Сергей Тармашев
Жажда Власти 3

Фотография автора – Татьяна Либерма

© Тармашев С. С., 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Восемь месяцев до дня Мишкоатли

Несколько миллионов световых лет от системы Солнца, жизненное пространство Красной Расы, Галактика Теутио Тик*Аль, Вечная Империя Тихуакан, созвездие группы цивилизаций Кетцали, планета-заповедник Ильчальтун, наши дни.

Яркое солнце припекало даже сквозь многометровую толщу здоровенных листьев, составляющих крону исполинского дерева, и Славик поискал глазами место потенистее. Таких на этом дереве хватало, если можно назвать деревом трехсотметровую громаду фиг поймешь скольки десятков метров в обхвате. Обычно он ложился неподалеку от дупла, внутри которого располагалось бунгало, которое на самом деле было чем угодно, только не бунгалом. Какой-то многоуровневый скворечник, блин! Немаленькое пространство внутри древесного ствола, с идеально отшлифованными стенами, на вид вроде ничем не покрытыми, но при этом не царапающимися. Славик специально проверял. Хотел вырезать в укромном уголке надпись: «Здесь был Славик», чтобы потом, когда он станет Императором, сюда стекались миллионы туристов. Заодно покажет этим Кетцали, как нужно делать деньги из воздуха!

Но местное дерево не корябалось и не царапалось, хотя он очень сильно налегал на лингвотрон, который использовал в качестве инструмента. Лингвотрон, конечно, не имеет острых граней, это не нож, но он достаточно тонкий, по идее должен был запросто продавливать буквы на поверхности деревяшки. И он прочный, от такой мелкой фигни не сломается. Короче, ничего нацарапать внутри бунгало не удалось, а снаружи Славик не стал даже пробовать. Он далеко не дурак, прекрасно осознает риски! Вдруг одна из множества птиц, парящих над бесконечным лесом, на самом деле окажется дроном Кетцали, ведущим сьёмку! Технологии в этой галактике реально полный суперхайтек, дрон изи засечёт надпись, и Славика сразу же опознают. А ему это не надо, особенно сейчас, когда всё готово к побегу.

Он всё продумал, и сегодня ночью сделает это. Дождётся, когда Ночтли с Кихуатон начнут заниматься любовью, это не пропустишь, её охи-ахи, доносящиеся из их гнезда по два часа, не дают ему спать, и убежит. Просто тихонько выйдет на улицу, типа, воздухом подышать, сядет в катер и прикажет автопилоту лететь в космопорт. За два месяца, проведённые на Ильчальтуне, он времени даром не терял. Внимательно слушал собственный лингвотрон, переводящий его речь компашке неудачников, и выучил несколько десятков фраз и больше сотни слов. После того как у него стало получаться правильно произносить словосочетание «управление катером», подготовка к побегу пошла быстрее. Славик часто оставался один в пустом бунгало, пользоваться имперской сетью ему никто не запрещал. Он по голосовому запросу нашёл кучу разных видосов по управлению катером и тщательно их изучил.

Да, без специального обучения и лётной практики самостоятельно водить летающую машину невозможно от слова «никак», но ему этого и не нужно. Тут в каждом катере есть даже не какой-то там допотопный автопилот, а самый настоящий Искусственный Интеллект, управляющийся кучей разных способов. В том числе, конечно же, голосом. Славик просто прикажет бортовому ИИ лететь в космопорт, и катер полетит сам. Компания неудачников замутила ему поддельный идентификатор андроида, и этого хватит на то, чтобы катер взлетел. Прямо в воздухе Славик свяжется с Зипактоналом и обо всём договорится, контакты его пресс-службы он отыскал заранее. Сделать это было несложно, они выложены на портале «Новостей Империи» с приглашением всем, кто получит сенсационную инфу, сообщить Зипактоналу за вознаграждение. Которое выплачивается, если инфа подтверждается.

Вряд ли сам Зипактонал сейчас находится в пространстве Кетцали, но кто-нибудь из его людей тут по-любому есть, и, может даже, далеко не один. Потому что сейчас у Кетцали с визитом находится герцог Тототль, который – внимание – завтра прилетает сюда, в систему, где находится Ильчальтун. У него какое-то государственное мероприятие на основной планете этой системы, и скорее всего после этого Кетцали потащат его сюда, хвастать успехами в терраформировании. И заодно выпрашивать бабосы – в этом Славик был уверен на все сто. Так же как в том, что Ночтли и компания попытаются связаться с этой дурацкой говорящей змеёй в этот момент. Тототль у Кетцали уже пару недель, и Ночтли не раз говорил, что у них тоже готов план. Наверняка уже завтра побег станет невозможен, а позволять решать за себя свою судьбу этим неудачникам Славик больше не желает! И этому Тототлю вообще никак не доверяет!

