыха своего рода денежное содержание.

– Это будет мелочь по сравнению с тем, во что мне обойдется ремонт, – тяжело вздохнул мистер Бертрам.

– Я могу вернуться к своей семье, – продолжила я, – но Меррит сюда приехал из Лондона…

– Ричард не станет возражать против еще одного лакея, если я сам буду платить ему жалованье.

– Сэму, чистильщику обуви, и Дженни тоже некуда идти.

– Дженни?

– Это ваша служанка и посудомойка.

– О, я думаю, миссис Дейтон лишняя пара рук не помешает. – Мистер Бертрам вдруг нахмурился: – Мы не сможем взять с собой нашу повариху!

– Ни в коем случае, сэр. Но она будет рада остаться и побыть с новорожденным внуком.

– С внуком? – растерянно повторил мистер Бертрам.

– Она из Хэтфилдов, это ваши арендаторы с фермы «Майл-Энд».

– Боже милостивый, Эфимия, ты же моя экономка, а не… – Он осекся, густо покраснел и сглотнул. – Я хотел выразить недоумение, откуда ты столько знаешь об этих людях. Мы же тут совсем недавно.

– Должно быть, как дочь викария, я умею внушать людям доверие, – ляпнула я, не подумав.

– Но мне казалось, твой отец был…

– Пойду займусь приготовлениями к отъезду, – выпалила я и спешно ретировалась.

Стэплфорды при первом знакомстве заподозрили во мне внебрачную дочь небогатого аристократа, поскольку я умею читать и складно говорю. В то время мне было удобнее оставить их в этом заблуждении.

– Черт! – бросила я в сердцах, перепугав одновременно кухонного кота и повариху.

– Это на вас не похоже, мисс Сент-Джон, так браниться, – покачала головой наша повариха, миссис Твиди. – Что, хозяин по-прежнему упрямится?

– Мистер Стэплфорд согласился с тем, что «Белые сады» нуждаются в ремонте и что мы должны покинуть дом на время, пока здесь будут вестись работы. Всем местным слугам он позволил вернуться по домам с сохранением жалованья. Меррит, Сэм и Дженни последуют за мистером Стэплфордом в Стэплфорд-Холл.

– Что ж, это справедливо, – покивала миссис Твиди. – И у меня будет возможность понянчиться с внуком. А как же ты, милая?

Я растерянно моргнула:

– Честно говоря, не знаю.

– Что за глупости, Эфимия? – раздался голос мистера Бертрама, поднявшегося вслед за мной из погреба. – Разумеется, ты едешь со мной.

Он зашагал прочь, и я устремилась за ним:

– Сэр, вы не должны называть меня по имени в присутствии слуг! Это создает обо мне неправильное впечатление.

Мистер Бертрам резко развернулся ко мне лицом:

– А какое впечатление должно быть правильным, Эфимия? Обращаться «миссис» к столь юной особе – это же просто смешно, к тому же…

– Многие женщины выходят замуж в девятнадцать, – резонно заметила я.

– Но немногие имеют дерзость постоянно спорить со своим господином и перебивать его. Тебе не нравится мой стиль руководства, и…

– Я всего лишь хотела сказать, что такое обращение люди могут неверно истолковать, учитывая, что мы живем здесь уединенно, а вы все еще холостяк, сэр.

– Боже милосердный, она опять меня перебивает! Ты дашь мне договорить хоть одно предложение?

Я хотела указать на тот факт, что он договорил как минимум два, но удержала язык за зубами.

Мистер Бертрам тяжело вздохнул:

– Да, ты опять оказалась права – я не могу в одиночку управлять хозяйством. Мне нужна супруга. Возможно, мне удастся найти свою половину в Стэплфорд-Холле. Как думаешь, Эфимия, тебе, с твоими-то выдающимися способностями организовывать мою жизнь и все время направлять ее в нужное русло, удастся подыскать мне достойную спутницу, а?

– Я, конечно, всего лишь ваша служанка, сэр, но это не повод говорить со мной в столь непозволительной манере!

К этому моменту мы оба тяжело дышали и в бешенстве подступили близко друг к другу.

– Эфимия, так не может продолжаться, – выдохнул мистер Бертрам. – Наши отношения…

Мы смотрели друг другу в глаза, но его мнение о наших отношениях я так и не узнала – в комнату на всех пара́х, чуть не своротив дверной косяк, ворвался восьмилетний Сэм:

– Это правда, сэр?! Вы берете меня в достославный Стэплфорд-Холл? Правда? О, сэр, я там всем начищу ботинки так, как никому и не снилось!

Момент был безнадежно испорчен.

– Едва ли Стэплфорд-Холл можно назвать «достославным», Сэм. И предупреждаю: если мой старший брат увидит, как ты шныряешь по господскому этажу, он с тебя семь шкур спустит.

– Ой-ей… – перепугался Сэм.

– В Стэплфорд-Холле строгие порядки, но на половине прислуги с тобой ничего дурного не случится, – ласково сказала я. – Мистер Маклеод, дворецкий, очень хороший человек.

Мистер Бертрам ожег меня яростным взглядом и зашагал прочь. На этот раз я за ним не последовала.

И в ту самую минуту, когда я глубоко переживала душераздирающую личную драму, по дому разнесся страшный грохот.

– О боже! – вырвалось у меня, и мы с Сэмом помчались на звук.

Влетев в кухню, я замерла как вкопанная на самом краю огромной дыры в полу.

– Миссис Твиди! – в ужасе закричала я.

– Я здесь, милая, – донесся до меня слабый ответ, и повариха кое-как одолела ступеньки, ведущие из погреба. Она была белая с головы до ног.

– П-п-привидение! – пискнул Сэм.

– Господь с тобой, Сэмми, – пропыхтела миссис Твиди. – Это штукатурка. Я спустилась в погреб посмотреть, что еще можно спасти от воды, а проклятый потолок вдруг как обрушится прямо мне на макушку!

– Вы не пострадали? – забеспокоилась я.

Миссис Твиди покачала головой:

– Только напугалась слегка. Этот потолок – сплошь труха да штукатурка, а мы ведь по нему ходили несколько месяцев. Не дом, а гиблое место какое-то!

Мистер Бертрам явился как раз вовремя, чтобы услышать вывод поварихи. Взгляд, которым он меня одарил, ясно давал понять, что во всем виновата именно я. В конце концов, кто, как не я, своими упреками торопила его с покупкой дома? Видимо, для обвинения и приговора этого было достаточно.

На сборы мне понадобилось двое суток. Мы с мистером Бертрамом все это время старательно избегали друг друга. Когда мне случалось неосмотрительно ворваться в какую-нибудь комнату, где находился в тот момент мистер Бертрам, я натыкалась на угрюмый взгляд, и хозяин немедленно удалялся.

В итоге на пути к Стэплфорд-Холлу у меня в душе бушевала буря эмоций. В этом поместье произошли страшные события, мне бывало там невыносимо тяжело, а его нынешний хозяин был если уж не воплощением мирового зла, то по крайней мере человеком с черным сердцем. Но еще в поместье жили и работали мои добрые друзья – горничная Мэри, повариха миссис Дейтон и, конечно, Рори Маклеод. Матушка была бы шокирована, узнав, что я ставлю прислугу куда выше господ, зато покойный отец, думаю, меня бы понял.

Я спрыгнула с подводы, доставившей нас с железнодорожной станции, и направилась ко входу для слуг. Теперь, будучи экономкой, о багаже я могла не беспокоиться – не тащить же его самой. Дверь открылась, и когда я только подходила к крыльцу, чувствуя легкую дрожь волнения, мне навстречу вышли двое. Вход для слуг здесь был таким же большим, как парадный подъезд в «Белых садах». Я и забыла, какой Стэплфорд-Холл огромный.

– Ты что, без багажа приехала? – осведомилась миссис Уилсон, и черные вороньи глазки угрожающе прищурились.

– Рада видеть вас в добром здравии, миссис Уилсон. Наш багаж на подводе, – сказала я. – Меррит, Дженни и Сэм его принесут. Однако, полагаю, помощь им не помешает.

– Вот и помогай. Я у себя в штате бездельниц не потерплю!

– Миссис Уилсон, я не в вашем штате. Мистер Стэ… мистер Бертрам позволил трем своим слугам выполнять необременительную работу в поместье, если это не вступит в противоречие с их прямыми обязанностями. Как глава штата прислуги, я обязана таскать багаж не в большей степени, чем вы.

– Ну да, у тебя ведь тоже есть прямые обязанности, и мы все прекрасно понимаем, в чем они состоят.

– Во время нашего пребывания здесь я буду секретарем мистера Бертрама. – Я так разозлилась на миссис Уилсон, что даже не покраснела, произнося сквозь зубы эту ложь. На самом деле мистер Бертрам, когда я уезжала на железнодорожную станцию – сам он решил отправиться в Стэплфорд-Холл на автомобиле, – сказал следующее: «Помогай там чем сможешь, но не дай Уилсон снова превратить тебя в служанку, иначе мы оба выставим себя в нелепом свете».

Миссис Уилсон что-то буркнула себе под нос – кажется, это было «ба!» или «бе!», а может быть, что-нибудь похуже, – развернулась и ринулась в дом. Я заметила, что на ходу она слегка прихрамывает. Без сомнения, в том своем падении с лестницы она винила только меня, и я честно пыталась найти в своей душе хоть капельку раскаяния и жалости к ней, но не находила. Я все еще искала, когда ко мне подошел Рори Маклеод и протянул руку:

– Как же я рад тебя видеть, Эфимия!

Я пожала его ладонь и улыбнулась, вскинув взгляд. Лучистые зеленые глаза были такими же яркими, какими мне запомнились, а светлые волосы блестели, хотя солнце сегодня пряталось за серыми тучами.

– Я тоже рада тебя видеть, Рори. Как поживают Мэри и все остальные?

– О, прекрасно. Только вот Мэри с утра на нервах, вертится, как уж на сковородке. Всё гадает, как ты будешь себя с ней вести – по-прежнему или как чопорная экономка.

– Ну еще чего! Мэри – моя лучшая подруга.

– Ай 3, я ей так и сказал, – заулыбался Рори, – но ты же знаешь Мэри. – Он вдруг замолчал, глядя поверх моей макушки. – Кого ты с собой привезла? Надеюсь, среди них нет поварихи?

Я покачала головой:

– Ни за что бы не рискнула привезти повариху, при моей-то великой любви к миссис Дейтон. Большинство наших слуг живут в окрестностях «Белых садов», и мы отправили их по домам с сохранением жалованья. Они свободны до тех пор, пока в особняке не закончится ремонт. Со мной Сэм, Дженни и Меррит. Сэм из сиротского приюта. Он, конечно, тот еще озорник, но благодарен, что его взяли на службу, и очень старается. Сейчас ему поручено чистить обувь, однако мальчишка смышленый, он еще многому научится. А Дженни – наша посудомойка и служанка. Она хорошая девушка, трудится на совесть. Меррит – старший лакей, но будь «Белые сады» побольше, стал бы дворецким. Сам он из Лондона, поэтому мы взяли его с собой. Меррит мечтает поучиться у тебя ремеслу, чтобы занять пост дворецкого, когда мистер Бертрам расширит свои владения.

– Так значит, у вас нет дворецкого?! Эфимия, ты в одиночку управляешь штатом прислуги, в котором есть мужчины?

– Их совсем мало.

– Какая разница? Ты, совсем юная девушка, служишь экономкой в доме холостяка в совершенной глуши. Это никуда не годится!

– О, Рори, перестань. Я проделала долгий путь и ужасно устала. К тому же тебе прекрасно известно, что под крышей Стэплфорд-Холла у служанок куда больше причин для опасений, чем в доме мистера Бертрама.

– Пока я здесь дворецкий, им нечего бояться!

– Ну хорошо, Рори. Но ты же сам знаешь, что мистер Бертрам – порядочный джентльмен.

Рори закусил губу.

– Ладно. Ты взрослая женщина и можешь сама о себе позаботиться.

– Пожалуйста, давай не будем ссориться. Я так мечтала снова оказаться здесь и увидеть всех вас!

– Тогда входи скорее. Мэри с миссис Дейтон заварили чай и ждут тебя на кухне. Миссис Уилсон будет в ярости.

Современная, просторная и светлая кухня полнилась ароматами свежей выпечки. Миссис Дейтон в сбившемся набок чепце бросилась мне навстречу:

– Как чудесно, что ты вернулась, девочка! – Она заключила меня в жаркие объятия. – Да ты совсем исхудала – кожа да кости! Ну-ка, где ваша повариха? Мне нужно сделать ей выговор!

– Она в Норфолке, – засмеялась я. – Мэри, это ты там прячешься?

Мэри смущенно выступила вперед, и я ее обняла:

– Я так по вам скучала!

Теперь они с миссис Дейтон обе сияли улыбками.

– Давай-ка садись пить чай и рассказывай, – потребовала повариха. – Говорят, у вас там крыша обрушилась?

– Я займусь твоими людьми и багажом, – сказал Рори и удалился.

Я же, с удовольствием сделав глоток крепкого горячего чая, принялась посвящать Мэри и миссис Дейтон во все подробности нашей жизни в «Белых садах».

Когда вернулся Рори, прошло уже довольно много времени.

– Миссис Дейтон, – сказал он, – скоро прибудут гости, мне нужна Мэри – пусть еще разок проверит, все ли готово в их апартаментах.

– У вас сегодня званый ужин?! – воскликнула я. – О, мне так жаль! Если бы я знала, не стала бы вас отвлекать. Но миссис Уилсон и словом не обмолвилась…

– Она сейчас наверху с хозяином и мисс Ричендой. Они всё обсуждают этот званый ужин – что, да как, да сколько продлится – и никак не наобсуждаются, – угрюмо буркнула миссис Дейтон.

– И все равно это так увлекательно, – мечтательно сказала Мэри. – Приедут мадам Аркана и леди Грей! 4

– То есть ожидается бал-маскарад? – озадаченно уточнила я.

Тут уж даже мрачное лицо Рори расплылось в улыбке:

– Ай, можно и так сказать. Мэри потом объяснит. Мне неловко тебя беспокоить, Эфимия, но миссис Уилсон заперлась с господами в библиотеке, а мне нужно закончить последние приготовления. Поможешь?

– Конечно! – Я немедленно вскочила из-за стола, хоть и не представляла, как могу пригодиться – Рори знал свое дело лучше, чем я, и умел составлять идеальные планы рассадки за столом для самых сложных компаний гостей.

Он отвел меня в небольшое помещение на первом этаже – из тех, которые, по мнению современных архитекторов, прекрасно смотрятся на чертежах, но которым трудно найти применение в повседневной жизни. Посередине комнаты был установлен круглый стол, принесенный из библиотеки, а вокруг него расставлены стулья. В центре стола поблескивал большой хрустальный бокал, а также по дуге были разложены карточки с буквами от «А» до «Я» и двумя словами – «Да» и «Нет».

– О нет! – вырвалось у меня.

– Ай, – вздохнул Рори, – я тоже это не одобряю. Есть дела, в которые лучше не соваться. Но мисс Риченда велела все подготовить к спиритическому сеансу.

– Она сошла с ума?

– Не в моей компетенции оценивать состояние рассудка мисс Риченды, но если бы я взял на себя такую задачу, то, пожалуй, сказал бы, что тут причина скорее в леди Грей, чем в суевериях хозяйки.

– Леди Грей? Здесь что, завелось привидение? Дом ведь недостаточно старый… – Я нахмурилась. – Хотя покойников он повидал уже немало. В любом случае, я в духов не верю. А ты?

Рори пожал плечами:

– Мой отец говорил, что у его матери был дар ясновидения, но я склонен думать, что спиритические сеансы – это скорее салонная забава для господ, нежели серьезная попытка пообщаться с умершими.

– А что думает лорд Стэплфорд?

– Сейчас он во всем старается угодить мисс Риченде. Надеется, что в добром расположении духа она будет более благосклонна к ухаживаниям его приятеля.

– Он хочет выдать замуж мисс Риченду? Но почему? Насколько я помню, в завещании их отца говорится, что Стэплфорд-Холл достанется именно ей, если мисс Риченда первая обзаведется законным наследником… Впрочем, я могла что-нибудь неверно понять.

– Да неужели? – холодно взглянул на меня Рори. – Ничем не могу помочь. Я не так хорошо знаком с семейными тайнами хозяев, как ты.

Я покраснела.

– Рори, нам нужно поговорить. Я совершила большую ошибку, согласившись на должность экономки в «Белых садах». – Тут я заметила, что он еще больше помрачнел, и быстро добавила: – О нет, ничего дурного не случилось! Просто мистер Бертрам никогда раньше не владел собственным домом, а учитывая его… э-э… импульсивную натуру, я думаю, ему необходима более опытная экономка.

– И что ты собираешься делать?

– Не знаю, – вздохнула я. – Мне бы хотелось вернуться на работу в это поместье. Точнее, вернуть все на круги своя, чтобы стало по-прежнему…

– Только вот повторять эпизод с падением миссис Уилсон с лестницы не надо, я этого не вынесу.

– Я тоже, – печально кивнула я.

Дверь внезапно распахнулась, и в комнату шагнула мисс Риченда.

– Прошу, входите, – бросила она через плечо, потом увидела меня, замерла на месте и театрально возопила: – Ты?!

– Уже ухожу, мэм. – Я поспешно сделала книксен и поспешила к выходу, но как раз в этот момент порог величественно переступила дама средних лет, увитая шарфами и увенчанная пурпурным тюрбаном. В своем наряде она была похожа на украшенное гирляндами майское дерево, низенькое и пузатое.

– Нет, голубушка, ни в коем случае! – заявила она мне. – Вы не должны уходить – у вас особая аура. – Затем дама обратила взор на Рори: – А вот вам нужно немедленно нас покинуть. Вы пугаете духов.

Рори сглотнул, кивнул и ретировался. Мне показалось, с его стороны это было как-то не по-мужски.

– Вы уверены, мадам Аркана? Перед вами экономка моего младшего брата, который сейчас здесь гостит. Едва ли я вправе распоряжаться его прислугой. – В голосе мисс Риченды звучали медовые нотки, но при этом она полоснула по мне взглядом, который свалил бы замертво лошадь.

Мадам Аркана подошла так близко, что мне удалось с точностью определить по запаху: она предпочитает крепленый херес сухому.

– Этой девушке знакомо смертное дыхание, – сообщила она.

– На ней печать смерти? – уточнила Риченда, и в ее вопросе я отчетливо услышала надежду.

Мадам Аркана рассмеялась, снова обдав меня сладким винно-фруктовым ароматом. Несмотря на это и вопреки своему презрению к ее роду занятий, я невольно почувствовала к ней симпатию. Еще я заметила, что глаза у мадам Арканы странного, но очень приятного сиреневого оттенка. Она, видимо, располнела с годами, но полнота не могла скрыть, что когда-то это была очень красивая женщина.

– Нет, Риченда, у тебя слишком богатое воображение.

Для медиума это было неожиданное заявление. Из холла донесся звон колокольчика у парадной двери.

– Я чувствую, что она имела дело со смертью… – продолжала мадам Аркана, – два, три… нет, четыре раза!

Меня эти слова поразили – конечно, убийства, связанные с семейством Стэплфорд, давно были преданы огласке, но она посчитала и мою собственную горькую утрату – смерть отца.

– Подробностей о том, что сказала, я не знаю, – вдруг подмигнула мне мадам Аркана и повернулась к Риченде: – Видишь ли, духам спокойнее рядом с людьми, которые уже кого-то провожали на ту сторону. Такие люди становятся своего рода стражами врат между мирами.

Риченда широко раскрыла глаза, а затем, вместо того чтобы объявить это сущим вздором, как на ее месте сделала бы я, она прижала руки к груди и воскликнула:

– О, мадам Аркана, так значит, вот отчего я чувствительна к духам? Из-за смерти папа́?

Дама в тюрбане потрепала ее по плечу:

– Ну что ты, что ты, не принимай на свой счет. Не знаю, с чего ты так решила, но…

Дверь снова открылась, и появилось знакомое лицо, которое мне меньше всего хотелось здесь увидеть. В комнату проскользнул рыхлый, несмотря на свои тридцать с небольшим, облаченный в вульгарный костюм в облипочку Макс Типтон, по прозвищу Пуфик.

– Всех приветствую! – провозгласил он. – Дорогая, ты выглядишь обворожительно!

На секунду я подумала, что Типтон обращается к мадам Аркане, но, к моему величайшему удивлению, он устремился к мисс Риченде, схватил ее широченную длань и припал к ней устами. Мисс Риченда жеманно заулыбалась.

– Ради всего святого, Пуфик, постарайся быть не таким омерзительным, как обычно, – раздался незнакомый девичий голос с томными аристократическими интонациями. – Ричи, скажи ему, милая, а то нас всех стошнит.

В комнату грациозной походкой вошла стройная молодая особа с белокурыми локонами. Судя по всему, ее роскошный великосветский наряд стоил больше денег, чем кто-либо из присутствовавших видел за всю свою жизнь.

– Здравствуй, Беатрис, – улыбнулась мадам Аркана. – Ты наконец-то решила снизойти до моих сеансов?

Блондинка направилась к столу, бросив многозначительный взгляд на Пуфика Типтона, и тот кинулся услужливо отодвигать для нее стул.

– Я здесь в своем профессиональном качестве, – отозвалась она, неспешно усевшись.

– Но ты же не потребуешь, чтобы мы называли тебя леди Грей? – сказал Пуфик. – То есть я, конечно, уважаю твою профессию и все такое прочее, но у тебя же нет официального титула, да?

– Я думала, мы все сегодня будем под псевдонимами. Или я ошиблась, Агнес? – Беатрис взглянула на мадам Аркану.

В этот момент прозвучал гонг, возвестивший, что пора переодеваться к ужину. Пуфик нервно хихикнул:

– Как вовремя, да?

– Мне действительно нужно переодеться, – сказала Беатрис и вопросительно посмотрела на меня: – Где моя спальня?

– Прошу прощения, мисс, я не знаю. Но могу навести для вас справки.

– Она не знает! Ричи, кого только ты нанимаешь в служанки?!

Мисс Риченде пришлось объяснить, кто я такая. Под конец она добавила:

– Мисс Аркана желает, чтобы Эфимия присутствовала сегодня вечером на сеансе.

Беатрис пожала плечами:

– Раз уж она служанка Берти, я могу не опасаться, что ее подослали конкуренты. – Она адресовала белозубую улыбку мадам Аркане: – Я ведь тоже не лишена медиумических способностей, поэтому приходится следить за всеми, кто обладает чувствительностью к ду́хам.

– Свою чувствительность ты слишком уж хорошо скрываешь, – проворчала мадам Аркана.

Тут я выскользнула из комнаты и отправилась искать кого-нибудь из прислуги, чтобы напомнить, что леди Грей нужна спальня. Можно было не сомневаться: любые апартаменты, предоставленные Стэплфорд-Холлом, будут прискорбно не соответствовать привычному ей уровню роскоши.

Когда началась суета с последними приготовлениями, я помогала изо всех сил, хотя после долгого путешествия мне хотелось поскорее добраться до подушки. Официально в штате поместья я не состояла, поэтому собиралась подняться в свою прежнюю каморку, как только Мэри и миссис Дейтон перестанут нуждаться в моих услугах. Так что я слегка разочаровалась, когда за мной явился Рори.

– Господа хотят, чтобы ты взывала к духам вместе с ними, – сообщил он.

– Не смотри на меня так неодобрительно. Я не испытываю ни малейшего желания там присутствовать.

– Они и сами спорили насчет тебя, но мадам Аркана настаивает.

– Я не числюсь в штате поместья.

– Мистер Бертрам дал тебе разрешение.

– Что?! Он тоже участвует в этом балагане?

– Все семейство Стэплфорд там.

– Значит, они все с ума посходили, – с чувством бросила я, но все же последовала за Рори. Сам он даже не вошел в комнату – почти втолкнул меня туда и закрыл дверь.

Вокруг стола сидели мадам Аркана, мисс Риченда, Беатрис, лорд Стэплфорд, мистер Бертрам, Макс Типтон, две незнакомые мне леди и миссис Уилсон. Я в изумлении приоткрыла рот, хотя точнее будет сказать, что у меня отвисла челюсть.

– Садись напротив меня, голубушка, – сказала мадам Аркана.

Мистер Бертрам и Беатрис отодвинулись друг от друга вместе со стульями, чтобы я могла втиснуться между ними. Находясь бок о бок, они казались не слишком удачной парой: мистер Бертрам выглядел робким, как птенчик, а Беатрис – коварной, как лиса.

– Теперь, когда с нами две особы, чувствительные к ду́хам, можно начинать, – снова заговорила мадам Аркана. – Прошу каждого из вас коснуться хрустального бокала в центре стола указательным пальцем левой руки.

– Чертовски увлекательно, – поделился впечатлениями Пуфик.

– Прошу всех соблюдать тишину! Никто не должен отнимать палец от бокала, и никто не смеет намеренно его двигать. Можете поверить, я это замечу.

Мадам Аркана запрокинула голову, обратив взор к потолку, при этом ее огромный пурпурный тюрбан опасно накренился.

– Там есть кто-нибудь? – вопросила она у штукатурки театральным шепотом.

Под моим пальцем хрустальный бокал дрогнул и сам собой двинулся в сторону.

Глава вторая
Духовный опыт

– Черт! – вырвалось у мистера Бертрама.

Испуганное восклицание моего нанимателя вернуло меня к действительности. Покойный отец не раз сокрушался о человеческой глупости, побуждавшей невежд участвовать в спиритических сеансах. Он никогда не верил в духов. И на чье же мнение могла я положиться – отцовское или мадам Арканы? Ответ был очевиден. Я наклонила голову так, чтобы казалось, будто я не свожу глаз с хрустального бокала, а сама тем временем принялась рассматривать лица собравшихся за столом. У них не было нужды поднимать взгляд, поскольку Беатрис громко произносила буквы, написанные на карточках, к которым приближался бокал. Ее лицо сделалось бледным, над верхней губой выступили капельки пота, прядки светлых волос прилипли к покрывшимся испариной вискам. Возможно, мужчины в тот момент сочли ее невероятно привлекательной, но мне все это казалось подозрительным.

– Х-А-Р-Р-И-С! Эта фамилия для кого-нибудь что-то значит? – спросила Беатрис.

Лорд Ричард оглушительно расхохотался.

– Харрис – родственник кого-то из присутствующих? Он умер? – уточнила мадам Аркана многозначительным шепотом.

– Хотелось бы думать, что этот разгильдяй и олух сдох, но, скорее всего, он сейчас терроризирует прислугу и хозяев в каком-нибудь другом поместье, – сказал лорд Ричард, и я обратила внимание, что нос у него отливает багрянцем от выпитого виски.

– Если не возражаете, сэр, я вас покину, – проговорила миссис Уилсон. – В доме столько гостей – мне нужно позаботиться о должном уровне обслуживания для них и для вас.

– Пуфик, так это твоих рук дело?! – выпалила вдруг Риченда и, к моему изумлению, тоже расхохоталась. – Ах ты негодник! Ну что за безобразие?!

Я озадаченно переводила взгляд с Типтона на Риченду и обратно. Они так пожирали друг друга глазами, что это казалось странным после недавно закончившегося сытного ужина.

– Признаться, я полагала, что это будет серьезный эксперимент, – процедила мадам Аркана. – Я не в цирке выступаю.

Она кипела от негодования. Неужели действительно поверила, что ей отозвался какой-то Харрис? Или же возмутилась оттого, что Типтон переиграл ее на собственном представлении? Мистер Бертрам поймал мой взгляд, и по его лицу я прочла, что он думает о том же самом.

– Возможно… – начал мистер Бертрам.

– Риченда, призови к порядку своих гостей! – потребовала Беатрис. – Я тоже рассчитывала на серьезный опыт. Кроме того, так насмехаться над мадам Арканой непозволительно. – Она сделала паузу и пробормотала себе под нос так, чтобы все услышали: – Впрочем, заметка в газете получится весьма любопытная.

Присутствующие за столом заметно побледнели, словно сами превратились в призраков, которых пытались призвать на беседу.

– Я больше так не буду, честное слово, – поспешно сказал Пуфик. – Для меня подобные забавы в новинку – слегка разнервничался, знаете ли. К тому же перед этим духовидческим опытом я принял нечто… духоподъемное. – Он захихикал над собственной шуткой и оттянул воротничок, как будто тот его душил. – Я ведь не сильно все испортил, мадам Аркана? Теперь все мое внимание будет принадлежать вам. Слово джентльмена.

Не поручусь, но мне показалось, что на последних словах Типтона мистер Бертрам хмыкнул. Впрочем, возможно, он просто прочистил горло. Миссис Дейтон приготовила на ужин свою версию курицы по-французски, и, при всей моей любви к ее поварскому искусству, даже я должна была признать, что блюдо получилось переперченным.

Мадам Аркана, приподнявшись со стула, обвела взглядом аудиторию. Опять же, возможно, мне просто показалось, что всеобщее внимание было будто обращено не к ней, а к Беатрис.

– Мисс Уилтон… вернее, мне следовало бы сказать «леди Грей», – начала мадам Аркана. – Леди Грей, вы желаете, чтобы я продолжила?

– Мечтаю об этом, – любезно улыбнулась Беатрис.

– Тогда прошу всех снова сосредоточиться на бокале.

– Лорд Ричард, я действительно не вижу необходимости в своем присутствии здесь, – опять подала голос экономка.

– Заткнись, Уилсон, – отрезал лорд Стэпл-форд.

Мадам Аркана снова возвела очи к потолку, подвергнув серьезной опасности свой тюрбан.

– Там есть кто-нибудь?

Ничего не произошло.

– Кто-нибудь желает побеседовать с кем-то из присутствующих за столом?

Мы ждали, казалось, целую вечность – ни один дух не соизволил нарушить воцарившееся молчание. У меня затекла левая нога, но я не осмеливалась пошевелиться. Почему-то мы все как один перешли от недоверия к напряженному ожиданию. Хотя, возможно, некоторые задремали – могу объяснить это полумраком и слишком сытным ужином.

Я думала только о том, что мне просто необходимо выпрямить левую ногу, иначе все закончится судорогой. Будь я немного повыше, не пришлось бы так тянуться к бокалу и замирать в неудобной позе. Может быть, мне все-таки удастся расслабить мышцу?..

Бокал дернулся под моим пальцем.

– П-О-Ч-Е-М-У-Т-Ы-О-Б-О-М-Н-Е-З-А-Б-Ы-Л-А-М-А-М-О-Ч-К-А. «Почему ты обо мне забыла, мамочка?» – Беатрис обвела взглядом сидевших за столом. – Кто-то из вас потерял ребенка?

– Если это я, мне о нем ничего не известно, – осклабился лорд Ричард.

– Дикки! – возмутился мистер Бертрам. – Здесь же дамы!

– Это всё, лорд Ричард? Теперь-то я могу идти? – сухо спросила миссис Уилсон.

– Я сижу, значит, и ты будешь сидеть, – прорычал хозяин поместья.

– Лорд Ричард, я не вполне пониманию, как это относится к моим обязанностям экономки…

– Тс-с-с! – перебила ее Беатрис. – Дух еще с нами – бокал теплый.

– Теплый, клянусь Юпитером, – закивал Пуфик. – Может, мы заарканили живую душу?

Бокал снова медленно задвигался.

– М-А-М-О-Ч… – начала читать буквы Беатрис.

Миссис Уилсон вдруг вскочила из-за стола, схватила бокал и отшвырнула его в сторону. Свет в помещении был приглушенный, но, к своему удивлению, я разглядела, что она дрожит.

– Это возмутительно! – выкрикнула миссис Уилсон. – Я не потерплю!.. – и бросилась вон из комнаты.

– Ох черт! – снова вырвалось у мистера Бертрама. – Я еще никогда не видел, чтобы Уилсон давала волю чувствам.

– По-моему, она действительно расстроилась, – заметила Беатрис. – Они с мистером Уилсоном похоронили ребенка?

– «Миссис» – это обращение, полагающееся ей по должности, – пояснила Риченда. – Насколько мне известно, она никогда не была замужем. Правда ведь, Ричард?

– Думаю, ее никто и не целовал ни разу, – поморщился тот. – Кто на такую позарится?

– Ричард! – опять возмутился мистер Бертрам. – Ты пьян!

– Имею право в своем доме!

– Он пока не совсем твой, – заявила Риченда.

Я осторожно встала со стула – дело было не только в затекшей ноге. Я достаточно долгое время провела в услужении, чтобы понимать: если господа при тебе ссорятся, жди беды на свою голову.

В холле меня догнала мадам Аркана.

– Не подскажете, где тут малая гостиная? – спросила она. – Прислуга обещала подать там чай после сеанса. Мне, знаете ли, обычно требуется побыть некоторое время в одиночестве, чтобы прийти в себя.

– Идемте, я вас провожу, – кивнула я.

Мы пересекли облицованный черной и белой плиткой холл. Эхо наших шагов металось между мраморных стен, пока мы не ступили на ковер со спиральным узором и наконец-то в тишине смогли перевести дух.

– Какая безвкусица, – покачала головой мадам Аркана. – Бедняжка Риченда ничего не смыслит в декоре.

Я слегка улыбнулась. Даже самые благосклонные к мисс Риченде люди не смогли бы поспорить с такой оценкой.

– Я знаю, вы считаете спиритические сеансы пустой забавой, – сказала мадам Аркана, когда мы вошли в малую гостиную, – но ду́хи существуют.

Я покивала с серьезным видом и собралась ее покинуть, однако она удержала меня за руку. Не могу сказать, что это была железная хватка, но пальцы медиума оказались на удивление сильными.

– Я заметила, что вы не смотрели на бокал в самом начале, – продолжила мадам Аркана.

– Я… я его не двигала!

– Разумеется, нет, дорогая. Вы вообще всё это весьма не одобряете. Мне почему-то кажется, вы выросли в доме приходского священника, поэтому я подумала, что послание обращено именно к вам.

– Послание? – растерялась я и почувствовала, как волосы на затылке встают дыбом.

– Я не про Харриса. Это, насколько я понимаю, один из здешних бывших дворецких? Лорд Стэплфорд был достаточно пьян, чтобы проделать такой фокус, но в итоге признался мистер Типтон, а он с самого начала казался мне придурковатым молодым человеком.

– Значит, вы имеете в виду послание от ребенка? – ужаснулась я, не представляя, каким образом это может иметь ко мне отношение.

– Нет-нет, оно тоже было фальшивым, – пренебрежительно махнула свободной рукой мадам Аркана. – Право, если люди готовы платить мне за то, чтобы самостоятельно двигать в моем присутствии свою хрустальную посуду, это их личное дело. – Она наконец отпустила меня и направилась к подносу с бисквитами. – Хотя, конечно, то, что произошло сегодня, может кому-то стоить репутации. Жаль, ведь здесь была леди Грей, а я возлагала на сеанс большие надежды.

– Вы имеете в виду Беатрис? Мистер Типтон сказал, что это ненастоящий титул.

Мадам Аркана уселась в вихре разноцветных шарфов. У нее на губах играла едва заметная улыбка – она прекрасно понимала, что сумела завоевать мое внимание.

– Ее зовут Беатрис Уилтон, для друзей – Би. Она из семьи тех самых Уилтонов, газетчиков. Газетчиков в том смысле, разумеется, что они владеют газетами, а не пишут для них. Беатрис – единственное исключение. Ей позволили вести колонку, посвященную светским сплетням, под заголовком «Записки леди Грей». Это обеспечивает ей приглашения на званые вечера, где можно встретить полезных людей, что на руку Уилтонам, но Би, как мне кажется, хочет большего. Я думаю… – Мадам Аркана заговорщически подалась вперед и прошептала: – Она возомнила себя писательницей! – Затем она снова откинулась на спинку кресла и неодобрительно покачала головой. – Какой позор для семьи. Писателей, конечно, все знают, но кому, позвольте спросить, нужна такая родня?

– А почему вы подозреваете Беатрис в подобных… э-э… устремлениях?

– Из-за длинных слов, дорогая. Она использует слишком длинные слова – и в своей колонке, и даже в застольных беседах. Куда это годится?

– Но ведь если она пишет заметки для газетной рубрики, значит, ее уже можно считать писательницей?

Мадам Аркана откусила добрую половину бисквита и шумно отхлебнула чая.

– Это совсем другое дело. Дамы любят сплетни, и им нравится, когда их имя мелькает в газетах. А мужчины, будучи сильным полом – или, по крайней мере, считая себя таковым с нашего позволения, – читают и пишут только серьезные новости. Это дает им иллюзию, что они всем заправляют. Ни в одной уилтонской газете не позволят представительнице слабого пола писать новости.

– Понимаю, – сказала я, хотя на самом деле не понимала ровным счетом ничего. – Что ж, если вы больше ни в чем не нуждаетесь…

– О, я чрезвычайно довольна! Ваша миссис Уилсон велела заварить чай в полном соответствии с моими указаниями. Она, конечно, сушеная карга, но дело свое знает. Определенно здесь выдерживают высокий уровень обслуживания.

Я начала потихоньку отступать к двери.

– Ах да, послание! – проговорила мадам Аркана. – Порой я слышу такие вещи, особенно если мне удается сосредоточиться, вопреки тому, что мои клиенты пытаются хитрить и заняты собственными трюками. На этот раз пришел мужчина в возрасте, очень добрый… я бы сказала, он викарий, но это лишь мое впечатление…

– Викарий? – Я невольно сжала кулаки. Ну конечно, если она расспросила стэплфордскую прислугу, ей могли сказать, что я выросла в доме викария. Мне хватило глупости проболтаться об этом Рори, хотя я умолчала о своем происхождении в разговоре со Стэплфордами. Тут я похолодела от ужасной мысли: неужели мадам Аркана решила меня шантажировать?

– О, священники часто приходят. Жутко надоедливый народ. Я им постоянно повторяю, что проповеди тут неуместны – на сеансы собираются люди, которым нет дела до христианских заповедей, иначе их бы там не было, верно? Так с какой же стати они будут слушать наставления мертвых священников? Вот если бы эти духи рассказали, как устроена жизнь после смерти, с профессиональной, так сказать, точки зрения… Но честно признаться, на спиритических сеансах от них никакого проку – все время твердят о каких-то бездомных кошках, престарелых родственниках и протекающих церковных крышах.

– Я здесь не работаю, – на всякий случай сказала я, чтобы пресечь дальнейшие попытки вытянуть из меня семейные тайны. – Меня нанял мистер Бертрам. Его дом затопило…

– Ах вот почему викарий все бормотал о том, что вода поднимается, – мгновенно отреагировала мадам Аркана.

Я уже начинала злиться. Эта женщина явно пыталась меня обморочить. Пришлось изобразить матушку и ее самое надменное выражение лица 5.

– Категорически сомневаюсь, что послание адресовано мне.

– Он говорит – вы сейчас копия своей матушки, – засмеялась мадам Аркана.

– Он здесь?

– Сложно объяснить, особенно тем, кто не верит в духов. Это скорее ощущение присутствия, и оно быстро рассеивается. Нет, пожалуй, я не могу сказать, что он здесь был.

– В таком случае… – Я открыла дверь.

– Он велел предупредить, чтобы вы опасались своих врагов. – Мадам Аркана тряхнула головой. – Нет, не так. Он сказал: «Опасайся за своих врагов». Я в этом особого смысла не вижу, но, возможно, вам его слова пригодятся. Он, по-моему, очень беспокоился из-за этого. И еще передал мне странное чувство – как будто должно произойти что-то скверное. Впрочем, не обращайте внимания. Духи вечно пытаются нагнать страха на простых смертных. Иногда мне кажется, что это их единственное развлечение. – Она откинулась на подушки и закрыла глаза. – Скорее всего, вам нечего опасаться, дорогая.

– Разумеется, нечего, – сказала я.

Мадам Аркана открыла один глаз:

– У вас же нет никаких предчувствий, правда?

Я, оставив этот вопрос без ответа, осторожно закрыла за собой дверь и поспешно направилась в свою каморку. Раздеваясь в темноте, я, к собственному неудовольствию, чувствовала, что вся дрожу. Дама в тюрбане была права. Я не могла четко выразить свои ощущения и уж точно не верила, что они как-то связаны с потусторонним миром, но с того самого момента, как мы проехали в ворота Стэплфорд-Холла, у меня в душе нарастал страх, а теперь, задув свечу и оказавшись в непроглядной тьме, я была так напугана, что сердце колотилось, будто внутри кто-то бил в барабан.

Когда я наконец растянулась на вожделенной постели, оказалось, что заснуть будет не так-то просто.