Привычное тенистое место оказалось вне тени из-за неожиданного положения местного солнца, которое обычно в это время было чуть выше, и Славик улёгся на другое такое же. У него их предостаточно! Просто хотелось, чтобы сегодня всё было как обычно, чтобы неудачники не заподозрили. За прошедший месяц он их приучил к тому, что едва они начинают заниматься любовью, Славик выходит подышать воздухом. Типа, деликатный чел! Поначалу за ним выходил Мезлин, но через пару недель перестал. Квадратный карлик умел засыпать быстро, спал как убитый, и бурный секс в соседнем гнезде его никак не беспокоил. Мезлин рассчитывает на свои датчики, но Славик и тут подготовился. Он исподволь приглядывал за квадратным карликом каждый день, когда делал для Кетцали вид, что кормит местное зверьё.

Теперь Славик знает, где расположены датчики, и обведёт Мезлина вокруг пальца так же, как остальных. Обойти датчики нельзя, но он сделает проще: просто дойдёт до катера, типа, прогуливается. И квадратный карлик поверит, потому что Славик вот уже месяц так прогуливается, пока дышит воздухом ночью. Доходит, не торопясь, до катера, идёт обратно, переходит на другую ветку, гуляет там, потом возвращается в дупло. Сегодня ночью всё будет точно так же, с той лишь разницей, что, дойдя до катера, он сядет внутрь и улетит. И неудачники ничего не смогут сделать, потому что второго катера у них нет, а на антиграве далеко не улетишь. Антиграв – это не личный самолёт, это что-то типа личного лифта, он не рассчитан на длительные перелёты и далеко не скоростной. А так как компания неудачников убеждена, что Славик примитивный дикарь, то они не ждут от него полёта на катере. Они уверены, что он даже не сможет самостоятельно его открыть.

Сверху, из здоровенных листьев кроны, спикировала длиннохвостая и длинноклювая разноцветная птица размером с курицу и приземлилась на расстоянии вытянутой руки. Славик достал из поясного контейнера несколько местных кожистых ягод, рекомендованных доктором Кукури в качестве оптимального корма, и начал методично бросать их птице одну за другой. Птица с завидной ловкостью ловила летящие ягоды длинным тонким клювом, словно японскими палочками для суши, в два движения разгрызала плотную кожуру и проглатывала содержимое. Этот трюк как раз и пригодится ему для того, чтобы открыть катер. Всё продумано! Только птица будет другая, эта ночью спит, но та размерами поменьше, так даже лучше.

Полчаса Славик прилежно играл роль андроида: сначала кормил зверьё, потом делал записи снующей вокруг живности, после ходил и собирал кормовые ягоды. Их выращивали специально для посетителей бунгало, чтобы те могли развлекаться кормёжкой зверей, поэтому далеко ходить не приходилось. Ягоды росли на соседних ветвях, до которых можно было добраться по провешенным лианам-тропинкам. В первый раз наступать на такую лиану было страшно, всё-таки высота метров триста! Но сразу же выяснилось, что в метре под лианой всё заполнено громадными листьями, которые растут там не просто так. Листья были толстые, плотные и прочные, они располагались друг над другом немного внахлёст и служили одновременно страховкой и психологическим барьером. Если поглядеть с лианы вниз, то вместо пропасти видишь своеобразный матрац из листьев, а если с неё упасть, то лист свернётся в горизонтальную трубочку, запирая упавшего внутри себя, и ты окажешься вплотную к стволу дерева. Лист запросто выдерживает вес взрослого Кетцали, а они тяжёлые. Из листа можно вылезти прямо к аварийно-спасательному отверстию, больше похожему на дупло поменьше. Оттуда есть вход в бунгало.

Всё это Славику продемонстрировал Ночтли, специально упав с лианы вниз. Впрочем, быстро выяснилось, что случайно упасть с неё совершенно нереально. Разве что в ураган сорвёт сильным ветром. Потому что вблизи лиана оказалась толстой и имела форму жёлоба глубиной в полметра. Ты просто идёшь по ней, как по канаве, и можешь придерживаться руками за лианы потоньше, растущие над бортиками. В полу жёлоба имелись отверстия для слива дождевой воды, и как раз через них было хорошо заметно, что толщина пола сантиметров двадцать, так просто не поломается. В общем, с ходьбой по местным деревьям Славик освоился и на изи доберётся до соседней ветви, где стоит катер, даже ночью. Которая ему, кстати, пофиг, потому что его скафандр оборудован ночным видением.

– Славик! – Из дупла появился Ночтли в сопровождении Мезлина. – Иди внутрь! Только что звонил Кукури, сегодня он прилетит раньше обычного, вечером у него какие-то дела, поэтому ему надо закончить работу пораньше.