Должно быть, в конце концов мне все-таки удалось задремать, потому что, когда в доме раздался страшный крик, я окончательно очнулась уже на лестнице, по которой спешила вниз изо всех сил. В холл мы с Рори добежали с двух сторон почти одновременно, и при виде его я залилась румянцем, поскольку выяснилось, что спросонок забыла надеть халат, а ночная рубашка была неподходящим нарядом для невинной полуночной встречи.

– Ты слышал? – спросила я, стараясь скрыть смущение. – Кто-то в беде.

Рори скользнул взглядом по моему облачению и немедленно отвернулся.

– Эфимия, возвращайся в постель.

В этот момент появился мистер Бертрам – он тоже спешил, как мог. Остановился, посмотрел на нас по очереди, и его лицо потемнело от гнева.

– Что вы здесь…

Его прервали чудовищный грохот и крик – не менее страшный, чем тот, что разбудил меня.

– Значит, мне не приснилось, – пробормотала я.

Эхо металось вокруг нас по просторному холлу.

– Откуда кричали? – спросил мистер Бертрам, забыв о своем праведном гневе.

А Рори, отличавшийся острым слухом, уже бежал в сторону кухни.

– Эфимия, оставайся здесь! – выпалил мистер Бертрам и устремился за ним.

Конечно, я и не подумала остаться в холле. Кричала женщина, и неизвестно было, в каком ужасном состоянии мы ее найдем, но так или иначе, оставить ее в этот момент без женской поддержки не представлялось возможным.

Я бросилась в коридор. Раздался еще один оглушительный вопль, и теперь уже были слышны звуки борьбы. Стало понятно, что весь этот шум доносится из комнаты миссис Уилсон. «Зачем кому-то понадобилось…» – додумать эту мысль я не успела. Навстречу мне по коридору мчался человек в черном. Его голова была обмотана шарфом. Я хотела уклониться от столкновения, но все служебные коридоры слишком узкие. Перед тем как он оттолкнул меня на полной скорости, я успела заметить голубые глаза, а в следующую секунду пошатнулась, мои босые ноги скользнули по кафелю, и я упала, врезавшись головой в стену.

* * *

Когда я очнулась, рядом звучали два голоса.

– Черт побери, я же его почти поймал! – возмущался Рори.

– Откуда я мог знать? – оправдывался мистер Бертрам. – Я хотел помочь!

– Ничего себе помощь! Я бы прижал его к двери, если бы вы ее не открыли!

– Как ты смеешь так со мной разговаривать?!

– Вы мне не хозяин. Из-за вас сбежал этот чокнутый, и теперь все женщины поместья в опасности. Раз уж он напал на миссис Уилсон…

– Точно, – совсем другим тоном произнес мистер Бертрам.

– Вероятно, он выбрал миссис Уилсон, потому что ее комната на первом этаже.

– То есть к служанкам на мансардный этаж ему было труднее пробраться? Думаю, ты прав. Если только…

– Вряд ли, сэр. В доме нет чужаков. – Рори замолчал, а потом добавил: – За исключением вашего лакея, сэр.

– Меррит? Ты думаешь, он…

– Я думаю, нужно поговорить с ним до того, как приедет полиция и задаст ему те же вопросы.

– Полиция? – повторил мистер Бертрам. – Ты что, уже телефонировал в полицию?!

– Это в любом случае сделал бы врач.

– Врач знает нашу семью много лет!

– Господи, сэр, женщина чуть не погибла!

– Ладно, ладно, – вздохнул мистер Бертрам. – Ты разбудил моего брата?

– Сделаю это, как только узнаем, что скажет врач, и найдем вашего лакея.

– Ясно. Спасибо, – сухо произнес мистер Бертрам. – Похоже, ты все продумал.

– Рад стараться, сэр, – отозвался Рори, и в его голосе отчетливо звучала ирония.

Веки казались неподъемными, но мне удалось их кое-как приоткрыть. Оказалось, я полулежала на диване в библиотеке, укутанная теплым пледом, а Рори и мистер Бертрам стояли у камина, в котором горел огонь. У Бертрама в руке был большой бокал с бренди, но он явно про это забыл. Я попыталась поднять голову, и мир вокруг опасно закачался.

– Она жива? – дрожащим голосом выговори-ла я.

Рори мгновенно обернулся:

– Не вздумай вставать, лэсс 6, – приказал он. – Врач сейчас придет.

– Эфимия, скажи на милость, о чем ты думала, когда посреди ночи, полуодетая, помчалась ловить преступника? – осведомился мистер Бертрам.

Я поднесла руку к голове и нащупала огромную шишку.

– Я думала, кричавшей женщине понадобится моя помощь после того, как он… как ее… – Я замолчала, запутавшись в словах.

– Это было смело, – прокомментировал Рори. – Чертовски глупо, но смело.

– Он сбил меня с ног, – вздохнула я.

– Ай, и тебе еще крупно повезло. Из миссис Уилсон он сделал отбивную. Видимо, собирался ее убить.

– Боже мой! – ужаснулась я. – Кто это был? Вы его поймали?

– Я не смог его догнать, – сказал мистер Бертрам, – а Рори был слишком занят – он остался и принес тебя сюда по лестнице.

Я слабо улыбнулась Рори, краем глаза заметив, что мистер Бертрам нахмурился.

– Спасибо, Рори.

– На секунду мне почудилось, что он тебя убил, лэсс. Но похоже, ты отделалась ушибом.

– Как ему удалось сбежать? – спросила я.

– Через кухонную дверь в сад и дальше в парк, – ответил мистер Бертрам.

– Вы догадались проверить, где в тот момент находились все, кто был в доме? – резко спросила я. В оправдание своей резкости могу привести лишь полученное сотрясение мозга.

Рори, закусив губу, покачал головой.

– Но это ведь мог быть кто-то из… – Я опомнилась и не договорила.

– Ты разглядела преступника? – спросил мистер Бертрам.

Я закрыла глаза и задумалась.

– Нет, почти ничего не помню. Только черную фигуру, которая налетела на меня и сбила с ног. – Когда я открыла глаза, мир снова угрожающе закачался. – Мне нехорошо…

– Где же этот чертов доктор? – забеспокоился мистер Бертрам. – Рори, сходи за ним.

Едва мы остались одни, он опустился на колени рядом с диваном.

– Как ты меня напугала, Эфимия. Зачем ты спустилась… если только не была с ним, когда…

– Я спала в своей комнате, – холодно проговорила я. – Одна.

Мистер Бертрам поник головой.

– Увидев тебя там, рядом с ним, полуодетую… Да еще весь этот шум… Я не представлял, что и думать…

– Стало быть, вы меня совсем не знаете.

Голова мистера Бертрама свесилась еще ниже.

– Эфимия, – проговорил он. – Эфимия…

– Да? – прошептала я.

– Это ведь был не Меррит?

– Меррит? – растерялась я. – Почему вы решили, что это мог быть Меррит?

– Он чужой в этом доме, а Рори думает, полиция будет расспрашивать обо всех новых людях среди гостей и прислуги, так что Меррит окажется под подозрением.

– Да, вероятно, Рори прав. Значит, надо прямо сейчас заглянуть в комнату Меррита – он ведь не может быть там и в парке одновременно.

Мистер Бертрам поднял голову, и взгляд его ясных карих глаз встретился с моим.

– Прошло уже несколько часов, Эфимия. Ты долго была без сознания. Еще мы потратили время на то, чтобы съездить за доктором, и с тех пор он не отходит от Уилсон. Рори прав – кем бы ни был преступник, он пытался ее убить и почти преуспел в этом. По-моему, врач вызвал карету скорой помощи. Да где же он? Ему нужно тебя осмотреть…

Вернулся Рори и медленно окинул взглядом мистера Бертрама, стоящего рядом со мной на коленях. Тот незамедлительно вскочил, одернул брюки и свирепо спросил, где врач.

– В данный момент он занимается гостьей лорда Стэплфорда, мисс Беатрис Уилтон. Оказалось, у этой молодой леди слабое сердце, и ночной шум в доме, услышанный ею из спальни, сильно разволновал бедняжку.

Мистер Бертрам посмотрел на меня, растрепанную и бледную.

– Но ведь Эфимия… – начал он.

– Она не гостья, – резко перебил Рори. – А врач получил прямое распоряжение от лорда Стэплфорда.

– Ну, с этим я разберусь! – заявил мистер Бертрам и решительно вышел из библиотеки.

Выражение лица Рори смягчилось. Он наклонился и очень осторожно ощупал шишку у меня на затылке.

– Я разбудил Мэри, она сейчас делает для тебя холодный компресс. Пока ты была в обмороке, я не хотел, чтобы тебя тревожили. – Он улыбнулся. – В юности мне частенько приходилось участвовать в драках, так что в синяках и шишках я разбираюсь и могу сказать: ничего страшного тебе не грозит, разве что голова поболит пару дней.

– Все качается, – жалобно сообщила я.

– Ай, ясное дело. Это потому, что у тебя сотрясение мозга. Но ты нормально говоришь, и с реакцией у тебя все в порядке, а это хорошие признаки.

В комнату ворвалась Мэри, размахивая мокрыми полотенцами:

– О нет, Эфимия! Ты что, умерла?!

Даже Рори хихикнул, услышав этот вопрос.

– Давай сюда полотенца, лэсс. – Он аккуратно пристроил холодную тряпку у меня на голове, и боль сразу начала утихать.

– Ох, спасибо, – выдохнула я.

– Хорошо бы еще приложить мешочек со льдом. И ей надо переодеться, пока не пришел доктор, – сказал Рори, обращаясь к Мэри.

– Конечно, я все принесу, – закивала та. – Бедненькая моя, что же тот маньяк с тобой сделал?

– Сбил меня с ног, – отозвалась я. – Но маньяк он или нет, пока неизвестно.

– А кто же еще это мог быть?!

– Мистер Бертрам боится, что это наш лакей, Меррит, хотя он явился к нам с блистательными рекомендациями.

Мэри энергично помотала головой:

– Меррит тут ни при чем.

– Откуда такая уверенность? – полюбопытствовал Рори.

– Мы вместе гуляли.

– В парке? – спросила я.

– Было полнолуние, а на Шотландском высокогорье я привыкла любоваться природой, – принялась оправдываться Мэри. – Меррит – лондонец, как и я, он тут в первый раз, и мне захотелось показать ему красивые виды. Мы прогулялись до ворот и обратно.

– Ночью? – нахмурился Рори.

– Все было чин по чину, – с достоинством сказала Мэри. – Мы оба были в пальто и во всем таком прочем.

– Вы видели, как убегал преступник? – спросил Рори. – Тот маньяк?

– Нет. А должны были?

– Если вы гуляли как раз в то время, когда он напал на миссис Уилсон и мы его спугнули, а также если у него нет крыльев и он не перепорхнул через стену, тогда да, должны были. Другого пути из парка нет.

– Вообще-то наверняка есть, – вмешалась я. – Может, где-то в стене камни расшатались, или он нашел низкую ветку, чтобы перебраться.

Рори покачал головой:

– У нас новый смотритель, он следит за такими вещами и все привел в порядок.

– Но ворота были заперты, – напомнила я.

– Перелезть через железную решетку гораздо проще, чем через каменную стену, – уверенно сказал Рори.

Мэри хихикнула:

– А вы, стало быть, в молодости даром время не теряли, мистер Маклеод? – Она взглянула на наши хмурые лица. – Я просто пошутила. Хотела разрядить обстановку. Вы так выглядите, будто смерть с косой увидели.

– Мэри, ты разве не понимаешь? – мягко спросила я. – Если преступник не пробегал мимо вас с Мерритом, значит, он все еще здесь, в поместье. Это может быть один из тех, кто сейчас находится в доме.

– О господи! – выпалила Мэри. – Кто-нибудь вызвал полицию?

Рори кивнул.

– Тогда лорду Стэплфорду придется с ними объясниться!

– Что ты имеешь в виду, Мэри? – нахмури-лась я.

– Вы что, не слышали? Лорд Стэплфорд и миссис Уилсон устроили дикую свару сразу после вашего столоверчения. Орали друг на друга как оглашенные!

Глава третья
Возвращение сержанта Дэвиса

– Ты видела, как лорд Стэплфорд ругался с миссис Уилсон? – тупо спросила я.

– Она верещала на него как резаная, – сказала Мэри. – Я в жизни такого не слышала.

– Но ты, разумеется, не знаешь подробностей, – вкрадчиво проговорил Рори. – Ты просто проходила мимо, да?

– Возможно, ты остановилась на секундочку, потому что у тебя шнурок развязался? – предположила я.

– Вот теперь, когда ты об этом сказала, я вспомнила, что так все и было.

– Мэри! Мисс Сент-Джон нужно отдохнуть. Она не может сейчас выслушивать всякую ерунду!

– Еще как могу. Рассказывай, Мэри, это поможет мне забыть о головной боли.

Мэри переводила взгляд с меня на Рори и обратно. Все эмоции так отчетливо отражались у нее на лице, что я с трудом сдержала улыбку. Девушка сейчас напряженно решала, что делать: уступить естественной потребности посплетничать о господах или же угодить новому дворецкому. Любовь к сплетням победила, как я и рассчитывала.

– Уилсон не понравился спиритический сеанс, – сообщила Мэри. – Она заявила, что отец лорда Ричарда никогда не подверг бы ее такому испытанию.

– Ее возмущение вполне оправдано, – кивнул Рори. – Нельзя заставлять слуг присутствовать на таких мероприятиях.

– Но она была в бешенстве. Миссис Уилсон никогда не злится на господ, а тут совсем вышла из себя. Хуже того… – Мэри выдержала паузу, наслаждаясь моментом. – Она обвинила лорда Стэплфорда в том, что он двигал бокал.

– Ты уверена? – удивился Рори.

– Она что, верит в призраков? – озадачилась я. – Неужели миссис Уилсон решила, что с ней говорил дух лорда Стэплфорда? – У меня сильнее заколотилось сердце при мысли о том, сколько страшных семейных тайн мог бы поведать покойный хозяин поместья. У него уж точно было немало скелетов в шкафу. – Она подумала, лорд Стэплфорд вернулся рассказать правду о том, что с ним случилось? 7

– Все-таки неслабо ты головой приложилась, – вздохнула Мэри. – Миссис Уилсон верит только в духов из бутылки. Нет, простофиля, она имела в виду лорда Ричарда. Сказала ему, что он жестоко подшутил над ней спьяну и даже не понимает своим скудным умишком, до чего ей от этого было больно. Как думаешь, о чем она толковала?

– Понятия не имею, – быстро сказала я, хотя сразу догадалась. – Наверное, у нее просто случилась истерика.

– Ай, – кивнул Рори.

– О, вы так считаете? – Мэри покачала головой. – Это на нее не похоже.

– Она все-таки женщина в том возрасте, когда… – неопределенно начал Рори и замолчал.

Мэри озадаченно уставилась на него.

– Ну, происходят всякие перемены, ты же понимаешь, – закончил он и густо покраснел, к моему веселому изумлению.

– Думаю, она не понимает, Рори, – сказала я.

Мэри опять принялась рассматривать нас с ним по очереди.

– Вы оба, небось, меня за идиотку держите? – пришла она к выводу. – Ну вот что, мистер Маклеод, если вы расположены остаться с Эфимией наедине, не забудьте почаще менять ей компрессы. А мне надо поспать – чую, дел у меня завтра будет вдвое больше.

– Мэри! – Я чуть не задохнулась от такой беспардонности.

– Еще скажи, что ты недовольна, – подмигнула мне Мэри. – Давай поправляйся скорее. – И выскочила за дверь, прежде чем Рори обрел дар речи.

– Вообще-то, – сказала я, – перед отъездом в «Белые сады» мне казалось, что она строит тебе глазки.

– Ай, – вздохнул Рори. – Так и было.

– И что же, у вас не сложилось?

– Ты вернулась из «Белых садов» и привезла Меррита.

– О, мне так жаль…

– А мне – нет. Она хорошая девушка, но не в моем вкусе, и потом ты же знаешь, как Стэплфорды относятся к связям между слугами.

Я постаралась не выглядеть слишком довольной, и кажется, мне это не удалось.

– Но все же с Мерритом у нее как-то быстро получилось, – пробормотала я.

– Лондонский шарм, – буркнул Рори.

– А что, если Меррит ею просто воспользовался?

Рори округлил глаза, потом кивнул:

– А, я понял, о чем ты. Однако, если Меррит гулял с Мэри, он не мог вломиться к миссис Уилсон.

– Но никто же не сверял время, – заметила я.

– Полиция этим займется.

Мы помолчали. Рори сменил компресс; когда он склонился надо мной, мне почудилось, что лучистые зеленые глаза стали ярче и прозрачней, чем обычно.

– Я по тебе скучала, – вырвалось у меня.

Рори отстранился.

– И по Мэри, – поспешно добавила я. – Мне сейчас кажется, что я вернулась домой.

– Ай, а мне, ввиду недавних событий, кажется, что ты никуда и не уезжала, мисс Неприятности-Ау, – улыбнулся Рори. – Ты сделала свой выбор, когда отправилась в «Белые сады», Эфимия. И это правильный выбор – повышение по службе.

– Другого у меня и не было, – грустно сказала я. – И не думай, что это решение далось мне легко. – По моей щеке скользнула слеза, и я торопливо ее смахнула. – Не обращай внимания, Рори, это все из-за того, что я ударилась головой. Затылок ужасно болит.

– Надеюсь, дело именно в этом, – нахмурился Рори, беря меня за руку. – Мистер Бертрам с тобой хорошо обращается? Он не…

Я покачала головой и тотчас об этом пожалела.

– Нет, – поморщилась я от боли в затылке. – Он не позволяет себе ничего дурного. Но отношения у нас странные. Мистер Бертрам такой импульсивный, из-за этого нам сложно решать хозяйственные вопросы. Никогда не знаешь, что он потребует в следующий момент.

– Ай, бывают такие господа. Они и сами не представляют, сколько хлопот задают слугам.

– Мистер Бертрам не потрудился хорошенько разузнать о «Белых садах» перед покупкой, иначе кто угодно из местных жителей сказал бы ему, что дом затапливает во время каждого ливня. А потом он еще долго отказывался верить, что такая проблема существует. Мы с ним постоянно спорили.

– Спорили? – нахмурился Рори. – Ты не должна спорить с хозяином.

– Знаю, но у нас установились неформальные отношения после смерти его отца и прочих событий.

– Насколько неформальные?

– О, ради бога, Рори! Между нами с мистером Бертрамом никогда не было ничего непристойного и никогда не будет. Может быть, ты уже перестанешь на это намекать?

– Вы ведете себя не так, как подобает господину и служанке.

– Да, возможно, – сказала я гораздо спокойнее. – И это всё усложняет куда сильнее, чем я ожидала. Особенно трудно стало в «Белых садах», где нам приходилось много времени проводить за обсуждением хозяйственных вопросов. Ты прав, я должна держаться почтительнее, но если я молчу, а потом что-нибудь идет не так, мистер Бертрам сердится на меня еще больше. Он привык полагаться на мое мнение.

– Как-то слишком у вас все запутано, – покачал головой Рори.

– Да, – жалобно подтвердила я. – Так и есть. Не надо мне было соглашаться на должность экономки.

Рори сжал мою руку:

– Не расстраивайся, лэсс. Все утрясется.

– Наша старая кухарка всегда так говорила матушке, – грустно пробормотала я. – Только сейчас мне не верится, что есть какой-то выход.

– Ваша кухарка? – озадаченно переспросил Рори.

– Не обращай внимания, – быстро сказала я. – Это все из-за удара головой – я сама не понимаю, что несу.

Рори внимательно посмотрел мне в глаза:

– Эфимия, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Меня спасло появление врача. Он был все в том же твидовом костюме, и, взглянув в его обеспокоенное лицо, я вдруг поняла одну вещь.

– Я не знаю, как вас зовут…

– Доктор Симпсон, мисс Сент-Джон. Жаль, что мы снова встречаемся при столь печальных обстоятельствах. Рори, – кивнул он дворецкому и, примостившись на краешке стула напротив дивана, взял меня за запястье и принялся считать пульс.

Рори пришлось отпустить наконец мою руку. Он неуверенно шагнул к двери.

– Да-да, извольте нас покинуть, – сказал доктор Симпсон. – Я позову, если что-нибудь понадобится.

Рори кивнул и вышел.

– Отличный здоровый пульс, – констатировал врач. – Как вы себя чувствуете?

– Спать хочется, и я говорю всякие глупости.

– Вполне ожидаемо после такого ушиба. Прошу прощения, что задержался, но вы сильная молодая женщина. Если бы то же самое случилось с Мэри, я бы куда больше беспокоился.

– Что с миссис Уилсон?

– Час назад ее повезли в больницу.

Я нахмурилась:

– А почему вы тогда…

– Беатрис Уилтон тоже понадобились мои услуги.

– О, – сказала я.

Доктор Симпсон хмыкнул и принялся водить у меня перед глазами рукой, велев считать количество пальцев, которые оказываются в поле моего зрения.

– Поначалу на заявление о недомогании мисс Уилтон я отреагировал так же, как и вы, но у этой юной леди действительно больное сердце, и сильный стресс мог иметь для нее серьезные последствия.

– Но я все-таки ударилась головой…

– Да, дорогая, но вы – служанка. Скажите спасибо, что мисс Риченда не потребовала осмотреть ее подругу раньше, чем миссис Уилсон, иначе экономка уже была бы мертва.

– А я?

– Жить будете, – улыбнулся доктор Симпсон. – Я скажу Стэплфордам, что вам нужно несколько дней отлежаться. – Он обвел взглядом библиотеку. – Вам здесь удобно?

– Гораздо удобнее, чем на койке в моей каморке, – криво улыбнулась я в ответ.

– Хорошо, тогда я велю вас не тревожить несколько дней. На полное выздоровление обычно требуется неделя, а то и больше, но я думаю, дней через пять вы уже вполне сможете выполнять какие-нибудь простые обязанности.

– Спасибо.

Врач открыл чемоданчик.

– Я выпишу рецепты на укрепляющие микстуры. Не то чтобы вы в них сильно нуждались, но это убедит Стэплфордов оставить вас на несколько дней в покое.

– Миссис Уилсон оправится? Она выживет?

– Не знаю. Я сделал все, что мог. Мистер Маклеод вызвал меня очень вовремя, но тот, кто на нее напал, – мастер своего дела.

– В прошлый раз, когда мы с вами общались, – осторожно начала я, – вы сказали, что знакомы с миссис Уилсон с ее первого дня у Стэплфордов.

– Угу, – невнятно промычал доктор Симпсон.

– Вы намекнули, что у нее есть тайна.

– Вы, должно быть, неправильно меня поняли.

– Я знаю о клятве Гиппократа, – смело сказа-ла я.

– Неужели? В таком случае вы самая необычная в мире служанка. Хотя нет – уже экономка, верно?

– Я понимаю, вы не можете рассказать мне всё…

– Тогда постарайтесь задавать правильные вопросы.

– Кто-то намеренно пытался убить миссис Уилсон. Вы знаете почему?

– Шишка на голове порождает у вас бредовые мысли, мисс Сент-Джон. Это обычное дело. Скоро пройдет.

– Вчера вечером у нас тут был спиритический сеанс.

– Я слышал. Мракобесная чушь.

– Согласна, но мне кажется, кто-то воспользовался этим сеансом в своих целях. Кто-то вполне живой.

Доктор Симпсон пожал плечами:

– Салонные забавы – раздолье для любителей розыгрышей.

– Любитель розыгрышей намекнул, что кто-то потерял ребенка. Миссис Уилсон на это странно отреагировала.

Доктор Симпсон сделался белым как мел.

– Так и было сказано? Что она потеряла ребенка?

– Не совсем так, – осторожно поправилась я. – Намекалось на то, что у кого-то из присутствующих за столом был ребенок, не конкретно у нее.

Врач молчал.

– Помнится, когда-то вы пытались меня пре-дупредить об опасности вступать в близкие отношения с хозяевами, – сказала я. – Но мистер Бертрам совсем не такой, как его отец, да?

– Верно, не такой. – Доктор Симпсон с треском захлопнул чемоданчик. – Настоятельно советую вам, мисс Сент-Джон, обратить мысли в более благоприятное русло. У вас сильный ушиб и нервное потрясение, вам нужно отдохнуть.

Наши взгляды встретились, и он первым отвел глаза; я почти не сомневалась, что разглядела в них страх.

– Конечно, доктор. Когда мы вернемся в «Белые сады», мне понадобится много сил и энергии, чтобы привести дом в порядок.

Он коротко кивнул в знак прощания и удалился.

Я посмотрела на огонь в камине. Пламя весело плясало и потрескивало, а смутные подозрения в моем затуманенном сознании мало-помалу обретали форму. Ответ на вопрос о том, кто напал на миссис Уилсон, казался невероятным, но вполне логичным. Единственным логичным. Возможно, все дело было в моей ушибленной голове, но если я не ошибалась, тогда преступником, желавшим смерти экономке, мог оказаться любой представитель семейства Стэпл-форд. Вернее – тут я вздохнула с облегчением, – любой, кроме мистера Бертрама, потому что он в тот момент был со мной и с Рори. Хотя все Стэплфорды ведь могли сговориться и кого-нибудь нанять…

Позади меня открылась дверь, и я мгновенно похолодела. Стэплфорды отлично знают, что я умею складывать кусочки самых сложных картинок. Пока что в наших отношениях царило шаткое равновесие, но ночные события могли свидетельствовать о том, что все изменилось. Что, если преступник, убегая, так сильно толкнул меня не случайно? Что, если я – следующая жертва после миссис Уилсон?

Я кое-как приподнялась и соскользнула с дивана.

– Эфимия! – воскликнул Рори. – Ты не ушиблась? Я решил заглянуть к тебе перед сном – проверить, не нужно ли чего. – Он помог мне улечься обратно на диван. – Испугалась? Неудивительно, что ты так разнервничалась.

– Все гораздо хуже, – выдохнула я. – Думаю, я – следующая жертва.

Он похлопал меня по руке и укрыл пледом:

– Тебе больше не о чем беспокоиться – я сам проверил, заперты ли двери в доме.

– А если это был кто-то из Стэплфордов или тот, кого они наняли? – спросила я.

Рори подбросил щепы в камин и уселся на стул рядом со мной.

– Что навело тебя на эти подозрения? – поинтересовался он.

– Слова миссис Уилсон, которые слышала Мэри. Мне кажется, я понимаю, почему она кричала на лорда Ричарда.

– То есть ты сложила два и два, и в сумме получилось шесть?

– Я думаю, у миссис Уилсон был ребенок.

– Я понимаю ход твоих мыслей, Эфимия, но у меня тоже есть объяснение. Что, если она действительно родила ребенка в далекой молодости от законного мистера Уилсона, которого уже никто не помнит? Ребенок умер, покойный лорд Стэплфорд об этом знал, и она решила, что лорд Ричард тоже знает. Это, конечно, большая трагедия, но младенцы умирают часто, тут нет ничего из ряда вон выходящего. Возможно, речь шла даже не о ее сыне или дочери, а о ребенке сестры или о позднем дитя ее матери. В общем, младенец умер или родился мертвым, оставив у нее скорбные воспоминания.

– Но послание было вполне определенное: «Мамочка, почему ты меня забыла?» Вряд ли тут речь о младенце.

– Только не говори мне, что веришь в духов.

– Разумеется, не верю. Кто-то из участников спиритического сеанса нарочно составил это послание. Он или они, по сути, угрожали.

– Тем, что они намерены той же ночью напасть на собственную прислугу?

– Ну конечно же нет, Рори!

– Значит, Стэплфорды решили нанять убийцу для миссис Уилсон в течение двух часов после ужина, и этот человек успел сюда приехать? Очень маловероятно.

– Но ты все же не отрицаешь, что причиной ночного нападения на миссис Уилсон стала ее реакция на послание мнимого призрака?

– Послушай, Эфимия, я не знаю. Мне нужно поспать, и тебе тоже не помешает.

– Доктор Симпсон сказал, у миссис Уилсон был ребенок.

– Не мог он тебе такого сказать! – потрясенно помотал головой Рори.

– Ну хорошо, – признала я, – не сказал, но намекнул.

– То есть ты опять упражняешься в арифметике? Уравнение вполне может не сойтись.

– Тебя здесь не было, Рори. А доктор Симпсон и раньше пытался меня предостеречь. Говорил, не хочет, чтобы меня постигла судьба миссис Уилсон.

– Эфимия, у тебя есть дурная привычка навлекать на себя неприятности. Когда же ты наконец поймешь, что прислуга не должна вмешиваться в дела господ? Пусть сами между собой разбираются.

– Все мы равны перед Господом, – повторила я слова отца, чувствуя, как глаза сами собой закрываются.

– Порой я в этом сомневаюсь, – сказал Рори и вышел из библиотеки, тихо прикрыв за собой дверь.

* * *

Я проснулась и обнаружила, что Мэри раздувает огонь в камине. В окна лился солнечный свет – я заморгала и отвернулась.

– Что досточтимая мадам прикажет подать на завтрак? – поинтересовалась Мэри. – Куриное крылышко и стакан шампанского?

– Бокал шампанского, – поправила я. – Но мадемуазель удовольствуется слабо заваренным чаем и кусочком поджаренного хлеба.

Мэри, сев на пятки, взглянула на меня:

– Попробую это раздобыть, да только миссис Дейтон уже готовит для тебя во все тяжкие. По крайней мере, она твердо решила напоить тебя бульоном – считает, тебе понадобятся силы для разговора с полицией.

– О, полиция уже здесь?

– Местные легавые приезжали брать показания, но доктор Симпсон их к тебе не пустил, так что сегодня утром прислали кого-то особенного.

– Мне это льстит, – кисло сказала я.

– Я вот думаю, не входит ли теперь в мои обязанности одевать тебя после завтрака…

– Не заводи шутку так далеко, Мэри. – Я смело приняла сидячее положение, и комната тотчас закачалась вокруг меня. Пришлось обхватить голову руками.

– Эй, полегче! – Мэри бросилась ко мне и уложила обратно на подушку. – Я передам полицейским, что ты еще слишком слаба. Такая бледненькая! Рори сказал, белая, как поганка, или что-то вроде того.

– Как бумага? Нет, я справлюсь. Если есть хоть малюсенький шанс поймать убийцу, то чем раньше я расскажу то немногое, что мне известно, тем лучше.

– Но если что, пеняй на себя, – покачала головой Мэри.

После того как я исхитрилась проглотить скромный завтрак и она помогла мне переодеться, в дверь библиотеки постучали – явилась полиция.

– Батюшки, сержант Дэвис! – в изумлении воскликнула я. – Как приятно вас видеть! – И покраснела. – То есть обстоятельства, конечно, не слишком приятные, но…

– Мисс Сент-Джон, – кивнул мне сержант. Затем он пододвинул к дивану стул, уселся, достал записную книжку, послюнил карандаш и издал глубокий вздох. – Итак, ходят слухи, вы опять спелись с большевиками…

– С большевиками? О боже! – вознегодовала я. – Только не говорите мне, что кто-то снова решил выдать эту чушь за официальную версию! 8

– Я просто пошутил, мисс. Однако любопытно было убедиться, что вы никогда не верили в официальную версию убийства прежнего лорда Стэплфорда. Ее выдвинул мой инспектор, но вы, как весьма сообразительная юная леди, были, очевидно, осведомлены об этом деле куда лучше.

Я откинулась на подушку и попыталась собраться с мыслями. В прошлый раз у меня сложилось впечатление о сержанте Дэвисе, как о человеке проницательном, умном, хитром, но надежном и преданном своему делу, и я не видела причин менять свое мнение.

– Едва ли я могу быть осведомлена лучше, чем полиция, сержант. Мне очень жаль, что вам так показалось.

– Утешьте меня, скажите, что на этот раз вы не спотыкались ни о какие трупы.

– Я не знала, что речь будет идти о трупах, ведь… – начала я и ужаснулась: – О нет, неужели миссис Уилсон?!. – Закончить предложение мне не удалось.

– Нет, насколько я знаю, мисс. Однако доктор Симпсон сказал мне, что ее жизнь висит на волоске. Как говорится, все в руцех божиих.

– Бедная женщина. Она мне никогда не нравилась, но я такого не пожелаю и злейшему врагу, – честно призналась я. В голове у меня звякнул тревожный колокольчик и тотчас смолк.

– Если верить здешним сливкам общества – я имею в виду леди и джентльменов, присутствующих в поместье, – на спиритическом сеансе ничего особенного не произошло. Мероприятие оказалось не столько духовидческим, сколько бездуховным. – Сержант засмеялся над собственной шуткой и вдруг резко оборвал смех. – Но я задаюсь вопросом: нет ли связи между этим сеансом и ночным нападением. Как вы полагаете, мисс Сент-Джон?

– Миссис Уилсон была очень недовольна тем, что ее заставили участвовать в сеансе, и странно отреагировала на послание. – Я замолчала, еще не решив, насколько откровенной можно быть с полицией.

– Что же говорилось в послании?

– Ребенок жаловался, что мать его забыла.

Сержант Дэвис присвистнул в усы и застрочил в блокноте карандашом.

– Должно быть, для кого-то это было нешуточное потрясение, если, конечно, ребенок когда-то существовал.

– Вот именно, – сказала я.

– Прошу вас хорошенько подумать, перед тем как ответить, мисс Сент-Джон. Вы что-нибудь знаете об этом деликатном деле?

– Нет, – помедлив, ответила я. – Ровным счетом ничего.

– Но вы слышали сплетни и у вас появились догадки?

Я решила, что пора сменить тему:

– Вы ведь не местный уроженец, сержант Дэвис?

– Нет, мисс. Я лондонец. Женился в свое время на молодой служанке, очень похожей на вас, а она как раз из здешних краев была, и ей не хотелось расставаться с семьей, так что я переехал сюда.

– Должно быть, сейчас вы об этом сожалеете?

– С тех пор как я имел удовольствие познакомиться с вами, мне все чаще приходится задумываться о верности того решения.

– Получается, с миссис Уилсон вы не были знакомы в ее молодые годы и вам неизвестно, был ли когда-то некий мистер Уилсон?

– По-моему, ко всем экономкам принято обращаться «миссис» независимо от их семейного положения, если, конечно, они не столь непозволительно молоды, как вы, мисс Сент-Джон.

Я усмехнулась в ответ на это ироничное замечание.

– Доктор Симпсон однажды обмолвился, что знал миссис Уилсон совсем юной.

– Неужели, мисс? Это может нам пригодиться, а то неминуемо окажется, что ночное нападение – очередные происки большевиков. Если только вы не расскажете мне что-нибудь полезное про нападавшего, – с надеждой добавил сержант.

– Могу сказать только, что он чуть ниже среднего роста и не слишком мощного телосложения, но достаточно шустрый. И что у него голубые глаза.

Сержант Дэвис пристально посмотрел на меня:

– Вы знаете, что порой описания внешности бывает достаточно, чтобы поймать преступника?

– Не понимаю, к чему вы клоните, сержант…

– Могу я рассчитывать на то, что приметы нападавшего пока останутся между нами?

– Разумеется. Я сделаю все, чтобы помочь полиции.

– А могу ли я получить обещание, что вы не наделаете глупостей, которые еще больше запутают дело?

– У меня нет намерения делать глупости.

– Хорошо, – кивнул сержант Дэвис. – Однако не будем забывать тот факт, что вы уже в третий раз вовлечены в дело о преступлении, имеющем отношение к семье Стэплфорд, и со стороны это выглядит весьма подозрительно. Кое-кто – не будем уточнять, кто именно, – может задуматься, не знаете ли вы об этом деле больше, чем говорите. Попросту выражаясь, кому-то может прийти в голову, что вы знаете слишком много.

Глава четвертая
У мистера Бертрама есть идея

Огонь, разожженный Мэри, бодро потрескивал в камине, но, несмотря на это, меня вдруг охватил озноб. Сержант Дэвис захлопнул блокнот и удалился, а я осталась одна в смешанных чувствах, однако отдых и покой, прописанные доктором Симпсоном, пришлось отложить – не успела дверь закрыться за полицейским, как в библиотеку проскользнул мистер Бертрам. Именно проскользнул – чуть ли не на цыпочках, и выражение лица у него при этом было загадочное.

– Мне уже лучше, – объявила я, рискнув приподнять голову, и сразу пожалела. – Ну то есть почти.

– Чудесно, чудесно. Рад это слышать, мисс Сент-Джон. Вы всех нас очень напугали.

– Что-то случилось? – насторожилась я. – Вы говорите так, будто… – Я осеклась, увидев причину странного поведения своего нанимателя. Причина следовала за ним по пятам.

– Господь милосердный, Бертрам! Это же самая теплая комната в доме! – воскликнула Беатрис Уилтон. – Надо же, как трепетно некоторые господа относятся к слугам!

Мистер Бертрам покраснел:

– Я не сомневаюсь, что мисс Сент-Джон глубоко признательна лорду Стэплфорду за его заботу.

– Чрезвычайно глубоко, – подтвердила я, стараясь сесть на подушках повыше без резких движений. – Чем могу помочь? К сожалению, доктор Симпсон сказал, что я смогу вернуться к выполнению своих обязанностей только через несколько дней.

– Да уж, мы слышали, – покивала мисс Уилтон, усаживаясь на стул, и мне показалось, что она фыркнула.

– Мисс Уилтон – журналистка, – сообщил мистер Бертрам. – Она ведет в газете колонку под псевдонимом леди Грей.

– Бертрам, можешь не стараться – вряд ли эта девушка прочитала за свою жизнь хоть одну газету. – Беатрис подалась вперед, близоруко всмотревшись мне в лицо. – Она совсем юная.

Думаю, разница в возрасте между нами составляла от силы пару лет, к тому же благодаря отцу мой круг чтения был куда приличнее, чем у какой-то газетной колумнистки, гонявшейся за сплетнями, но говорить об этом вслух сейчас было бы неуместно, поэтому я вежливо улыбнулась. Мистер Бертрам, который уже знал эту мою улыбку, торопливо вмешался:

– У мисс Уилтон репортерский склад мышления. Она поможет разобраться, что происходит в доме.

– Бертрам, ты так говоришь, будто мы собираемся обсуждать дело с этой девицей. Ты ее смущаешь. – Беатрис адресовала мне улыбку, еще менее дружелюбную, чем моя собственная, и пододвинулась вперед вместе со стулом, перекрыв мне жар от камина. – Я хочу задать тебе пару вопросов, Урсула. Тебя ведь так зовут?

– Эфимия.

Она пренебрежительно махнула рукой:

– Не беспокойся, я постараюсь сформулировать попроще. Только, пожалуйста, излагай факты, мне не нужны твои домыслы.

Мистер Бертрам закашлялся.

– Послушай, Беатрис, Эфимия оказалась очень полезна в прошлом, когда у нашей семьи были… э-э… неприятности, и…

– Бертрам, ты просил моей помощи, так доверься мне и позволь делать свою работу.

– Конечно, Беатрис.

Я переводила взгляд с одного на другую. Определенно, мистер Бертрам просто не мог проникнуться теплыми чувствами к этой ужасной женщине.

– Итак, Эфимия, расскажи, что тебе известно о любовной истории миссис Уилсон.

– Мне ничего о ней не известно.

– Значит, ты не отрицаешь, что история была?

– Я этого не говорила.

– Эфимия проработала здесь меньше года, – подал голос мистер Бертрам.

– Помолчи, Берти. Вы, мужчины, понятия не имеете, как служанки любят посплетничать. Ну же, Урсула, ты можешь рассказать мне обо всем, что успела подслушать. Я не стану тебя осуждать.

– Но, мэм, вы же хотели услышать от меня только факты, – осторожно напомнила я, – а факты мне неизвестны.

– О, похоже, я в тебе ошиблась, – покачала головой Беатрис. – Ты куда умнее, чем я предполагала. – Она, к моему ужасу, открыла сумочку и достала оттуда монеты. – Сколько?

– Мне вполне хватает жалованья, – холодно сказала я. – Как верно заметил мистер Бертрам, я приехала в Стэплфорд-Холл совсем недавно.

Беатрис Уилтон наклонилась вперед и взяла меня за руку.

– Милая, нечего быть такой гордячкой – любая служанка была бы рада получить чуть больше, чем ей платят хозяева, даже если они очень щедрые. – Она весело рассмеялась. – Уверена, ты можешь сказать о миссис Уилсон что-нибудь важное, если хорошенько подумаешь. Твой мистер Бертрам говорил, что тебя можно назвать почти что образованной девушкой.

Я свирепо покосилась на мистера Бертрама. Надо признать, он выглядел сконфуженным, но, к моему удивлению, вдруг открыл рот и произнес следующее:

– Если ты что-то знаешь, Эфимия, обязательно поделись с мисс Уилтон. Она профессионал.