Славик, подражая андроиду, молча двинулся в указанную сторону. Пока он переходил по лиане с ветви на ветвь, позади раздалось хлопанье крыльев, и из густой кроны вынырнул здоровенный птиц. На этот раз доктор Кукури был в своём рабочем оперении цвета окружающей листвы, и Славик узнал его сразу. Видимо, пернатый учёный связывался с Ночтли на лету, уже будучи неподалеку, раз так быстро добрался до их дерева своим ходом. Доктор Кукури приземлился возле Ночтли с Мезлином, развернул голову боком к Славику, скользнул по нему равнодушным взглядом и отвернулся. Из дупла выбежала Кихуатон в очередном порнографическом наряде от Чиалори, который здесь считается, типа, норм, и устремилась к остальным, огибая Славика, словно он реально был каким-то самодвижущимся девайсом. Славик послушно остановился, типа, пропустил хозяйку, и зашёл в дупло.

За спиной двухметровый птиц принялся здороваться с компашкой неудачников, начался разговор на тему очередной лекции, и стало можно расслабиться. Ближайшие два часа они будут трепаться про всякую унылую зоологию-биологию и внутрь никто на зайдёт. Славик направился к своему гнезду, привычно шагая по насестам от яруса к ярусу. Бунгало было спроектировано по стандартам Кетцали, типа, фишка для туристов, которая всем нравится, особенно неудачникам. И которая до смерти достала Славика за эти два месяца. Жилище Кетцали – это куча гнёзд разных размеров и соединяющих их насестов. Потому что у них всё в виде гнёзд: шкафы, спальни, кухни, гардеробные и так далее. Такие круглые чаши с крышками или без, в зависимости от предназначения. И вся эта фигня расположена на разных уровнях.

Кетцали просто перепрыгивают или перелетают с уровня на уровень, если им лень топать своими лапами по жердям. Мезлин делает так же, у него есть антиграв. А вот Славику приходится пешком наматывать круги, чтобы спуститься от выхода к своей спальне или, наоборот, подняться. Потому что для этого нужно пройти через весь насест верхнего яруса, спуститься на ярус ниже, пройти обратно, спуститься ещё ниже, снова пройти весь ярус и так далее. Лестницы, пригодные для человека, расположены в шахматном порядке и только у стен. Лифт? Не, не слышали! Ну, то есть всё они слышали, просто сделано это специально, так сказать, национальный колорит, туристы это любят. Ночтли и Кихуатон это действительно нравилось, они внутри бунгало тусили не так часто, потому что летали по всему заповеднику, отвлекая на себя внимание Кетцали. Зато Славик набродился по этим долбаным насестам вдоль и поперёк! Короче, национальный колорит Кетцали – такое себе!

Добравшись до своего гнёзда-спальни, он первым делом залез в криошкаф, который, естественно, тоже был похож на гнездо с дверьми в крышке и открывался сверху. Потому что у Кетцали всё открывается сверху, ибо они птицы и им так удобнее. Славик коснулся пальцем светосенсора, и криошкаф выдал ему большой витиеватый стакан, наполненный сладким смузи из местных фруктов. К счастью, стаканы тут были не птичьи, а от Чиалори. Потому что Кетцали считали Чиалори норм и всё, что предназначалось для гуманоидов, закупали именно у них. В этом обнаружился неожиданный плюс: стаканы были высокими, и в них вмещалось больше напитка. А местный смузи был реально шедевр! Очень вкусная тема! Сюда бы ещё вискаря намешать, ну, или хотя бы ликёра добавить… Но смузи был безалкогольным. Потому что компашка неудачников играла роль увлечённых натуралистов и не заказывала в бунгало спиртное. Им хватало того, что наливают на пляжах. Славик же, типа, андроид, ему вообще еда не нужна. Ну ок, он это переживёт, тем более ждать осталось недолго.

Славик выхлебал весь немаленький бокал, потребовал от криокамеры второй и вместе с ним улегся на кровать. В бунгало офигенная система климат-контроля, но она, конечно же, вырубается, когда постояльцы покидают жилище. А андроидам – что? Правильно, им прохлада не нужна! Его скафандр имел собственную систему микроклимата, тоже офигенски комфортную, но половина лица у него была открыта и коже постоянно становилось жарко. На контрасте с общим комфортом тела это раздражало, но вот так, с холодным смузи в руке, жить было очень даже кайфово. Чтобы скоротать время и не пропустить что-нибудь важное, Славик вышел в сеть и принялся сёрфить по новостным каналам.