– Я устала, и у меня кружится голова. Мне надо отдохнуть – заявила я. – И мне не нужны ваши деньги, мисс Уилтон. Я не знаю ничего, что может помочь в этом деле.

Беатрис не шелохнулась, а на ее лице отчетливо читалось злобное упрямство. Жаль, что она сидела спиной к мистеру Бертраму и он этого не видел. Я решила пойти ва-банк:

– По-моему, меня в любой момент может стошнить.

– Святые небеса! – всполошился мистер Бертрам. – Уходим немедленно. Я пришлю к тебе Мэри. – Он стремительно метнулся за дверь.

Мисс Уилтон, прищурившись, взглянула на меня:

– Я не такая впечатлительная, как Берти, однако сейчас предпочту отступить с поля боя. – Она встала и направилась к выходу, но остановилась, уже взявшись за дверную ручку. – Учти, милочка, очень скоро выяснится, что у нас с твоим мистером Бертрамом невероятно много общего. Я, в отличие от мадам Арканы, не умею предсказывать будущее, но вполне может статься, что в твоих интересах побыстрее наладить со мной отношения. Насколько мне известно, ты оказала Бертраму неоценимую помощь в… – Она замолчала, подыскивая нужные слова. – В общем, помогла ему кое с чем разобраться.

– Так значит, он вам все рассказал? – Я чуть не задохнулась от возмущения.

– Пока не все, но расскажет. Похоже, он необычайно тобой дорожит. А ты им?

– Единственное, что вам нужно, – это собрать сведения для своей колонки в газете, – сказала я, вдруг поразившись собственному открытию.

Мисс Уилтон вскинула изящную бровь:

– Я пока не решила, что мне нужно. Но читатели любят новости. Кому захочется копаться в старых сплетнях, если кто-то может предложить свежий материал? – В улыбке, которой она сопроводила это откровение, не было ни капли тепла. – А теперь, раз уж тебе предписан покой, я удаляюсь. Однако мы еще вернемся к этому разговору, можешь не сомневаться.

Я сидела и смотрела на нее широко раскрытыми глазами, не в силах вымолвить ни слова от изумления. Улыбка на губах газетчицы исчезла, а сама она выскользнула из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. Я услышала, как она зовет мистера Бертрама – видимо, не хотела, чтобы я ее опередила. Теперь голос мисс Уилтон звучал сладостно и томно – я опасалась даже, что Бертрам сочтет его чарующим.

Не успела дверь затвориться за мисс Уилтон, как в библиотеку ворвался Рори:

– Что постр-ряслось? Тебе постановилось хужее, лэсс? Есчо р-раз запослать за доктор-ром?

Я осторожно улеглась на подушки.

– Рори, ты не замечал, что превращаешься в истинного шотландца, когда волнуешься?

– Правда? Должно быть, шотландец сам вырывается наружу, когда я перестаю держать себя в руках. Говорят, тебя стошнило прямо на мисс Уилтон!

– Увы, нет, но было бы неплохо, – пробормотала я себе под нос. – Со мной все в порядке, Рори. То есть, по крайней мере, мне не стало хуже. Мисс Уилтон с мистером Бертрамом донимали меня вопросами, пока голова не закружилась, так что пришлось выдумать предлог, чтобы от них избавиться.

Рори подошел ближе и положил ладонь мне на лоб.

– Не удивлюсь, если они так тебя допекли, что начался жар, – сердито сказал он. – Вот уж я им…

– Неужели выскажешь господам все, что о них думаешь? Это на тебя не похоже, Рори.

– Ай, пожалуй. Насколько я слышал, всякий раз, когда ты берешься спорить со Стэплфордами, ничем хорошим это ни для кого не заканчивается, но тебя они терпят. А посмотри на меня: если я потеряю работу здесь, уже нигде ее не найду. Меня арестовывали по обвинению в убийстве на Шотландском высокогорье, и теперь даже для местных полицейских я подозрительная личность. Думаю, лорд Стэплфорд постарался, чтобы им стало известно о моих прошлых связях с коммунистами.

– Но с тебя ведь сняли все обвинения, – возразила я.

– Об этом я и толкую. Для репутации господ любая грязь как с гуся вода, а к таким, как мы, она пристает намертво.

– Но зачем лорду Стэплфорду понадобилось распространять слухи о тебе?

– Потому что он не хочет со мной расстаться.

– Это что, своеобразное признание твоих профессиональных качеств?

– И нежелание платить хорошему дворецкому столько, сколько он заслуживает.

– Ох, – вздохнула я, отводя глаза. – Мне очень жаль, что тебя втянули в ту историю.

– Ничего страшного, лэсс. Уж тебя-то мне точно не в чем винить, наоборот – если бы не ты, я бы закончил свои дни в петле, и я всегда буду благодарен тебе за то, что этого не случилось 9. – Он перевел дыхание. – А теперь можешь набрасываться на меня с кулаками, но я все-таки скажу: мне бы не хотелось, чтобы то же самое произошло с тобой. Пусть Стэплфорды сами разбираются, не позволяй им опять втянуть тебя в неприятности. Миссис Уилсон не была другом ни тебе, ни мне. Если бы я знал что-то полезное, не стал бы, конечно, утаивать это от полиции, но подставлять свою шею ради того, чтобы поймать преступника, напавшего на нее, я не стану. И очень советую тебе последовать моему примеру.

– Хорошо, – сказала я.

– Хорошо? – удивился Рори. – Ты уверена, что тебе не стало хуже? Раньше ты бы не сдалась без борьбы.

– Мистер Бертрам нашел себе помощницу в лице мисс Уилтон.

Рори наконец убрал ладонь с моего лба и сел рядом.

– Рано или поздно он должен был найти помощника для своих детективных забав среди равных себе по положению, лэсс.

– Это не забавы!

– Ты просто ревнуешь его.

– Я не ревную! – поспешно возмутилась я. – И это он мне помогал, а не я ему.

Рори покачал головой:

– Какая ты наивная.

Я предпочла не обращать внимания на эту реплику.

– В любом случае от мисс Уилтон ему никакой помощи не будет. Она предложила мне деньги: по сути, за чистую ложь. Эта девица готова на все, чтобы нарыть сведения для своей газетной колонки.

– Господа привыкли подкупать слуг, Эфимия. Но цена, которую они предлагают, как правило, не соответствует риску.

– Ты не понимаешь, – вздохнула я. – Мисс Уилтон – зло во плоти. Для нее ничто не имеет значения, кроме собственной рубрики в газете, но мистер Бертрам уже поддался ее чарам. Беатрис сказала, он делится с ней семейными тайнами, а ты даже не представляешь, Рори, что известно нам с мистером Бертрамом! Еще Беатрис намекнула, что, если я не помогу ей раскопать историю миссис Уилсон, она сумеет вытянуть из него все подробности о смерти старого лорда Стэплфорда. Мистер Бертрам сам себе не отдает отчета, что он ягненок, которого ведут на заклание…

– Подожди, Эфимия…

– Я ничего не выдумываю, Рори!

– Даже не сомневаюсь, лэсс. Я просто хочу повторить, что тебе не нужно лезть куда не следует. Ясно как день: ничего хорошего от Беатрис Уилтон ждать не приходится, поэтому советую тебе держать рот на замке.

– А как же мистер Бертрам? Он не догадывается о ее планах!

– Ты его экономка, а не ангел-хранитель.

– Но я не позволю ему стать жертвой в руках Беатрис!

– Эфимия, даже если ты отважишься объяснить ему, что его новая подружка действует только в своих интересах и строит козни, он тебе не поверит.

– Поверит! Мы через многое прошли вместе.

– Нет, не поверит, – мягко повторил Рори. – Неважно, как он с тобой разговаривает, ты все равно всегда будешь служанкой в его глазах, а слово служанки против слова госпожи ничего не стоит. Особенно, если означенная госпожа невероятно хороша собой.

– Правда? Я не заметила.

Рори усмехнулся:

– Ты же не мужчина. Она красавица, хоть и стерва, что прискорбно. Впрочем, со временем твой мистер Бертрам и сам это поймет.

– Но…

– Она уже намекала на твое увольнение?

– Да, – сердито буркнула я. – Намекала. Она сказала, что нам нужно поскорее поладить друг с другом, иначе… Ну хорошо, она не предъявляла мне ультиматума, но подразумевала его.

– И если ты нажалуешься на нее своему нанимателю, она от этого только выиграет. Нельзя ставить Стэплфорда перед выбором, Эфимия, – мол, или она, или я. Он выберет не тебя.

Я молчала.

– Ты ведь понимаешь, что я прав?

– Да, – вздохнула я. – И что же мне делать?

– Пусть господа сами разбираются между собой и делают собственные ошибки. Твой мистер Бертрам – человек импульсивный. Без самообладания и способности мыслить рационально он не зайдет далеко.

– А если Беатрис выполнит свою угрозу?

– Она не осмелится. Насколько я слышал – имей в виду, это лишь слухи, – если бы у моего хозяина не было влиятельных друзей на самых высоких постах, он бы сейчас находился совсем в другом месте.

– Но в том-то и дело. Лорд Ричард…

Рори приложил палец к губам:

– Подумай хорошенько, Эфимия. Раз уж мой хозяин сумел избежать наказания за то, что он, по слухам, совершил, ему не составит труда заткнуть рот какой-то репортерше, ведущей рубрику о светских сплетнях. Газета просто не осмелится обнародовать ничего против лорда Ричарда Стэплфорда.

– Ты прав, – жалобно согласилась я. – Но это всё неправильно.

– Я бы сказал, что весь их мир устроен неправильно, потому-то и твержу тебе, что лучше держаться от него подальше.

– Ты действительно думаешь, что, если я не стану вмешиваться, все само собой утрясется?

Рори кивнул:

– Поверь мне, так оно и будет.

– Ты единственный, кому я могу верить.

Рори улыбнулся и, наклонившись, вдруг быстро поцеловал меня в лоб. Потом он покраснел, пробормотал, что его, дескать, ждут обязанности, и ретировался.

Почти весь день я оставалась одна. Мэри принесла мне еду и трещала без умолку о ночных событиях в доме, которые ее сильно взволновали, но днем, насколько я поняла, ничего интересного не происходило, и дело о нападении на миссис Уилсон ничуть не прояснилось. Наступал вечер, я, должно быть, задремала у камина, размышляя о том, что это самый безмятежный день в моей жизни, и тут пришел мистер Бертрам, на этот раз без спутницы.

– Как самочувствие, Эфимия? – поинтересовался он, протягивая мне бокал. – Я подумал, что немножко хереса тебе не помешает.

– Спасибо, – сказала я, прекрасно понимая, что с его стороны это своего рода предложение мира, сделанное со всем изяществом, и потому от вина нельзя отказываться.

– Прошу прощения за наше утреннее вторжение, – продолжил мистер Бертрам. – Беатрис слишком увлечена своей работой в газете.

Я кивнула, вспоминая разговор с Рори и решив держать рот на замке.

– Из ее рассказов я понял, что ей доводилось бывать в разных местах, пользующихся не самой лучшей славой. – Он все еще стоял, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. – Вряд ли она встречала среди прислуги таких девушек, как ты.

– То есть девушек, которых можно назвать «почти что образованными»? – не удержалась я.

Мистер Бертрам наконец сел на стул.

– Я никогда так о тебе не говорил. Она меня неправильно поняла. Я упоминал о твоих умственных способностях, и Беатрис сделала… э-э… неверный вывод.

– Это не так уж важно, сэр, – вежливо отозвалась я.

– Что ты, очень важно. Беатрис думает, что могла случайно тебя обидеть, и ужасно переживает. Она такая ранимая! На удивление чувствительная для той работы, которой занимается. Говорит, ей порой приходится буквально заставлять себя быть безжалостной, чтобы задавать нужные вопросы.

– Бедняжечка, – сказала я, чуть не фыркнув в бокал хереса.

Мистер Бертрам просиял:

– Я знал, что ты поймешь, Эфимия! Вы с ней очень похожи – обе сильные, независимо мыслящие женщины. Разумеется, у вас разное общественное положение, но я уверен, что, если бы для тебя обстоятельства сложились иначе, ты бы тоже стала хорошей газетной репортершей.

Я постаралась принять это за комплимент и молча улыбнулась.

– Ты не очень-то разговорчива сегодня.

– Мне просто нечего сказать, сэр. Я действительно ничего не знаю доподлинно о прошлом миссис Уилсон. И видела я то же самое, что вы: она расстроилась, услышав послание от духа на спиритическом сеансе, а слова доктора Симпсона о ней показались мне слишком туманными. – Я покачала головой. – В общем, мне ничего не известно наверняка, а при таких обстоятельствах важнее всего факты, не так ли? Нападавший был настроен решительно и понимал, что делает, поэтому мне бы не хотелось каким-то образом ввести полицию в заблуждение и направить на ложный след своими безосновательными предположениями, – высказалась я и закусила губу.

Мистер Бертрам смерил меня тяжелым взглядом. Он отлично понял, на что я намекала.

– Мы оба имели несчастье удостовериться, что полиция не всегда демонстрирует должный уровень понимания, верно, Эфимия? В прошлый раз, на Шотландском высокогорье, я пытался убедить тебя не вмешиваться – и жизнь Рори оказалась под угрозой. Если бы ты тогда послушалась моего совета, вместо того чтобы действовать по собственному разумению, сейчас его с нами уже не было бы.

– Тогда были чрезвычайные обстоятельства, – сказала я, стараясь говорить спокойно, хотя использовать против мистера Бертрама его же собственные аргументы было нелегко. – У полиции уже есть подозреваемый в нападении на миссис Уилсон?

– Все в доме под подозрением. И это немыслимо!

– Все, кроме вас и Рори. А также, я полагаю, можно исключить женщин.

– Преступник был невысокого роста и отнюдь не мощного телосложения.

– Значит, ваш брат тоже не годится в подозреваемые, – улыбнулась я.

– Похоже, полиция не слишком серьезно отнеслась к моему описанию преступника, – мрачно проговорил мистер Бертрам. – Никто из нас не успел его как следует разглядеть.

– Но… – начала я и замолчала. – Но вы с Рори должны были видеть этого мужчину… то есть этого человека совсем близко. Может быть, вы заметили цвет глаз и волос?

– Я – нет, и сержант Дэвис сказал мне, что никто не смог назвать ему особые приметы.

Я нахмурилась.

– Ты что-то знаешь, Эфимия?

Был подходящий момент рассказать о том, что я видела глаза нападавшего, и поделиться сведениями, почерпнутыми из разговора с доктором Симпсоном.

Я усиленно подыскивала слова, не зная, как поведать мистеру Бертраму, что их собственный семейный врач подозревает прежнего лорда Стэплфорда в предосудительной связи с экономкой. И хотя у Бертрама не имелось поводов любить родного отца, известие о том, что у покойного лорда был внебрачный ребенок, принять ему будет нелегко.

– Видите ли… – начала я и сглотнула; по многим причинам, в том числе из-за наших необычных, хоть и вполне невинных отношений, продолжить мне никак не удавалось.

Мистер Бертрам подался вперед:

– Да, Эфимия?

У меня в голове звучали предостережения сержанта Дэвиса и Рори, но я была намерена раскрыть правду.

– Видите ли…

Его глаза горели нетерпением, он уже предвкушал, что я сейчас дам ответ на загадку или, по крайней мере, первый ключик к ее решению. Но я колебалась. В этом была опасность для всех нас, к тому же я не знала, насколько правильно мистер Бертрам меня поймет.

– Мне позвать мисс Уилтон? Ты знаешь нечто такое, что ей необходимо услышать, да?

Тут я подумала, не поделиться ли с ним своим мнением о его новой подруге. Господь свидетель, мы с мистером Бертрамом часто спорили, но он всегда был на моей стороне, а я – на его. Однако наши отношения, выходящие за рамки общепринятых, подвергались испытанию с появлением на сцене мисс Уилтон.

Наконец я приняла решение.

– Эфимия, что тебе известно? Ты должна мне рассказать.

– Видите ли, сэр, как я уже говорила мисс Уилтон, мне совсем ничего не известно.

Глава пятая
Лондон и его окрестности

Мистер Бертрам со вздохом откинулся на спинку стула.

– Я думал, если кому-то и удастся разведать об этом деле, так только тебе. Видимо, мисс Уилтон права.

– В чем права?

– Она сказала, что глупо с моей стороны возлагать на тебя непомерные надежды.

Мне немедленно захотелось не просто выложить ему все, что я знала, но и поделиться собственными соображениями по этому поводу, однако матушкино воспитание, видимо, оказалось куда качественнее, чем она сама полагала. Я опять удержала язык за зубами.

– Мне кажется, в этом доме оставаться опасно, – сказал мистер Бертрам. – Не люблю рисковать, поэтому я решил на время куда-нибудь уехать.

– Конечно, сэр, как пожелаете, – сухо произнесла я, ибо не привыкла считать своего нанимателя трусом.

– У мисс Уилтон слабое сердце, и второго потрясения она не переживет, а у тебя есть печально известная склонность вмешиваться в дела, грозящие смертельной опасностью. – Мистер Бертрам встал и принялся мерить шагами библиотеку. – У меня нет другого выхода, кроме как увезти подальше отсюда вас обеих. Как думаешь, ты справишься с обязанностями компаньонки для леди, Эфимия? Ты слишком молода для этого, но, если вы обе поедете со мной, мы таким образом избежим пересудов.

Я уставилась на него во все глаза, так, будто он сейчас изъяснялся на незнакомом мне языке.

– Вы же это не всерьез, сэр? – в конце концов удалось мне выговорить.

– Думаешь, наш отъезд будет выглядеть подозрительно? – Мистер Бертрам обернулся с торжествующей ухмылкой: – Я все предусмотрел. Мне, конечно, придется сказать полицейским, куда мы направляемся, но я возьму с них слово держать это в тайне. Уверен, никто не догадается, куда мы едем.

– Вы тоже пострадали во время ночного нападения, сэр? Преступник и вас ударил?

Мистер Бертрам расхохотался:

– Нет-нет, Эфимия. Не только ты способна строить хитроумные планы. Я решил помочь мисс Уилтон с ее новой статьей.

– Для колонки сплетен?

Мистер Бертрам снова разразился хохотом. Я никогда не слышала, чтобы он так много смеялся, и начала всерьез опасаться за его рассудок. Он сел рядом на краешек дивана и взял меня за руку.

– Знаю, я могу тебе доверять, поэтому все объясню. Би, конечно же, на меня не обидится. – Он замолчал, нахмурился и продолжил: – Ну ладно, наверняка обидится, но когда она познакомится с тобой поближе, все утрясется. А пока оставим это строго между нами.

Я уже не знала, что и думать. Что бы там мисс Уилтон ни наговорила мистеру Бертраму, можно было не сомневаться в одном: она бы не хотела, чтобы он пересказывал это своей прислуге. По крайней мере прислуге женского пола, а конкретно – той, кому он особенно благоволит. Предостережение Рори снова показалось мне весьма уместным.

Я попыталась сесть:

– Мистер Бертрам, вы не должны…

– Мы поможем Би с ее первым настоящим журналистским расследованием! Ты и я. Наши детективные способности и опыт, а также писательский дар Беатрис – все это в совокупности сделает ее звездой.

– И она одобрила ваш замысел?

– Гм, пока нет, но я не такой уж тупица, каким ты меня считаешь, Эфимия. Мы с ней долго беседовали, и мне стало ясно, что она крайне недовольна своей ролью ведущей светской хроники.

– О, – сказала я, поскольку больше тут сказать было нечего.

– Она обмолвилась, что наткнулась на сюжет, из которого можно сделать хорошую статью, но никто ей не позволит довести дело до конца. Беатрис пожаловалась, что у нее просто не хватит сил бросить вызов, как она выразилась, бастионам прессы, безраздельно принадлежащей мужчинам. И я сразу же подумал, что мы обязаны ей помочь!

– Мисс Уилтон пришлась по душе ваша затея?

– Я ей пока об этом не говорил. Она и не подозревает, что навела меня на подобные мысли.

– Наверняка, – покивала я. – Даже не догадывается. Она всего лишь поделилась с малознакомым человеком своими сокровенными мечтами.

– О да! – воскликнул мистер Бертрам, взволнованно вскочив на ноги. – Это же так трогательно, правда?

– Что именно она хочет расследовать?

– Условия содержания людей с затуманенным рассудком в современных домах умалишенных.

– Как актуально.

– Не думаю, что ты знаешь значение этого слова, Эфимия. «Актуально» означает…

– Не берите в голову, сэр. Вы действительно думаете, что мисс Уилтон примет мою помощь? Я ведь всего лишь прислуга.

– Для начала мы ей сообщим, что в этом путешествии ты будешь ее компаньонкой. Я стану рассказывать тебе все, что нам удастся узнать, а ты – делиться со мной своими соображениями. Как в старые добрые времена!

Я лишилась дара речи.

– Когда подвернется удобный случай, я объясню Беатрис, насколько полезной ты оказалась. В мои намерения не входит присваивать себе все лавры, но если какое-то время Беатрис будет думать, что тут только моя заслуга, и это нас сблизит… О, Эфимия, ты же мне поможешь, правда?

– Я ваша прислуга, сэр, потому не вправе отказаться.

– Эфимия, я же никогда не просил тебя делать то, чего бы ты сама не желала, верно?

Тут я поняла, что, вопреки моим чаяниям, мистер Бертрам, как и все господа, пребывает в сладостном заблуждении, что слуги находят высшее удовольствие в том, чтобы им служить.

– В конце концов, – продолжил мой послабевший на голову хозяин, – пока это всего лишь моя идея. Беатрис может не согласиться.

– Не сомневаюсь, она обязательно примет от вас помощь, сэр, – опрометчиво сказала я.

– Спасибо, Эфимия, тебе не придется жалеть о своей доброте! Мы отлично проведем время! – воскликнул этот джентльмен в состоянии помешательства и бросился прочь из комнаты.

Вот тут я сделала то, чего мне никогда не доводилось делать в этом доме, – позвонила в колокольчик для вызова прислуги.

Через несколько минут примчалась запыхавшаяся Мэри:

– Что с тобой?! Стало хуже?

Я обессиленно откинулась на подушки.

– Прости, Мэри, что пришлось позвонить, но мне нужно немедленно увидеть Рори. Дело чрезвычайной важности.

Еще через несколько минут я поняла, что надо было поаккуратнее выбирать слова, потому что Рори примчался быстрее, чем Мэри, и, не успев отдышаться, с бешеными глазами выпалил:

– Эфимия!..

– Со мной все хорошо, – снова ляпнула я, не подумав, в результате чего выдержала громокипящую шотландскую отповедь и лишь после этого получила возможность рассказать о своем затруднительном положении, созданном стараниями мистера Бертрама и мисс Уилтон.

– Ай, вот теперь я вижу, что дело и правда чрезвычайной важности, – под конец признал Рори.

– И что же мне делать?

– Могу предположить, что твоя репутация, так же, как и моя, не поможет тебе найти новое место службы.

– Боюсь, что так, – неохотно согласилась я. – Мне, конечно, не предъявляли обвинения в убийстве, но наверняка на меня все будут показывать пальцами, куда бы я ни пошла.

– Да уж, если служанка попала в поле зрения господ, слухи разлетятся во все стороны.

– Мисс Риченда постарается, – вздохнула я.

– Не стану подтверждать это или отрицать, но…

– Мне нужно кормить семью.

– Тогда у тебя нет выбора. Подчиняйся своему нанимателю, однако советую тебе ничего не видеть, не слышать и не делиться с ним собственными мыслями. Притворяйся тупицей, какой тебя считает Беатрис Уилтон, даже если это ранит твое самолюбие. И хотя я, в отличие от леди Грей, не сомневаюсь в остроте твоего ума, обстоятельства слишком запутанные, а такие, как мы с тобой, Эфимия, созданы не для того, чтобы их распутывать.

Рори взглянул на меня со странным выражением, и я ему улыбнулась:

– Ничего, я не обиделась. Ты прав. Но если уж я остаюсь на службе, можно мне… можно положиться на твою поддержку?

– Конечно, лэсс.

– То есть если я все-таки что-то увижу и услышу…

– Тебе будет трудно держать собственные мысли при себе, так?

– Да, и мне понадобится помощь, чтобы выстроить свои догадки в систему или хотя бы попытаться это сделать.

– То есть сложить два и два и, как обычно, получить шесть? – усмехнулся Рори.

– Пока все это выше моего понимания.

– Я буду рядом, лэсс. Можешь рассказывать мне все без утайки.

– А если ты меня выслушаешь и подумаешь, что надо обратиться в полицию?

– Я так тебе и скажу, лэсс, но, честно признаться, пока что я думаю, у тебя не будет ничего, кроме домыслов и подозрений, и ты не найдешь ни единой улики, которую можно предоставить суду. У них, у господ, всегда так. Все шито-крыто.

– Но я могу попробовать связаться с мистером Эдвардом. Он сказал мне, как его найти.

– Неужели сказал? И Фицрой 10 тоже?

Я покачала головой.

– Одной проблемой меньше, – мрачно пробормотал Рори. – Однако мне кажется маловероятным, что ты нароешь нечто, имеющее отношение к государственной безопасности.

– Со Стэплфордами никогда и ни в чем нельзя быть уверенной, – устало сказала я.

– Ай, вот тут уж с тобой не поспоришь, лэсс.

* * *

К автомобилю мистера Бертрама я вышла через два дня. Мисс Уилтон не терпелось отправиться в путь, и понадобились объединенные усилия доктора Симпсона и Рори, чтобы выторговать мне эту небольшую отсрочку. Голова у меня все еще кружилась, и казалось, что я смотрю на мир из-под воды. Стоило мне появиться с маленьким чемоданчиком в руке на крыльце для слуг, мисс Уилтон заявила, что я поеду на «тещином месте» 11, и разумеется, я решительно воспротивилась. К тому моменту, когда спустился мистер Бертрам, мы с ней уже вовсю обменивались уколами, как заправские дуэлянты, при этом я держалась с надменной вежливостью. Мистера Бертрама я никогда не считала находчивым и сообразительным человеком; он, конечно, был импульсивным, но эти импульсы чаще заставляли его демонстрировать недостаток ума, нежели избыток, однако на сей раз хозяин меня удивил.

– Дамы, умерьте пыл, – спокойно произнес мистер Бертрам. – Мой автомобиль останется здесь. Мы едем на машине Ричарда, я с ним договорился. Поведет Меррит, а Эфимия сядет рядом с ним впереди, там, где и должна сидеть сопровождающая леди слу… – Наши взгляды пересеклись, он запнулся и поправился: – Компаньонка.

Меррит уже ждал нас, одетый в ладную шоферскую униформу.

– Не знала, что ты умеешь водить, – сказала я, когда он галантно помогал мне устроиться на переднем пассажирском сиденье.

– Вот сейчас и проверим. Что тут сложного? – пожал он плечами.

Я, должно быть, побледнела, потому что Меррит рассмеялся:

– Не волнуйтесь, мисс Сент-Джон. Вы и моргнуть не успеете, как это гнездо мрака и погибели под названием Стэплфорд-Холл останется далеко позади.

Я украдкой бросила взгляд через плечо – заднюю часть салона автомобиля от нас отделяла панель из толстого стекла.

– Они смогут нас услышать только через переговорную трубку, – пояснил Меррит. – Это дает ощущение уединенности.

– Кому? – резко спросила я.

– И нам, и пассажирам на заднем сиденье. Кстати, давно хотел вас кое о чем спросить, мисс Сент-Джон, и сейчас, по-моему, подходящий случай. Ой, погодите минутку, они просят трогаться.

К моему облегчению, оказалось, что Меррит и правда отлично водит, так что вскоре мы уже плавно выехали за ворота.

– Я тут озаботился своей карьерой и потолковал на эту тему с мистером Маклеодом, – снова заговорил наш лакей. – Он готов заняться моим обучением, и я подумал, что переход на службу в Стэплфорд-Холл сулит уйму преимуществ.

– Уйму? – усмехнулась я. – Правда?

Меррит трогательно покраснел.

– Хотя лорд Стэплфорд будет рад видеть меня на должности старшего лакея, я, конечно же, не могу просто так бросить вас с мистером Бертрамом в сложных обстоятельствах…

– Ох, Меррит, тебе нужно обсуждать это не со мной, – грустно сказала я. – Столько всего произошло…

– Но если наш хозяин женится, возможно, ему все-таки понадобится дворецкий? – гнул свое Меррит. – И я надеюсь, вы не станете возражать против еще одной служанки в штате?

– Ты имеешь в виду… Но вы ведь с ней только что познакомились!

– При нашем с вами образе жизни, мисс Сент-Джон, нельзя упускать ни единой счастливой возможности. Мы во всем зависим от воли наших господ, поэтому должны не зевать и все успевать.

– Это мистер Маклеод так говорит?

– Ай, – кивнул Меррит. – И как по мне, он совершенно прав. Только почему-то сам своим советом не пользуется. Мэри говорит, все юные девицы из прислуги от него без ума, так что возможностей у него хоть отбавляй.

– Это уж точно.

– Я сказал что-то обидное, мисс Сент-Джон?

– Нет, но мы проехали слишком близко к тому дереву. Думаю, тебе лучше сосредоточиться на дороге.

– Вы ведь замолвите словечко за Мэри, да, мэм? Поговорите с хозяином?

– Разумеется, – буркнула я. – Мэри – моя лучшая подруга, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы ей помочь. Однако я еще не решила, считать ли тебя хорошей партией для нее.

После этих слов Меррит погрузился в молчание. И только тут я поняла, что никто еще не потрудился сказать мне, куда мы едем, а теперь не у кого было спросить.

Видимо, последствия удара головой все еще давали о себе знать, потому что всю дорогу я провела, будто во сне: сидела с открытыми глазами, но в сознании теснились диковинные образы. На лорда Стэплфорда вероломно напали его же собственные усы, и он яростно оборонялся за столом на званом ужине, ерзая рядом со своим покойным отцом и покойным кузеном Жоржем; оба мертвеца при этом были в сорочках с расстегнутыми воротничками и умоляли открыть все окна, чтобы ветерок их остудил хоть немножко, перед тем как они вернутся обратно в пекло. Жорж между делом осведомился, не видела ли я его запасные парадные панталоны. Вдалеке мелькнуло лицо миссис Уилсон, но она тут же провалилась в горлышко гигантской бутылки и забилась внутри о стекло, как муха-великанша. Миссис Дейтон извлекала из печи одно мясное блюдо за другим для Рори, а тот кидал и кидал их под ноги; я хотела было вмешаться, но мне тут же заявили, что упавшее на пол мясо – к свадьбе, такая, мол, примета. Все это происходило под исполинскими облаками в форме глаз. Одна пара была голубая и блестящая, другая – тусклая и неопределенного оттенка, но я знала, что эти глаза принадлежат мистеру Фицрою, который выполнил свое грозное обещание присматривать за Стэплфордами. В том полусне я чувствовала: мистер Фицрой только и ждет, когда дом обрушится им на голову, потому что хочет забрать все бесхозное оружие. Я увлеченно объясняла Рори, как пройти по коромыслу и не упасть на пол вслед за мясом, но тут до меня донеслись голоса.

– Эфимия! – звал мистер Бертрам.

– Мисс Сент-Джон! – вторил ему Меррит.

– О, Бертрам, прекрати уже, девица просто спит. Идем в гостиницу, я замерзла, – перебила обоих Беатрис Уилтон.

Мир вокруг постепенно обретал резкость и объем. На улице толпа прохожих шумела и галдела, высились огромные здания, а в воздухе пахло сажей. Мы были в Лондоне. Я дрожала от холода и не чувствовала рук и ног. Ко всему прочему, голова у меня раскалывалась, и пришлось сделать титаническое усилие, чтобы окончательно вернуться к действительности.

– Кажется, мне нужно прилечь, – выговорила я дрожащими губами.

– Конечно, – засуетился мистер Бертрам, помогая мне выбраться из автомобиля.

– Вообще-то это меня ты должен отвести в гостиницу, а не служанку! – раздраженно бросила мисс Уилтон.

– Мерриту нужно отогнать автомобиль на стоянку, – тихо сказал ей мистер Бертрам.

– Это не оправдание!

Мы сделали несколько осторожных шажков – мне пришлось собрать все силы и сосредоточиться на каждом движении. Без поддержки мистера Бертрама я бы наверняка упала.

– Скажу портье, что она наша дальняя родственница, которая сопровождает тебя в качестве компаньонки, – шепнул мой хозяин мисс Уилтон.

– Бертрам, нельзя так бессовестно лгать людям.

– Беатрис, Эфимия еще не оправилась от сотрясения мозга, а ты со своим репортерским рвением вытащила ее из постели. Она здесь по твоей милости.

– Эта девица притворяется, да еще получает удовольствие оттого, что ты вокруг нее хлопочешь.

Я висела на руке мистера Бертрама, навалившись на него всем телом, и не участвовала в этом разговоре. В конце концов он дотащил меня до номера. Меня не отправили на половину для прислуги – портье, судя по всему, верно оценил и мое положение, и неодобрение мисс Уилтон, однако имел любезность сделать вид, что ничего не понял. В итоге я оказалась в небольшой комнате, предназначенной для бедных родственниц богатых господ, но даже по сравнению с моей спальней в «Белых садах» это были настоящие хоромы. Мистер Бертрам сказал, что распорядился доставить ужин в номер, и выразил надежду, что к утру мне станет лучше.

– А если ты вдруг почувствуешь себя хуже, обязательно вызови гостиничного врача, – добавил он. – Я попрошу Би заглянуть к тебе перед сном, проверить, все ли у тебя в порядке. Сам я наведаться к тебе не смогу, потому что… – он неуклюже переступил с ноги на ногу, – это будет нарушением приличий… А Беатрис искренне беспокоится о твоем самочувствии.

– Спасибо, – сказала я, мечтая лишь об од-ном – чтобы он поскорее ушел и оставил меня одну греться у растопленного камина.

– Она из тех, кто плохо переносит длительные поездки…

– Понятно.

– Она вовсе не хотела тебя обидеть… Я уверен, когда ты узнаешь ее поближе…

– Я бы предпочла лечь поспать, сэр.

– Конечно, конечно. На случай, если тебе что-нибудь понадобится, я дал указания портье… э-э… снабжать тебя всем необходимым. О счете, пожалуйста, не беспокойся. Я чувствую себя виноватым из-за того, что привез тебя сюда, когда ты еще очень слаба. Видимо, я не вполне верно понял доктора Симпсона. Беатрис заверила меня, что поговорила с ним – ей ведь проще, вы обе девушки, – и, по его словам, ты уже вполне оправилась для путешествия.

Мне стало ясно, что заставить мистера Бертрама немедленно покинуть мой номер может лишь какое-то сильнодействующее средство, поэтому я решительно уселась на кровать и принялась развязывать шнурки на своих сапожках. Мистера Бертрама как ветром сдуло.

* * *

Сытный ужин и крепкий сон подготовили меня к встрече со своими спутниками за завтраком. Я надеялась, что завтрак мне тоже подадут в номер, но явился служитель гостиницы и сообщил, что меня ждут внизу. В голове немного прояснилось, и я уже представляла себе, какое лицо будет у Би Уилтон при известии, что ей придется сидеть за одним столом со мной.

Когда я подошла к столику в ресторане гостиницы, она как раз читала познавательную лекцию мистеру Бертраму и повела себя единственным возможным для истинной леди способом – проигнорировала меня, ибо ничего иного истинная леди, обнаружившая, что ей предстоит завтракать в компании экономки своего возможного жениха, сделать не могла.

– Практика лечения душевнобольных появилась в девяностые годы восемнадцатого века, – говорила Беатрис, – и во многом основывается на квакерских идеях 12. Это чрезвычайно увлекательная тема. Ты же слышал о квакерах?

– Ну разумеется, – пробормотал мистер Бертрам, не сводя глаз с яйца, сваренного «в мешочек». Он еще не разбил скорлупу и заметно нервничал, как человек, не уверенный в том, что ему удастся справиться с жидким желтком под взором леди, на которую необходимо произвести впечатление.

На его месте я бы заказала омлет и теперь, глядя на мучения хозяина, так и сделала, окликнув проходившего мимо официанта. Тот кивнул, но при этом хмыкнул себе под нос, тем самым любезно дав понять, что понимает мое положение за этим столом. Би в благодарность одарила его лучезарной улыбкой.

– Лечение состоит в том, что душевнобольным пациентам предлагается выполнять несложные задания, делать самые простые, обыденные вещи, чтобы со временем они могли вернуться в общество и найти там свое место.

Бертрам срезал верхушку яйца таким размашистым движением, что она отлетела на скатерть.

– Ох черт! Ты хочешь сказать, что этих людей выпускают из сумасшедших домов?

Би мелодично рассмеялась:

– Только не тех, кто принадлежит к знатным семьям. Они самые опасные для общества. Интересно, почему?

Я воздержалась от ответа, хотя могла бы пролить свет на этот вопрос.

– Выпускают простых людей, Бертрам. Простые люди, вернув себе рассудок, могут быть полезными. Некоторые дома умалишенных даже продают плоды их труда.

– И кто-то это покупает? – спросил мистер Бертрам, героически пытаясь делать вид, что непричастен к устроенному на столе безобразию, и одновременно подзывая официанта.

Беатрис пожала плечами:

– Понятия не имею. Мне лишь известно, что долгое время в дома умалишенных не допускали посетителей. Однако теперь все меняется. Ты читал труды доктора Фрейда? Идеи у него странные, но весьма занятные.

Бертрам побледнел:

– Беатрис, это неподобающее чтение для женщины!

– Совершенно согласна, – спокойно отозвалась мисс Уилтон, откусив от тоста. – Но я читала Фрейда не как женщина, а как журналистка. Не знаю, практикующий ли он алиенист. Из его сочинений следует, что он считает всех нас без исключения душевнобольными, а не сосредоточен на изучении истинных безумцев. Впрочем, я могла что-то неправильно понять.

– Что такое алиенизм? – осмелилась я спросить.

– Определение меры вменяемости или невменяемости преступников, – ответила Беатрис с ледяной улыбкой. Она сделала знак официанту, тот отозвался с первого раза, и беспорядок, устроенный на столе мистером Бертрамом, был немедленно устранен.

Последовала неловкая пауза.

– Не хочешь ли ты сказать, что всех преступников нужно считать безумными? – в конце концов нарушил молчание мистер Бертрам.

Беатрис снова рассмеялась:

– Ну конечно, дорогой. Чтобы совершить преступление, необходимо быть безумным. Верноподданные империи гордятся ее законами и блюдут их неукоснительно.

– Это если они сыты и довольны жизнью, – пробормотала я.

Беатрис сверкнула на меня глазами, и я поспешно укрылась за кофейной чашкой, но все-таки успела заметить по лицу мистера Бертрама, что он шокирован.

– Ты что, не согласен, Берти? – полюбопытствовала мисс Уилтон.

– Я об этом никогда не думал в таком ключе. – Он нервно промокнул рот салфеткой, покосившись на меня – ждал, что я вступлю в разговор, но не дождался и продолжил сам: – Тот дом умалишенных, куда мы сегодня отправимся, как-то связан с Фрейдом или с алиенистами?

– Возможно, там работают алиенисты, но меня интересует совсем другое – что понимает под безумием само общество. Я имею в виду, что вердикт может вынести врач, но, по сути, мы сами решаем, кого хотим изолировать. Ты наверняка догадываешься, о чем я толкую, Бертрам. Время от времени даже в самых знатных семействах случается нечто, выходящее за рамки общественных норм, и гораздо проще отправить источник беспокойства в какой-нибудь приют, подальше от чужих глаз и ушей, иначе, сам понимаешь, пойдут слухи и пересуды. В каком-то смысле родственники таким образом защищают и себя, и своих безумцев.

Я звякнула кофейной чашкой о блюдце, перехватила заговорщический взгляд Беатрис, но мистер Бертрам выглядел совершенно растерянным, будто не понимая, о чем речь.

– В таком старинном аристократическом роду, как твой, наверняка были подобные случаи, – продолжала Беатрис.

– Наш род не такой уж старинный, – сказал Бертрам.

– Но очень влиятельный. Особенно сейчас, когда на нас в любую минуту могут напасть зло-вредные немцы.

Бертрам закашлялся, затем расправил плечи:

– По-моему, о намерении начать войну еще никто не объявлял.

– О, дорогой мой, кто же объявляет о таких вещах? Все просто берут и нападают. Впрочем, если бы ты прочитал ту книгу, о которой я говорила, ты бы все об этом знал. Там каждое слово – правда.