Его по-прежнему искали, и искали по-прежнему не здесь. За последнюю неделю в пространстве Малого Доминиона Ичтеки различные группировки охотников за его головой дважды устраивали меж собой резню из-за конфликта интересов. Вроде кто-то из них опять нашёл какой-то его след. Ночтли сказал, что продал фрегат в жуткой спешке, из-за многочисленных повреждений корабль чуть не сдох, системы очистки и клининговые роботы были разбиты, так что было не до тщательной уборки. Неудивительно, что в раздолбанном фрегате нашлись и волосы Славика, и его потожировые следы, и частицы эпителия. А так как фрегат, судя по приходящей из пространства Цетеков инфе, успели разрезать на лом, но не успели расплавить, то никто уже не разберется, откуда что взялось. Это путает головорезов и облегчает Славику жизнь. Повезло, что фрегат на утилизационном комбинате разрезали так вовремя. Могли ведь расплавить на день раньше, и никто бы его не нашёл. Но теперь всё это неважно, потому что сегодня ночью Славик сам решит свои проблемы.

Несколько топовых информационных порталов показывали новости с фронтов, и Славик задержался на одном из них. Вообще, сейчас не до такой ерунды, как возня каких-то вояк где-то на задворках Империи, но посмотреть на настоящих Чужих было интересно. Месяц назад этот обмороженный герцог-адмирал Атль, долговязый чел с кошачьими глазами, разгромил Ххззутов где-то в приграничье, и жуки перестали наступать на Империю. Их всё равно осталось полно, но уже не офердофига, как до этого, а просто дофига. Но вроде как на их пространство там, в Хаосе, напали какие-то то ли крабы с людьми, то ли люди с омарами, то ли вообще кто-то другой, а те им просто помогли, тут Славик не очень понял. Короче, Ххззутам пришлось вести войну на три фронта. Поэтому жуки закрепились в одном захваченном у Империи созвездии, создав там мощную оборону, и временно отказались от наступательных действий.

Экстренный выпуск, который Зипактонал посвятил победам Атля, Славик смотрел. Атль был реально обмороженным, без шуток. Зипактонал показал две его эпические битвы, видосы реально доставляли! Но сам Атль за всё это время ни разу не изменился в лице. Его флоты то окружали, то чуть не перебили, потом он всех как-то круто развёл и победил, было стопицот миллионов взрывов, тысячи кораблей рубились стенка на стенку, народ гиб сотнями. Но Атль как сидел на своём капитанском троне с невозмутимым покерфейсом, так с ним и остался. Вообще никак в лице не менялся, что бы ни происходило, даже когда всех победил! Нормальный чел так себя вести не может, у нормального челика есть эмоции! Всё это лишний раз убедило Славика в том, что Атль не совсем адекватный чувак и вообще все эти по-уродски длинные Чиалори офигевшие экстремисты и фашисты. Почему Империя их терпит – он хз! Наверное, ради технологий!

С долговязыми он разберется, когда станет Императором, а пока главное то, что этого Атля убрали на другой конец Империи. После того как Атль разбил Ххззутов и они перешли к обороне, герцог-адмирал собирался начать подготовку к наступлению на захваченное ими созвездие. Но в это время Дикие, громившие Империю на других фронтах, надрали зад куче имперских флотов где-то овердалеко и прорвались вглубь территорий какой-то там Лиги. Генеральный штаб вместе с Регентским Советом срочно перебросили Атля вместе со всеми силами туда, а неудачников с надранными задницами прислали сюда. При этом все были удивлены тем, что Атль выполнил этот приказ без каких-либо претензий или оговорок, которых от него все ждали.

Потому что никто так и не получил от него конкретного ответа на вопрос, как он вымутил свой дредноут. Насколько Славик понял экспертов Зипактонала, дредноут – это конкретный чит и оверпауэр, по-другому не скажешь, стоит он овердофига бабла, на которое можно запросто купить ещё один имперский флот. Откуда оно взялось, никто не понимал. Оказалось, что в самом начале войны надменный покерфейс потерял в каком-то неравном бою свой флагманский линкор. Потом он добыл для квадратных карликов претендента, как раз в те самые дни, когда охотился за Славиком и прочими. За это квадратные карлики оплатили ему покупку нового флагмана. Но, блин, все были уверены, что оплачивают линкор, а не вундервафлю стоимостью в пятьсот раз дороже!

Репортеры Зипактонала обратились в пресс-службу Великого Доминиона Ица-Уэрги, и те официально подтвердили, что потраченная ими сумма эквивалентна стоимости трёх флагманских линкоров Империи. Подразумевалось, что новенький флагманский линкор, отстроенный где-нибудь у Чиалори по самым передовым технологиям, где-то так и будет стоить. Не будет же лучший флотоводец Империи приобретать себе флагманский линкор у Хаоса! Славик тогда от души поржал. Верзила, блин, и не стал покупать себе линкор у Хаоса! Он купил дредноут! Всем сказал, что, мол, добавил личные сбережения, накопленные за сорок лет службы! Он, типа, за эти годы особо не тратил, потому что живёт на кораблях и занимается исключительно военным делом.

Ему, конечно же, никто не поверил, но официально все удовлетворились его объяснениями. Не иначе потому, что конфликтовать со старшим заседателем Регентского Совета, у которого есть дредноут, это контрпродуктивно, блин! Журналюги оставили Атля в покое и тут же бросились выяснять, может ли Регент на самом деле накопить столько бабла. И быстро признали, что, конечно же, не может, но опровергнуть слова долговязого нереально. Потому что Малые Доминионы, спонсирующие герцогов, списывают на эту статью расходов грандиозные бабки. Это один из любимых способов всевозможных распилов и коррупционных схем. Ни фига там не проследишь, потому что все, кто имеет к этому отношение, а это не какие-то там отдельные коррупционеры, а сразу целые Доминионы, то есть группы цивилизаций, делают всё, чтобы никто не узнал ничего конкретного.

Некоторые эксперты даже высказывали мнение, что надменный верзила может и не врать. Типа, бабло на Регентов действительно уходит огромное, Атль реально тратит очень мало, а чаще вообще не тратит. Потому что стоит ему, как любому Регенту, пожелать что-либо, как спонсоры ему немедленно это подарят. Потому что спонсорам это выгодно. Ибо все деньги, которые так или иначе оказываются на счетах герцогов, после их смерти возвращаются спонсорам в каких-то там пропорциях. Чем больше подарков – тем меньше у Регента трат. Подарок ведь можно изготовить по себестоимости. Любая объединённая в Малый Доминион группа цивилизаций может изготовить что угодно. Ну, или почти что угодно. А у Атля было целых три спонсора: оба доминиона Чиалори и, внезапно, Императорский Доминион. Теперь уже бывший. Но пока он был Императорским, то мог спонсировать Атля сразу по двум статьям: как Регента и как перспективного флотоводца. Сразу же выяснилось, что по обеим этим статьям квадратные карлики списали кучу бабосов, но точных цифр, конечно же, общественности никто не дал.

А ещё вспомнили мать Атля, которая умерла шестьдесят лет назад. Она была какой-то очень богатой и очень популярной актрисой, так в общем-то её Император и заметил. После того как она родила Атля и Император к ней охладел, долговязые нацики, не сговариваясь, стали её игнорить. Типа, предала нацию. То есть формально такое никто даже шёпотом не заявлял, навлечь на себя гнев Императора идиотов не было, но вокруг неё как-то плавно образовался вакуум, как вокруг всех Чиалори, кто замутил с чужаками. Императору на это было пофиг, он к тому времени вовсю любил Пэчуа и на такие мелочи внимания не обращал. Мать Атля, по ходу, тоже не обращала, потому что денег у неё было огромное количество, и тот факт, что свои перестали с ней общаться, её нисколько не волновал. Она переехала куда-то в другой спиральный рукав, завела себе любовника-Тека и чудно проводила время. Но в отместку завещала всё своё состояние Атлю, и вроде как даже любовник получил всего один миллион Иче.

Короче, по официальным подсчётам выходило, что Атль мог купить себе дредноут. И это сразу же убедило экспертное сообщество в том, что не мог. Ибо коррупция! Как сказал какой-то чел из экспертов Зипактонала, типа, если бы на Атля реально тратились такие бабосы, то в официальных документах суммы должны были стоять раз в десять бо́льшие. Ибо распил, приписки, освоение бюджета и всё такое! В итоге все запутались окончательно, и стало ясно, что реально правду об этом может узнать только Император. Потому что если ему не скажут или он сочтёт, что ему врут, то просто поджарит Экстервитом парочку планет и прочих дредноутов со всем их содержимым.

Это тут же породило бурный всплеск предположений. Многие эксперты заявляли, что квадратные карлики попросту врут, а финансовые документы грамотно сфабрикованы. Они оплатили Атлю дредноут, поэтому и просели по собственному флоту. И поэтому отказались строить флоты для имперских вооруженных сил за свой счёт. И дредноут Атлю был куплен не просто в знак признательности за обретение претендента. В решающий час Атль на этом дредноуте явится помогать Великому Доминиону Ица-Уэрги в каком-нибудь сражении. Например, если их слишком сильно прижмут Мезтеки. Или в день Мишкоатли, когда надо будет пробивать претенденту дорогу в президентский дворец!