– Я не читаю беллетристику, – отрезал Бертрам. – И не вхож в круг политиков. Моя семья не имеет никакого отношения к международным дрязгам.

Передо мной на столе остывал завтрак, а я была слишком увлечена их беседой. Не знаю, был ли увлечен мистер Бертрам – скорее, он начинал испытывать опасения. Но потом Беатрис сказала то, что выдало – по крайней мере в моих глазах – ее полную неосведомленность о чем-либо:

– Когда работаешь в газетном деле, чего только не наслушаешься.

– О да, конечно, – сказал мистер Бертрам. – Так когда у нас встреча с мистером Фрейдом?

– Дорогой, ну что ты, мы не увидимся с Фрейдом. Мы едем в чудесное современное заведение для умалишенных, где не держат преступников. А потом я напишу более чем пристойную заметку о том, как общество заботится о тех, кому повезло чуть меньше, чем нам с тобой.

Спустя некоторое время мы с мистером Бертрамом стояли у входа в гостиницу и ждали Беатрис, которая пошла надевать шляпку. Поскольку стояли мы там уже минут двадцать, я могла лишь предположить, что шляпка имела замысловатое устройство.

– Однако это может оказаться занятным, – вдруг сказал мистер Бертрам. – Если Беатрис права насчет отношения общества к безумию. Можно будет расспросить алиениста, как определить меру умопомешательства.

Я вздохнула:

– По-моему, люди совершают преступления по самым заурядным причинам: любовь, зависть, жадность, голод, стремление к власти или даже праведный гнев перед лицом несправедливости.

Бертрам кивнул:

– Согласен. Но мысль о том, что специалист может просто указать пальцем на безумца, очень даже обнадеживает, ты не находишь? Тогда дело моего покойного отца…

– Тссс! – прошипела я, потому что на ступеньках крыльца показалась Беатрис.

– Ах вот ты где, Эфимия! Ты что, не слышала, как я сказала, что иду надевать шляпку? Ты, похоже, не в курсе своих обязанностей.

Бертрам подхватил ее под ручку и увлек к стоянке экипажей.

– Эфимия – твоя компаньонка, а не служанка, – напомнил он, когда мы все уселись и карета тронулась в путь.

– Но мне говорили, что она нанялась в Стэплфорд-Холл как служанка Риченды. – Беатрис понизила голос. – И что, вы предпочитаете не распространяться о ее прошлом. Разве нет?

Я вспыхнула от возмущения и неловкости. Мне хватило ума понять, что любые возражения и оправдания с моей стороны вызовут слишком много вопросов, на которые я не намерена отвечать, поэтому ограничилась тем, что дала волю своему воображению: представила себе, как от души пну ее в этом тесном экипаже, если она позволит еще одно подобное высказывание в мой адрес.

– Нет, – лаконично ответил ей мистер Бертрам.

– Нет? – подняла бровь Беатрис.

– Нет, – отрезал он.

– О, какое облегчение! – заулыбалась мисс Уилтон. – Когда я услышала, что ты предложил ей место экономки…

Бертрам сердито засопел, и Беатрис похлопала его по руке:

– Просто мне не нравятся все женщины, с которыми ты общаешься. К тому же я журналистка, поэтому привыкла задавать вопросы, которые никто задать не осмеливается.

– Похоже, знакомство с тобой – дело опасное, – сказал Бертрам.

– Безусловно. Мои знакомые трепещут, но моим друзьям нечего бояться.

Я тем временем поражалась, насколько хитроумную игру затеяла эта женщина. Она уже намекнула, что внебрачный ребенок миссис Уилсон может находиться в доме умалишенных – неужели сейчас хочет дать понять мистеру Бертраму, что его ухаживания оградят семейство Стэплфорд от огласки? При этом я не сомневалась, что она выбрала не того мужчину – Бертрам явно не догадывался, о чем она толкует.

Экипаж загромыхал, останавливаясь, и мы дружно высадились. Бертрам взглянул на карманные часы.

– Не опоздали? – спросил он.

– О, дорогой, ты думаешь, я договорилась о встрече, дав им шанс подготовиться? – С этими словами мисс Уилтон устремилась по мощеной дорожке к большому белому зданию.

Мы с мистером Бертрамом некоторое время с ужасом смотрели ей вслед.

Глава шестая
В доме умалишенных

– Какая же она потрясающая женщина! – воскликнул мистер Бертрам.

Тут я поняла, что дважды ошиблась. Во-первых, на его лице был вовсе не ужас, а восторженное ошеломление, и во-вторых, я в очередной раз позволила собственным чувствам и предубеждениям повлиять на свои выводы, за что меня часто ругали в прошлом. Ничего из сказанного Беатрис не было связано с миссис Уилсон и спиритическим сеансом. Ее устремления и замыслы были вполне практичны – она собиралась упечь в дом умалишенных Ричарда Стэплфорда, тем самым обеспечив Бертраму наследство и статус главы рода. Даже ее желание стать настоящей журналисткой – желание, которым я не могла не восхищаться вопреки своей воле, – имело корыстную подоплеку: она хотела получить доступ на дивертисменты высшего общества с целью найти себе мужа. Разумеется, дело тут было не в деньгах – мисс Уилтон предстояло унаследовать огромный капитал, но, как сказала бы моя матушка, от этого капитала за версту несло типографской краской и торговыми складами. Причина нападения на миссис Уилсон по-прежнему оставалась тайной, зато поведению Беатрис Уилтон нашлось простое объяснение. Стэплфорды принадлежали к новой аристократии, и для меня их титул мало значил, однако для Беатрис Уилтон само слово «леди» перед фамилией было пределом мечтаний. Недаром же она выбрала себе этот смехотворный псевдоним – леди Грей.

– Не думаю, что мое присутствие здесь принесет какую-то пользу, – сказала я Бертраму. – Я не имею ни малейшего представления об устройстве домов для умалишенных или о том, какими им надлежит быть.

– Ты себя недооцениваешь, Эфимия. До того как ты вышла к завтраку, Беатрис сообщила мне, что у нее есть определенные подозрения по поводу этого приюта.

– Подозрения? – насторожилась я.

– Она сказала, что пока не может ими поделиться, дабы у меня не сложилось предвзятое мнение, но просила быть повнимательнее, когда мы там окажемся.

– Вы идете? – крикнула мисс Уилтон. Она уже открыла дверь дома умалишенных, но не успела переступить порог – перед ней вырос джентльмен выдающихся габаритов с явным намерением заполнить собой весь дверной проем.

Мистер Бертрам поспешил на помощь. Очень быстро выяснилось, что экскурсии по заведению не предусмотрены, в том числе за щедрое вознаграждение. На сей раз даже мистеру Бертраму стало неловко, и он густо покраснел, когда мисс Уилтон предложила габаритному джентльмену деньги. Зато подействовала смутная угроза мести со стороны всесильной прессы, и нас в конце концов все-таки проводили в кабинет некоего доктора Франка, пообещав, что он скоро придет. К этому моменту я уже не знала, куда деваться от стыда.

Когда за нашим суровым конвоиром закрылась дверь, мисс Уилтон устроилась в кресле и сняла перчатки.

– По-моему, пока все идет гладко, – заявила она.

Мистер Бертрам пробормотал что-то неразборчивое, а я отошла к стене, на которой висел большой архитектурный план.

– Бертрам, перестань ворчать. Это же не светский визит. Пресса имеет право добиваться сведений любыми средствами во благо общества. Мы, репортеры, – глаза и уши империи.

– Да, Беатрис, но все же служители этого заведения пытаются быть вежливыми.

– А тем временем прячут все следы того, что… В общем, все следы. Пока что я не могу поделиться подробностями.

– Ну разумеется. Однако, если тут все надзиратели такого же телосложения, как наш конвоир, вряд ли нам удастся узнать больше того, что они соизволят рассказать.

– Я умею задавать правильные вопросы, Бертрам. Ты недооцениваешь возможности журналистских расследований.

– Но как вы можете быть уверены в том, что их ответы окажутся правдивыми? – спросила я.

– Я сразу замечу ложь, – надменно отозвалась мисс Уилтон. – А потом копну поглубже. Собственно, тебе все равно не понять.

Парировать этот выпад так, чтобы не скатиться до ее уровня, я не могла, поэтому промолчала и переключила внимание на архитектурный план. Это был вид сверху в разрезе – на нем художник обозначил все помещения и стены под крышами зданий. Оказалось, дому умалишенных принадлежат обширные земельные владения. И удивительное дело – это скорее походило на какую-нибудь ферму, чем на то, как в моем представлении должна была выглядеть закрытая лечебница. По территории были разбросаны многочисленные постройки с отдельными помещениями для мужчин и женщин, а центральное здание на этом замысловатом плане напоминало жилище для очень большой семьи. Вокруг было множество флигелей, беседок и площадок для спортивных игр.

Мисс Уилтон подошла и встала у меня за спиной.

– Здесь нет озера, – сказала она. – Я слышала, что в подобных заведениях все устроено, как в богатых поместьях, но без водоема это совсем не то…

Я озадаченно покосилась на нее.

– Дорогая Беатрис, – поспешил вмешаться мистер Бертрам, – едва ли водоемы уместны там, где живут душевнобольные люди, которые в любую минуту могут…

Мисс Уилтон тупо уставилась на него.

– Не думала, что у дома умалишенных такая огромная территория, – нарушила я неловкую паузу.

– Мы бы с удовольствием ограничились участком поменьше. – На пороге кабинета возник мужчина невысокого роста в опрятном загородном твидовом костюме и в маленьких круглых очках. – Но тогда в окрестностях Лондона трудно было приобрести что-нибудь стоящее.

– Вы доктор Франк? – обернулась к нему мисс Уилтон. – Это немецкая фамилия? – И шепнула нам с Бертрамом: – Всегда нужно заставать собеседника врасплох.

– Нет, но мне часто задают этот вопрос, – ответил доктор Франк на своем безупречном английском. – Столь масштабную коллективную паранойю по отношению к германцам, охватившую все слои населения, я нахожу весьма любопытной. К сожалению, пресса, и ваша газета в том числе, мисс Уилтон, лишь подливает масла в огонь.

«Туше!» – подумала я и немедленно прониклась симпатией к этому человеку.

– Прошу вас, присаживайтесь, – продолжил он. – Постараюсь сделать для вас все, что смогу.

Беатрис коротко представила Бертрама, а я, как компаньонка, и вовсе лишилась этой чести, оставшись для доктора Франка безымянной. После этого мисс Уилтон сообщила о своем желании совершить экскурсию по заведению.

Доктор Франк покачал головой:

– Это исключено. Времена Бедлама 13 давно прошли. Мы, в отличие от домов умалишенных старого типа, предлагаем своим пациентам убежище, защищаем их от внешнего мира, жестокий гнет которого для них невыносим. Здесь не зоопарк.

– Какое удобное оправдание, – проговорила мисс Уилтон. – А кто же надзирает за надзирателями? И кто проверяет, действительно ли их подопечные нуждаются в защите от внешнего мира?

– Члены Комиссии по делам душевнобольных вольны нанести нам визит в любое время без предупреждения, – сказал доктор Франк. – И они нередко к нам наведываются.

Мисс Уилтон, похоже, несколько растерялась.

– Вы, конечно же, слышали про Закон о невменяемости тысяча восемьсот девяностого года? – продолжал доктор Франк. – В нынешние времена просто так отправить на принудительное содержание в психиатрическую лечебницу трудно даже бедного человека, лишенного какого бы то ни было веса в обществе.

– Но домов умалишенных великое множество, они разбросаны по всей стране, и все заполнены пациентами! – заметил мистер Бертрам.

– Вы правы, – кивнул доктор Франк, – весьма прискорбная примета нашего времени. Однако могу вас заверить, что каждый, кого к нам принимают, проходит тщательное освидетельствование, и психиатры, выносящие вердикт, не допускают ошибок.

– Уж не хотите ли вы сказать, что в истории домов умалишенных не было ни единого случая, когда какого-нибудь нежеланного представителя знатного рода помещали на принудительное содержание в клинику, подобную вашей, против его воли? – осведомилась Беатрис.

– В целом можно сказать, что все люди, которые здесь находятся, – нежеланные представители рода людского, мисс Уилтон.

– Я не об этом спрашивала!

– Я понял и хотел бы ответить вам иначе, но это истинная правда: в истории домов умалишенных множество темных страниц.

– Значит, такие случаи бывали!

– Уверяю вас, ни в одной из современных психиатрических лечебниц нет ни единого человека, которому не следовало бы там находиться.

– Но если кого-то на ложных основаниях приняли туда до тысяча восемьсот девяностого года, значит, теперь, спустя двадцать с лишним лет, он уже, вероятно, не сможет вернуться к нормальной жизни? – сказала я.

Все взоры обратились ко мне, и мисс Уилтон неприязненно нахмурилась.

– Вы совершенно правы, мисс… э-э… – запнулся доктор Франк.

– Сент-Джон.

– Мисс Сент-Джон… Вы случайно не родственница Сент-Джонов из Уормингтона? Весьма занятное семейство.

– Кто же признается, что он связан с семейством, которое психиатр считает занятным? – отозвалась я.

Глаза доктора Франка лукаво прищурились за стеклами очков:

– Отлично сказано, моя дорогая. Так вот, повторяю: вы совершенно правы. Длительное пребывание в закрытом лечебном учреждении среди душевнобольных лишит способности освоиться во внешнем мире даже здорового человека. Дом умалишенных – тесный мирок, жизнь здесь бесхитростна, все делится на черное и белое.

– Стало быть, проведя здесь долгое время, люди меняются? Все без исключения? – спросила я.

Теперь уже доктор Франк не стал скрывать улыбку:

– Как приятно встретить человека, наделенного столь проворным умом! Вы ведь принадлежите к обслуживающему персоналу, насколько я понял? Тоже работаете в газете?

– Нет, она не работает в газете, – отрезала Беатрис. – Ответьте на вопрос.

Хорошее настроение доктора Франка мгновенно улетучилось.

– Я бы сказал, те из нас, кому приходится наблюдать распад человеческого разума от горя и несчастий, помутнение рассудка от жестокости внешнего мира, начинают по-иному, возможно более гуманно и великодушно, относиться ко всему роду людскому. – Он опять нахмурился. – Мы заботимся о тех, кто находится на нашем попечении. По крайней мере прилежнее, чем те, кто их сюда поместил.

– Но будучи алиенистом, вы так или иначе стоите в стороне и видите в своих подопечных предмет для изучения? – спросила я. – Мой отец говорил, что о душевнобольных должны заботиться родственники и церковь, вместо того чтобы отдавать их на милость чужих людей.

Мистер Бертрам покосился на меня с удивлением.

Доктор Франк кивнул:

– В словах вашего отца много мудрости. Но дело в том, что большинство здоровых людей не желают заботиться о душевнобольных. Они боятся безумия, как будто оно заразно.

– Но ведь безумие не заразно? – с беспокойством уточнил Бертрам.

Доктор Франк покачал головой:

– Не в том смысле, который вас беспокоит. – Он снова обратил взгляд на меня: – Поверьте, мисс Сент-Джон, я руковожу этой лечебницей в согласии с принципами, которые ваш отец непременно одобрил бы. Мы относимся к нашим подопечным, как к членам одной большой семьи. У нас установлен режим и предусмотрены терапевтические занятия. Спортивные игры и несложный физический труд тоже идут им на пользу – душевнобольные находят удовлетворение и опору для исцеления в чувстве, что они приносят пользу, и даже гордятся собой.

– У вас весьма прогрессивное заведение, – сказала я. – Вы используете много лечебных методик?

– Мало, – опечалился доктор Франк. – Вернее, не так много, как хотелось бы. В основном нам удается справляться с психическими расстройствами, вызванными внешними причинами, то есть разного рода событиями в жизни, такими, к примеру, как рождение ребенка. Затаенные недуги, вызревающие в душе человека, исцелить не так просто, однако мы серьезно работаем над тем, чтобы облегчить бремя наших пациентов.

– Это достойно восхищения, – искренне сказал мистер Бертрам.

– Тот человек, который встретил нас в вестибюле, не слишком-то похож на заботливую сиделку, – заметила Беатрис.

Доктор Франк вздохнул:

– Это дом умалишенных, мисс Уилтон. У наших больных бывают припадки, приступы буйства. И это еще одна причина, по которой мы ограничиваем доступ посетителям. Ради их же собственной безопасности.

– А если я захочу поместить к вам своего родственника? – вдруг спросила Беатрис.

– Вам нужно будет предоставить историю его болезни и два подписанных экспертами подробных медицинских заключения о том, что он страдает душевным расстройством или является умственно отсталым.

– То есть все не так уж сложно, – подытожила мисс Уилтон.

– Члены Комиссии по делам душевнобольных могут освободить человека из-под принудительной опеки, если, посетив его дважды на протяжении нескольких недель, они удостоверятся в его душевном здоровье, – сухо сказал доктор Франк. – В нашей системе исключены злоупотребления.

Мисс Уилтон встала с кресла – видимо, она, так же, как и я, почувствовала, что терпение врача на пределе.

– Вы бы удивились, доктор, узнав, на что способны деньги в моем мире. – С этими словами она покинула кабинет.

Бертрам, пробормотав нечто, похожее на извинения, устремился за ней.

– Мне очень неловко, – сказала я психиатру. – Она… – Я замолчала, так и не сумев подобрать убедительное оправдание поведению Беатрис.

– Она раздражена и фрустрирована, – помог мне доктор Франк. – Развитый интеллект – проклятие женщин в нашу эпоху. Будьте осторожны, дорогая моя. У вас его в избытке.

Мне оставалось лишь развести руками и последовать за своими компаньонами. Нас проводила к выходу невысокая женщина в опрятном фартуке. Она все время улыбалась и твердила, до чего же ей приятно принимать здесь посетителей.

– Она что, из этих?.. – прошептал мне на ухо мистер Бертрам.

– У нее часы и униформа сиделки, – возра-зила я, но не удивилась, что он ошибся, причислив нашу спутницу к умалишенным: женщина демонстрировала чрезмерную жизнерадостность и веселость, которые казались неестественными. Объяснить это можно было лишь тем, что ей приходилось каждый день носить маску оптимизма и бодрости, глядя на человеческие страдания.

Входную дверь для нас распахнул уже знакомый страж. Первое впечатление меня не обмануло – он действительно был огромен и мрачен, – но теперь я рассмотрела этого человека получше: одно ухо у него было расплющено в результате старой травмы и походило на ошметок цветной капусты, а нос был свернут набок. Он стоял слишком близко к дверному проему, и я невольно втянула голову в плечи, постаравшись проскользнуть мимо так, чтобы его не задеть. В этот момент я заметила, как губы великана едва заметно дрогнули в довольной усмешке: он наслаждался своей властью над нами.

Мистер Бертрам вальяжно вложил ему в руку монету и шагнул на крыльцо как ни в чем не бывало – с таким видом, словно мы покидали кофейню, а не дом умалишенных. И это был очень достойный ответ церберу.

– Какое ужасное место, – поморщился Бертрам, когда мы наконец оказались в полной бе-зопасности, рассевшись в экипаже. – Доктор Франк, очевидно, делает все, что в его силах, но атмосфера там гнетущая. А ты отлично держалась, Беатрис.

– Да уж, – отозвалась та, поправляя перчатки. – Тем не менее мне мало чего удалось добиться. В этом заведении произошла таинственная история, и я пока не знаю, как к ней подобраться.

– Но ты же не собираешься туда вернуться? – забеспокоился мистер Бертрам.

– Нет, однако я попытаюсь добиться интервью у кого-нибудь из членов Комиссии по делам душевнобольных. Как ты полагаешь, она и правда существует или доктор Франк блефовал?

– Простите, я не очень поняла, мисс Уилтон, – не выдержала я. – Мне казалось, этот дом умалишенных – тема вашего журналистского расследования…

– Именно так.

– Но разве вы предварительно не навели о нем справки?

Губы Беатрис вытянулись в тончайшую ниточку, означавшую, по-видимому, сдержанную усмешку:

– Что ты имеешь в виду?

– У редакций газет наверняка есть богатейшие архивы сведений или доступ в библиотеки…

– До чего же все-таки занятно иметь дело с экономкой, столь прекрасно осведомленной по всем вопросам. Быть может, вы подскажете мне, мисс, что я должна предпринять дальше в рамках расследования?

– Что ж, я полагаю… – с готовностью начала я, но Беатрис оборвала меня язвительным смешком:

– Право слово, Бертрам, эта девица совсем потеряла стыд! Тебе бы заняться воспитанием прислуги. Вот что, Урсула, не смей учить меня, как делать мою работу. Журналисты должны следовать инстинктам. Как говорят в нашем газетном сообществе, хорошее чутье – лучшее оружие нападения.

Я вскинула брови от изумления и уже приготовилась парировать этот выпад, но перехватила взгляд Бертрама.

– Прошу прощения, я позволила себе лишнее, – проговорила я со всей возможной учтивостью, хотя ее слова вывели меня из себя. – Я всего лишь хотела быть полезной.

Этим изящным извинением я заслужила сдержанный кивок. До конца нашей поездки Беатрис беседовала с Бертрамом, понизив голос, – давала понять, что в моей помощи она не нуждается. Когда мы вышли из экипажа, остановившегося у гостиницы, мисс Уилтон обернулась ко мне:

– До вечера можешь быть свободна. Твое присутствие понадобится только за ужином. К сожалению, общественные нормы запрещают мне сидеть за столом наедине с мистером Стэплфордом, невзирая на то, что он безупречный джентльмен.

Я взглянула поверх ее плеча на Бертрама, который внимательно изучал собственные ботинки.

– Сэр? – вопросительно сказала я.

– Вы с Мерритом можете воспользоваться случаем сойтись поближе, – продолжала Беатрис. – В конце концов, вам посчастливилось оказаться в Лондоне, а ваши услуги сегодня не требуются.

– «Сойтись поближе»? – повторила я с надменной интонацией своей матушки.

Отчасти это подействовало, поскольку Беатрис соизволила слегка покраснеть, но смутить ее оказалось не так-то просто.

– Я полагаю, тебе трудно соответствовать нашему с мистером Стэплфордом уровню и проявлять такое же знание этикета, так что ты должна порадоваться возможности провести время с кем-нибудь равным себе по положению.

Она назвала Меррита равным мне по положению! Я наградила ее таким пылающим взглядом, что меня саму бросило в жар.

– Я получаю указания от мистера Стэплфорда, мисс, – произнесла я тихим, ровным голосом, и, знай она меня получше, этот голос обратил бы ее в паническое бегство.

Бертрам наконец вернулся к реальности:

– Я провожу мисс Уилтон наверх. Если тебя не затруднит, Эфимия, подожди в малом салоне, я бы хотел с тобой поговорить, когда вернусь.

Я кивнула – ну слава богу, образумился, – однако, когда он присоединился ко мне в салоне, отделанном рюшками и финтифлюшками в бе-зудержно розовых тонах, совершенно не подобающих приличной современной гостинице, его лицо было искажено гневом.

– Что ты себе позволяешь, Эфимия?! Мисс Уилтон глубоко удручена твоим поведением! Ей даже сделалось дурно, и она вынуждена была прилечь. Сказала, что сама пошлет за доктором. Ты что, не знаешь, что у нее слабое сердце?

Я растерялась от такой несправедливости и не сразу нашла, что ответить.

– Как ты смеешь указывать Беатрис, что ей делать?!

– Но это же абсурд! – выпалила я наконец. – Она ничего не знает про Закон о невменяемости! Если бы мисс Уилтон действительно занималась журналистским расследованием на эту тему, ей было бы известно, как устроены дома призрения для умалишенных, верно?

– Она объяснила свое мнимое незнание! Беатрис нужно было заставить доктора Франка думать, будто она ничего в этом не смыслит, чтобы подловить его.

– Подловить на чем?

– Не знаю. Я не журналист.

– Она спросила, как сдать в дом умалишенных больного родственника.

– Да, спросила. Возможно, ее подозрения связаны именно с такими случаями.

– Какие подозрения? Вы не думаете, что она имела в виду кого-то конкретного?

– Не думаю, – сказал Бертрам. – В ее семье нет душевнобольных. Она сама меня заверила.

– Я спрашиваю о другом.

– Тогда я тебя не понимаю, Эфимия.

Он расправил плечи и сурово поджал губы – всем своим видом показывал, что бросает мне вызов и ждет ответа.

В дальнейшем мне не раз приходилось мысленно возвращаться к тому разговору и задаваться вопросом, как бы все сложилось, если бы я тогда поделилась с ним своими соображениями, вопреки совету Рори держать язык за зубами. Но так или иначе, я не знала, как сообщить мистеру Бертраму о том, что мисс Уилтон, несмотря на богатство ее семьи, ищет себе выгодную партию, и в этой охоте на женихов он главная добыча. В итоге я пошла на компромисс с совестью и выдала полуправду.

– Прошу прощения, – сказала я. – Мне не дает покоя самочувствие миссис Уилсон. Мы с ней никогда не были друзьями, но я очень переживаю из-за того, что она находится в больнице, в ужасном состоянии, а мы сейчас далеко и не знаем, идет ли она на поправку. – Я гулко сглотнула. – Глубоко сожалею, если я расстроила мисс Уилтон. Я действительно несколько не в себе.

Мистер Бертрам, взглянув в мои ясные очи, увидел подступающие слезы и принял их за признак раскаяния, а вовсе не гнева и разочарования, которые мне с большим трудом удалось подавить. Его лицо мгновенно просветлело:

– Ну конечно! Порой я забываю, что ты всего лишь женщина и не столь крепка умом и духом, как мужчины. Можешь считать это комплиментом, – поспешно добавил он. – Ты самая сообразительная женщина из тех, с кем я знаком, просто еще не до конца оправилась от сотрясения мозга той ужасной ночью.

– Голова у меня и правда побаливает, и я устаю больше обычного, – честно призналась я.

– Нужно было сказать тебе раньше: я телефонировал в Стэплфорд-Холл, и мне сообщили, что состояние миссис Уилсон уже не вызывает опасений, хотя она очень слаба. Теперь она ненадолго приходит в сознание, и в больнице при ней неотлучно дежурят полицейские, чтобы записать показания, как только она будет в силах говорить. – Бертрам помолчал. – Признаться, меня удивило такое повышенное внимание полиции.

– Возможно, они думают, что тот, кто напал на миссис Уилсон, не захочет, чтобы она окончательно пришла в себя.

– Какое чудовищное предположение, Эфимия!

– Зато, увы, реалистичное, – грустно сказала я.

Бертрам на секунду задумался и воскликнул:

– Но это означает, что ты тоже в опасности!

– Возможно, хотя я четко дала понять полицейским, что не разглядела нападавшего.

– И все равно хорошо, что так мало людей знают, где ты сейчас находишься.

– Только люди из Стэплфорд-Холла, – уточнила я.

Последовало неловкое молчание. В конечном счете его нарушил Бертрам:

– Мне нужно заглянуть к мисс Уилтон, проверить, как она себя чувствует.

– Я вам еще понадоблюсь?

– Нет. Беатрис поужинает в своем номере, если будет в состоянии поесть, так что в твоем присутствии сегодня не будет нужды.

– Но, вероятно, предполагается, что в таких случаях компаньонка не должна оставлять леди одну, – заметила я, при том что совершенно не желала провести вечер в обществе особы, которую считала лицемерной и малопорядочной.

– Не думаю, что это необходимо. Пусть Беатрис отдыхает, – сказал Бертрам. – Но я ценю твое рвение. А пока советую тебе прогуляться по Лондону, время ведь еще раннее. Ходить по городу без сопровождения было бы недопустимо для леди, но у лондонских служанок это, похоже, в порядке вещей.

Я улыбнулась и кивнула, хотя его слова меня слегка обескуражили. У меня не было ни малейшего желания просидеть остаток дня взаперти в своем номере, а если чья-то компаньонка будет прохлаждаться в салоне гостиницы, это не понравится ни служащим, ни постояльцам. Одета я была очень скромно, но перспектива бродить по Лондону в одиночестве меня все равно пугала. Поэтому, когда мистер Бертрам ушел, я осталась стоять в нерешительности, а потом пересеклась взглядом с портье, и тот мне ободряюще улыбнулся. Это был высокий жилистый мужчина в униформе, отделанной золотистым позументом; блестящей мишуры на нем было ровно столько, чтобы он внушал ощущение собственной значимости, но при этом его нельзя было бы спутать с коридорным, который и вовсе сверкал, как рождественская елка. Портье был явно гораздо старше меня, и я осмелилась подойти к стойке.

– Вечер добрый, мисс, – сказал он звучным голосом. – Чем могу помочь?

– Как оказалось, сегодня мисс… то есть моя госпожа не нуждается в обществе компаньонки, – с опаской заговорила я, – стало быть, вечер у меня свободен, и она предложила мне осмотреть лондонские достопримечательности, но я, честно признаться, не решаюсь покинуть гостиницу в одиночестве.

Портье опять улыбнулся:

– Это и неудивительно, мисс. Простые служанки как ни в чем не бывало разгуливают повсюду без компании, а вот для леди подобные прогулки – совсем другое дело. А вы, случайно, не с мисс Уилтон путешествуете?

– Да, с ней. – Такая наблюдательность портье меня озадачила.

– Она очень милая юная особа, но принадлежит к нуворишам, если я не ошибаюсь, а стало быть, ей неведомы истинные правила приличия.

– Быть может, вы подскажете, на что мне потратить свободное время в полном согласии с этими истинными правилами? – поинтересовалась я, чувствуя нарастающую неловкость.

– Сегодня у нас в голубом салоне выступает одна дама, называющая себя медиумом, – сообщил мой новый друг. – Помещение там небольшое, но мы продали совсем мало билетов, так что должны быть свободные места. Я могу вас туда провести. Если что, скажу, вы наша постоянная клиентка.

– О, благодарю вас, но я не уверена, что…

– Погодите, у меня где-то записано… Вот, выступает мадам Аркана.

У меня замерло сердце. Совпадения в жизни, конечно, случаются, но я отношусь к ним весьма настороженно.

– Да, я о ней наслышана. – Мой собственный голос прозвучал словно извне. – Это должно быть любопытно.

– Тогда нам лучше поторопиться. Следуйте за мной, мисс.

Портье повел меня лабиринтом коридоров – некоторые из них, как мне показалось, были служебными, – и в конце концов почти втолкнул в дверной проем с напутствием:

– Наслаждайтесь вечером.

Я очутилась в довольно просторном, вопреки словам портье, помещении, декорированном в голубых тонах. Здесь было прохладно и неуютно, как в пещере. В дальнем конце стояли ряды золотисто-желтых стульев, развернутые к подиуму, на котором вырисовывалась знакомая фигура в пурпурном тюрбане. Импровизированный зрительный зал был заполнен лишь наполовину. Я потихоньку приблизилась и села на крайний стул в последнем ряду.

– О-хо-хо, – стонала на все лады мадам Аркана, которая либо входила в транс, либо страдала от пищевого отравления.

Я воспользовалась возможностью рассмотреть аудиторию. Там было несколько девиц в неброских платьях – видимо, горничные. Их численно превосходили женщины среднего возраста в недорогих, но претендующих на элегантность нарядах – этих зрительниц я отнесла к подвиду компаньонок. Первые три ряда были заняты дамами в шляпках с роскошными плюмажами, какие могли принадлежать только пожилым матронам, вероятно составлявшим финансовую опору мадам Арканы в сонме ее поклонниц. Посреди зрительного зала стояла, заметно нервничая, женщина лет двадцати с небольшим. Внешний облик – простая прическа, отсутствие макияжа и приличные, но сильно поношенные юбка и жакет – выдавал в ней жену викария. Мне сразу представилось, как на какой-нибудь благотворительной церковной ярмарке она участвует в забеге с яйцом в ложке и жизнерадостно скачет в мешке.

– Преподобный Диптон говорит, что церковная кровля куда важнее обновления приходской библиотеки, – внезапно начала вещать мадам Аркана. – Он говорит, что собранные на благотворительной ярмарке средства надлежит потратить на ремонт дома господа нашего.

– Вы уверены? – спросила женщина дрожащим голосом. – Мой муж считает, что церковная кровля продержится еще по меньшей мере одну зиму, а детишкам не хватает книг.

Мадам Аркана открыла глаза:

– Голубушка, не моего ума дело истолковывать речения духа, которого вы пожелали вызвать, и не мне решать, прав он или не прав. Я лишь передаю вам его слова.

– То есть он может ошибаться? – растерялась женщина. – Я думала, в ином мире…

– Давно он преставился? – перебила мадам Аркана.

– Почти полгода прошло. А моего мужа назначили новым викарием три месяца назад.

– При жизни преподобного Диптона считали разумным и добрым человеком? – осведомилась мадам Аркана.

– Мне об этом нечего сказать, – ответила женщина, но по ее тону было ясно, что сказать она может много чего.

– Возможно, дух преподобного Диптона еще пребывает во власти высших вибраций, – изрекла мадам Аркана. – Некоторым духам нужно время, чтобы избавиться от земных желаний.

– То есть, по-вашему, мы можем поступить, как считаем нужным?

– А у вас есть веские основания поступить иначе?

Женщина принялась нервно теребить носовой платок.

– В доме приходского священника темно и мрачно, будто он все еще там…

– В таком случае настоятельно рекомендую вам устроить праздник повеселее, – сказала мадам Аркана. – Он увидит, как хорошо вы с мужем заботитесь о его пастве, возрадуется и освободит вас от своего гнетущего присутствия.

– Праздник? – повторила женщина, просияв. – Вы имеете в виду – созвать гостей на вечеринку? О, какая чудесная идея! – Она села на свое место, страшно довольная тем, что ее шиллинг – или какова здесь была плата за билет – окупился в полной мере. Только вот мне трудно было представить себе, как она будет делиться этими планами с мужем-викарием. Впрочем, возможно, ей достанет ума умолчать о том, от кого она получила совет.

– У кого еще есть вопросы к духам? – осведомилась мадам Аркана.

Вопросы посыпались градом – о пропавших собаках и потерянных бумажниках, о том, за кого выдавать замуж дочерей и насколько вероятно нападение со стороны Германии. Я, разумеется, как и прежде, не верила в то, что мадам Аркана общается с духами, но все советы любезных покойников, а точнее, ее советы были мудрыми, тонкими и нацеленными на то, чтобы вопрошающие старались принимать решения самостоятельно. Я почти готова была одобрить ее выступление. Почти, потому что все-таки это было мошенничество, а зрительницы позволяли себя обманывать, отказываясь прислушиваться к здравому смыслу. Впрочем, мой отец часто повторял, что здравый смысл не такое уж широко распространенное явление, как хотелось бы.

Ответив на последний вопрос, мадам Аркана указала на тележки с чайными подносами, чудесным образом появившиеся в боковых проходах. (Я была слишком поглощена происходящим на подиуме и не заметила, как официанты их привезли.)

– Дорогие леди и джентльмен, – она кивнула единственному юноше в аудитории, – прошу, угощайтесь. Все это включено в стоимость ваших билетов, а после подобных сеансов необходимо восполнять растраченную энергию. Я к вам присоединюсь, но… – мадам Аркана воздела палец и улыбнулась, – никаких больше вопросов к нашим потусторонним друзьям. А вот в беседах на все прочие темы я с удовольствием поучаствую.

По голубой гостиной пронесся шепоток, и зазвучали бурные аплодисменты, а потом зрительницы дружно вскочили, с почти неприличной спешкой загрохотав стульями, и устремились к пирожным и кексикам. Я собиралась потихоньку улизнуть из гостиной, но мое внимание привлекло восхитительное миндальное печенье на одном из подносов, и я вспомнила, что еще не обедала. Угощение тут было представлено в избытке, его должно было с лихвой хватить на всех, даже на безбилетников, если, конечно, не каждая зрительница проявит столь отменный аппетит, как молодая жена викария – пока я стояла в нерешительности, она смела с подноса два куска бисквита «Виктория» и печенье с глазурью.

– Угощение предназначено и для вас, – прозвучал знакомый голос у меня за плечом. – Джордж, портье, получил строгие указания проводить вас на сеанс.

– От кого? – обернулась я.

– От меня, от кого же еще? – улыбнулась мадам Аркана. – Я хотела удостовериться, что вы хорошо запомнили мое предупреждение.

– «Опасайся за своих врагов», – холодно повторила я. – Насколько я понимаю, вы намекаете на то, что миссис Уилсон попала в беду. Удивительно, как быстро новости долетают до Лондона.

Мадам Аркана улыбнулась еще шире:

– Я получаю много новостей из разных источников. Однако позвольте обратить ваше внимание, что в послании слово «враги» имеет множественное число.

– Но у меня нет других врагов. Мы и с миссис Уилсон не то чтобы враждовали, просто она мне очень не нравилась… – Я осеклась и заторопилась к выходу. – Прошу прощения, мне нужно кое-что проверить.

Мадам Аркана протянула мне миндальное печенье:

– Возьмите. По-моему, это то, что вам нужно.

Я машинально взяла угощение и все еще держала его в руке, когда, запыхавшись, выскочила в вестибюль, после того как некоторое время проплутала по лабиринту коридоров, пару раз не туда свернув. Я огляделась и бросилась к главной лестнице. Мне навстречу по ступенькам сверху вниз бежал Бертрам с мокрым от слез лицом.

– О, Эфимия! – выдохнул он. – Она умерла!

Глава седьмая
Визит к мистеру Эдварду

Бедная миссис Уилсон! Меня пронзило чувство вины. Сколько раз я мечтала о том, чтобы она исчезла из моей жизни, но смею надеяться, никогда в глубине души я не желала ей смерти. Особенно при таких ужасных обстоятельствах.

– Эфимия, ты слышала, что я сказал? Она умерла! – Голос Бертрама дрожал, лицо было жалобным, как у малыша Джо, когда он потерял своего первого щенка.

Бертрам стоял на две ступеньки выше меня, а я замерла, не в силах разрешить дилемму: приблизиться к нему и утешить или взбежать мимо по лестнице в надежде, что остатки здравого смысла заставят его последовать за мной. Так или иначе, продолжать этот разговор прилюдно было недопустимо.

– Мне очень жаль, – сказала я. – Быть может, мы… – Я постаралась дать понять, что нам нужно вернуться в номера.

– Что же мне теперь делать?! – не обратил внимания на мои жесты Бертрам.

– Я полагаю, лучшим решением будет немедленно уехать в Стэплфорд-Холл.

– Но она же там, наверху… – Бертрам посмотрел на площадку второго этажа, пошатнувшись на ступеньке. – Совсем недавно сказала мне, что приходил врач и с ней все хорошо, а теперь вот…

– О боже! – вырвалось у меня. – Вы же… вы не мисс Уилтон имеете в виду? Я думала, вы говорите о миссис Уилсон!

– Какое мне дело до этой старой карги? – удивился Бертрам, продемонстрировав больше искренности, нежели милосердия. – Бедная моя Беатрис! Она не выдержала треволнений. Я только что нашел ее в будуаре, бездыханную.

– Вы уже послали за доктором? – спросила я.

Бертрам покачал головой:

– Она мертва.

– Не всегда возможно с первого взгляда определить, теплится ли еще жизнь в человеке. – Я развернулась и бросилась к стойке портье.

– А, это вы, мисс? – улыбнулся он. – Вам понравилось представление?

– Джордж, случилось нечто ужасное, – сообщила я, понизив голос. – Мой… то есть мистер Бертрам Стэплфорд только что обнаружил мисс Уилтон в ее номере. Она не подает признаков жизни, и мистер Стэплфорд боится, что она умерла. Вы можете немедленно вызвать врача?

Джордж с неожиданной проницательностью взглянул на меня:

– Считайте, что уже все сделано, мисс. Доктор, которого она сама вызвала, должен прибыть с минуты на минуту.

– Доктор, которого… она сама вызвала? – Я обернулась к Бертраму – тот подошел и теперь стоял у меня за спиной. – Я думала, врач уже приходил к ней раньше.

– Беатрис мне именно так и сказала, – развел он руками.

– Нашего гостиничного врача зовут доктор Смит. Он хорош в своем деле, но всегда очень занят, – взволнованно заговорил портье. – Кабы я знал, что дело настолько срочное, обязательно поторопил бы его!

– У мисс Уилтон было слабое сердце, – пояснила я.

– Это могло случиться в любую минуту, – подхватил Бертрам. – Поэтому Беатрис так торопилась жить. Хотела все успеть. Она всегда знала, что ей может не хватить времени… – Он гулко сглотнул.

– Какая трагедия, сэр. Давайте-ка я провожу вас в тихий уголок и предложу что-нибудь выпить? Доктор вот-вот подоспеет. Что, если эта юная леди права и мисс Уилтон не умерла? Это может быть летаргический сон или что-то вроде того.

Портье увлек Бертрама за собой, по пути дав указание коридорному встретить доктора Смита, а меня попросил подождать возле стойки. Вернулся Джордж через несколько минут:

– Не могли бы вы подняться к ее номеру вместе со мной, мисс?

– Конечно, – сказала я. Всю жизнь отец старался оградить меня от присутствия на похоронах, но, как дочери викария, мне приходилось часто видеть покойников, а после длительного пребывания в услужении у Стэплфордов и происходивших вокруг этой семьи событий я даже чувствовала некоторое облегчение, столкнувшись с естественной смертью.

– Я вовсе не считаю это дело подозрительным, мисс, но на случай внезапной кончины в гостинице у нас есть установленная процедура и нужно строго следовать правилам. Я бы позвал управляющего, да только у него обеденный перерыв.

– Что за процедура? – насторожилась я.

– Прежде всего я должен запереть дверь. Многие наши постояльцы путешествуют по всему свету и порой привозят всякую заразу. Мисс Уилтон не бывала в последнее время за границей?

– Кажется, нет. А что, в гостинице часто умирают люди?

– Да постоянно, – подмигнул мне портье. – У нас тут не безопаснее, чем в больницах.

– Что?.. О, я поняла. Но в больницы все-таки попадают пациенты с тяжелыми недугами, поэтому вполне естественно, что там многие умирают. Что же происходит с вашими постояльцами?

– У нас останавливаются пожилые леди, джентльмены в отставке, а также, как я говорил, путешественники, подцепившие какую-нибудь гадость. При таком наплыве постояльцев неудивительно, что в каком-нибудь номере то и дело обнаруживается покойник. – Джордж остановился у двери Беатрис. – Э-э… вы же не были к ней так уж привязаны, мисс, верно? По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. Я обычно неплохо разбираюсь в людях, но знаете, сколько бы человек ни умерло почти что у вас на глазах, это всякий раз вгоняет в ступор. Надеюсь, я не позволил себе лишнего?

Я покачала головой:

– Мы не были друзьями. Я не желала ей смерти, однако вовсе не так глубоко расстроена, как мистер Стэплфорд.

– Ай, я заметил, что он был к ней весьма благосклонен. Впрочем, как говорится, всякому свой крест. – Портье вставил ключ в замочную скважину и попробовал его повернуть. – Похоже, несчастная леди сделала за меня работу перед смертью. – Он пожал плечами. – Многие любят запираться у себя в номерах.

– Но мы ведь должны проверить – вдруг она еще жива?

– У вас есть медицинские навыки, мисс?

– Нет, – призналась я и чуть было не добавила, что у меня большой опыт в обнаружении трупов.

– Тогда, боюсь, вы в любом случае ничего не сможете сделать для этой леди.

– А что, если она умирает, прямо сейчас, одна?

– Мистер Стэплфорд объявил, что она мертва, – сказал Джордж. – Мне этого достаточно.

– Впустите меня, – взмолилась я, – мне нужно удостовериться!

Портье заслонил от меня дверь, выпятив грудь:

– Нет, мы не знаем, от чего она умерла. Вы не можете с уверенностью сказать, ездила ли мисс Уилтон в недавнее время за границу, и вам уж точно неизвестно, общалась ли она с кем-то из тех, кто ездил, так что я вас не пущу, и точка. Это, конечно, ужасная трагедия – то, что произошло с мисс Уилтон – но если умрете еще и вы, будет и того хуже.

– Уверена, вы преувеличиваете, – сказала я.

– О, вы даже не представляете, сколько подобных историй я могу вам рассказать, да таких, что у вас волосы дыбом встанут от ужаса.

– Но у нее было слабое сердце.

– Это могло ускорить ее гибель от заразной болезни.

Мне ничего не оставалось, кроме как отступить – не драться же с ним за ключ, тем более что на победу в этой схватке мне рассчитывать не приходилось. Я спустилась в салон к Бертраму. Джордж, когда я уже зашагала прочь, сказал мне вдогонку:

– Конечно, если леди мертва, нам придется известить полицию. Но мы постараемся, чтобы дело не получило огласку – ради вас и ради репутации гостиницы.

У меня сердце ушло в пятки – наши с мистером Бертрамом имена опять будут связаны с чьей-то внезапной смертью. Если примчавшиеся полицейские не арестуют нас обоих на месте, это будет чудо. Вместе с тем я понимала, что любое уклонение от дачи показаний с моей стороны навлечет на нас еще больше подозрений, поэтому покорно кивнула Джорджу, глубоко вздохнула и отправилась утешать Бертрама.

Вопреки моим опасениям, он оказался вполне трезвым. В целом графине, который Джордж щедро предоставил в его распоряжение, спиртного не убавилось, а бокал, который Бертрам держал в руке, был почти полным. Он взглянул на меня с отсутствующим ошеломленным выражением, которое мне слишком часто доводилось видеть на лицах тех прихожан отца, кто терял своих близких. У меня защемило сердце. Должно быть, несмотря на недолгое знакомство, Бертрам сильно привязался к Беатрис.

– Она сказала мне, что врач приходил и велел ей хорошенько отдохнуть, тогда, мол, все будет в порядке. Нельзя было мне оставлять ее одну… – Он попытался продолжить, но не смог.

Я неуклюже потрепала его по руке:

– Наверное, она просто не хотела, чтобы вы волновались за нее.

– Но это же абсурд! Беатрис не могла мне солгать. Она никогда меня не обманывала!

Я решила, что сейчас неподходящий момент высказывать свои подозрения по поводу планов Беатрис на его счет, но все же не удержалась от вопроса:

– Вы были друг с другом очень откровенны? – Я постаралась, чтобы эти слова прозвучали ласково и ободряюще, хотя прекрасно понимала, что всего лишь пользуюсь моментом выведать лишнее.

– Она рассказывала мне всё без утайки. – Бертрам наконец сделал большой глоток из бокала. – Разумеется, я не мог ответить ей тем же, поскольку не имел права открыть то, что известно нам с тобой, Эфимия. Приходилось держать дистанцию ради ее же блага… Учитывая особенности моего семейства, я не мог подвергнуть Беатрис опасности.

– То есть вы… О боже, какая же я тупица! Это ведь все меняет!

– Что меняет?

Я на мгновение задумалась. Может, все-таки пора поделиться с ним своими соображениями? Возможно, в итоге я упаду в глазах Бертрама, но по крайней мере разговор отвлечет его от грустных мыслей. Я сомневалась, что за столь короткий промежуток времени они успели влюбиться друг в друга, хотя Бертрам с его импульсивной и страстной натурой мог навоображать себе бог знает что и теперь с головой уйти в пучину скорби. Я перевела дыхание.

– Видите ли, я думала, вы рассказали ей о том, что сделал ваш брат. И еще вопросы, которые мисс Уилтон задавала психиатру, навели меня на подозрение, что вы хотите запереть сэра Ричарда в доме умалишенных, пока он не натворил еще каких-нибудь бед.

– Ты держишь меня за идиота, Эфимия? Беатрис незамедлительно предала бы эту историю огласке, хотя она была всего лишь ведущей рубрики светских сплетен, пусть и с амбициями. Журналистика – ее призвание.

– Но она намекала мне, что всё знает…

– Ну разумеется, намекала. Газетчики вечно намекают на то, что они знают больше, чем должны. Это отличный прием, чтобы развязать язык собеседнику.

– О, – только и вымолвила я. Когда Бертрам поддавался очередному импульсу и попадал во власть собственных предубеждений, я легко забывала о том, что этот человек все-таки куда больше знает об окружающем мире, что он старше и опытнее меня, и всякий раз испытывала потрясение, когда получала от него напоминание об этом.

Сейчас он выглядел более оживленным и сосредоточенным.

– И все же те ее вопросы в доме умалишенных… – снова заговорила я. – Она словно намеренно провоцировала доктора Франка.

Бертрам поставил бокал на столик.

– Я и правда не знаю, что за история ее беспокоила. Беатрис сказала только, что у нее есть серьезные подозрения и что в моем присутствии она будет чувствовать себя в большей безопасности, пока занимается расследованием.

– Она вела записи?

– Ну конечно, должна была вести! Молодец, Эфимия! Блокнот должен быть у нее в номере. – Бертрам вскочил.

– Ее номер заперт.

– У меня есть ключ. – Он, слегка покраснев, достал ключ из кармана и протянул мне на ладони.

– Уберите немедленно, – резко сказала я, оттолкнув его руку.

– Полагаю, это действительно может произвести неверное впечатление, но, видишь ли, Беатрис панически боялась пожаров в гостиницах и запирала дверь перед сном. Она хотела, чтобы у меня был дубликат ключа на экстренный случай. Заставила пообещать, что я ее спасу. – Бертрам сглотнул и потянулся к бокалу. – Когда я пришел, дверь была заперта, Беатрис не отзывалась, и…

Я похолодела:

– Она могла закрыть дверь на ключ, если собиралась поспать днем?

– Нет, – покачал головой Бертрам. – Она запиралась только на ночь.

– Другой доктор… – начала я и осеклась.

– Ты думаешь, кто-то проник в ее номер под видом доктора?

– Боюсь, что так.

– О черт! Не могу поверить! Эфимия, мы с тобой, конечно, пережили ряд невероятных событий, но нельзя же каждую смерть считать убийством! Некоторые люди умирают по естественным причинам.

Он подал мне свой бокал, я отпила обжигающей жидкости и, слегка поморщившись, пробормотала:

– Может быть, мы просто приносим несчастье окружающим?

– Боюсь, как бы полиция с тобой не согласилась.

Мы некоторое время посидели в молчании.

– Мне нужно как-то сообщить о смерти Беатрис ее родным, – наконец нарушил тишину Бертрам. – Даже не знаю, что я им скажу…

– Я бы на вашем месте поговорила с отцом мисс Уилтон, потому что мать будет совсем раздавлена горем. Впрочем, они ведь знали о недуге дочери, и ее смерть не станет для них сокрушительным ударом, хотя это знание и не умалит скорби.

– А что насчет наших подозрений?

– Лучше держать их при себе, пока мы не выясним все наверняка.

Бертрам вдруг побледнел:

– А похороны?

– Думаю, об этом позаботится ее семья.

– Я предложу им всю посильную помощь.

– Конечно.

У него поникли плечи:

– Но я не знаю, что нужно делать…

Я позволила себе еще один изрядный глоток спиртного, вернула Бертраму бокал и встала:

– Зато я знаю. Нужно связаться с мистером Эдвардом.

– Что?!.

– Он оставил мне адрес, по которому его можно найти в Лондоне, если понадобится.

– Вряд ли тут речь идет о безопасности королевства, Эфимия!

– Я пока не знаю, о чем идет речь. Но мистер Эдвард сказал, если в Стэплфорд-Холле опять случится что-то дурное, ему будет интересно об этом услышать.

– Смерть Беатрис никак не связана с нападением на миссис Уилсон.

– Вы уверены?

– А ты – нет? Какая тут может быть связь?

– Не знаю, но чувствую, что она есть.

– Эфимия, ты не можешь пойти к мистеру Эдварду с рассказом о каких-то чувствах. Ты что, не понимаешь, насколько это важный человек?

– Я понятия не имею, кто он на самом деле, – призналась я. – Но думаю, нам не обойтись без его помощи.

Мы спорили еще некоторое время, потом явился портье с известием о том, что прибыл врач и теперь они не могут решить, можно ли отпереть номер мисс Уилтон до прихода полиции. Врач считал, что сделать это необходимо, Джордж с ним не соглашался.

– Наш управляющий еще не вернулся с обеденного перерыва, сэр, а дело слишком уж щекотливое. Я подумал, кто, кроме вас, сумеет нас рассудить?..

В итоге Бертрам неохотно последовал за портье, бросив мне на прощанье:

– И не смей никуда ходить, Эфимия!

Разумеется, едва дождавшись, когда они поднимутся по лестнице, я взбежала по ступенькам к себе в номер и надела пальто.

Адрес, полученный от мистера Эдварда, я дала извозчику, и, к моему удивлению, совсем скоро кэб остановился у большого дома, вовсе не походившего на правительственное учреждение – судя по всему, там были жилые квартиры и разного рода конторы. Я поднялась по обшарпанным ступенькам, все сильнее подозревая, что кое-кто сыграл со мной злую шутку. На нужном этаже я остановилась у двери с вывеской частного детективного агентства. Может быть, мистер Эдвард сменил работу? Поразмыслив, я решила, что, раз уж зашла так далеко, нет смысла отступать, поэтому постучала в дверь, открыла ее и перешагнула порог.

В приемной за большим столом сидела миниатюрная молодая женщина.

– Чем могу помочь? – поинтересовалась она с приветливой улыбкой.

– Кажется, я ошиблась адресом… Мне нужен мистер Эдвард.

– А как вас зовут?

Я поколебалась, но все же назвала свое настоящее имя. Фицрой дал мне понять, что знает, кто я такая, а если уж Фицрой о чем-то осведомлен, наверняка это известно и мистеру Эдварду. Женщина одарила меня еще одной лучезарной улыбкой и открыла ящик стола. Оттуда она достала планшет с прикрепленным списком имен, провела пальцем по строчкам и вскинула на меня глаза:

– Да, вы есть в списке. У вас срочное дело?

– Честно говоря, я не знаю. Недавно произошло нападение, возможно, с покушением на убийство, а сегодня умерла одна молодая женщина, но, скорее всего, по естественным причинам.

– Среди пострадавших есть важные персоны?

Я хотела было сказать, что любая человеческая жизнь важна, но вместо этого пояснила:

– Одна – экономка из Стэплфорд-Холла, поместья семьи Стэплфорд, а вторая – из семьи Уилтон, которой принадлежат несколько печатных изданий.

Женщина кивнула:

– Полагаю, этого будет достаточно. Следуйте за мной.

Она встала из-за стола и открыла дверь в глубине приемной. Мы дошли по короткому коридору без окон до еще одной двери, и я оказалась в тесной комнатушке, где стояли стол и два кресла. Окно там было, но грязное и зарешеченное.

– Мистер Эдвард сейчас подойдет, – сказала женщина и удалилась, закрыв за собой дверь.

Я вздохнула с облегчением, не услышав скрежета ключа в замке. В ожидании я подошла к окну – сквозь подтеки грязи на стекле разглядеть ничего не удалось. Тогда я опустилась в кресло, но на месте мне не сиделось, и я принялась расхаживать по кабинету, обдумывая, что скажу мистеру Эдварду. К тому времени, когда он появился, я успела заключить, что зря сюда пришла, но зато выстроила факты в правильном порядке.

Мистер Эдвард выглядел так же, как и в дни нашего знакомства на Шотландском высокогорье. Не знаю, с чего это я решила, что он должен выглядеть иначе, но мне почему-то казалось, что хозяин этого странного, замызганного и обветшалого кабинета будет другим. Так или иначе, передо мной стоял тот же мужчина средних лет, заурядной внешности, с бесстрастным и непривлекательным лицом. Единственной характерной чертой на этом лице были кустистые брови. Одет он был в отлично пошитый, но поношенный коричневый костюм. А голос, когда мистер Эдвард заговорил, звучал все так же властно:

– Мисс Мартинс, насколько я понял, вам опять докучают неуместные трупы.

– Пока только один труп, мистер Эдвард. Жизнь другой жертвы висит на волоске. Но боюсь, это дело едва ли вас заинтересует, если вы… – я беспомощно огляделась, – если вы занимаете прежнюю должность.

Мистер Эдвард усмехнулся:

– Вам, как никому другому, мисс Мартинс, должно быть известно, что внешняя сторона вещей обманчива. Лучше присаживайтесь-ка и объясните мне поподробнее, почему ваша новая история не может заинтересовать мою контору.

Я последовательно изложила все факты, снабдив рассказ деталями, которые, на мой взгляд, были важными, и опустив то, что считала несущественным.

– Стало быть, мисс Мартинс, это всего лишь ваше предположение, что миссис Уилсон расстроилась из-за напоминания о мертвом ребенке на спиритическом сеансе?

– Возможно, я придаю слишком большое значение намекам доктора Симпсона, но мне показалось, что в прошлом миссис Уилсон есть какая-то тайна. Доктор также сказал, что не желает, чтобы история повторилась, и это лишь усиливает мои подозрения.

– Как вы думаете, покойный лорд Стэпл-форд, известный как человек весьма эксцентричный, готов был заботиться обо всех своих отпрысках или только о законных наследни-ках?

– Не имею представления, – смутилась я.

– По моему опыту, многие мужчины совершают ошибки.

– Вы действительно думаете, что у него могли быть внебрачные дети?

– Не исключено.

– А что, если мисс Уилтон на сеансе подталкивала стакан к нужным буквам? Или это слишком смелое предположение?

– Мисс Уилтон была весьма энергичной и амбициозной юной леди. Мы уже давно наблюдали за ее деятельностью.

– Вы же не хотите сказать, что она была иностранной шпионкой? – Я затаила дыхание.

Мистер Эдвард расхохотался.

– Общение с вами – истинное удовольствие, мисс Мартинс. – Он достал платок и промокнул один глаз. – Нет, она не была шпионкой, однако в своем стремлении к репортерской славе не ограничивалась невинными светскими сплетнями и задавала слишком много неудобных вопросов на щекотливые темы. Видите ли, многие дамы, занимающие высокое положение в обществе, мечтали быть упомянутыми в ее газетной рубрике – разумеется, в лестном ключе. А большинство дам, занимающих высокое положение в обществе…

– Замужем за джентльменами, которые тоже занимают высокое положение, – докончила я за мистера Эдварда.

– Я рассматривал возможность завербовать мисс Уилтон, – продолжил он. – У нее обширная сеть знакомств в нужных кругах и множество источников сведений, однако из-за личностных качеств и состояния здоровья она не подошла для нашего дела.

Мне показалось, что слова «нашего дела» прозвучали так, будто их следует писать с большой буквы, – видимо, мистер Эдвард позволил себе говорить от лица его величества.

– Дом умалишенных, в который она ездила вместе с вами, – один из лучших в королевстве. Доктор Франк пользуется большим уважением.

– Не вижу связи… – начала я.

– В связях-то все и дело, – перебил меня мистер Эдвард.

– Мисс Уилтон вела записи…

– Я постараюсь раздобыть их у местной полиции. Что касается второго врача, о котором вы упомянули… Как по-вашему, могла мисс Уилтон сказать своему поклоннику, что врач уже приходил, если желала, чтобы он оставил ее в покое?

– Вряд ли. Она обожала находиться в центре внимания.

– Возможно, ей все же хотелось побыть одной, если она действительно плохо себя чувствовала? – сурово нахмурился мистер Эдвард.

– Сэр, у меня уже голова идет кругом. Я никак не могу увязать все детали в единое целое.

– Я тоже. Однако уже вижу несколько путей для расследования.

– Стало быть, вы считаете, здесь есть что расследовать и дело того сто́ит?

– Если имеется хоть один шанс удержать в узде Ричарда Стэплфорда, тогда да, стоит.

– Что значит удержать в узде, сэр?

– Именно то, что я сказал, мисс Мартинс. Это абсолютно неуправляемый человек, бессовестный и опасный, а теперь, когда он стал членом парламента, у него гораздо больше возможностей причинять вред окружающим.

– И что же мне делать?

– Возвращайтесь в гостиницу и будьте готовы получать мои указания.

– Указания, сэр?

– Хорошо, давайте назовем это советами. Ведь вы как-никак пришли ко мне за помощью, верно?

– Но я думала, вы…

– Сам во всем разберусь? Как вы сами сказали, фактов и доказательств в этом деле кот наплакал. Возможно, я сумею дать вам кое-какие подсказки или наводки, когда проконсультируюсь со своими источниками, но боюсь, разгадывать головоломку придется вам с мистером Бертрамом Стэплфордом.

– Но он будет занят подготовкой похорон и общением с родственниками покойной мисс Уилтон. Он не сможет…

Мистер Эдвард поднялся, и я замолчала.

– В таком случае, вам придется найти другого помощника. Всего хорошего, мисс Мартинс. Я передам от вас привет вашему дедушке.

– Лучше не стоит, – сухо сказала я.

Мистер Эдвард, слегка усмехнувшись, распахнул передо мной дверь кабинета со словами:

– В должное время я дам о себе знать.

Молодая женщина в приемной попрощалась со мной так жизнерадостно, будто я приходила сюда заказать дорогое пальто и снять мерку. Спускаясь в полутьме по грязной лестнице, я напряженно размышляла, во что меня угораздило ввязаться на этот раз.

Когда я вернулась в гостиницу, Бертрам пребывал в панике.

– Родители Би за границей, а ее братья – за городом и так заняты делами, что не могут вырваться в Лондон. Вкратце, они попросили меня заняться вместо них похоронами. Эфимия, я понятия не имею, что нужно делать! Я телефонировал Ричарду и умолял его прислать мне кого-нибудь из слуг, но они смогут прибыть только через несколько дней.

Я стянула перчатки и бросила их на стол.

– В таком случае, вам повезло, что вы меня наняли, сэр, поскольку я обладаю изрядным опытом в организации похорон.

– Эфимия, ты чудо!

– Кого пришлет лорд Ричард? – спросила я, опасаясь, что, если приедет Мэри, мне будет нелегко управляться с нею и Мерритом, учитывая обстоятельства.

– Рори Маклеода. И похоже, тот очень обрадовался оказии помочь нам. – Бертрам недобро взглянул на меня. – Ума не приложу, с чего бы это.

Глава восьмая
Чай с дворецким

Следующие четыре дня промелькнули в суете приготовлений. К счастью, вся эта суматоха отвлекла Бертрама и лишила его возможности выяснить, осуществила ли я свой замысел обратиться за помощью к мистеру Эдварду. В первый вечер он был занят общением с местной полицией; в следующий раз мы с Бертрамом встретились за завтраком, и он был настолько поглощен мыслями о предстоящих хлопотах, что совершенно забыл о нашем разговоре и своем наказе никуда не ходить. Теперь его главной заботой было ничего не упустить в организации похорон и соблюсти «всевозможные приличия».

Рори приехал на второй день, рано утром, но я с ним даже не повидалась, настолько была занята поиском подходящего места для проведения траурной церемонии (я бы не сориентировалась в Лондоне без советов портье, и он мне их любезно предоставил). После этого надо было разослать извещения о похоронах. Еще я постоянно получала срочные телеграммы с вопросами от Уилтонов, которые спешно добирались в Лондон из континентальной Европы. Собственно, телеграммы были адресованы Бертраму, но он их, конечно же, сразу передавал мне, чтобы я самостоятельно с ними разбиралась.

Мне впервые представился случай показать, что я способна выполнять обязанности личного секретаря, и, к моему удовлетворению, выяснилось, что я великолепно справляюсь. Работа экономки имела с этим много общего, только вместо того, чтобы следить за количеством солений в кладовой и белья в прачечной, мне приходилось решать в основном организационные задачи. Со всех сторон, от родственников мисс Уилтон и знакомых семьи, поступало столько противоречивых требований, что мои дипломатические способности и навыки в планировании подверглись серьезному испытанию. Впрочем, я нашла эту работу весьма увлекательной и не раз со стыдом ловила себя на мысли, что получаю от нее удовольствие, хотя как-то неприлично было радоваться, занимаясь подготовкой похорон.

Бертрам оперся кулаком на мой заваленный бумагами стол.

– Едва ли Риченда справилась бы лучше, – сказал он. – Очень жаль, что она так не вовремя разболелась, и это бремя легло на твои плечи. Но ты все сделала великолепно. Ты как будто родилась для такой роли.

Он явно хотел мне польстить, поэтому я не стала уточнять вслух, что его единокровная сестра не сумела бы выполнить и половину проделанной мной работы на должном уровне. В оправдание своего отказа приехать в Лондон и помочь, Риченда поначалу заявила, что у нее заболела лошадь, а Пуфик Типтон, дескать, загостился в Стэплфорд-Холле, и она, будучи хозяйкой дома, не имеет права никуда отлучиться. После того как эти предлоги для отсутствия на похоронах Бертрам назвал неубедительными, она пожаловалась на ужасную мигрень, которая, по ее ощущениям, грозила перейти в опасную лихорадку или, по крайней мере, предвещала особенно жестокий насморк. Вероятно, даже лорду Ричарду поведение мисс Риченды показалось несколько недостойным, потому что он совершил беспрецедентный поступок: оставил Стэплфорд-Холл без дворецкого, прислав к нам на помощь Рори, при том что экономка в поместье тоже отсутствовала.

Перед уходом Бертрам доверительно положил руку мне на плечо:

– Я рад, что ты отказалась от своего вчерашнего плана обратиться к… сама-знаешь-кому. Мы оба были в расстроенных чувствах, но это не повод беспокоить столь важных персон. Местные власти и сами разберутся.

Разумеется, надо было мне тогда признаться, что я все же съездила к мистеру Эдварду, но в свое оправдание могу сказать, что голова у меня в тот момент была занята решением задачи, куда посадить за столом графиню X, которая по каким-то причинам соизволила принять приглашение на поминальную трапезу. Если Бертрам впоследствии решил бы упрекнуть меня в нечестности, я сослалась бы на то, что была не в меру озабочена соблюдением «всевозможных приличий».

Незадолго до ужина в комнате гостиницы, которую мне отвели в качестве рабочего кабинета, появился еще один визитер.

– Привет, Эфимия, – сказал Рори со знакомым, едва заметным шотландским выговором, непринужденно прислонившись к дверному косяку; в Стэплфорд-Холле, на посту дворецкого, он всегда держал безупречную осанку и такого себе не позволил бы. – Так вот ты где прячешься? У тебя вообще-то дел по горло, лэсс.

Я хотела было выразить яростное возмущение этим упреком, но увидела веселые искорки в его глазах и с улыбкой бросилась пожимать ему руку:

– Как я рада тебя видеть, Рори!

Он окинул взглядом мой стол.

– Ты занимаешься всей подготовкой к похоронам?

– Мистер Бертрам почти всегда в разъездах вместе с Мерритом – наносит визиты и наблюдает за приготовлениями на местах.

– Но всю организацию панихиды и поминального обеда, а также ответы на письма и телеграммы он взвалил на тебя? – спросил Рори.

Я не ответила.

– Верно, да? – Он покачал головой. – Этот господин нещадно тебя эксплуатирует.

– Перестань, Рори. Мистер Бертрам раздавлен горем.

– Скорее, чувством вины. Он был знаком с этой девушкой всего ничего, и я не верю, что она успела завладеть его сердцем. Но ему определенно не следовало поощрять ее затею с журналистским расследованием.

– Ты знаешь об этом? – удивилась я.

– Младший брат мисс Уилтон живет неподалеку от Стэплфорд-Холла. Он явился туда и высказал лорду Ричарду свои претензии. Очень громко.

– Однако ни этот брат, ни его супруга не взяли на себя труд позаботиться о похоронах, – заметила я.

– Более того, лорд Ричард согласился полностью оплатить похороны. Судя по всему, для мисс Уилтон был закрыт путь в настоящую журналистику не потому, что она родилась женщиной, как ей отчаянно хотелось думать, а потому, что ее родственники прекрасно понимали: у нее нет ни ума, ни таланта, ни сил, чтобы справиться с этой неподъемной задачей.

– Ну конечно, ведь женщины – слабый пол, – скривилась я.

– Эфимия, в случае с мисс Уилтон это было именно так. Она же умерла.

– Гостиничный врач сказал, что при ее состоянии здоровья она могла умереть в любой момент. И Бертрам говорил мне, что она об этом знала, поэтому спешила жить и использовать оставшееся время.

– Ай, допустим, я могу ее понять. Но я понимаю также, что семья хотела ее уберечь.

– Может быть, ты присядешь наконец и выпьешь чаю? Я позвоню, чтобы принесли.

Рори оторвался от дверного косяка и устроился в удобном кресле.

– По-моему, ты во всей этой суматохе чувствуешь себя как рыба в воде, Эфимия.

– Должна признаться, мне это дается легче, чем выполнение обязанностей экономки, но все равно приходится тяжеловато.

Рори усмехнулся.

– Честное слово, – заверила я.

– Но тут ты, по крайней мере, не ждешь, что потолок может обрушиться тебе на голову в любой момент.

– Ты о «Белых садах»? Мне сейчас кажется, что это было так давно! К тому времени, как мы вернемся, строители уже закончат ремонт.

Рори помрачнел, и я быстро спросила:

– Как же в Стэплфорд-Холле без тебя обойдутся?

– Понятия не имею, – пожал он плечами. – Я оставил подробные указания, но мисс Риченде все равно придется раздавать ежедневные поручения прислуге.

– Там же начнется полная неразбериха!

– Мисс Риченда не такая бестолковая, какой желает казаться. Она, между прочим, сама организовала приют для падших женщин в Лондоне.

– Я думала, она всего лишь покровительствует какому-то благотворительному обществу, которое открывает подобные учреждения.

Рори покачал головой:

– Нет, к лондонскому приюту мисс Риченда имела самое прямое отношение и уделяла ему много времени. Но завещание покойного отца и желание завладеть Стэплфорд-Холлом ее слегка отвлекли.

– Она ведь тебе не особенно нравится, да?

– Она из числа моих нанимателей, поэтому рассуждения на тему «нравится – не нравится» здесь неуместны.

– Я встречалась с мистером Эдвардом. – Мне захотелось сменить тему, чтобы положить конец нашим обычным препирательствам, но мое неожиданное признание возымело вовсе не тот эффект, на который я рассчитывала.

– Что?! – вскинулся Рори. – С кем?!

– Я подумала, нужно заручиться его поддержкой, учитывая, что мы опять оказались вовлечены в дело с полицией и сомнительной смертью. Мистер Эдвард оставил мне свой адрес именно на такой случай.

– Сомнительной смертью, ты сказала?

– Есть вероятность, что к мисс Уилтон под видом врача мог зайти неизвестный, прежде чем прибыл настоящий гостиничный доктор. Мистер Эдвард думает, она хотела успокоить Бертрама, сказав, что доктор уже приходил, но если учесть все остальное – спиритический сеанс в Стэпл-форд-Холле, нападение на миссис Уилсон и наш визит в дом умалишенных, – незнакомец и правда мог появиться, то есть в этом действительно есть что-то странное. Мистер Эдвард сказал…

– Ай, теперь я думаю, ты правильно сделала, что разыскала его. У тебя редкостная способность притягивать неприятности. Надеюсь, он сказал тебе, что волноваться не о чем?

– Вообще-то он сказал, что должен проконсультироваться со своими источниками.

– А дальше?

– Он не сможет выделить людей для расследования и попросил меня заняться этим делом лично. После того как я найду себе какого-нибудь помощника.

– О нет! Ни в коем случае, Эфимия! И речи быть не может. В последний раз, когда мы с тобой ввязались в нечто подобное, нас обоих чуть не пристрелили, а потом мы вынуждены были стать свидетелями казни того, кто хотел это сделать. Я не желаю пережить это снова.

– Не уверена, что у меня был выбор, Рори. Так или иначе, я согласилась.

– Эфимия! – вознегодовал он.

К счастью, в этот момент явился гостиничный слуга с чаем, и я была спасена. Человеку пусть и низкого происхождения, но хорошего воспитания и благородного нрава трудно дать волю гневу в непосредственной близости от чайного сервиза, особенно если этот человек – первоклассный дворецкий. Он просто не может подвергнуть опасности тончайший фарфор.

– Ну и какая же версия на сей раз созрела в твоей бедовой голове? – вздохнул Рори.

– Пока что никакая не созрела, – откровенно призналась я. – У меня только разрозненные факты. А именно: непонятное поведение миссис Уилсон на спиритическом сеансе, ее ссора с лордом Ричардом, ночное нападение, охота мисс Уилтон на мистера Бертрама, интерес мисс Уилтон к дому умалишенных… Поначалу я думала, что она хочет упечь туда лорда Ричарда за его прежние злодеяния, но потом мистер Бертрам заверил меня, что не делился с ней никакими семейными тайнами, хотя она намекала мне, что всё знает о Стэплфордах. Еще один факт: заверение мисс Уилтон в том, что к ней приходил врач, хотя, как потом выяснилось, гостиничный доктор был сильно занят где-то в городе и приехал с опозданием, когда она уже умерла.

– Гм, маловато для серьезных подозрений. Старая перечница миссис Уилсон – пуританка до мозга костей, она могла прийти в ужас от одного упоминания о незаконнорожденном ребенке, а насколько я понимаю, на спиритическом сеансе прозвучал именно такой намек. Лорд Ричард той ночью был изрядно пьян. Я слышал, как он ругался с Типтоном, после чего Типтон даже сбежал на несколько дней из Стэплфорд-Холла, и мисс Риченде пришлось уговаривать его вернуться. Ночное нападение на миссис Уилсон, скорее всего, совершил случайный грабитель, а что касается смерти мисс Уилтон, это, безусловно, трагедия, но вполне ожидаемая. Не сомневаюсь, что она солгала про визит врача – исключительно для того, чтобы успокоить мистера Бертрама. Он умеет быть невыносимо навязчивым.

Последний комментарий я решила проигнорировать и спросила:

– Когда Типтон покинул Стэплфорд-Холл? Сразу после ссоры?

– Нет, – медленно проговорил Рори. – Ссора затянулась. Он уехал позднее.

– Он был в поместье в день смерти мисс Уилтон?

Рори задумался.

– Нет, – ответил он наконец и расхохотался: – Ты же не хочешь сказать, что Типтон при-мчался в Лондон и… И что? Напугал мисс Уилтон до смерти? Одевается он, конечно, убийственно безвкусно, но не до такой же степени…

– Рори, сейчас не время для шуток!

– Ну а зачем Типтону убивать репортершу?

– Мисс Уилтон обхаживала мистера Бертрама. Возможно, Типтон опасался, что ей удастся притащить Бертрама к алтарю раньше, чем он сам женится на мисс Риченде. Потому что первый из детей покойного лорда Стэплфорда, кто обзаведется наследником…

– Нет, ерунда какая-то, – перебил меня Рори.

– Пожалуй, ты прав.

– Досадно…

– Какого цвета глаза у Типтона? – вдруг спросила я.

– Не имею понятия, – озадачился Рори. – А что? Ты какие-то странные вопросы задаешь.

– Я видела глаза того, кто на меня напал.

– Надо было сказать об этом полиции!

– Я сказала. Сержант Дэвис посоветовал мне держать эти сведения при себе, пока не закончится расследование.

– Он считает, что ты в опасности? – ошеломленно уставился на меня Рори.

– Думаю, да. Потому-то я и согласилась отправиться в Лондон с мистером Бертрамом и мисс Уилтон. Но боюсь, опасность последовала за нами.

– Мисс Уилтон вела записи? – поинтересовался Рори, продемонстрировав в очередной раз быстроту ума, которая меня так в нем вдохновляла.

– Да. Мистеру Эдварду я об этом тоже сообщила, но ее блокнотом наверняка уже завладела местная полиция.

– А мистер Бертрам не знает, что она собиралась расследовать?

Я покачала головой.

– И в какую же сторону нам теперь двигать-ся? – развел руками Рори.

– В ту сторону, куда нас направит мистер Эдвард, – сказала я.

– Главное, чтобы не направил на все четыре, – угрюмо буркнул Рори, но я воспряла духом оттого, что он не стал возражать против местоимения «нас». С его стороны это было молчаливое согласие стать моим помощником. Кроме того, это означало, что он не позволит мне в одиночку идти навстречу опасности. Да, пожалуй, я научилась манипулировать людьми не хуже, чем мисс Уилтон.

Мистер Эдвард дал о себе знать быстрее, чем я ожидала. Телеграмма, подписанная «А. Э.», пришла на следующее утро, и говорилось в ней следующее:

Советую посетить дом умалишенных… в графстве… Покойный С. был попечителем и регулярно делал пожертвования. Есть записи в семейном архиве.

А. Э.

О блокноте мисс Уилтон не было ни слова. Я вздохнула. И каким, интересно, образом я доберусь до дома умалишенных, который находится так далеко? Оставалось только показать телеграмму мистеру Бертраму, а у меня были все основания опасаться, что в своем нынешнем расположении духа он строго-настрого запретит мне ехать, отчего это путешествие станет еще рискованнее. В итоге я решила спросить совета у Рори.

– Мы можем это сделать только одним способом, Эфимия, – проговорил он, подняв взгляд от телеграммы. – Надо взять автомобиль.

– А как же Бертрам?

– Ты же ему еще не сказала?

Я покачала головой:

– Лишь сообщила ему о своем намерении встретиться с мистером Эдвардом, но Бертрам, видимо, решил, что я просто разнервничалась оттого, что нашла очередной труп.

– Похоже, он плохо тебя знает, – усмехнулся Рори.

– Он сейчас сильно озабочен другими делами, но не настолько, чтобы не заметить, как у него угоняют автомобиль. К тому же он и сам постоянно в разъездах!

– Он будет участвовать в траурной церемонии, так ведь?

– О нет! Мы не можем так поступить, Рори! Только не во время панихиды!

– Он не заметит твоего отсутствия в церкви. И в любом случае ты не получишь благодарности за все, что сделала для него.

– Но мне нужно отдать дань уважения мисс Уилтон.

– Она тебе все равно не нравилась.

– Тем более! – упрямо заявила я. – Теперь я сожалею, что не была с ней добра.

– Тогда взгляни на это с такой позиции: ты отдашь мисс Уилтон дань уважения тем, что продолжишь ее собственное расследование.

– Но я не уверена, что это как-то связано с ее расследованием.

– Мистер Эдвард советует тебе съездить в другой дом умалишенных, так что можешь не сомневаться: связано. Это не может быть совпадением.

– Нам придется взять Меррита в качестве водителя. Что мы ему скажем?

– Предоставь это мне, – улыбнулся Рори.

Мне совсем не понравился его план, и я неоднократно собиралась все рассказать мистеру Бертраму, но всякий раз, когда нам выдавалась редкая возможность поговорить, он был рассеян, озабочен и охвачен скорбью, а мне, в свою очередь, недоставало духа открыться ему из-за чувства вины, тем более что наши отношения несколько разладились. День панихиды неумолимо приближался, и я поняла, что уже не смогу ему ничего рассказать за оставшееся время. Рори был занят по горло, и его присутствия мне все больше не хватало.

Он явился с чайным подносом в мой «кабинет» в полдень накануне панихиды по мисс Беатрис Уилтон и начала нашей тайной авантюры.

– Мне кое-чего надобно тебе пор-рассказывать, лэсс, и я помыслил, что туточки не пообойтись без па-рры бисквитов. – Он водрузил поднос прямо на письма, телеграммы, документы и прочие важные бумаги на моем столе.

– Рори!..

– Только не говор-ри, что ты исчо не попер-ределывала всю р-работу.

– Ты опять превратился в истинного шотландца, Рори, и это тревожно, – сказала я. – Что случилось?

– Я обдумал то, что ты говорила о Типтоне и его отлучке из поместья Стэплфордов. Не знаю, в курсе ли ты, но в Лондоне много разных клубов для слуг. Я нашел тот, в котором состоит лакей Типтона, наведался туда и благодаря изрядному количеству пива вытянул из него кое-какие сведения.

– Рори, ты чудо!

– Ай, не без того, – кивнул он, разливая чай по чашкам. – Это было не так уж и сложно. Парень ненавидит своего хозяина и рад был перемыть ему косточки. Я старался не задавать вопросы напрямик, поэтому наслушался много лишнего и бесполезного про дурной характер и бесхребетность мистера Типтона.

– Может, это не так уж бесполезно, – заметила я. – Нам пригодятся любые сведения о нем.

– Недавно Типтон совсем разбушевался – орал, что мир к нему несправедлив, никто его не ценит, а он, мол, столько всего сделал. В подробности при этом не вдавался, но поносил лорда Стэплфорда на все лады с дикой яростью.

– Неужели он не мог высказать свое «фи» Ричарду в лицо? Что за трус!

– Не забывай, у них была открытая ссора в ночь нападения на миссис Уилсон, так что, может, и высказал. Но судя по тому, что о Типтоне говорил лакей, он действительно трус и это для него нехарактерно.

– То есть в ту ночь он достиг точки кипения, потому и не сдержался?

Рори кивнул:

– Обычно, когда он на кого-нибудь злится, то швыряет всем, что под руку подвернется, в слуг. Типичное поведение для труса – ударить того, кто не может тебе ответить.

– Надеюсь, лакей не пострадал? – ужасну-лась я.

– Нет, он сказал, слуги Типтона знают замашки хозяина, поэтому вовремя разбегаются, когда он в дурном настроении. К тому же швыряется он в основном всякой мелочью – расческами, чашками, тем, что плохо лежит. Думаю, слуги заботятся о том, чтобы в его апартаментах был идеальный порядок и ничего лишнего не валялось где не надо.