Квадратные карлики назвали эти умозаключения фантазией, потому что законы Эмиссара прямо запрещают использование вооруженных сил Империи на стороне какого-либо Доминиона, кроме Императорского. Разрешение на это может дать только Регентский Совет, но Регенты не станут нарушать законы Господни, ибо они мудры. Все поняли этот ответ по-разному. Кто-то посчитал, что это намёк на то, что Регентский Совет подконтролен Ица-Уэргам и в решающий момент выпустит в их пользу именно такой закон. Другие возражали, что за такое Экстервит может их уничтожить и они не решатся. Было ещё стопицот мнений, на которые всем главным фигурантам обсуждения было пофиг, особенно Атлю.

Поэтому все ожидали, что он откажется выполнять приказ генштаба и останется воевать с Ххззутами. Потому что ему невыгодно отдавать победу кому-то там и лететь разгребать чужие косяки всяких армейских рукожопов. Если он разобьёт жуков полностью и выкинет их за границы Империи, то окажется единственным флотоводцем, который сумел исполнить свой прямой долг. Новому Императору будет не за что его наказывать. Если он вообще станет наказывать Регента. Зачем? Один Регент – один портал Ловчей Сети. Нет смысла сокращать их число, никто и никогда не знает, как скоро Экстервит зажжет новую Ловчую Сеть и сколько порталов в ней будет. Император не станет разбрасываться собственной безопасностью. Короче, пока экспертное и всё остальное сообщество дискутировало и строило версии, надменный долговязый покерфейс высокомерно подтвердил получение приказа, собрал свои войска и улетел, куда сказано.

Многие очень удивились. Но Зипактонал сказал, что ни Регентский Совет, ни генштаб ни секунды не сомневались в лояльности герцог-адмирала, потому и отдали такой приказ патриоту Империи и лучшему её стратегу. Теперь самый мощный Первый Имперский Фронт преградит путь Диким там, где это нужнее всего, а менее многочисленные Имперские Фронты займутся менее опасными направлениями. На этой волне рейтинги Атля взлетели, и герцог Тототль тут же заявил, что, конечно же, таких денег, как у долговязого, не имеет, но они всей фракцией Регентов-Пэчуа немедленно начинают на свои кровные строительство эскадры крейсеров, которая впоследствии отправится воевать с Дикими туда, где от их гнёта страдают граждане Империи. Оба Малых Доминиона Пэчуа уже подтвердили получение заказа на строительство боевых кораблей и в ближайшее время приступят к его выполнению.

На этой волне Тототль даже обогнал по рейтингам хитрозадого Эмиля, хотя дотянуться до долговязого покерфейса так и не смог. Рейтинги Атля уступают только деятелям шоу-бизнеса, но ему, в этом Зипактонал был уверен, вообще пофиг на рейтинги. Он великий патриот Империи и бескорыстно делает своё дело, невзирая на трудности. Половина Империи с ним согласилась. Славик в принципе тоже ничего не имел против, но чем дальше от него будет находиться этот обмороженный военный маньяк, тем ему спокойнее. Купить на всё своё бабло военный корабль и остаться с голой задницей – это, конечно, очень благородно, но неоспоримо свидетельствует о наличии серьёзных проблем когнитивного характера!

Судя по новостям, теперь надменный покерфейс раздаёт Чужим где-то там, и это самое «где-то там» находится в противоположном от Славика конце Империи. Славик посмотрел пару видосов, Атль реально тащит, это вери гуд, но чё удивляться-то?! Если бы у него был такой дредноут, он бы тоже отпинал этих жуков на изи! У них-то дредноутов нет! В смысле, Зипактонал сказал, что дредноуты у Ххззутов имеются, но жуки используют их в боях против конкурентов в пространстве Хаоса. Потому что конкуренты опаснее. В это Славик вполне верил, потому что имперские флоты, прибывшие на замену Атлю, не смогли выбить Ххззутов из оккупированного созвездия. Был бой, жуки им наваляли, и имперцы отступили. Они тоже перешли к обороне и теперь отбивают атаки Ххззутов, которых становится всё больше, потому что из Хаоса к ним приходят подкрепления.

Но вояки считают, что смогут сдержать агрессию жуков до дня Мишкоатли, поэтому больше в наступления не лезут, чтобы не терять людей, а наращивают оборону. И параллельно гоняются по всему сектору за флотом какого-то королевства Диких, кажется, Пентакль или Тентакль, Славик не стал заморачиваться с дурацкими названиями чингачгуков. Этот Пентакль-Спектакль оказался офигенно продвинутой цивилизацией, технологическим лидером какой-то довольно большой части Хаоса. Раньше у них был суперопасный флот, который щёлкал имперцев, как орехи, но потом надменный покерфейс как-то хитро замутил внезапное нападение на их систему, в которой производились корабли, и всё там то ли уничтожил, то ли переломал. Мнения на эту тему разнились, потому что никто не видел, чем всё закончилось в той битве. Ибо Тентакли-Пентакли успели прислать туда мегафлот и выдавили Атля до того, как всё взорвалось, но оно всё равно взорвалось. Потому что после этого королевство Пентакль тоже перешло к обороне захваченных имперских систем.