– Понятно, – задумчиво проговорила я. – Значит, у Типтона бывают припадки ярости, но он явно не боец.

– Есть кое-что еще, – продолжил Рори. – Оказывается, Типтон был в Лондоне в тот день, когда умерла мисс Уилтон. Лакей сказал, собирались они в дикой спешке, а его хозяин пребывал не в духе, как будто не хотел ехать и вообще это была не его идея. К тому же они уже ездили в Лондон два месяца назад, между двенадцатым и девятнадцатым. Типтон возненавидел этот город и божился, что никогда сюда не вернется. Угадай, где они останавливались во вторую поездку.

– Здесь, в этой гостинице, – сказала я.

– Точно, – кивнул Рори.

– Значит ли это, что мы можем подозревать Типтона в убийстве? – спросила я.

– Слабохарактерные люди способны на отчаянные поступки, если их довести до крайности, но я, если честно, сомневаюсь.

– А ты не вспомнил, какого цвета у него глаза?

– Ох, Эфимия, ну кто же обращает внимание на такие мелочи? – Он отвернулся. – Вот у меня глаза какого цвета?

– Зеленого, какого же еще? – Я удивилась вопросу, поскольку не представляла себе, как можно не обратить внимания на эти необычные, лучистые, восхитительные глаза. – А у меня?

– Серые, – буркнул Рори.

Я почувствовала, что краснею.

– Наверное, мы общаемся друг с другом чаще, чем с Типтоном, потому и запомнили.

– Наверное, – сказал Рори.

– Я тоже сомневаюсь, что Типтон – убийца. Какой у него мог быть мотив?

– Типтон – пешка лорда Ричарда.

– А еще у него виды на Риченду.

– Ай, может, и так. Скоро она станет очень богатой невестой.

– Разве она еще не очень богата?

Рори поморщился:

– Не люблю сплетничать.

– Ты что-то слышал? Это может быть важно.

– Ты знаешь, что лорд Стэплфорд оставил весьма примечательное завещание?

Я нетерпеливо кивнула:

– Мы уже об этом говорили.

– Ай, мы говорили о доме и земельных владениях. Но у Стэплфордов есть и кое-что еще.

– Ну разумеется, – сказала я, не понимая, к чему он клонит. – Банк и торговля оружием.

– Я не знаю подробностей об источниках их дохода, но мне доподлинно известно, что оба брата получили свою долю после смерти отца.

Я похолодела. Так вот, значит, на какие средства Бертрам купил «Белые сады»! И это после всех его заверений, что он не желает жить на «кровавые деньги»!

– А мисс Риченда, будучи женщиной, – продолжал Рори, – должна была дождаться определенного возраста для вступления в права наследования, и дождется этой осенью. До тех пор ее деньгами будет распоряжаться брат-близнец. Но если она выйдет замуж, управлять капиталом станет ее муж.

– Что?! – удивленно воскликнула я.

– Таков установленный порядок вещей, Эфимия.

– Но это ужасно! А как ты узнал?

– Мэри слышала, как мисс Риченда возмущалась.

– И Мэри рассказала об этом тебе?

– Ты же знаешь ее. Мы сумели поладить. Я уже говорил, что, по-моему, ей хотелось большего, поэтому я был рад, когда появился Меррит. Она чудесная девушка, но не в моем вкусе. К тому же завязывать отношения с горничной было бы непрофессионально.

– Ну разумеется, – холодно сказала я. – Для нас, слуг, личной жизни не существует.

– А ты бы этого хотела? – спросил Рори.

– Я надеюсь, что когда-нибудь выйду замуж и у меня будет собственная семья, – ответила я, стараясь сохранять невозмутимость.

– Буду иметь это в виду, – кивнул он.

А я, конечно же, вспыхнула с головы до ног.

Глава девятая
Секрет Стэплфорда

– Прошу прощения, сэр, – вежливо сказала я, – но мне кажется, это будет нарушением приличий.

– Отлично. Делай, как знаешь. – Бертрам развернулся и зашагал прочь, не оборачиваясь.

– Мне послышалось, или этот джентльмен только что попросил тебя быть его спутницей на панихиде? – прозвучал у меня за спиной голос Рори.

Я кивнула, потому что у меня перехватило дыхание, так что невозможно было вымолвить ни слова.

– Он рехнулся! Ты же служанка, не ровня ему!

– Не думаю, что его это беспокоит.

– А должно, – сердито буркнул Рори.

– Мне, между прочим, именно это в нем и нравится! – не менее сердито заявила я.

– Господь милосердный, Эфимия, ты что, не понимаешь? Все же подумают, что ты его любовница! И это будет не просто нарушение приличий, если он притащит свою любовницу на панихиду по своей же предполагаемой невесте. Это разрушит твою репутацию раз и навсегда!

– Любовница?.. – выдохнула я.

– Я хоть и состоял когда-то в коммунистической партии, но на его месте не позволил бы себе относиться к тебе, как к равной. Ты постоянно рискуешь рядом с ним. Он же ничего не соображает!

Я совсем поникла.

– Наверное, ты был прав, Рори, когда говорил, что мне не нужно соглашаться на должность экономки в «Белых садах».

– Ай, наверное. – Его тон заметно смягчился. – А теперь, когда господа разошлись, давай-ка займемся нашим делом.

Меррит уже ждал нас в автомобиле. Рори открыл дверцу и помог мне устроиться на заднем сиденье. Затем он сел сам и постучал в стекло, отделявшее от нас водителя, – лакей молча тронул машину с места.

– Я назвал ему место назначения, – сказал Рори, – но не объяснил, зачем мы туда едем. Он не станет задавать лишние вопросы.

Мужчины любят интересничать, поэтому я не стала его расспрашивать, с чего это Меррит проявляет такую покладистость, и постаралась не думать о том, что Рори мог переманить к себе слугу из моего штата. Судя по тому, как лицо Меррита озарялось всякий раз, когда речь заходила о Мэри, он был бы счастлив остаться рядом с ней в поместье Стэплфордов. Но лучше, конечно, переманить Мэри в «Белые сады». Однако тут возникал вопрос: имею ли я право предложить старой подруге и коллеге стать моей подчиненной? Я размышляла над этим некоторое время, а потом Рори, до сих пор сидевший в глубокой задумчивости, вдруг спросил:

– Ты придумала, как мы будем действовать, когда приедем в дом умалишенных?

– Нет, – сказала я и почувствовала себя идиоткой. – Я надеялась, что все само как-нибудь разрешится.

– Это на тебя не похоже, – снисходительно усмехнулся Рори.

– Раньше, когда случалось что-то из ряда вон выходящее, опасные события происходили очень быстро и, как правило, впотьмах, без единого лучика света во всех смыслах.

Он хмыкнул:

– Пожалуй, наши приключения на Шотландском высокогорье можно описать и так.

– Я веду к тому, что, когда человек, напавший на миссис Уилсон, толкнул меня в темноте, это было в точности, как в те времена. А когда бедная мисс Уилтон умерла, все было по-другому. Мы ведь по-прежнему не знаем наверняка, была ли ее смерть следствием злого умысла, но меня не покидает ощущение, что с этим что-то не так.

– И насколько верны обычно оказываются твои ощущения? – поинтересовался Рори с улыбкой.

– Ощущения меня обычно не подводят, но вот суждения, которые я выстраиваю на их основе, порой оказываются ложными.

– Какое честное признание.

Я вздохнула:

– Знаю, Рори, тебе это не понравится, но я не могу отделаться от мысли, что за всем этим стоит Ричард Стэплфорд. Он для меня превратился в злого гения, в чудовище из тьмы, и теперь его тень мерещится мне повсюду.

– Слишком уж мелодраматично звучит. Согласен, лорд Ричард – малоприятный человек, но мне кажется, что он не хуже большинства других господ.

– Он банкир и занимается торговлей оружием, его капитал растет на крови. У него нет ни чести, ни совести, а теперь он, ко всему прочему, стал членом парламента.

– Это логично, – пробормотал Рори.

– И еще мы с мистером Бертрамом думаем, что он убил их отца.

Ну вот, наконец-то я произнесла это вслух – и сразу приготовилась выслушать протесты Рори, но он молчал.

– У нас есть веские основания так думать, – продолжила я, – и доводов хватило на то, чтобы убедить полицейского инспектора арестовать его.

– Так почему же он не в тюрьме?

– Под доводами я имею в виду разрозненные куски головоломки. Нам удалось сложить их в более или менее убедительную картину, и тот факт, что Ричард и Риченда заперли меня в шкафу, лишь добавляет ей убедительности, но после ареста Ричарда было решено, что для судебного процесса слишком мало доказательств, и его отпустили.

– Погоди, они заперли тебя в шкафу?

– Да.

– То есть они знали, что ты подозреваешь их в убийстве отца?

– Не думаю, что Риченда имела к этому отношение и что ее вообще заботила судьба старого лорда Стэплфорда, но она готова на все ради брата-близнеца.

– Господи боже, если хоть половина из этого правда, почему ты еще не сбежала от Стэплфордов куда глаза глядят?

– Я сбежала в «Белые сады».

– Значит, ты не веришь, что Бертрам тоже как-то причастен к смерти отца?

– Мы вместе искали доказательства вины его брата.

– А ты не думаешь, что ему это было выгодно?

– Вероятно, ты прав, это охота за наследством, – спокойно сказала я. – И за теми деньгами, которые Ричард надеется заработать, если начнется война.

– Если начнется война? – ошеломленно повторил Рори.

– Я думаю, мистер Эдвард интересуется семьей Стэплфордов по одной причине: он боится, что Ричард будет продавать оружие не тому лагерю, то есть германскому. Но тут, как мне кажется, он ошибается. Я могу допустить, что Ричард больше симпатизирует Германской империи, чем Британской, по философским причинам, но сдается мне, он будет счастлив поставлять свой товар обеим.

– Я дворецкий, меня все это не касается и не должно касаться тебя, – сказал Рори. – Но черт возьми, Эфимия, почему ты не уехала подальше от всех Стэплфордов в мире?

– Потому что есть вероятность, что любая моя попытка уехать подальше может закончиться быстрее и хуже, чем хотелось бы.

– Ты имеешь в виду, что Ричард пошлет за тобой убийц?

– Если хоть одна из моих догадок на его счет верна, было бы глупо исключать такую возможность.

– Тогда почему… – начал Рори и осекся. – Нет, это же немыслимо! Ты намекаешь, что лорд Ричард старается держать тебя поближе, чтобы не оставлять без присмотра?

– По крайней мере, он не станет меня убивать в собственном поместье – это было бы рискованно. Количество смертей вокруг Стэплфордов и так уже привлекло к ним пристальное внимание. Их друзья пока помалкивают, но слухи тем не менее гуляют вовсю.

Рори провел рукой по волосам, взъерошив белокурые локоны.

– Как-то это чересчур… – пробормотал он.

– Я бы рассказала тебе обо всем раньше, но боялась… – Я хотела сказать «оттолкнуть тебя», но вслух произнесла другое: – Боялась подвергнуть тебя опасности.

– Однако эта наша поездка вряд ли может оказаться безопасной?

– Если лорд Ричард о ней узнает, полагаю, да.

– А если при этом мы еще и выясним что-нибудь важное в доме умалишенных, это всех нас подвергнет смертельной угрозе. – Рори многозначительно кивнул на Меррита за стеклом. – Что известно Мэри?

– Ничего.

– Разумно с твоей стороны.

Он погрузился в молчание. Просить прощения за то, что заставила его рисковать жизнью, сейчас было бы глупо – никакими извинениями эту вину я бы не искупила, поэтому тоже притихла. Когда мы проехали несколько миль, Рори сказал:

– Что мы рассчитываем найти в этом сумасшедшем доме?

Я помахала перед ним телеграммой.

– Ты все еще думаешь, что у покойного лорда Стэплфорда и миссис Уилсон был внебрачный ребенок? – уточнил он.

– Доктор Симпсон на это намекал.

– Но даже если ребенок и был, что с того?

– Огласка может обеспечить большие неприятности члену парламента, – предположила я.

– Ты считаешь, что скандал, связанный с незаконнорожденным отпрыском его отца, нанесет больший урон деловым интересам Ричарда, чем подозрения в убийстве?

– Я ничего не смыслю в бизнесе и политике, но полагаю, что это вполне вероятно.

Рори снова взъерошил шевелюру.

– Может, в твоих словах и есть резон. Но мне кажется, ты кое-что упустила.

– Что?

– А вдруг лорд Стэплфорд тайно женился на миссис Уилсон?

– Но тогда у него не было бы причин отдавать свое дитя в дом умалишенных, – сказала я.

– И какая женщина осталась бы с ним, если бы он это сделал? – подхватил Рори.

– Может быть, ребенок и правда родился больным?

– Ты полагаешь, миссис Уилсон никому об этом не сказала бы за столько лет? Миссис Дейтон дольше всех служит Стэплфордам и может что-нибудь знать.

– Она ни о чем подобном мне не говорила. Впрочем, я сама работала в поместье не так уж долго и проводила с миссис Дейтон не слишком много времени.

– Получается, ты права – нам придется действовать наугад и придумывать план по ходу дела, – сказал Рори. – Предлагаю назваться братом и сестрой – дескать, мы наводим справки в интересах семьи.

– То есть мы хотим подыскать приют для кого-то из родственников?

– Вот именно, – кивнул Рори.

– Вероятно, наш отец был хорошо знаком с покойным лордом Стэплфордом?

– И посоветовал нам наведаться именно сюда.

Мы оба глубоко вздохнули – автомобиль как раз въезжал в ворота дома умалишенных.

Аллея оказалась самая обычная, как во всех загородных поместьях. Здание, маячившее за деревьями, было не слишком современным, но на вид веселеньким. Когда мы остановились у входа, Меррит открыл дверцу для Рори, и тот помог мне выбраться из автомобиля. Я залюбовалась многочисленными фронтонами и лужайками вокруг – судя по ним, территория у этого заведения тоже была немалая, – а потом до меня вдруг донесся детский смех, и я ошеломленно обернулась к Рори.

– Ты что, не заметила вывеску? – прошептал он мне на ухо. – Это приют для умственно отсталых детей.

– О боже! – вырвалось у меня. – Каким жестоким нужно быть, чтобы отдать своего малыша…

Рори крепко сжал мою руку.

Дверь над большой мраморной лестницей открылась, из дома вышла женщина средних лет в опрятных черных одеждах и спустилась к нам.

– Вы родственники лорда Стэплфорда? – сразу же приветливо улыбнулась она.

– Да, – сказал Рори, прежде чем я успела вмешаться.

– Очень рада встрече. Я миссис Мейсон, сестра-распорядительница. Если желаете, я попрошу кого-нибудь из врачебного персонала провести для вас ознакомительную беседу, однако для ваших целей более полезной будет экскурсия, и я с удовольствием ее проведу. Я, разумеется, прекрасно знаю всех наших подопечных.

– Дети в доме умалишенных! – воскликнула я, не в силах больше сдерживаться. – Это же чудовищно!

Миссис Мейсон лучезарно улыбнулась:

– Мы делаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить им счастливое детство. Я часто думаю о том, что им здесь куда лучше, чем беспризорным ребятишкам на улицах. Так или иначе, наши воспитанники не смогли бы выжить самостоятельно в большом мире. И какими бы любящими и заботливыми ни были их родители, они бы не справились с трудностями, которые возникают при воспитании таких детей. Я утешаю себя мыслью, что мы тут занимаемся богоугодным делом.

Я смотрела на нее во все глаза, потрясенная этими словами.

– Мне показалось, или я действительно услышал в вашей речи легкий шотландский выговор, миссис Мейсон? – спросил Рори. – Я и сам из горной Шотландии.

Напряженная атмосфера тотчас разрядилась.

– Да что вы, сэр? Не знала, что у Стэплфордов есть шотландские корни!

– Я очень дальний родственник, – сладко улыбнулся Рори. – Сопровождаю свою юную кузину. Собственно, мы здесь ради ее ребенка.

– О, мне очень жаль, моя милая, – сочувственно посмотрела на меня миссис Мейсон. – Но это может случиться с любой матерью.

Я потупила взор и постаралась напустить на себя подобающий трагический вид, мысленно отметив, что нельзя снимать перчатки, иначе она увидит, что у меня нет обручального кольца. Начиналась какая-то нелепая игра – и с каждым словом мы увязали в этой трясине всё сильнее. Хорошо хоть Рори не назвал миссис Мейсон наших имен, но если Стэплфорды узнают о странном визите «родственников» и захотят узнать побольше, по описанию им нетрудно будет догадаться, кто это был. Единственное, что мне оставалось, – вести себя с предельной осторожностью, чтобы у сестры-распорядительницы не возникло повода связаться с семьей.

– Я часто слышу подобное утешение от доброжелателей, – сказала я с видом и интонацией герцогской внучки, каковой и являлась на самом деле.

Миссис Мейсон шагнула ко мне и взяла мою руку в свои ладони:

– Отчего же супруг не с вами, милая?

– Он предоставляет решать такие вопросы мне.

– Ах, мужчины! – воскликнула миссис Мейсон, с осуждением покачав головой. – Поэтому шотландскому кузену пришлось составить вам компанию?

Я кивнула, попытавшись выдавить слезу.

Миссис Мейсон потрепала меня по руке:

– Сегодня прохладно, но я надеюсь, вы не откажетесь немного прогуляться, посмотреть, как играют дети? Думаю, вам понравится.

– Разумеется. Если вы считаете, что так нужно, – покорно кивнула я.

– Прошу сюда. Познакомлю вас со своими подопечными.

Вместо того чтобы отвести нас в дом, миссис Мейсон обогнула внушительное левое крыло здания и зашагала дальше, по тропинке между деревьями. Детские возгласы и смех становились всё громче. Наконец мы вышли на лужайку и увидели четверых детей – по-моему, им было от четырех до восьми лет. Они гоняли палками обручи под присмотром молодой женщины в такой же черной одежде, как у нашей провожатой, и на первый взгляд картина ничем не отличалась от той, что можно увидеть в любом парке, где гуляют мамочки со своими отпрысками.

– Подойдите поближе, милая, – посоветовала мне миссис Мейсон. – Они совсем не агрессивные.

Краем глаза я заметила, что она удержала за рукав шагнувшего за мной Рори. Остановившись неподалеку от детей, но так, чтобы слышать, о чем говорит с моим спутником сестра-распорядительница, я принялась наблюдать за игрой. Девочка с хорошеньким, но бессмысленно-безучастным личиком вдруг плюхнулась на землю у моих ног и принялась теребить развязавшуюся ленту на своем платьице. Другие дети ее отсутствия словно и не заметили.

Я опустилась рядом с девочкой на колени:

– Какая у тебя чудесная ленточка!

Девочка засмеялась и нацелила пальчик мне в лицо.

– А-гог! – сказала она и залепетала дальше что-то совсем уж неразборчивое.

На вид ей было лет шесть, но она не умела говорить. Я аккуратно завязала ей бант, а она посмотрела на меня так беспомощно и доверчиво, что у меня на глаза невольно навернулись слезы.

– Не мешайте ей, – говорила тем временем миссис Мейсон, обращаясь к Рори. – Матерям, которые сюда приезжают, важно удостовериться, что мы стараемся относиться к детям, как если бы они были нормальными. Ваша кузина такая юная. Наверное, ее дитя – совсем крошечка?

– Да, – отозвался Рори. – Несколько месяцев.

– И уже очевидны отклонения? – сочувственно вздохнула миссис Мейсон. – Бедная, бедная леди. Но она ведь молода, у нее будут другие дети.

– Мы думаем, у ребенка такие же отклонения, как у… – Рори сделал паузу.

– Как у Софи, племянницы лорда Стэплфорда? – подхватила миссис Мейсон.

– В семье это никогда не обсуждалось, знаете ли, но слухи доходят и до самых дальних родственников.

– Софи родилась шестимесячной. Как только немножко подросла, она стала чудесной малышкой с ангельским личиком, а потом и вовсе красавицей. Когда ее к нам принесли, мы думали, она не выживет – такая крохотулечка! Но она выжила. Доктор Франк называет это железной волей к жизни. Однако вместе с тем Софи была нежнейшим и добрейшим созданием, при своей умственной отсталости она почти все понимала, если ей объясняли очень медленно. Как жаль, что родная мать ни разу не пожелала ее навестить. Впрочем, многие родители так поступают. Знаете, я все еще скучаю по Софи.

– А когда она?..

– О, в восемнадцать, как и все остальные.

– Понятно, – сказал Рори, но по голосу было слышно, что он озадачен. – В восемнадцать.

– Она покинула нас вместе с Элис. Девочки были очень привязаны друг к другу.

– Понятно, – повторил Рори и гулко сглотнул.

– О, можете мне поверить, такие дети действительно способны испытывать чувства, им вовсе не чужды дружба и любовь. Поэтому для них требуются совсем другие условия содержания, когда они вырастают.

– Так вы имеете в виду, что Софи перевели в другое место? – В голосе Рори прозвучало облегчение.

– О да! Наш приют предназначен только для детей. Когда они вырастают, их переводят в дома для умалишенных взрослых, но мы следим за тем, чтобы наши подопечные отправлялись в самые современные заведения, основанные на принципах, схожих с нашими – забота, сострадание, физическая культура и несложный труд, который дает душевнобольным людям ощущение собственной значимости и полезности. Иногда их учат жить самостоятельно во внешнем мире, но в случае с Софи это было невозможно – она провела всю жизнь в доме умалишенных. Ведь если родная мать не желает самостоятельно заботиться о ребенке, никто не сумеет ее переубедить, верно?

– Я думаю, она еще не определилась, – глядя в мою сторону, сказал Рори.

Девочка с бантом убежала от меня к другим детям, катавшим обручи. Молодая женщина в черном ободряюще мне улыбнулась – мол, идите к нам, – но я покачала головой. Мне и так было неуютно из-за нашей с Рори лжи, а от веселых криков больных детишек сделалось еще хуже. Один маленький мальчик повернулся ко мне лицом, и я сразу увидела, что он отличается от нормальных детей: у него были прекрасные ясные глаза и страшная перекошенная ухмылка. Я поспешно вернулась к Рори.

– Давайте зайдем в дом, – предложила миссис Мейсон. – Я покажу вам, как у нас все устроено. Большинство наших подопечных играют или выполняют несложную работу, так что мы постараемся их не беспокоить, чтобы у них не возникло чувство, будто за ними наблюдают.

Я улыбнулась – жуткие байки о Бедламе, похоже, давно ушли в прошлое.

Внутри здание оказалось таким, как я и ожидала. Там были просторные дортуары для мальчиков и девочек младшего возраста, а также отдельные комнаты для воспитанников постарше, чьи родители могли себе позволить более щедрые взносы, чтобы обеспечить своим отпрыскам уединение.

– Большинство детей предпочитают находиться в общих спальнях, – заверила нас миссис Мейсон.

Кроме дортуаров, мы заглянули в не менее просторные классные комнаты, где для детей подыскивали занятия в соответствии с их способностями. Здесь повсюду было много света, свободного пространства и царила жизнерадостная атмосфера. Миссис Мейсон сказала, что их заведение основано на квакерских духовных ценностях и главная цель наставников – внушить подопечным ощущение, что каждый из них является частью большой, дружной и счастливой семьи.

– Почти идиллическое детство, о котором многие здоровые дети могут только мечтать, – искренне сказала я.

– Но не забывайте, что у многих наших воспитанников восприятие мира сильно искажено. То, что вам кажется спокойной обстановкой, их может раздражать. К таким детям нужен особый подход.

Я печально кивнула.

– А что с ними происходит потом?

Миссис Мейсон грустно покачала головой:

– Для многих расставание с нами – тяжелейшая травма, и я им очень сочувствую. Но трудности взросления, искушения и желания, начинающие одолевать взрослых людей, требуют особых курсов терапии и условий содержания, которые мы не можем предоставить.

– Большое спасибо, что уделили нам время, миссис Мейсон, – сказал Рори; мы в это время сидели в кабинете сестры-распорядительницы и допивали чай. – Я думаю, моей кузине будет легче принять решение, если мы получим возможность взглянуть и на тот дом умалишенных, куда перевели восемнадцатилетнюю Софи.

– Ну разумеется, – кивнула миссис Мейсон. – Я запишу вам адрес. – Она черкнула пару строчек на листе бумаги и передала его Рори. – Вы не представляете, как я расстроилась, услышав печальное известие о Софи. Она была такой чудесной девочкой, но, как говорится, господь рано прибирает к себе самых достойных.

Я звякнула чашкой о блюдце.

– О, прошу прощения, иногда я говорю невпопад, – смутилась миссис Мейсон. – Это вовсе не означает, что вашему ребеночку не уготована долгая счастливая жизнь, моя милая.

– В отличие от несчастной Софи, – тихо проговорила я.

Глава десятая
Сделка с миссис Уилсон

– Мне нужно все рассказать Бертраму, – заявила я.

Мы возвращались в гостиницу на автомобиле.

– Тогда придется поделиться с ним подробностями того, что мы сделали, а это ему вряд ли понравится, – заметил Рори.

– Он имеет право знать, что у него есть еще одна единокровная сестра.

Рори накрыл мою руку ладонью:

– Мы не знаем наверняка, была ли Софи его сестрой.

Я собралась возразить, но он меня опередил:

– Согласен, у нас есть основания так полагать, но настоящих доказательств нет.

Я взглянула на его руку, лежащую на моей. Матушка наверняка бы возмутилась такой фамильярностью, но на лице Рори в тот момент отражались только глубочайшее сочувствие и желание утешить.

– Мы ведь очень рискуем, да? – сказала я.

– Рискуем потерять работу, это уж точно, – отозвался Рори. – А может, и того больше. Мы теперь либо располагаем сведениями, представляющими серьезную угрозу для Стэплфордов, либо всего-навсего узнали, что покойный лорд Стэплфорд великодушно заботился о больной племяннице.

– Но Софи умерла, Рори.

– Миссис Мейсон дала убедительное объяснение – Господь милосерден и не каждому отмеряет долгий срок.

– Да, но я все-таки боюсь…

– Что ее убил Ричард Стэплфорд? И зачем же ему это понадобилось?

– Хотел избежать скандала.

– А всё ли нам известно о завещании покойного лорда Стэплфорда?

– Берт… мистер Бертрам говорил, что поместье и денежный фонд, предназначенный для его содержания, получит тот или та из детей лорда Стэплфорда, кто первым даст жизнь законному наследнику.

– Если бы Софи выпустили из дома умалишенных, она могла бы выйти замуж и родить сына. Получается, она и правда представляла угрозу, – сказал Рори.

– Судя по тому, что о ней поведала миссис Мейсон, это было маловероятно, – возразила я. – К тому же она незаконнорожденная, разве это не исключает ее из числа наследников?

– Это зависит от формулировки в завещании.

– И, как ты говорил, лорд Стэплфорд мог заключить тайный брак с миссис Уилсон.

– Думаю, это предположение все-таки не стоит брать в расчет.

– Оно кажется самым маловероятным из всех наших предположений, – согласилась я.

– С миром, в котором убийство ради предотвращения скандала более вероятно, чем брак по любви, что-то не так, – покачал головой Рори.

– Все же не могу себе представить, что в миссис Уилсон можно влюбиться! – не сдержалась я.

– Ну, была же она когда-то молодой.

– Скорее, ею просто воспользовались.

– А ты невысокого мнения о Стэплфордах, верно?

– Я невысокого мнения обо всех известных мне аристократических семействах, – честно сказала я.

– И много семейств тебе известно? – прищурился Рори.

Я сделала глубокий вдох.

– Рори, ты кое-что обо мне не знаешь.

– Ай, лэсс. Я всегда подозревал, что у тебя в запасе есть пара секретов. Но ты уверена, что сейчас подходящее время делиться ими со мной? У нас и так целый ворох чужих тайн, с которыми нужно разобраться.

– Ох, не знаю. У меня от всего этого тоже голова кругом идет, но мне просто необходимо быть честной с кем-нибудь.

– Это что-то изменит в наших отношениях? – осторожно спросил Рори.

– Возможно, – признала я.

– Но ты же не заключила тайный брак с мистером Бертрамом, нет?

Я громко рассмеялась:

– О нет, все не настолько ужасно!

В глазах Рори мелькнуло странное выражение.

– Что ж, в таком случае, если твои секреты вызовут еще одну нескончаемую дискуссию, предлагаю отложить их на потом. Расскажешь после того, как утрясется вся эта история с внебрачными детьми и сумасшедшими домами. Если, конечно, не передумаешь к тому времени.

– Хорошо.

– Но я не забуду, что ты хотела мне в чем-то признаться.

– Договорились.

– Итак, куда мы направимся теперь?

– Ты правильно сказал: нам нужны настоящие доказательства. Их и будем искать.

– Тогда нам снова придется наведаться в одно знакомое нам заведение.

– Знакомое?

Рори помахал у меня перед носом бумажкой с адресом, полученным от сестры-распорядительницы:

– Ты что, не обратила внимания? В восемнадцать лет Софи перевели в тот самый дом умалишенных, куда вас с мистером Бертрамом возила мисс Уилтон. Миссис Мейсон упомянула доктора Франка.

– Значит, Беатрис продвинулась в своем расследовании гораздо дальше, чем мы…

– Ай, очень жаль, что у нее оказалось слабое сердце.

– Надеюсь, именно сердце и было всему виной, – пробормотала я себе под нос.

В Лондон мы вернулись к вечеру. Меррит высадил нас у входа в гостиницу и без единого слова отогнал автомобиль в гараж. Меня его показное безразличие к происходящему нервировало, но Рори отнесся к этому как к должному.

– Меррит – образцовый слуга, – сказал он. – Не сует нос в чужие дела.

Панихида давно закончилась, так что я приготовилась принять на себя шквал вопросов от мистера Бертрама. Однако, когда я справилась о нем у портье, оказалось, он еще не вернулся в гостиницу. Я оставила на стойке записку с просьбой сразу сообщить мне, когда он явится, и поднялась в свой номер. Собиралась лишь немного вздремнуть, но наша поездка была слишком утомительной, и я не заметила, как крепко заснула. Мне приснилось, что мы с Беатрис Уилтон находимся в переполненной людьми столовой. Она передала мне чашку с чаем и хотела сказать что-то очень важное, но другие гости так громко разговаривали и гремели столовыми приборами, что шум заглушал ее слова. Она все больше нервничала из-за этого. Я же, со своей стороны, изо всех сил пыталась объяснить ей, что чай за обедом пить не принято. В конце концов, поддавшись отчаянию, Беатрис в сердцах хлопнула по столу какой-то книгой – до того сильно, что подскочили тарелки и в комнате воцарилось ошеломленное молчание.

Я проснулась от этого стука и некоторое время размышляла, прозвучал он во сне или наяву, в моем номере. Шторы я не задернула – в окне виднелось черное ночное небо. Комната полнилась тенями, и меня вдруг охватило зловещее чувство, что я здесь не одна. Сердце гулко заколотилось в груди, дыхание перехватило. Невероятным усилием воли я заставила себя не шевелиться – если грабитель еще не причинил мне вреда, удостоверившись, что я сплю, значит, он может потихоньку уйти, не тронув меня. При этом я изо всех сил вглядывалась в темноту. Комната без света казалась сверхъестественно огромной, но я ничего не видела, кроме смутных очертаний мебели.

Отрывистый стук в дверь заставил меня подскочить на постели.

– Помогите! – взвизгнула я.

Дверь, которую я опрометчиво оставила незапертой, распахнулась, и в комнату хлынул газовый свет из коридора. На пороге стоял Рори.

– Здесь кто-то есть! – выкрикнула я, вскочив с кровати и бросившись к нему.

Рори зажег свет. В номере, кроме нас, никого не было.

– Наверно, тебе это во сне привиделось, лэсс, – сказал Рори.

– Но это было как наяву, – растерянно пробормотала я.

– Сны иногда кажутся очень реальными, – ласково улыбнулся он, усаживая меня в кресло у остывшего камина, и сам устроился напротив. – Извини за ночное вторжение, но мне в голову пришла мысль, которая может оказаться полезной.

– Бертрам вернулся? – спросила я.

– Не знаю, но думаю, должен был.

– Я оставила портье записку с просьбой послать за мной, когда он вернется.

– Уже поздно, Эфимия. Он мог запретить посылать за тобой.

– Возможно, но все-таки это странно.

– Время и правда неподходящее.

– Где же он пропадал столько времени?

Рори вздохнул:

– Понятия не имею. Наверное, был с семьей мисс Уилтон. У ее родственников слишком много вопросов. Насколько мне известно, они потребовали провести полицейское расследование ее смерти.

– А почему они не позаботились об этом до похорон?

– Но сегодня ведь была только панихида.

– Да. – Я потерла глаза. – Конечно, еще есть время. Так что ты хотел сказать мне, Рори?

– Нам нужны доказательства преступления, и кажется, я знаю, кто может их нам предоставить.

– Кто?

– Миссис Уилсон.

– Но она еще не окончательно пришла в сознание.

– Перед отъездом из Стэплфорд-Холла я слышал, как доктор Симпсон говорил лорду Ричарду, что ее самочувствие улучшилось и теперь она пойдет на поправку. Уже тогда она ненадолго приходила в себя, а теперь обмороки должны и вовсе прекратиться.

– Но тогда она в смертельной опасности!

Рори достал из кармана буклет, оказавшийся железнодорожным расписанием:

– Думаю, на этот раз нам не удастся позаимствовать автомобиль у мистера Бертрама, так что до города, где находится больница, придется ехать по железной дороге. Через два часа туда как раз отправляется молочный поезд, так что мы попадем к миссис Уилсон еще утром. Если обратно вернемся поездом, который уходит в Лондон после полудня, потратим на все про все один день. Твой мистер Бертрам и не заметит нашего отсутствия, но мы можем оставить записку, что у нас есть дела за пределами столицы.

– Ему это не понравится, – покачала я головой.

– Мне кажется, мы уже так далеко зашли, что нет смысла отступать, – сказал Рори. – Если мы правы, сегодня же вернемся с доказательством, что у него была еще одна единокровная сестра. Он наверняка это оценит.

– А если мы ошиблись?

– Придется искать другую работу, – мрачно проговорил Рори. – Но я не думаю, что мы ошиблись.

– Я тоже так не думаю, – тихо сказала я. – К сожалению. Потому что, если мы правы, вероятность того, что и Софи, и Беатрис Уилтон умерли не своей смертью, значительно возрастает.

– Поезд уходит через два часа, – напомнил Рори. – Я договорился, чтобы через час нам подали кэб. Будешь готова к тому времени?

– Конечно, – кивнула я. – Спасибо, Рори. Не знаю, что бы я без тебя делала.

До чего же быстро все-таки привыкаешь к благам прогресса! Запряженный лошадью экипаж, на котором мы добирались до вокзала, показался мне чрезвычайно неудобным. Пока Рори расплачивался с кэбменом, я стояла в сторонке, стуча зубами не только от холода, но и от дорожной тряски. Лондон был окутан туманом, в котором покачивались предрассветные тени. При иных обстоятельствах я нашла бы его романтичным и живописным, но этим утром мир таил для меня угрозы за каждым углом. Все время казалось, что нас кто-то преследует. Даже у Рори нервы были напряжены до предела, и ему приходилось прилагать усилия, чтобы еще и меня успокаивать. К тому же сон о Беатрис не шел у меня из головы.

– Почему молоко везут из Лондона за город? – вдруг спросила я.

– Наоборот, – сказал Рори, – поезд едет забирать молоко, предназначенное для продажи в Лондоне.

– Который сейчас час?

– Лучше тебе не знать. Здесь всего один пассажирский вагон, и вряд ли он комфортабельный, однако постарайся заснуть.

– Думаю, с этим трудностей не возникнет, – отозвалась я, зевая. – Может, удастся досмотреть тот сон.

Мы вышли на платформу. Мне уже доводилось путешествовать по железной дороге, но сейчас при виде огромного, дышащего паром чудовища, я снова невольно испытала волнение. То, что такой гигантский механизм приводился в движение и развивал немыслимую скорость всего лишь с помощью огня и воды, внушало мне восхищение силами природы, но желание человека овладеть стихиями, поставить их себе на службу – желание, которым ознаменовался наш новый век, – вызывало трепет и опасения. Когда мы подошли к пассажирскому вагону, паровоз еще раз пыхнул белым облаком, и мне почему-то показалось, что он каким-то образом знает о нашем присутствии. Рори помог мне подняться по лесенке между огромными стальными колесами, которые унесут нас вдаль на много миль. Во времена молодости моего отца преодолеть такое расстояние было бы немыслимо и за целый день, а мы доберемся до пункта назначения всего за несколько часов.

В вагоне я прислонилась к спинке сиденья, укрывшись пледом, предусмотрительно захваченным Рори, закрыла глаза и малодушно изгнала из головы все мысли. Раздалось оглушительное шипение, вагон дернулся, и мы тронулись в путь.

Беатрис Уилтон что-то кричала мне во сне, когда паровоз примчал нас в город. Рори пришлось потрепать меня за плечо, чтобы я окончательно проснулась.

– Тебе нужно к доктору, – сказал он. – Я думаю, ты еще не оправилась от ушиба головы.

– Если бы Беатрис не орала так громко, мне было бы гораздо лучше, – сонно пробормотала я.

На пустой платформе Рори огляделся.

– Надо найти экипаж. До больницы всего пара миль – я думал, мы пешком дойдем, но ты слишком бледная для прогулок.

Железнодорожный вокзал здесь был маленький, всего с двумя платформами, но выглядел он современно и внушительно благодаря высокому застекленному потолку. В отдельном зале ожидания для леди, путешествующих первым классом, скамейки совсем недавно покрасили зеленой краской.

– Это большой город? – спросила я. – Может, здесь даже ходят троллейбусы?

– Давай посмотрим, – откликнулся Рори.

Мы вышли со станции. Трудно выразить охватившее меня тогда чувство свободы. У меня не было при себе никаких вещей, я оказалась вдали от родных и от своего нанимателя; все, что у меня было, – это компания Рори и предчувствие приключений. В тот момент я готова была прошагать одним махом десяток миль.

К счастью, проверять эту свою решимость на практике мне не понадобилось – вокзал оказался в суматошном деловом центре с новомодными троллейбусными остановками. Они были удобно расположены так, чтобы пассажиры поездов на паровой тяге могли легко добраться до любого квартала.

– Не знала, что поместье Стэплфордов находится рядом с таким современным большим городом, – сказала я, когда мы садились в троллейбус.

– Думаешь, Стэплфорды могли построить себе дом в какой-нибудь глуши? Их поместью всего лет пятьдесят.

– Верно. Но когда находишься там, кажется, что вокруг только поля и леса.

– В этом вся соль, – усмехнулся Рори.

Троллейбус мягко тронулся с места и доставил нас в больничный квартал. Вскоре мы уже шагали по дорожке к лечебнице, где лежала миссис Уилсон. Это было длинное серое здание с остроконечными башенками и крошечными окнами. В коридорах все сверкало чистотой; отполированные деревянные двери, ведущие в разные отделения, отражали свет. Здесь пахло карболовым мылом и витали какие-то еще более резкие запахи химикалий. Не успели мы войти в здание, как нам заслонила путь женщина в накрахмаленной униформе.

– Доступ для посетителей будет открыт только через семьдесят пять минут, – заявила она командным тоном.

– Прошу прощения, – сказал Рори, – мы специально приехали из Лондона, чтобы повидать одну пациентку. У нас очень срочное дело.

– Меня не интересует, откуда вы приехали. В нашей больнице строгие правила.

– Извините, мэм, – вступила я в разговор, – но я думаю, на пациентку, о которой идет речь, ваши правила не распространяются. Ее зовут миссис Уилсон.

– Вы из полиции?

– Не совсем так, но мы помогаем с расследованием.

– Гм, – сказала медсестра, – тогда пусть решает полицейский сержант. Следуйте за мной.

Она быстро зашагала лабиринтом коридоров, постукивая каблуками по начищенным полам. Мы с Рори старались не отставать. Наконец медсестра остановилась у двери в палату, рядом с которой сидел на стуле полицейский. Вид у него был такой, будто он смертельно скучал.

– Посетители к миссис Уилсон, – лаконично представила нас медсестра, затем без лишних слов развернулась на каблуках и удалилась, оставив нас с немного растерявшимся сержантом.

– Я Эфимия Сент-Джон, а это Рори Маклеод, мы работаем в Стэплфорд-Холле. Приехали из Лондона повидаться с миссис Уилсон. Это очень важно.

Полицейский сержант покачал головой:

– Она все время молчит. Даже не называет того, кто на нее напал.

– Она потеряла способность говорить? – уточнила я.

– Врачи так не думают. Но она молчит, и все тут.

– Спросите, не согласится ли она принять нас, – попросил Рори. – Скажите ей, мы знаем о Софи.

– Это может все изменить, – добавила я.

– А если она согласится, – продолжил Рори, – вы сможете сходить выпить чашечку кофе, а то у вас такой вид, будто вы здесь неотлучно просидели всю ночь.

– К тому времени, когда вы вернетесь, мы, возможно, уже раскроем дело. Инспектор будет вами доволен.

Сержант озадаченно переводил взгляд с меня на Рори и обратно.

– Ушам своим не верю, – проговорил он наконец. – Ждите здесь. – И исчез за дверью палаты.

– Это было умно, – похвалила я Рори.

Тот скромно улыбнулся.

Полицейский вернулся очень быстро:

– Миссис Уилсон вас примет. Она страшно побледнела, когда я упомянул эту вашу Софи. В общем, вам придется написать полный отчет после разговора с ней, и не докучайте ей слишком долго, а то та суровая медсестричка меня живьем съест.

Мы вошли в палату – одно из тех странных помещений, квадратных в периметре и с очень высоким потолком, какие бывают только в больницах. Стены здесь были выкрашены в тусклый серо-зеленый цвет; простая железная койка стояла в самом центре палаты и казалась совсем маленькой, потерявшейся в этом пространстве. Миссис Уилсон лежала на спине, и ее лицо по цвету сливалось с отбеленным хлопком постельного белья. Она всегда была худой, но сейчас от ее рук остались только кости, туго обтянутые кожей. На предплечьях у нее багровели кровоподтеки, голова была перевязана желтоватыми бинтами. Черные глазки злобно смотрели на нас, а губы превратились в тонкую бледную ниточку.

– Что вам нужно? – спросила она тихим хриплым голосом.

В комнате был всего один простой деревянный стул. Рори пододвинул его для меня к кровати, а сам встал за моей спиной.

– Нам нужно поговорить с вами о том, что произошло.

– Зачем? Какое вам дело до этого?

Я могла бы воззвать к ее чувству справедливости, рассказав о смерти Беатрис, о наших подозрениях, что Ричард Стэплфорд убил отца, и о прочих его злодеяниях, но было ясно, что это не поможет.

– У вас ведь был ребенок, миссис Уилсон?

Она отвернулась.

– Девочка родилась шестимесячной, – продолжала я. – Она была внебрачной дочерью покойного лорда Стэплфорда.

Миссис Уилсон по-прежнему молчала, но я заметила, как дрогнули ее плечи. Мне ничего не оставалось, как сорвать повязку с этой давней душевной раны одним махом.

– Вам сказали, что она умерла сразу после рождения, – ровным тоном проговорила я. – Но это была неправда.

Миссис Уилсон обратила ко мне искаженное гневом лицо:

– Ты лжешь!

Я покачала головой:

– Увы, нет. Я думаю, лорд Стэплфорд сделал это из лучших побуждений. Семейный врач, доктор Симпсон, сомневался, что недоношенная девочка выживет. Но она выжила, хоть и не стала такой, как все.

– Она стала безобразной калекой? – с ужасом спросила миссис Уилсон.

– Нет. Умственно неполноценной. Доброй, очень доверчивой и способной на глубокую привязанность.

– Люди, которые заботились о Софи в детстве, отзываются о ней с большой нежностью, – сказал Рори.

– Кто о ней заботился?

Гнев исчез, и теперь перед нами была растерянная стареющая женщина, желавшая знать о судьбе своего ребенка.

– Софи отдали в приют для умственно отсталых детей в другом графстве. Это очень достойное заведение.

– Вы там были?

Я кивнула.

– Она все еще там? – На лице миссис Уилсон мелькнула надежда.

Я покачала головой.

– Ну конечно, ведь теперь она уже взрослая, – пробормотала экономка, словно разговаривала сама с собой. – Куда ее перевели?

– Мне очень жаль… – тихо проговорила я.

– Стало быть, она умерла?

– Да.

– Ты специально явилась, чтобы меня помучить? Нравится, да? – Злобный взгляд устремился на Рори: – Ну с ней-то все понятно, а вам я что сделала? Нам вроде бы нечего делить.

– Нам нужна ваша помощь, – сказал Рори.

– Мы думаем, смерть Софи не менее подозрительна, чем гибель ее отца, – поддержала я.

– Вы хотите сказать, ее убили? – выдохнула миссис Уилсон. – Когда?

– Мы не знаем, но думаем, не так давно, – ответил Рори.

– Значит, она была жива. Все это время… – Женщина задумалась, взгляд сделался отсутствующим. – И что же, он действительно о ней ничего не знал?

– Кто не знал? – подался к ней Рори.

Миссис Уилсон, не обратив внимания на его вопрос, вдруг приподнялась и вцепилась в мою руку железной хваткой:

– Как думаешь, это она явилась на спиритическом сеансе?

– Я думаю, стакан двигала Беатрис Уилтон, – сказала я.

– Нет. Нет, это была Софи. Вы же верите? – взглянула она на Рори.

– Не знаю, но могу допустить такую возможность, – честно ответил тот. – Моя бабушка была ясновидящей и…

– Мы думаем, в деле замешан Ричард Стэплфорд, – оборвала его я. – Вероятно, он убил свою единокровную сестру или заказал ее убийство по той же причине, что побудила его расправиться с родным отцом. Ради наследства.

– Но Софи не могла ни на что претендовать! – воскликнула миссис Уилсон. – Когда я забеременела, лорд Стэплфорд обещал, что обеспечит ребенка всем необходимым, и получается, он сдержал слово. Он же следил за тем, чтобы о ней хорошо заботились?

– Да, – мягко сказала я. – Софи росла в прекрасных условиях.

– Это дорого стоило? Да? Может, Ричард больше не хотел оплачивать счета? Нет, я в это не верю. Он всегда был противным мальчишкой, но… – Голос миссис Уилсон дрогнул.

– Возможно, став членом парламента, он боялся скандала, – предположила я.

– Вы имели в виду Ричарда, когда сказали «он о ней не знал»? – уточнил Рори. – То есть он заверил вас, что ничего не слышал о сестре до спиритического сеанса? Отец никогда не говорил с ним о Софи?

Миссис Уилсон зажмурилась и несколько раз глубоко вздохнула. Затем она открыла глаза и, с видимым усилием приподняв голову с подушки, заговорила на удивление твердо и отчетливо:

– Вы ведь не знаете, что случилось на самом деле, верно? Забросили удочку и ждете, какая добыча клюнет. Будь у вас доказательства, хоть какие-то серьезные улики против Ричарда Стэпл-форда, вы бы сейчас выкладывали их полиции. Или взялись бы его шантажировать. Но у вас их нет. У вас нет ничего, кроме догадок и домыслов. Что ж, зато доказательства есть у меня. Целая куча доказательств по самым разным их делишкам. Почему, вы думаете, покойный лорд Стэплфорд держал меня при себе? Потому что я знаю об этом семействе больше, чем кто-либо. Я годами вела записи и собирала документы. Понимала, что они пригодятся, и ждала своего часа. Хотите их получить? Хотите получить все, что у меня есть? – У нее на губах выступила пена, слова сыпались одно за другим, как в бреду сумасшедшего, и ответ на ее вопрос мог быть только один.

– Да, – сказала я.

– Вы это получите. Все получите, если выясните, что на самом деле случилось с моей Софи. Мне не нужны сказки. Только факты. Если ее убил Ричард Стэплфорд, он должен болтаться в петле.

Глава одиннадцатая
Я открываю правду Бертраму

Больше миссис Уилсон ничего нам не сказала. Ни доводы, ни уговоры не помогли добиться ответа на вопрос, узнала ли она напавшего на нее человека, – теперь все мысли этой женщины были заняты дочерью, которую она сегодня потеряла во второй раз. Миссис Уилсон поставила свое условие, и мы вынуждены были его принять.

На обратном пути в Лондон наш разговор с Рори не клеился – мы добирались на вокзал в спешке, чуть не опоздали на поезд, и оба устали. Когда состав тронулся, я под перестук колес и пыхтение паровоза вдруг впервые начала осознавать масштаб того, что мы с Рори натворили. Вчера мы без спроса взяли автомобиль моего нанимателя, а сегодня целый день где-то пропадали, никого не поставив в известность. И какие же сведения мы в итоге добыли? У нас по-прежнему был лишь один неоспоримый факт – ночное нападение на миссис Уилсон, – а все прочее осталось на уровне догадок. Я по личному горькому опыту знала, как на это может отреагировать мистер Бертрам. Украдкой бросив взгляд на Рори, я удостоверилась, что его тоже одолевают невеселые мысли – лицо у него было суровое.

– Жалеешь, что согласился мне помочь? – спросила я, и эти слова дались мне нелегко.

Его лицо немного смягчилось:

– Нет, лэсс. Мы сделали что должно, а теперь будь что будет.

– Но ты не обязан был в этом участвовать.

– Ай, но я же не мог бросить тебя одну, верно?

Тем не менее я не могла избавиться от чувства вины и тяжкой ответственности, и к тому времени, как мы прибыли в Лондон, это бремя уже так немилосердно давило на мои плечи, что я боялась не удержаться на ногах.

До гостиницы мы добрались, когда время вечернего чая уже миновало, но до ужина было еще далеко. После путешествия на поезде я чувствовала себя грязной, от одежды пахло сажей. В таком растрепанном виде нельзя было предстать перед мистером Бертрамом, поэтому я предложила Рори оставить для него на стойке у портье записку о том, что мы вернулись и ждем встречи после ужина.

– Хорошая идея, – усмехнулся Рори. – Мистер Бертрам точно разозлится, а если при этом он еще будет голодным, мы потеряем последний шанс заставить его выслушать нас от начала до конца.

– Лучше я сама с ним поговорю, – сказала я.

Рори покачал головой:

– Нет, уж лучше вдвоем. Все-таки не каждый день приходится кому-нибудь сообщать, что у него есть незаконнорожденная сестра.

– Мертвая незаконнорожденная сестра, – уточнила я. – Надеюсь, он нам поверит.

Одним из главных преимуществ жизни в гостиницах, независимо от того, насколько дорогой номер тебе достался, является горячая вода, предоставляемая по первому требованию, и лишь погрузившись в нее по самый подбородок и чувствуя, как расслабляется изнуренное тело, я поняла, что страшно голодна. После ванны я телефонировала обслуге и попросила принести мне в комнату омлет и салат. Заодно спросила, не оставлял ли кто для меня записки, но мне ответили, что нет.

Я почти расправилась с омлетом, оказавшимся таким легким и воздушным, что им могла бы гордиться и миссис Дейтон, как вдруг входная дверь распахнулась без стука, и на пороге возник мистер Бертрам с бутылкой вина и двумя бокалами в руках. Я хотела подняться со стула, но он жестом велел мне сидеть на месте.

– Не трудись вставать, Эфимия. Ты, судя по всему, решила, что больше на меня не работаешь, поэтому предлагаю отпраздновать твои новые перспективы. Вот, вино принес. Позволишь пожелать вам с мистером Маклеодом счастья?

Я сразу поняла, что это не первая бутылка, которую он открыл за вечер.

– Пожелание счастья будет несколько неуместным, – осторожно сказала я. – И я от всей души надеюсь сохранить за собой должность вашей экономки. Кроме того, мне нужно сообщить вам кое-что чрезвычайно важное. Сразу прошу прощения, что не смогла рассказать вам все раньше, но вы были слишком заняты подготовкой похорон бедной мисс Уилтон.

Мистер Бертрам уселся напротив меня, и хотя комната была не слишком маленькая – здесь свободно разместились стол, два кресла и прочая мебель, потребная для спальни, – у меня возникло ощущение, что сразу сделалось тесно. Он поставил бокалы на стол и залихватски наполнил их из открытой бутылки, расплескав часть содержимого.

– И где это служанок вроде тебя учат так изъясняться? – полюбопытствовал мистер Бертрам. – Ричард уверен, что ты куртизанка высшего разряда, отчего-то решившая сменить область деятельности. При этом он питает надежду, что твоя истинная натура все-таки возобладает и ты откажешься от пути праведного. Но, сдается мне, ты девственница. Я прав?

– Господь милосердный! Мистер Бертрам! Как вы можете задавать мне такие вопросы?!

– А что? – Бертрам облокотился на стол, пьяно поблескивая глазами. – Почему бы мне и не задать пару нескромных вопросов девице, которая угнала мой автомобиль и каталась по округе в компании слуг моего брата, что с точки зрения любого приличного человека совершенно безнравственно.

– Мы всего лишь одолжили ваш автомобиль, а не угнали, и в этом не было ничего безнравственного. Даю слово. – Я постаралась отогнать подальше воспоминание о том, какое приятное чувство охватило меня, когда Рори накрыл мою руку своей. По сравнению с тем, что мне предстояло поведать мистеру Бертраму, это было в высшей степени несущественно.

– Я всегда был готов тебя выслушать, разве нет? До твоего появления в Стэплфорд-Холле в нашей семье все было хорошо. Отец был жив, кузен Жорж был жив, нашим гостям и в голову не приходило, что под этой крышей может произойти убийство. Мы с братом и сестрой отлично ладили. Мать со мной разговаривала. Известно ли тебе, Эфимия, что со дня своего отъезда в Брайтон мать не желает со мной общаться? Она заявила, что я обзавелся дурной компанией, которая совратила меня с пути истинного. И знаешь, кого она имела в виду? Тебя.

– Я попрошу принести кофе. – Говоря это, я старалась сохранять спокойствие, хотя была в ярости. Но мистер Бертрам откровенно искал ссоры, и в таком состоянии с ним связываться было нельзя. – Мне многое нужно рассказать вам, и лучше вам выслушать это на трезвую голову.

– Жду не дождусь! – Бертрам вольготно устроился в кресле. – Твои россказни достойны бульварных романов.

– Что вы такое говорите? – вспыхнула я от возмущения. – Все не настолько ужасно!

– А ты не позовешь на подмогу Рори Маклеода?

Мне очень хотелось, чтобы Рори был рядом и помог мне все объяснить, но я боялась, что его присутствие лишь подольет масла в огонь, поэтому, поколебавшись немного, ответила:

– Нет. Думаю, сначала нам с вами нужно разобраться между собой.

– Так что же все-таки происходит на этот раз, Эфимия?

– Я подожду, пока вы выпьете кофе, – сказала я ледяным тоном. И принялась ждать, не обращая внимания на его пьяные реплики, которые теперь даже не стану вспоминать.

Мой отец никогда не питал пристрастия к спиртному и часто предостерегал меня против злоупотребления вином. Он любил повторять, что вино делает несчастного человека еще несчастнее, обостряя его внутренний разлад с самим собой и заставляя направлять злость вовне, на невинные жертвы. Я вспоминала эти его слова, вместо того чтобы прислушиваться к потоку мерзких комментариев Бертрама, – передо мной был человек, глубоко удрученный смертью женщины, которую он сопровождал в поездке и потому считал, что отвечает за нее. Если уж я чувствовала себя в неприятном положении, то уж он и подавно.

Я молчала до тех пор, пока Бертрам не допил третью чашку кофе. К тому времени он уже начал хмуриться, и я расценила это как знак, что он постепенно осознаёт свое безобразное поведение.

– Прошу прощения за то, что взяла без спросу ваш автомобиль, – заговорила я. – Нужно было съездить в дом умалишенных, находящийся в другом графстве. Мистер Эдвард прислал мне адрес телеграммой, не уточнив, однако, что это за место и что именно там искать. Впрочем, он мог и не знать. Написал только, что ваш отец до самой своей смерти делал щедрые пожертвования этому приюту.

– Я догадывался, что ты нарушила мое распоряжение не обращаться к мистеру Эдварду, – угрюмо буркнул Бертрам. – Но вот любопытно, зачем моему отцу понадобилось тратить деньги на какой-то приют?

– Это заведение для умственно отсталых детей, и дама, которая там работает, сказала нам, что у них на попечении была Софи, племянница вашего отца, до тех пор, пока ее не перевели в лондонский дом умалишенных.

– Какая племянница? У нас только кузены, нет ни одной кузины.

– Дом умалишенных, в который Софи поместили, когда она выросла, – тот самый, куда нас возила мисс Уилтон, – продолжила я, игнорируя его удивление.

– Что ты говоришь?!

– Надеюсь, полиция все-таки передала записи Беатрис либо вам, либо ее родственникам.

– Мне никто ничего не передавал. – Бертрам промокнул лоб носовым платком. – Возможно, с моей стороны это слишком смелое предположение, но не хочешь ли ты сказать, что эта Софи может быть вовсе не племянницей, а внебрачной дочерью моего отца и что он запер ее в сумасшедшем доме, чтобы предотвратить скандал?

Я сокрушенно качнула головой:

– Она была, как говорят врачи, недоношенной. В детском приюте о ней отзывались как об умственно неполноценной, простодушной и ласковой девочке, совершенно не приспособленной к жизни в реальном мире.

– И кто же ее мать?

– Миссис Уилсон. Она до сегодняшнего дня была уверена, что девочка умерла сразу после рождения. Ее убедил в этом лорд Стэплфорд.

– Господь милосердный! Неужели мой отец совершил такую подлость?

– Возможно, он ошибочно полагал, что заставляет миссис Уилсон поверить в смерть дочери ради ее же блага, – мягко сказала я.

– Эфимия, ты точно знаешь, что именно так и было?

Я оценила этот вопрос – несмотря на все наши разногласия, Бертрам не допускал мысли, что я могу попросту лгать ему или пытаться устроить шантаж.

– Все складывается один к одному, – сказала я. – Думаю, Беатрис подозревала о существовании Софи и могла на спиритическом сеансе нарочно двигать бокал к нужным буквам, чтобы посмотреть на реакцию миссис Уилсон. Конечно, знать наверняка я не могу, но надеюсь, ее записи это подтвердят.

– Стало быть, Беатрис нашла доказательства?

– Это мне неизвестно, но миссис Уилсон, к которой мы сегодня ездили, признала, что ребенок был. И еще она сказала, что в ее распоряжении находятся документы, имеющие отношение к делам семьи Стэплфорд. Эти документы могут пролить свет на многие интересующие нас вопросы, но отдаст их она, только если мы сумеем выяснить, что же произошло с Софи.

– Но ты ведь это уже выяснила, – сказал Бертрам.

– Я очень сожалею, – тихо проговорила я, – но ваша единокровная сестра умерла.

– Как?

Я беспомощно развела руками.

– О нет! – воскликнул он. – Только не говори мне, что нападение на миссис Уилсон, кончина мисс Уилтон и смерть Софи связаны между собой! Ты же не подозреваешь, что это…

– Убийство, – докончила я его фразу. – Да, боюсь, что так.

Именно в этот момент Бертрам согласился позвать Рори, и мы втроем продолжили обсуждать все собранные сведения. Не могу сказать, что мы далеко продвинулись, хотя нам с Рори все-таки удалось в конце концов заставить мистера Бертрама признать, что дело кажется серьезным и требует тщательного расследования.

– Я не одобряю вашу самодеятельность, но благодарен за то, что вы оба руководствуетесь интересами нашей семьи. – Он взглянул на Рори: – Мы с Эфимией подозревали моего старшего брата во многих гнусных поступках, но я не могу себе представить, что он способен был убить нашу единокровную сестру или кого-то нанять для ее убийства.

– Вам это кажется более невероятным, чем убийство родного отца? – поинтересовалась я.

– Но доказательства виновности Ричарда так и не найдены! – занял оборонительную позицию Бертрам.

Раньше он не сомневался в злодеянии брата, но тогда, возможно, им владели чувство утраты и жажда правосудия. Со временем страсти улеглись, и теперь он, как большинство людей, хотел найти самое простое и удобное оправдание.

– Вы слышали, как лорд Ричард спорил с миссис Уилсон вечером, незадолго до нападения на нее, – сказал Бертрам. – Быть может, он и правда ничего не знал? Что, если трюк Беатрис стал для него сюрпризом? Ведь смерть нашего отца была внезапной – вероятно, он собирался все рассказать о Софи нам или, по крайней мере, Ричарду, но не успел.

– То есть вы хотите сказать, миссис Уилсон думала, будто лорд Ричард все знает, а на самом деле он не знал? – уточнил Рори. – Миссис Уилсон тоже допустила такую возможность.

Бертрам энергично закивал.

– Однако, при всем уважении, сэр, – продолжил Рори, – должен заметить, что как раз это и могло толкнуть лорда Ричарда на немедленные действия. Вы не находите?

– Но это же абсурд! – воскликнула я. – Ведь Софи по завещанию не могла ни на что претендовать, правда же, мистер Бертрам?

Он покачал головой:

– Не будь она умалишенной, у нее оставался бы шанс что-то получить, но формально у нашей семьи существовали только моральные обязательства по отношению к ней. Как член парламента, Ричард наверняка бы позаботился о том, чтобы купить молчание и Софи, и миссис Уилсон. Он настолько богат, что вполне мог себе это позволить.

– Но Беатрис хотела написать статью, – напомнила я. – И убедила вас помочь ей собрать сведения.

Бертрам обхватил голову руками:

– Да, да, я сам привел ее к гибели. Чертово семейство Стэплфорд!

Рори деликатно кашлянул:

– Возможно, нам всем сейчас следует отдох-нуть, сэр. День был долгий, и многое нужно осмыслить.

– Ты прав, – кивнула я, – отдых нам не помешает. Если вы, мистер Бертрам, все-таки наведете справки о записях мисс Уилтон у ее родственников или в полиции, это очень поможет в расследовании.

– Мне необходимо подумать, – сказал Бертрам. – Надеюсь, когда все закончится, у меня будет повод выразить вам обоим искреннюю благодарность. Я понимаю, что вы ведомы стремлением к правосудию, и ценю это уже сейчас. – С такими словами он нетвердым шагом вышел из комнаты.

– Ох уж эти Стэплфорды! – вздохнул Рори. – Сколько раз они заставляли меня жалеть о том, что я переехал на юг из своей родной Шотландии. Ладно, теперь я намерен отправиться спать и советую тебе последовать моему примеру, лэсс. Не сомневаюсь, твой хозяин к утру придумает гениальный план.

Последние слова он произнес с нескрываемым сарказмом, и мне ничего не оставалось, как с ним согласиться: гениальным план мистера Бертрама вряд ли окажется.

В ту ночь я заснула не сразу и спала беспокойно – меня мучили мысли о том, что принесет нам утро, – а когда проснулась, в окно светило солнце и от небесной голубизны захватывало дыхание. Выглянув на улицу, я увидела бодро спешивших по делам горожан, воспрявших духом от чудесной погоды. Это напомнило мне о том, что, несмотря на наши личные переживания и неурядицы, в мире все всегда продолжает идти своим чередом. Всего лишь несколько дней назад, таким же утром, мисс Уилтон смотрела из окна своего номера на ту же улицу и даже представить себе не могла, что это последняя гостиница, в которой она проснется, и что ей никогда не вернуться домой.

В общем, спускаясь на завтрак в гостиничный ресторан, я пребывала в меланхолическом настроении. Бертрам уже сидел за столиком. Я сомневалась, что теперь, после смерти Беатрис, правила приличия позволяют мне здесь появиться, но гостиница, в конце концов, общественное место, а моего фальшивого статуса компаньонки никто не отменял, так что я села напротив своего нанимателя. Рори, разумеется, не имел возможности к нам присоединиться, будучи дворецким.

Мистер Бертрам решительно снес ножом верхушку вареного яйца.

– Я знаю, что нам делать дальше, – не менее решительно заговорил он. – Мы с тобой, Эфимия, нанесем визит доктору Франку в том доме умалишенных и спросим у него без обиняков, что случилось с Софи. Я скажу, что мне лишь недавно стало известно о ее существовании, поскольку наш отец скоропостижно скончался, не успев ничего рассказать, и потому я желаю знать, от чего она умерла.

– Это будет как-то уж слишком прямолинейно… – заметила я.

– Мы оставим у портье записку, в которой сообщим, куда направляемся, – не обратил внимания Бертрам, – а ты, если пожелаешь, можешь послать весточку мистеру Эдварду. Я сошлюсь на него, если ситуация в доме умалишенных станет угрожающей. Вот видишь, я все продумал.

– Но если доктор Франк каким-то образом причастен к смерти Софи, вы же не ждете, что он в этом признается? – спросила я. – Мы с ним уже встречались, он был в курсе, кто вы такой, и даже виду не подал, что нервничает или готов защищаться.

– Он не позволил нам осмотреть дом умалишенных, вопреки всем требованиям Беатрис, – напомнил Бертрам.

– Но мы все равно ничего подозрительного не нашли бы. Доктор Франк сказал, что их инспектирует Комиссия по делам душевнобольных и ее представители могут нагрянуть в любое время без предупреждения.

Бертрам вздохнул:

– Ты очень наивна, Эфимия. Немного денег в нужные руки – и руководство дома умалишенных всегда будет знать, в какой день ждать инспекцию. У секретарей и прочих рядовых служащих слишком маленькое жалованье.

– В любом случае, я думаю, ваш план слишком прямолинеен.

– Что ж, так или иначе, я отправлюсь туда сразу после завтрака, – заявил мистер Бертрам. – Ты можешь поехать со мной или остаться в гостинице. В конце концов, вы с Рори и так уже много сделали, а расследование касается нашего семейного дела, и я должен заняться им лично.

Это упрямое выражение лица было хорошо мне знакомо. Именно с таким лицом он отказывался верить моим доводам о том, что «Белые сады» нуждаются в ремонте.

– Я еду с вами, – сказала я. – Дайте мне несколько минут на сборы.

Поднявшись в свой номер, я накинула пальто и поспешила обратно в вестибюль, к стойке портье. Мистера Бертрама в поле зрения не было, так что с помощью своего друга Джорджа я выяснила по адресу нужный номер у телефонистки и попросила меня соединить. Рука, которой я сжимала телефонный рожок, заметно дрожала. Прошла целая вечность, прежде чем на другом конце провода раздался приятный женский голос.

– Могу я поговорить с миссис Мейсон? – спросила я.

– По какому вопросу? – поинтересовалась незнакомая женщина.

– Я была у вас несколько дней назад, поскольку сейчас подыскиваю достойное заведение для дочери. Мне бы не хотелось называть свое имя.

– Разумеется, мэм.

В рожке раздались щелчки, и я услышала голос сестры-распорядительницы:

– Чем могу помочь?

– Я никак не приму окончательное решение, миссис Мейсон. Мне не дают покоя мысли о том, что с моей девочкой будет дальше, когда она вырастет. Быть может, мне стоит поговорить с кем-то из ваших воспитанников, переведенных в лечебницы для взрослых?

– Понимаю вас, – сказала миссис Мейсон. – Но мы обязаны соблюдать конфиденциальность.

– О, я не сомневаюсь, но вы упоминали одну девушку – Эми, кажется? Она была подругой Софи.

– Да, возможно.

– Я подумала, вдруг она все еще в том доме умалишенных, куда отправили Софи…

– Я не слышала, чтобы ее куда-то переводили, – сдержанно отозвалась миссис Мейсон.

– А Эми не слишком расстроится, если я с ней поговорю? Не подскажете, та трагедия с Софи давно случилась?

Мне показалось, в телефонном рожке раздался вздох удивления, и я быстро добавила:

– В семье предпочитают это не обсуждать, и я очень боюсь, что таким же молчанием они окружат судьбу моей дочери, если придет ее время… – Я жалобно всхлипнула.

– Приятно, что вас заботят чувства Элис, – сказала миссис Мейсон. – Ее зовут Элис, не Эми. Но, честно признаться, не могу себе представить, как она это воспримет. Порой такие бесхитростные создания относятся к вопросам жизни и смерти куда проще, чем мы с вами.

– Стало быть, Софи умерла недавно?

– Совсем недавно. Прошу прощения, мне бы не хотелось показаться равнодушной к вашему горю, но я и так уже сказала вам больше, чем должна была. Даю слово, что, если вы все же решите отдать к нам свою дочь, она получит прекрасные условия, достойный уход и необходимое внимание.

– Я в этом не сомневаюсь, – искренне сказала я. – Благодарю вас.

Закончив разговор, я уселась в кресло в фойе ждать Бертрама. Чувствовала я себя при этом жутко виноватой, но теперь у меня созрел план. Он был куда лучше плана мистера Бертрама, однако и в тысячу раз опаснее.

Глава двенадцатая
Встреча с Элис

Главная причина, по которой мой план был опасным, заключалась в том, что я о нем никому не сказала. Мистера Бертрама я встретила со сдержанной улыбкой и терпеливо выслушивала его соображения, пока мы усаживались в наемный экипаж. Соображения были путаными, бестолковыми и целью имели оправдать Ричарда Стэплфорда, который, по мнению Бертрама, не мог быть причастен к истории Софи. Когда он наконец сделал паузу, я не стала указывать на очевидные противоречия в его логических построениях, а просто спросила:

– Вы не хотите, чтобы Рори сопровождал нас?

Бертрам нахмурился:

– Я подумал, доктора Франка будет легче разговорить, если к нему явятся уже знакомые люди. Надо сказать ему о смерти Беатрис и понаблюдать за реакцией.

– Если он читает газеты, то наверняка уже знает о похоронах, – заметила я.

– Но не о том, что мы подозреваем убийство! – парировал Бертрам. – И еще ему невдомек, что мы знаем о визите неизвестного доктора.

– Но у нас нет доказательств, что неизвестный доктор действительно приходил! – чуть не взвыла я.

– Я поговорю с ним, как мужчина с мужчиной, глядя глаза в глаза, – заявил Бертрам. – Тебе, Эфимия, не понять, как решаются такие дела, но могу тебя заверить, что после этого разговора я буду точно знать, виновен ли доктор Франк в смерти Беатрис.

Тут уж я ограничилась кивком и вежливой улыбкой. Если бы спор продолжился, Бертрам догадался бы, что я ни во что не ставлю его план, и задался бы вопросом, зачем я в таком случае с ним поехала. Жаль, что с нами не было Рори – тот сумел бы понять, как опасно бросать вызов потенциальному убийце или сообщнику преступления на его же собственной территории, если в качестве оружия у тебя только детективное чутье и нравственные идеалы; по своему печальному опыту могу сказать, что все это гроша ломаного не стоит против стали, свинца и безжалостной решимости защищаться. Мне очень сильно захотелось, чтобы в этом деле оказался хоть какой-то государственный интерес и мистер Эдвард мог бы дать в сопровождение кого-нибудь столь же хорошо подготовленного и обладающего нужными навыками, как мистер Фицрой 14.

У меня было множество предположений о том, что мы можем найти в сумасшедшем доме. Скорее всего, нам удастся установить, что там побывал Ричард Стэплфорд, и было это незадолго до смерти Софи. А вот доказать его связь с неизвестным доктором, о визите которого Беатрис сказала Бертраму и который якобы явился к ней, когда гостиничный врач был еще в пути, у нас вряд ли получится. Я почти не сомневалась в том, что Беатрис это выдумала, чтобы утешить Бертрама. Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы все дороги в этом деле вели к лорду Ричарду, но теперь я знала, что благодаря влиятельным друзьям на нужных постах и большим деньгам можно скрыть многие преступные деяния. Кроме того, я понимала, что план Бертрама принесет нам разве что косвенные улики и новые подозрения вместо реальных доказательств. Сам он годился лишь на то, чтобы сыграть роль кошки среди голубей – возможно, кто-нибудь из замешанных в этом деле испугается, если его случайно застанут врасплох, и попытается выйти на связь с истинным преступником. Но это казалось весьма маловероятным. И даже мой собственный план почти не имел шансов на успех. Однако что еще нам оставалось делать? Мне и в голову не приходило, что все так обернется…

Территория вокруг лондонского дома умалишенных выглядела так же, как несколько дней назад, но теперь, побывав в загородном детском приюте, я подумала, что участок земли здесь не такой уж и большой. Зато здание было в идеальном состоянии – здесь явно находились пациенты из самых высших слоев общества. Мистер Бертрам решительно подошел к двери и позвонил в колокольчик, а я неторопливо последовала за ним. Дверь открыла уже знакомая дама, провожавшая нас в прошлый раз, и мистер Бертрам сказал, что мы желаем видеть доктора Франка. Дама ответила отказом. Мистер Бертрам повысил голос, и у медсестры за спиной возник тот самый здоровенный помощник. Не стану говорить, что плечи у него были шире дверного проема, однако человек этот был непомерно высок и мускулист. Мистер Бертрам не отступил ни на шаг. Начав опасаться, что их противостояние вот-вот перейдет в рукопашную, я придержала Бертрама за плечо.

– Идемте, – ледяным тоном произнесла я. – А членам Комиссии по делам душевнобольных скажем, что нас не пустили. Пусть сами приходят сюда с проверкой.

Мои слова возымели эффект ледяной воды из опрокинутого ушата. Мистер Бертрам открыл было рот, чтобы возмутиться моей ложью, но медсестра в этот самый момент воскликнула:

– Прошу прощения, сэр, я не знала, что вы здесь по поручению Комиссии! Надо было сразу меня предупредить. Разумеется, доктор Франк примет вас лично. Я не солгала, когда сказала, что сегодня он очень занят, так что, боюсь, вам придется немного подождать в его кабинете. Там вам будет вполне удобно, к тому же это необходимо для вашей же безопасности.

– У вас здесь что, содержатся буйнопомешанные? – спросил Бертрам.

– Ну ясное дело, есть и такие, – прорычал здоровяк. – Потому мы и даем посетителям от ворот поворот. Но, как сказала миссис Тернер, раз вы здесь по поручению Комиссии, это совсем другое дело.

Я мысленно взмолилась, чтобы Бертрам не стал опровергать их заблуждение. Он странно на меня покосился, но все-таки молча последовал за надзирателями в дом. Они провели нас теми же коридорами до кабинета доктора Франка. Здоровяк немедленно удалился, но миссис Тернер, к моему ужасу, вошла вслед за нами и расположилась в кресле.

– Джон сообщит доктору Франку, что вы пришли.

– Нам не хотелось бы отвлекать вас от выполнения прямых обязанностей… – начал Бертрам.

– Я не могу оставить вас одних в этом кабинете, – перебила миссис Тернер с такой многозначительной улыбочкой, что можно было не сомневаться – мы все еще под подозрением.

Я надеялась в ожидании доброго доктора обшарить его стол на предмет историй болезней пациентов, и по разочарованному виду Бертрама поняла, что он рассчитывал сделать то же самое. Тогда я встала с кресла, покашляв, чтобы привлечь его внимание, и прошлась по кабинету. Ненадолго задержалась у архитектурного плана дома, который внимательно изучила в прошлый раз, и удостоверилась, что все запомнила правильно. Затем я сделала еще несколько шагов, преувеличенно шумно дыша, и пошатнулась.

– Эфимия, что с тобой?!

Озабоченный тон мистера Бертрама подсказал мне, что пора падать в обморок. По-настоящему я такое проделывала всего один раз в жизни и не очень представляла себе, как это убедительно повторить, поэтому просто закатила глаза и рухнула на пол. При этом я плохо рассчитала место приземления, в результате чего моя и без того больная голова гулко стукнулась затылком о голые плиты. Несколько мгновений я чувствовала головокружение и тошноту. Мистер Бертрам тотчас бросился ко мне, помог подняться и усадил в кресло. Я пробормотала что-то насчет воды; миссис Тернер подошла ко мне, профессиональным жестом проверила пульс и заявила, что он очень слабый. Представление было затеяно только ради нее, и я боялась, что она не клюнет на обман, но на ее лице явственно читалось сочувствие.

– Она сильно ударилась головой несколько дней назад, – сказал мистер Бертрам. – Не нужно мне было привозить ее в Лондон.

– Это уж точно, сэр, – кивнула миссис Тернер. – Я не удивлюсь, если этот обморок обернет процесс выздоровления вспять. Да и наше заведение – неподходящее место для чувствительной и утонченной леди.

– Она не… – начал мистер Бертрам, но ему хватило благоразумия не продолжать.

– Не сочтите за дерзость, сэр, однако советую вам немедленно отвезти ее домой.

– Думаю, вы правы, – сказал мистер Бертрам, продемонстрировав вопиющую недальновидность.

– Воды, – прохрипела я.

– Да-да, голубушка, – улыбнулась миссис Тернер. – Побудьте здесь, я сейчас вернусь.

Как только за ней закрылась дверь, я с трудом поднялась, чувствуя слабость в ногах.

– Эфимия, тебе нельзя вставать!

– Ерунда, – махнула я рукой и одернула платье. – Я нарочно упала в обморок. – Пощупав шишку на затылке, я добавила: – Просто немного не рассчитала длину ковра, но и он бы не помог. Кажется, голова уже не кружится. – Я выпрямилась, держась за спинку кресла. – Если она вернется раньше, чем я, скажите, что мне надо было подышать свежим воздухом.

– Что? Где? Зачем? – запинаясь, выдавил Бертрам.

– Я собираюсь отыскать Элис, подругу Софи, и у меня нет времени на обсуждение. – Я решительно направилась к двери, но он поймал меня за запястье.

– Я иду с тобой!

Временами этот джентльмен действительно выказывал больше смелости, чем здравого смысла.

– Элис находится в женском отделении, – пояснила я. – Вас там сразу заметят. А я, если повезет, проскользну мимо работников заведения.

Одежда у меня была неброская, так что я вполне могла сойти за пациентку.

– Нет, Эфимия, у тебя ничего не выйдет – они знают всех своих подопечных. Кроме того, ты же понятия не имеешь, куда идти!

Я высвободила руку и указала на архитектурный план, висевший на стене, тот самый, который успела изучить.

– Но ты не найдешь эту Элис! – воскликнул Бертрам. – Ты даже не знаешь, как она выглядит!

– Если что, извинитесь перед миссис Тернер за мое отсутствие – придумайте что-нибудь, – решительно сказала я и выскочила в коридор.

На мгновение я испугалась, что Бертрам последует за мной или распахнет дверь и будет громко уговаривать меня остаться, но он ничего подобного не сделал. Коридор, по которому я шла, был совершенно пуст. Сердце отчаянно колотилось в груди, и я уже почти жалела, что Бертраму не удалось меня остановить. Я глубоко вдохнула, выдохнула и зашагала туда, где, по моим расчетам, должно было находиться женское отделение. На архитектурном плане был только контур здания и помещений, так что восточное направление мне пришлось определять почти наугад.

Увы, вскоре я оказалась на перепутье. Коридор у меня за спиной был обшит полированными панелями, а те три, что расходились в разные стороны впереди, были выкрашены белой краской, и в них справа и слева располагались деревянные двери на одинаковом расстоянии одна от другой. Теперь дом умалишенных больше походил на больницу. Я выбрала тот коридор, который, по моим представлениям, должен был вести дальше на восток, и продолжила путь. За очередной дверью, мимо которой я проходила, вдруг раздался низкий утробный вой, и у меня волосы встали дыбом на затылке. Внезапно вспомнилось пре-дупреждение надзирателей о том, что у них в заведении есть буйнопомешанные, – я тогда подумала, что это страшилка для посетителей, которых нужно отвадить, но сейчас меня одолели сомнения. Я на всякий случай ускорила шаг.

Коридор заканчивался еще одной дверью, входной, и я устремилась туда, не глядя под ноги. Это была ошибка. Мои каблуки громко застучали по каменному полу, и тотчас же за всеми дверями поднялся шум, а у меня за спиной послышались глухие удары. Я остановилась и обернулась. Снова раздались звуки ударов, потом я увидела, что одна дверь сотрясается – кто-то изнутри бросал в нее что-то тяжелое… или бился сам, всем телом. Воображение мгновенно нарисовало мне несколько вариантов того, кто или что может находиться в этой палате, в результате чего я резко развернулась и в мгновение ока одолела расстояние до выхода, не заботясь о том, что могу там столкнуться с миссис Тернер или с кем-то еще из персонала. Более того, в глубине души я очень на это надеялась.

В голове мелькнула мысль, что большая входная дверь может быть заперта, но я на бегу толкнула ее рукой, и мне повезло – створка поддалась. А в следующую секунду в глаза ударил яркий свет. Прикрываясь от солнца ладонью, я огляделась – передо мной был пейзажный сад с аккуратными лужайками, цветами и дорожками. Я мысленно обратилась к архитектурному плану и поняла, что нахожусь не так далеко от своей цели, как опасалась.

По другую сторону сада, напротив меня, стояли два здания – женское и мужское отделения дома умалишенных. За ними должны были располагаться, насколько я помнила, хозяйственные постройки – прачечная, столовая, водонапорная башня и несколько не подписанных на плане зданий, также имеющих утилитарное назначение.