Выбить их оттуда не получилось, но системы были ресурсные, населённых планет там не имелось, и имперские войска сосредоточились на Ххззутах и попытках выловить флот Тенкатль – во! точно, королевство Диких чингачгуков называется Тенкатль! Но флот Тенкатль был хоть и мал, но настолько крут, что запросто разгонял в одиночку два флота имперцев. Поэтому за ним гонялись сразу пять флотов, а это сильно ослабляло оборону против Ххззутов. Поначалу имперцы хотели накрыть Диких в какой-нибудь системе, которую те будут грабить, пробить туда несколько кротовых нор сразу, одновременно перебросить крупные силы и уничтожить. Но оказалось, что у флота королевства Тенкатль есть собственный генератор ноль-перехода, а их РЭБ-эскадра вообще полнейший оверпауэр, и Дикие успевают удрать прежде, чем их блокируют.

К счастью, совсем далеко они уйти не могут, потому что ноль-переход требует стопицот миллионов энергии и чем дальше его открывать, тем больше энергии требуется. А столько энергии у всего лишь боевого флота нет. Поэтому флот Тенкатль хаотично прыгает по имперским системам в паре периферийных секторов и грабит ресурсы. А имперские флоты носятся следом и пытаются его выловить. Или хотя бы выгнать. Субъекты Империи, чьи солнечные системы попадают под разграбление, жутко возмущены и требуют от Регентского Совета и генштаба решительных мер. Но эксперты Зипактонала вангуют, что никто ничего особо делать не будет, потому что для Империи в целом флот Тенкатль особой угрозы не несёт. Гораздо важнее удержать оборону против Ххззутов и прочих мощных и многочисленных цивилизаций Хаоса, которые могут захватить много чего. После того как на престол Империи взойдёт новый Император, все эти проблемы будут решены по мановению его пальца.

Славик вновь ухмыльнулся. Эти бестолковые чингачгуки ничего не могут без Императора. Он изи наведёт здесь порядок! Надо только добраться до трона, и жизнь наладится! В том числе и у чингачгуков. Славик погрустнел. Вот только как это сделать… За прошедший месяц он неплохо изучил положение дел в императорской гонке. Надо же было понять, кому себя продавать! Оказалось, что сложившаяся ситуация лично для него несёт не очень много позитива. Стать Императором можно только при поддержке Великого Доминиона, их всего четыре, и у каждого есть свой претендент. А в одном даже два, хотя сами они делают вид, будто он один. Но им Славик точно не нужен. По-любому они были из тех, кто объявил награду за его труп!

У других более-менее нормальных чингачгуков был этот хитрозадый Эмиль, типа, «Народный Император»… Его популярность несколько снизилась после того, как герцог Тототль побывал в системе Уахиль за час до того, как в ней высадились Ххззуты. Рейтинги Тототля вырвались вперёд, но в плане императорской гонки это ничего не меняет – Тототль всего лишь Регент и претенденту не конкурент. А из претендентов по рейтингам хитрозадый лидирует с большим отрывом. К чингачгукам из поддерживающего его Великого Доминиона уже присоединился десяток Малых Доминионов, и Зипактонал говорит, что вскоре присоединятся ещё. Короче, если продать себя туда, то стать Императором можно будет только при одном условии – хитрозадого Эмиля замочат долговязые снобы.

Но тут сразу две проблемы. Во-первых, чингачгуков у хитрозадого становится всё больше, и если Зипактонал не ошибается, а он чувак в теме, это ясно, то скоро долговязые окажутся в меньшинстве. И вряд ли сумеют разгромить тех типов, у которых хитрозадый. Хотя всегда есть шанс, что они сумеют подослать какого-нибудь оверкрутого хитмена, у них же технологии круче. Но тут как раз появляется вторая проблема: хитмена могут подослать и к Славику. Какая долговязым разница? Для них всё едино: Славик или хитрозадый, один фиг трон чужой. Убивать, так обоих. Чингачгуки хитрозадого будут беречь, он в топе, а вот будут ли они беречь Славика так же сильно – вопрос! В принципе можно и рискнуть, но тогда императорство Славику не светит с самого начала. А это, ну такое… Хочется порулить Империей, это по-любому прикольно, так что был бы хотя бы шанс, иначе как-то совсем уж обидно.

Остаются ещё два Великих Доминиона. Те самые долговязые снобы-нацики и квадратные карлики типа Мезлина. Вообще, наверное, замутить с долговязыми было бы не так и плохо. Они точно пойдут по трупам к победе, нацики всегда делают это – блицкриги, там, и всё такое! Останавливаться на полпути уж точно не станут, и у них технологии круче. И с претендентом им не особо повезло, попалась какая-то напрочь офигевшая малолетняя фемка тп-шка. Над которой все прикалываются, у неё рейтинги – полное дно! Если попасть к долговязым, Славик быстро её сделает по всем пунктам!