Сад был чудесный. Извилистые тропинки вели к летним павильончикам и ажурным беседкам, низкие живые изгороди между клумбами создавали иллюзию уединения, но при этом санитары издалека могли видеть любого, кто вдоль них прогуливается. Вдалеке два человека направлялись к маленькой беседке; меня они пока не заметили, но это был лишь вопрос времени. Спрятаться было негде, так что я выбрала единственный возможный вариант действий: целенаправленно зашагала вперед, к тому отделению, которое, судя по архитектурному плану, должно было оказаться женским.

Голову я держала высоко и смотрела прямо перед собой. Мне оставалось пройти шагов двадцать, когда вдруг зазвонил колокол, в здании открылись две боковые двери, и оттуда потоком хлынули люди в белых одеждах. Здесь были женщины всех возрастов – от совсем юных, до старух, ковылявших, опираясь на трости. Некоторые были аккуратно причесаны; у других, с непокрытыми косматыми головами, волосы развевались по ветру, как на народных картинках с изображением безумных. Доктор Франк говорил, он считает несложный физический труд полезным для своих пациенток – видимо, они как раз шли на ежедневную терапию. По крайней мере, можно было не опасаться, что среди них есть буйнопомешанные.

Зато здесь наверняка присутствовали санитары, да и времени у меня оставалось в обрез. Я огляделась – кто из этих женщин может быть Элис? Мне было известно, что миссис Уилсон работала на прежнего лорда Стэплфорда еще до его первой женитьбы. Я не знала, когда родилась Софи, но логично было предположить, что это случилось незадолго до его свадьбы – потому и пришлось так тщательно заметать следы, чтобы слухи не дошли до родственников невесты. Элис была ровесницей Софи, так что мне надо было искать женщину чуть старше лорда Ричарда.

Сказать легко, да трудно сделать. Я подошла к одной пациентке и ласково спросила, не Элис ли она. Женщина, устремив на меня взгляд голубых глаз, неуверенно протянула руку и взяла прядку моих волос.

– Это ты, Маргарет? – проговорила она.

– Нет, простите. Я давняя знакомая Софи. Ищу ее подругу по имени Элис.

– Софи больше нет. Ее забрали ночью.

– Кто ее забрал? – У меня по спине пробежал холодок.

– Мертвые, кто же еще? – удивилась вопросу женщина. – Они приходят по ночам и забирают то, что им принадлежит. – Она подалась ближе ко мне; дыхание у нее было слабое, болезненное и пахло чем-то сладким. – У них нет лиц.

– Понятно. – Я отступила на шаг, но женщина все еще держала меня за волосы, и очень крепко.

– Береги добродетель, – предупредила она странным голосом, вдруг сделавшимся низким и хриплым. – Ты красивая. Они таких и забирают. Всех уже забрали. Я здесь с самого детства и видела, как исчезали красавицы. Ни одна не убереглась. Мой отец всегда говорил, что красота – это проклятие. Ты проклята. Проклята до гробовой доски.

В ее тоне не было злости, и от этого ее слова звучали еще страшнее. Я осторожно разжала ей пальцы, высвободив волосы, и попятилась, не сводя с нее глаз, как будто передо мной было хищное животное, к которому нельзя поворачиваться спиной. Я отступала до тех пор, пока не почувствовала себя в безопасности, затем резко развернулась и зашагала прочь, не оглядываясь.

В очередной раз я с тоской подумала, до чего же мне не хватает отца. Хотелось спросить у него, почему господь столь жесток к своим чадам, в здоровых телах которых живет больной дух.

Я направила свои стопы к ближайшей беседке. Все-таки план, придуманный мной, оказался на редкость нелепым. Теперь придется искать кого-то из медперсонала, объяснять, что я плохо себя почувствовала, поэтому вышла в сад подышать, а сейчас не могу отыскать дорогу обратно в кабинет доктора Франка и прошу меня проводить.

Кто-то из персонала, по счастью, нашелся в беседке – на скамейке сидела женщина в голубом платье, похожем на униформу медсестры. Женщина подняла на меня глаза, и я увидела, что она плачет.

– Вам чем-нибудь помочь? – не задумываясь спросила я.

– Помочь? – повторила женщина ясным голосом. – Никто мне не поможет.

– О, я думаю, все не так уж плохо. – Я села рядом с ней. – Всегда можно найти какой-нибудь выход. – Мне пришлось говорить банальности, но больше ничего не оставалось – надо было как-то успокоить ее и убедить, чтобы она проводила меня к доктору Франку, не вызвав подозрений.

– Со мной случится то же, что с Софи, – сказала вдруг медсестра. – Бедная, бедная Софи…

– Софи?! – вырвалось у меня.

– Мы вместе сюда приехали, – продолжала женщина. – Она была дурочка, но очень тихая и милая. Если ей все правильно объясняли, могла выполнять несложные задания. Всем доверяла и никогда никому не причинила зла.

– Что же с ней случилось? – спросила я.

– Она умерла.

– Как?

– Ночью, во сне. А утром в нашу спальню пришли врачи в перчатках и в масках и унесли ее. Мне казалось, она просто спит. Но врачи сказали, Софи подхватила какую-то инфекцию и скончалась.

– Инфекцию? – тупо повторила я. – Они что, даже не знали, чем она заболела?

– Может, и знали, но со мной не стали делиться подробностями. Бедная Софи. Мы вместе сюда приехали.

– Так значит, вы Элис? Сначала я подумала, что вы медсестра. Вы совсем не выглядите…

– Сумасшедшей? У меня бывают припадки. – Увидев выражение моего лица, Элис пояснила: – Судорожные припадки, я не буйнопомешанная, но люди пугаются, когда видят что-то подобное. К тому же, если припадок случается, а рядом никого нет, я могу удариться обо что-нибудь или пораниться.

– Понятно, – сказала я, оглядываясь вокруг в поисках санитаров, которые определенно должны были ее сопровождать.

– Сейчас за мной уже не присматривают, – покачала головой Элис. – Перестали, с тех пор как мне начали сниться эти сны.

– Какие сны?

– Те самые, что снились Софи, перед тем как она умерла. А значит, я тоже скоро умру.

– Но ведь сны не убивают, – ласково сказала я.

– Сны убили Софи. Ей каждую ночь снилось, что к ней приходит мужчина в маске, дает ей какое-то снадобье, и все вокруг сразу становится смутным и зыбким, мир кружится и качается. Я не поверила ей, когда она об этом рассказала. Думала, сочиняет. Софи любила сочинять всякие сказки. Но теперь мне снятся точно такие же сны.

– Наверное, она очень подробно рассказала вам о своих видениях, вы это запомнили, и теперь они мучают вас. Ужасно, когда умирает близкий человек. Вам кажется, что вы могли что-то сделать для нее, спасти, но это не так. Вы ничего не могли сделать. Она заболела и умерла. Это очень печально, но сны тут ни при чем.

– Но со мной происходит то же самое, что было с ней! – воскликнула Элис, положив ладонь себе на живот. – Врачи пока не заметили, потому что он еще не очень большой, но я чувствую! Я толстею так же, как Софи. Она жаловалась, что у нее в животе что-то шевелится. Я не хочу, чтобы это случилось со мной! Не хочу, чтобы оно пожирало меня изнутри!

Я осторожно протянула руку и пощупала живот Элис. Ошибки быть не могло. Мне на глаза невольно навернулись слезы.

– Милая моя, никто не пожирает вас изнутри. Вы беременны.

Глава тринадцатая
Приключение в доме умалишенных

Это открытие потрясло меня до глубины души. Учитывая физическое состояние Элис, ее снам и видениям, якобы убившим Софи, можно было дать только одно объяснение. А значит, Элис ни в коем случае нельзя было оставлять в доме умалишенных.

– Вы должны пойти со мной, – сказала я, вскочив со скамейки. – Я помогу вам, но нам нужно немедленно уходить.

– Нам не разрешают покидать сад, пока опять не зазвонит колокол. – На лице Элис ясно читалось смятение.

– Но вы здесь в опасности!

Она наморщила лоб:

– Я не понимаю. Это же мой дом.

Сквозь ажурную стенку беседки у нее за спиной я увидела, что к нам приближаются два человека, и сразу безошибочно узнала фигуру миссис Тернер. А рядом с ней шагал Джон, и сейчас этот великан выглядел еще более грозно, чем раньше.

– Пожалуйста, – взмолилась я, – идемте со мной!

Элис помотала головой. Миссис Тернер и Джон неумолимо приближались. Я не знала, что делать. Почему Элис отказывается меня слушать? Она сама призналась, что не сумасшедшая, и может, так оно и было, но, глядя в ее глаза, я догадалась, в чем беда: эта женщина всю свою жизнь провела в доме умалишенных, что не могло не повлиять на нее. Она ничего не знала о внешнем мире, и даже не поняла, что происходит с ее собственным телом. Сейчас я вспомнила, что она никак не отреагировала на мое сообщение о беременности. Потому что понятия не имела, что это значит. Элис была наивна и невежественна, как ребенок.

Я ласково взяла ее за руку.

– Давайте-ка сходим к доктору Франку, Элис, и попросим его во всем разобраться. Вы же знаете доктора Франка?

Ее лицо просветлело:

– О да! Он всегда был добр ко мне. Он меня вылечит.

– Тогда идемте скорее. – Я потянула ее за руку, помогая подняться со скамейки. – Доктор Франк вас осмотрит, и все будет хорошо. Врачи ведь для этого и нужны, правда?

Элис счастливо заулыбалась, словно я мгновенно освободила ее от всех забот. Да, возможно, она не умалишенная, но доверчивая, как дитя. Неудивительно, что они с Софи подружились. Только вот как мне теперь проскользнуть вместе с ней мимо миссис Тернер и Джона? Идею сыграть с ними в прятки я сразу отбросила. Элис, может, и доверчива, как дитя, но она все-таки взрослая женщина и вполне способна рационально мыслить. Нужно подавить все страхи и просто отвести ее в главное здание.

Я выглянула из беседки. Миссис Тернер свернула на другую тропинку и удалялась от нас быстрым шагом вместе со своим спутником. Надо было только убедить Элис дойти до того коридора с запертыми палатами, а там я легко сумею отыскать обратный путь к Бертраму. Лишь бы он не вздумал броситься на поиски, иначе мы рискуем разминуться. Нам с Элис необходимо было как можно скорее оказаться под его защитой.

– Элис, надо поторопиться. Вы же хотите вернуться в сад к тому времени, когда снова зазвонит колокол и всем разрешат разойтись по комнатам?

– После колокола я сегодня работаю в прачечной.

– Отлично, тогда вам нужно будет успеть в прачечную, – сказала я, стараясь сохранять спокойствие и подавляя все нараставшую панику.

Снова взглянув в сторону миссис Тернер и Джона, я задумалась, не этот ли великан надругался над несчастными женщинами в приюте, и что он сделает со мной, если схватит прямо сейчас. Можно ли рассчитывать на помощь миссис Тернер? Сколько человек из медперсонала вовлечено в ужасные дела, которые тут творятся? И еще до меня внезапно дошло, что не только Джон, но и другие здоровенные санитары, которых держат в штате для того, чтобы управляться с буйнопомешанными, должны испытывать искушение при виде беззащитных женщин.

– Мы пойдем прямо в кабинет доктора Франка. Вон через ту дверь.

Элис задрожала:

– Там же лечебный корпус. Мне не нужны процедуры. У меня не было припадков несколько недель. Не надо процедур! Не надо! – В ее голосе звучала паника.

– Не будет никаких процедур, – в отчаянии заверила я. – Просто это самый короткий путь к доктору Франку.

– Мне не нужны процедуры, – повторила Элис, глядя в пространство округлившимися от ужаса глазами.

– Конечно, не нужны. Вы будете со мной. Я о вас позабочусь.

Последние четыре слова возымели удивительное действие: Элис перестала дрожать, ее взгляд, вполне осмысленный, устремился прямо на меня.

– Обещаешь? – спросила она.

– Обещаю, – сказала я. – Идем.

Я быстро повела ее за собой по тропинке, как и прежде делая вид, что ни от кого не скрываюсь, высоко держа голову и глядя вперед – в общем, шла так, будто имела полное право здесь находиться и сопровождать Элис куда бы то ни было. Впрочем, я действительно верила в свое моральное право увести ее подальше отсюда, и это придавало мне смелости.

Мы уже почти подошли к двери в здание, когда позади раздался голос Джона:

– Вон она!

Я крепко-накрепко сжала руку Элис и распахнула дверь:

– Бежим! У доктора Франка для нас всего пять минут!

Элис засмеялась:

– Догонялки – это весело!

Я помчалась по коридору. Наш топот переполошил тех, кто сидел в палатах за запертыми дверями, и там опять поднялся шум. Я в жизни не слышала такого воя и мычания на все лады. А Элис все еще хохотала на бегу, и я уже начинала сомневаться, так ли она разумна, как пыталась меня убедить.

Мы добрались до перекрестка коридоров. Я резко развернулась на месте, не отпуская руку Элис, и она на бегу заложила вираж вокруг меня. По-моему, ей все это казалось забавной игрой. Определить дальнейшее направление было просто – из четырех коридоров только один был обшит деревянными панелями. Я снова бросилась бежать, потащив за собой Элис, которая теперь принялась ныть, что у нее кружится голова. За спиной раздавался топот преследователей – у нас было всего несколько секунд на то, чтобы заскочить в кабинет. Третья или четвертая дверь? Я не помнила.

В итоге я выбрала дверь наугад, и мы ввалились туда под ошеломленными взглядами Бертрама и доктора Франка, которые при нашем эффектном появлении оба вскочили с кресел.

Прямо за нами влетели миссис Тернер и Джон. Я выволокла Элис за собой на середину комнаты и остановилась, задыхаясь и обводя взглядом враждебные и изумленные лица вокруг. Пару мгновений все молчали, потом тишину нарушил Бертрам.

– Эфимия, тебе уже лучше? – осведомился он.

– Эта женщина беременна! – выпалила я. – Не объясните, как такое могло случиться в вашем заведении, доктор Франк? – Я обернулась к Джону: – Или об этом надо спросить вас? Мужчина-санитар в отделении, полном беззащитных женщин! Что вы делали? Одурманивали их снотворным? Какая мерзость!

– Недавно у нее был обморок, доктор Франк, – сказала миссис Тернер. – Она упала прямо в вашем кабинете и ударилась головой об пол. А несколько дней назад она получила еще одно сильное сотрясение мозга.

– Это многое объясняет, – отозвался доктор Франк профессиональным невозмутимым тоном. – Присядьте-ка, мисс Сент-Джон, позвольте мне вас осмотреть.

– Бертрам! – воскликнула я. – Вы что, не видите, что тут происходит?

– Уверен, у Эфимии есть вполне рациональное объяснение, доктор Франк, – сказал мистер Бертрам.

– Это Элис, Бертрам, подруга Софи. Им снились одинаковые сны. Софи думала, ее что-то пожирает изнутри, и Элис так думала, но оказалось, они обе в тягости!

– Дорогая мисс Сент-Джон, могу вас заверить, что в стенах этого заведения никогда не было и нет беременных женщин, – заявил доктор Франк.

– За исключением миссис Хатчинс, – добавила миссис Тернер, – но это наша медсестра, и она замужем.

– Ну да, верно, – кивнул психиатр. – Вы наверняка ее видели, когда гуляли по коридорам, отсюда и странные фантазии. Садитесь, прошу вас. И пожалуйста, не волнуйтесь, подобные помутнения сознания – обычное следствие сотрясения мозга. Со временем все пройдет.

– Может, укольчик? – предложила миссис Тернер.

– Да-да, это хорошая идея, – поддержал ее доктор Франк. – А вы, Джон, проводите, пожалуйста, Элис в ее палату.

– Конечно, доктор Франк, – отозвался великан. – Идем со мной, Элис.

– Нет, постойте! – выкрикнула я.

На меня никто не обратил внимания: Джон шагнул к Элис и взял ее за руку, а миссис Тернер подошла к застекленному шкафчику в углу кабинета и, выбрав ключ из целой связки у себя за поясом, открыла замок на дверце.

– Дозу снотворного, доктор?

– Что-нибудь поэффективнее, – отозвался тот.

Миссис Тернер достала из шкафа маленькую бутылочку с какой-то жидкостью и принялась наполнять из нее шприц. Доктор Франк двинулся ко мне – я попятилась, наткнулась на кресло и рухнула в него, потеряв равновесие.

– Вот и правильно, милая, лучше вам присесть.

Бертрам стоял столбом на том же месте.

– Не дайте им причинить мне вред! – крикнула я ему. – Мы должны помочь Элис и ее ребенку!

Он беспомощно развел руками.

– Вы не можете им позволить вколоть мне эту гадость, Бертрам!

– Не надо было мне привозить тебя в Лондон, – вздохнул он. – Тебе явно стало хуже.

– Вы должны мне поверить!

Джон тем временем пытался вывести Элис из кабинета.

– Элис, пожалуйста! – взмолилась я. – Расскажите им, что с вами случилось! Вы должны рассказать об этом доктору Франку!

– Все хорошо, Элис, – обернулся к ней психиатр. – Тебе не нужно волноваться, наша гостья немного не в себе. Джон проводит тебя в твою комнату, а я с тобой поговорю чуть позже.

– Элис, расскажите им, что у вас в животе! – не унималась я.

– Идем, Элис. – Джон начал подталкивать ее к двери.

Женщина через плечо смотрела на меня, и на лице у нее были написаны страх и сомнение. Все мое внимание сосредоточилось на ней, поэтому я не заметила, как приблизилась миссис Тернер – а в следующую секунду она уже вцепилась мне в руку мертвой хваткой.

– Будь хорошей девочкой, сиди смирно. Не станешь дергаться – и ничего не почувствуешь.

Игла шприца качнулась к моей руке.

– Скажите им, что стряслось с Софи! – завопила я, но Элис уже покорно шла к выходу рядом с Джоном, будто и не слышала. – Элис, они отправят меня на процедуры!

И вот тут она замерла. Я видела, как напряглась ее спина, каждый мускул натянулся. Джон дернул ее за руку.

– Шагай, Элис, – поторопил он, но женщина не сдвинулась с места.

Мне удалось выдернуть руку из захвата миссис Тернер, но она нависала надо мной, и встать с кресла я не могла.

– Кажется, мне понадобится помощь, доктор Франк, – невозмутимо проговорила медсестра.

Психиатр положил руку Бертраму на плечо:

– Понимаю, все это выглядит не очень приятно, но поверьте, мы действуем ради ее же блага. У мисс Сент-Джон временное помутнение рассудка, она сама не понимает, что для нее будет лучше.

– Бертрам, пожалуйста!

– Не поддавайтесь эмоциям, мистер Стэпл-форд. Мисс Сент-Джон необходима наша помощь. Вы должны мне поверить.

– Нет, – прохрипела я, задергавшись в кресле так, что затрещали подлокотники, потому что миссис Тёрнер надвинулась на меня всем телом. – Не верьте ему.

– Эфимия, тебе действительно нужно успокоиться, – сказал Бертрам и отвернулся.

– Элис! – взвыла я. – Меня отправят на процедуры!

Я слышала о фантастической силе, которая проявляется у сумасшедших в минуты буйства, но мне не доводилось видеть ничего подобного. Мои слова возымели эффект, на который я и не рассчитывала: Элис вывернулась из объятий Джона и так мощно оттолкнула его, что великан рухнул на пол. В следующий миг она с утробным воплем бросилась на миссис Тернер, тоже сбила ее с ног в прыжке, и они вместе покатились по ковру. Наконец медсестра исхитрилась всадить в Элис иглу шприца, и та обмякла.

Затем миссис Тернер села, неспешно расправила платье и сказала, ничуть не запыхавшись:

– Я наберу еще дозу, доктор Франк. – Поднявшись с пола, она прошествовала к застекленному шкафчику.

Я вышла из оцепенения и вскочила с кресла:

– Боже мой! Что вы наделали?! А как же ребенок? – Подбежав к неподвижной Элис, я перевернула ее на спину.

– Эфимия, пожалуйста, не вмешивайся, – попросил Бертрам, но на последнем слове его голос заметно дрогнул, потому что у Элис задралось платье и всем на обозрение предстал раздувшийся живот.

– Это опухоль, – сказал доктор Франк.

– Тогда почему эта женщина не в больнице? – выразил удивление Бертрам.

– Последняя стадия, – развел руками психиатр, – уже ничего нельзя сделать.

– Точно такая же «опухоль» стоила жизни Софи! – воскликнула я. – Это была беременность, которую вам понадобилось скрыть. Вы обо всем знали, доктор Франк! Я поначалу думала, кто-то из медперсонала злодействует без вашего ведома, но вы тоже в этом замешаны!

– От чего умерла Софи? – спросил его Бертрам.

– От инфаркта миокарда. Попросту говоря, от сердечного приступа. Это записано в ее свидетельстве о смерти.

– Да вы же сами его и написали, можно не сомневаться! – заявила я. – Кто из вас, вы или Джон, явился к мисс Уилтон и обеспечил ей такую же причину смерти?

– Второй врач… – в ужасе пробормотал Бертрам.

– Дорогой мистер Стэплфорд, эта женщина бредит, не дайте ей обмануть вас своими фантазиями. Думаю, вам лучше уйти. Состояние мисс Сент-Джон куда хуже, чем я предполагал, ей необходимо остаться у нас.

– Вы не можете так поступить! – выкрикнула я.

– У нее есть родственники в Лондоне? – продолжал доктор Франк, обращаясь к Бертраму. – Если нет, вам придется подписать документы за них. Чем раньше эта юная леди пройдет курс лечения, тем больше шансов на выздоровление. Первый ушиб головы для нее, судя по всему, имел более серьезные последствия, чем вы думали. Она была на приеме у лондонского врача?

– Нет, ее осмотрел наш семейный доктор.

– Не сомневаюсь, он хорош в своем деле, но в некоторых случаях, если речь идет о повреждениях мозга, нужны специалисты, способные поставить точный диагноз. У нее уже бывали приступы бреда? Быть может, странные фантазии?

– Бертрам, – сказала я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, – вы же меня знаете. Знаете, что я не сумасшедшая. – У меня в голове не укладывалось, что он просто слушает доктора Франка, не пытаясь меня защищать.

– У мисс Сент-Джон острый ум и живое воображение, – заявил мистер Бертрам.

– Для людей, наделенных такими качествами, последствия сотрясений мозга еще опаснее, – авторитетно покивал доктор Франк.

– Бертрам, вы же своими глазами видите, что Элис беременна!

– Эфимия, не говори глупостей, у Элис опухоль.

– Вы не можете оставить меня здесь!

Бертрам помотал головой:

– Нет, не могу. Доктор Франк, я забираю Эфимию с собой и непременно позабочусь о том, чтобы она получила достойный уход. – Он протянул мне руку, и я вцепилась в нее изо всех сил.

– Элис мы тоже не можем оставить. Я обещала ей помочь!

– Благодарю за помощь, доктор Франк, – не обратил внимания Бертрам на эти мои слова. – Трудно передать, какое облегчение я испытал, узнав, что на самом деле случилось с Софи и что ее короткая жизнь была счастливой. Вы ведь понимаете, известие о ее существовании стало для всех в нашей семье потрясением. А теперь позвольте откланяться.

Джон шагнул к двери, перегородив выход.

– Боюсь, я вынужден настаивать на госпитализации мисс Сент-Джон, – спокойно проговорил доктор Франк. – Ради ее же блага.

– Вынужден не согласиться, – отрезал мистер Бертрам, к которому вернулось былое упрямство. – Я за нее отвечаю.

– Как врач, я имею право взять на себя эту ответственность.

– Уверен, вы этого не сделаете.

– У меня нет выбора. Это в ее же интересах. Пожалуйста, отойдите от юной леди.

– Бертрам, если вы оставите меня здесь, я уже никогда не выйду на свободу! – заговорила я, цепляясь за его руку. – Я слишком много знаю. Они объявят меня умалишенной и запрут здесь до конца жизни.

Миссис Тернер наполнила шприц во второй раз.

– Ну-ка, милая моя, – слащаво улыбнулась она, – всем будет проще, если ты не станешь сопротивляться.

– Я вам не позволю. – Бертрам встал между мной и миссис Тернер.

Я открыла было рот, чтобы его поблагодарить, но не успела ничего сказать – Джон сгреб его в охапку, а вернее, произвел хорошо отработанный захват.

– А ну отпусти меня! – взревел Бертрам.

– Безмерно сожалею, – развел руками доктор Франк, – но именно близкие люди порой не замечают болезнь до последнего момента.

– Я ей не близкий человек, она моя экономка! – заорал Бертрам. – Отпусти сейчас же! Это насилие!

– Угу, экономка, – сказал доктор Франк. – И при этом обращается к вам по имени? Неудивительно, что ей повсюду мерещатся беременные. У нас для этого есть специальный термин – «проецирование».

– Вы негодяй! – выпалила я. – Вам это с рук не сойдет!

Миссис Тернер, воспользовавшись моментом, воткнула в меня шприц. В том месте, где вошла игла, я почувствовала боль и острое жжение. Бертрам тем временем отчаянно вырывался из мертвой хватки Джона, а медсестра нажала на поршень, и одурманивающее зелье хлынуло мне под кожу.

– Нет! – закричала я. – Нет! Помогите! На помощь!

Ноги подо мной подогнулись. Я знала, что все кончено. Сквозь туман донесся отдаленный топот – наверное, санитары бежали на подмогу. Что будет с Бертрамом? Веки налились свинцом, разум окутала дрема. Мне ничего не оставалось, как мысленно вознести мольбу о помощи – путаную, но от всей души.

Последнее, что я видела, – как дверь разлетелась в щепы и ворвался Рори. Все краски были ослепительно яркими, я уже не понимала, происходит это во сне или наяву. Потом я услышала собственный долгий вздох, и мой разум погрузился во тьму.

Эпилог

Очнулась я в постели, в своем гостиничном номере. В голове жарко пульсировала боль.

– Эфимия, простишь ли ты меня когда-нибудь?

Голос Бертрама был неприятно громким, и в то же время мне казалось, что он доносится издалека.

– Не пр-ростит, если у нее пооставалась хоть капля здр-равого смысла. – Шотландский выговор Рори сейчас был особенно заметен. – Какого чер-рта вы потащили ее в дом умалишенных, подвергнув такой опасности?!

– Но я же не знал, какой фортель она там выкинет! – попытался оправдаться Бертрам.

– Вы что, первый день с ней знакомы? Разумеется, у нее был собственный план!

– Но я даже представить себе не мог…

– Где Элис? – спросила я.

– Она в больнице, лэсс, – отозвался Рори. – Врачи говорят, с ней и с ребенком все будет в порядке.

– Значит, я была права! – обрадовалась я.

– Ай, еще как права. Но как ты до всего этого додумалась, ума не приложу.

– А я не додумалась. Мой план состоял в том, чтобы найти Элис и расспросить ее о Софи. Мне и в голову не приходило, что такое может твориться в доме умалишенных.

– Ну разумеется, – сказал Бертрам. – Этого вообще никто не ожидал. Доктор Франк пользовался всеобщим уважением.

– Это он убил Софи, да? – печально спросила я.

– Вряд ли мы когда-нибудь узнаем доподлинно, – вздохнул Бертрам. – Но практики он лишится навсегда.

– Надеюсь, его запрут в дурдоме для сумасшедших преступников, – сказал Рори. – Я слышал, там кошмарные условия содержания, но это меньшее, чего он заслуживает.

– Как ты узнал, где нас искать, Рори?

– Я же говорил, что оставлю записку с указанием цели нашей поездки, – раздраженно буркнул Бертрам.

– Но как ты один со всеми справился?

Бертрам презрительно фыркнул, а Рори рассмеялся:

– Нет, лэсс, не один. Мне хватило ума обратиться за поддержкой к мистеру Эдварду. Я подумал, он со всем разберется быстрее, чем это заведено у полиции. Оказалось, мистер Эдвард уже давно искал предлог наведаться в тот дом умалишенных, так что он очень обрадовался случаю поучаствовать в деле.

– Мы должны рассказать миссис Уилсон, что случилось с Софи, джентльмены.

– Всему свое время, – сказал Бертрам подозрительно ласковым тоном.

– Что случилось? – насторожилась я.

– Врач говорит, тебе нужно хорошенько отдохнуть, Эфимия. Давай все обсудим утром.

Меня охватила паника.

– Что случилось? – повторила я.

– Печальное известие пришло, когда ты спала, – ответил Рори. – Миссис Уилсон скончалась в больнице.

– Но она шла на поправку, когда мы ее навещали!

Рори накрыл мою руку ладонью.

– Ох, лэсс, не надо искать злой умысел там, где его нет. Миссис Уилсон получила опасные травмы. Врачи говорили, что она может умереть в любую секунду.

Тут в дверь постучали.

– Это, наверное, мой брат, – обернулся Бертрам. – Я скажу ему, что тебе нужен покой.

– Лорд Стэплфорд здесь? – удивилась я.

– Он приехал на похороны. С ним Риченда и Типтон.

Дверь приоткрылась, и в номер заглянул лорд Ричард.

– Можно перекинуться словечком с нашей героиней? – осведомился он.

– Не думаю, что это хорошая идея, – нахмурился Бертрам. – Она еще не вполне пришла в себя.

– О, я уверен, Эфимия будет рада услышать то, что я собираюсь ей сказать, – заулыбался лорд Ричард. – У меня для нее отличные новости.

– Что за новости? – опять насторожилась я.

– Я бы предпочел продолжить разговор наедине, если джентльмены не возражают.

Рори и Бертрам встревоженно переглянулись.

– Все нормально, – заверила их я, – можете нас оставить.

– Мы будем за дверью, – многозначительно шепнул мне Рори напоследок.

Закрыв за ними дверь, лорд Ричард пододвинул к моей кровати стул и уселся.

– У тебя талант находить самые невероятные приключения на свою голову.

– Не то чтобы я их искала, – отрезала я.

Лорд Ричард расхохотался.

– С тех пор как ты появилась в Стэплфорд-Холле, жизнь там… э-э… заметно оживилась. А стоило тебе упорхнуть в «Белые сады», и все опять превратилось в унылое болото.

Это звучало очень трогательно, но я прекрасно слышала за его словами намек на наши былые столкновения.

– Уезжая, я думала о том, что оставляю незаконченные дела, лорд Ричард.

– Не сомневаюсь. И знаешь, Эфимия, мне почему-то было спокойнее, когда ты работала в поместье. Бертрам чертовски безалаберный хозяин. С чего-то вдруг потащил тебя в Лондон, подверг опасности твою жизнь…

– Помнится, я не раз подвергалась опасности и в Стэплфорд-Холле.

– Но это же всё в прошлом! – заулыбался Ричард. – Тебе приятно будет узнать, что я велел поставить новые надежные замки на все двери и укрепить ставни двойными засовами. Бьюсь об заклад, теперь ни один грабитель не пролезет в мой дом!

– Я уверена, что отныне в вашем доме все чувствуют себя гораздо безопаснее, – невозмутимо отозвалась я. – Однако порой дома таят больше угроз, чем люди себе представляют.

– Так и есть. Думаю, мы с тобой сходимся во мнении, что за всем надо присматривать лично?

– Безусловно.

– В таком случае, ты поймешь, почему я решил, что освободившуюся должность экономки Стэплфорд-Холла лучше всего будет предложить… тебе.

Я изумленно воззрилась на него. Стэплфорд-Холл был в пять раз больше «Белых садов» и представлял собой зажиточное поместье. Нанимаясь в услужение, я мечтала о должности экономки этого богатого дома и даже по глупости пообещала матушке, что быстро добьюсь столь высокого положения. Однако я и вообразить не могла, что желанный пост достанется мне в результате убийств и загадочных смертей. Слова отказа уже вертелись у меня на языке, но тут я вспомнила признание миссис Уилсон в том, что она долгое время собирала документы, касающиеся грязных делишек семейства Стэплфорд, и вела записи. Где она могла все это хранить? Я была уверена, что Стэплфорд-Холл был ее единственным домом со времен юности. Так что, если сейчас я покину поместье навсегда, это не только избавит меня от необходимости общения с лордом Ричардом, но и лишит возможности отыскать архив покойной экономки.

В голове сильнее запульсировала боль, и я закрыла глаза. Мне уже не раз приходилось вступать в сражения с лордом Ричардом, и ни в одном я не одержала победу. Стоит ли снова добровольно соваться в волчье логово?

– Я благодарен за то, что ты разведала историю Софи, – сказал лорд Ричард. – После спиритического сеанса, устроенного Ричендой, миссис Уилсон обвинила меня в том, что я, дескать, нарочно двигал бокал. Я тогда никак не мог понять, о чем она толкует. Отец унес этот свой секрет в могилу, и теперь так странно думать, что у меня, оказывается, была единокровная сестра, о которой я раньше не подозревал. Если бы Софи осталась жива и родила ребенка, сейчас это обеспечило бы нам серьезные неприятности. Нет, право слово, вот уж не думал, что мой папаша способен такое учудить! Впрочем, чужая душа – потемки…

– Погодите, какие неприятности вам мог обеспечить ребенок Софи?

– По завещанию нашего отца поместье уна-следует тот из его детей, кто первым даст жизнь сыну.

– Но Берт… мистер Стэплфорд говорил, что речь шла о законном ребенке.

– Должно быть, он меня неверно понял, – пожал плечами лорд Ричард. – Хотя странно – мне казалось, я все объяснил ему предельно ясно и подробно.

– Стало быть, для вас все сложилось удачно?

– И для тебя тоже, Эфимия, все сложится удачно, если ты примешь мое предложение. Я вовсе не людоед, каковым ты, видимо, меня считаешь. Ну право слово, я даже цветы тебе принес. – Он обернулся и крикнул через плечо: – Пуфик! Тащи сюда букет!

Дверь распахнулась – ввалился Пуфик Типтон с огромной охапкой цветов.

– Риченда передает тебе наилучшие пожелания, – сообщил он. – Мы все считаем тебя героической женщиной.

– С-спасибо, – с запинкой произнесла я.

Опуская букет на кровать, Типтон мне улыбнулся – и я похолодела. У него были ярко-голубые глаза. Такие же, как у человека, который сбил меня с ног, убегая из комнаты миссис Уилсон.

Поверх плеча Пуфика я увидела, что лорд Ричард пристально смотрит на меня.

– Спасибо, – повторила я. – Вы оба очень любезны. И я с удовольствием приму ваше предложение, лорд Ричард.

– Отлично, тогда я пришлю к тебе брата – извести его о своем увольнении. Надеюсь, он не станет возражать.

Оба джентльмена вышли – и почти одновременно, чуть не застряв в дверях, в комнату ринулись Бертрам и Рори.

– Он предложил мне должность миссис Уилсон, и я согласилась, – без обиняков сообщила я.

– Не может быть! – выпалил Бертрам. – Ты мне нужна!

– Не знаю, причастен ли лорд Ричард каким-то образом к тому, что случилось с Софи, – продолжала я, – но с уверенностью могу сказать, что преступником, который напал на миссис Уилсон, а затем на меня, был Типтон.

– Ты намекаешь, что его на это подбил лорд Ричард? – спросил Рори.

– Стэплфорд-Холл унаследует тот из детей покойного лорда Стэплфорда, кто первым даст жизнь законному или незаконному ребенку мужского пола, – сказала я.

– Значит, в его интересах было убрать Софи, – мгновенно понял Рори.

– Миссис Уилсон говорила о компрометирующих документах. Они должны храниться в поместье.

– Я сам их найду, тебе нельзя оставаться там, это слишком опасно.

– Неужели ты не понимаешь, Рори? Если он подозревает, что я узнала Типтона, отныне я уже нигде не буду в безопасности. Софи не убереглась в доме умалишенных, а мисс Уилтон – в Лондоне.

– Беатрис умерла естественной смертью, – вмешался Бертрам.

– Если так, почему никто до сих пор не нашел ее блокнот? – спросила я. – Все ее записи о расследовании, которое она проводила, исчезли, ведь так?

– Я надеюсь, они скоро найдутся. – Бертрам явно чувствовал себя неловко. – Однако позволю себе согласиться с Маклеодом – тебе нельзя возвращаться в Стэплфорд-Холл. Не знаю, насколько далеко способен зайти мой брат, но я серьезно опасаюсь за твою жизнь.

– У меня нет выбора, – сказала я. – Лорд Ричард – влиятельный человек. Если я попытаюсь сбежать, он меня найдет. А если я сделаю вид, что ни капли не боюсь, это собьет его с толку – ему останется только гадать, много ли мне известно.

– Должен быть другой выход, – покачал головой Рори.

– И он есть. – Бертрам сделал глубокий вдох, а затем продолжил: – После всего, что ты сделала для меня и моей семьи, Эфимия, после всех твоих свершений во имя чести и справедливости, мой долг защитить тебя от собственного брата. – Тут он, к моему изумлению, опустился на одно колено. – Эфимия, ты удивительная, смелая и умная девушка. Я безмерно тобой восхищаюсь. Будь моей женой! Таким образом ты окажешься в полной безопасности. Я сумею тебя защитить.

– Вы?! – вскинулся Рори. – Да вы же позволили сумасшедшему доктору и его приспешникам воткнуть в нее шприц!

– И что же, по-твоему, она должна сделать? – сердито спросил Бертрам.

– Выйти за меня, что же еще? – сказал Рори. – Ну как, лэсс? Возьмешь меня в мужья?

1

Более подробно я изложила эту историю в своих записках под названием «Смерть в семье».

(обратно)

2

Эта история поведана в моих дневниковых записях под названием «Смерть на охоте».

(обратно)

3

Да (шотл.).

(обратно)

4

Историческая леди Джейн Грей (1537–1554) – внучатая племянница английского короля Генриха VIII, королева Англии, занимавшая престол всего девять дней. Была свергнута Марией Тюдор и обезглавлена. Легенды о леди Грей с тех пор получили широкое распространение в народе, а ее образ в искусстве XVII–XVIII вв. стал идеалом красоты и нравственности. В популярных английских пьесах призрак леди Грей преследовал неверных мужей. (Примеч. пер.)

(обратно)

5

Матушка, при своем росте четыре фута восемь дюймов, утверждала, что в юности могла одним-единственным взглядом укротить любого кавалера, а некоего молодого герцога и вовсе заставила разреветься. Имя этого герцога она, к сожалению, назвать отказалась.

(обратно)

6

Девушка (шотл.).

(обратно)

7

Страшная правда о событиях, произошедших, когда я только поступила в услужение к лорду Стэпл-форду, была известна лишь его детям и мне самой. Исчерпывающий, но весьма конфиденциальный отчет об этом вы можете найти в моих записках под названием «Смерть в семье».

(обратно)

8

См. роман К. Данфорд «Смерть в семье». (Примеч. пер.)

(обратно)

9

Гости лорда Стэплфорда, для которых он устроил охоту на Шотландском высокогорье, чуть было не линчевали Рори. Я помогла разобраться в этом деле, но, по сути, ситуацию спас мистер Фицрой. Подробности изложены в моих записках под названием «Смерть на охоте».

(обратно)

10

Мистер Эдвард и Фицрой – персонажи романа К. Данфорд «Смерть на охоте». (Примеч. пер.)

(обратно)

11

«Тещиным местом» называли откидное сиденье в задней части некоторых автомобилей начала XX века; оно считалось опасным и неудобным. (Примеч. пер.)

(обратно)

12

Квакеры – представители одного из протестантских движений, возникшего во времена Английской революции, в середине XVII в. (Примеч. пер.)

(обратно)

13

Бедлам (Бетлемская королевская больница) – знаменитая старинная психиатрическая клиника в Лондоне, чье название стало нарицательным. (Примеч. пер.)

(обратно)

14

О навыках мистера Фицроя и его безжалостных методах решения вопросов в самых опасных ситуациях можно узнать из моих записок под названием «Смерть на охоте».

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
    Стихийное бедствие в «Белых садах»
  • Глава вторая
    Духовный опыт
  • Глава третья
    Возвращение сержанта Дэвиса
  • Глава четвертая
    У мистера Бертрама есть идея
  • Глава пятая
    Лондон и его окрестности
  • Глава шестая
    В доме умалишенных
  • Глава седьмая
    Визит к мистеру Эдварду
  • Глава восьмая
    Чай с дворецким
  • Глава девятая
    Секрет Стэплфорда
  • Глава десятая
    Сделка с миссис Уилсон
  • Глава одиннадцатая
    Я открываю правду Бертраму
  • Глава двенадцатая
    Встреча с Элис
  • Глава тринадцатая
    Приключение в доме умалишенных
  • Эпилог