Но долговязые из-за своего нацизма рискуют обозлить на себя всю Империю, тогда они точно огребут так, что от их тп-шки останется только видос с её ЧСВ-шным щелчком пальцами. И если вместо фемки у них будет Славик, ничего не изменится. Перспективы, прямо сказать, очень мутные. А ещё они ему просто не нравятся. Какие-то слишком длинные, слишком красивые и слишком ЧСВ-шные. Такие точно будут пытаться им рулить, а ему надоело, что всю жизнь им кто-нибудь рулит. То маман со своими истериками, то школа, то колледж, то директор по продажам в обувном салоне, то фемки из соцсетей, перед которыми приходится ходить на задних лапках, иначе они тебя сольют и останешься один, то Ночтли со своей компанией неудачников. Как только он станет Императором, везде будет рулить сам! Уже ясно, что у него получится. Чингачгуки реально туповаты! Неудивительно, что Экстервит ищет им Императоров в других галактиках.

Получается, что продавать себя надо квадратным карликам. Там какой-то рокер-травокур с поехавшей кукушкой, вообще без мозгов. Концерты андроидам даёт! Наверняка карлики за голову хватаются, но что есть – то есть, выбирать не приходится. Получив Славика, они наверняка сделают оргвыводы на тему основного претендента. Зачем им идиот на троне? Но с квадратными карликами тоже беда – они воюют с теми челиками, у которых уже есть два претендента, и пока сильно проигрывают. Зипактонал говорит, что у квадратных бабосов больше, чем у всех остальных, вместе взятых, но что-то бабло им не сильно помогает. Может, со временем раскрутятся, они вроде как сейчас усиленно флот строят. Но пока чингачгуки с двумя претендентами отхапали у них все пограничные системы и продолжают наступать вглубь их территорий.

Вообще, самое умное сейчас – это подождать. Если кто-нибудь кому-нибудь убьёт претендента, то шансы Славика взлетят в топ! Но с каждой неделей ждать становится совсем уж страшно. Рано или поздно кто-нибудь может догадаться, что Славика в пространстве Ичтеков нет, а все его следы – это фейк. И тогда все ломанутся к Кетцали, потому что больше некуда. И если его найдут, то точно убьют. А мёртвому трон уже не нужен. Лучше быть живым претендентом номер шесть, чем мёртвым номер один! В последнее время браконьеры, пытающиеся охотиться на каких-то редких животных в местном заповеднике, активизировались. Если судить по вспышкам в небе над горизонтом, то военные Кетцали каждые пару дней кого-нибудь сбивают. Славика это не касается, но осадок остаётся! В голову лезут тревожные мысли, что какие-нибудь охотники за головами могут прилететь его убивать! Раз браконьеры могут добраться до тщательно охраняемого заповедника, то профессиональные киллеры смогут тем более!

Тщательно взвесив все варианты, Славик пришёл к выводу, что бежать надо, и чем раньше, тем лучше. Он вызовет Зипактонала, и тот по-любому к нему прилетит, едва узнает, кто с ним говорит. Зипактонал – чел продуманный, с ним можно будет посоветоваться, как поступить. Пусть порекомендует, кому лучше себя продать. Он в политике шарит, наверняка знает, как лучше. А Славик за это сделает его каким-нибудь министром информации или типа того. Славик бы с удовольствием поставил Зипактоналу лайк, но у этих бестолковых чингачгуков не существует лайков, у них рейтинговая система, точного механизма которой он не понял. Но это тоже неважно, потому что рейтинги – это унылое дерьмо, лайки рулят, и Славик, как только станет Императором, отменит чингачгукам их дурацкие рейтинги и введёт лайки. Пусть считают лайки и на их основе делают рейтинги – какая разница, это же одно и то же! Или нет?..

Со стороны входа в бунгало послышались приближающиеся голоса, и Славик торопливо выключил видеосистему. Что-то они сегодня рано! Неужели умник в перьях уже перестал нудеть и улетел?

– Сегодня Кукури закончил лекцию раньше, – появившийся в дверях Ночтли окинул взглядом настороженного Славика. – Всё нормально, он уже улетел.

– Мне идти кормить зверьё дальше? – уточнил Славик. – Или можно расслабиться?

– Можно, – разрешил Ночтли. – Сегодня у Кетцали какой-то праздник, они разлетаются по домам. Кукури сказал, что восемьдесят процентов сотрудников заповедника уже разъехались, остальные вылетают в течение часа. Здесь останутся только дежурные операторы, да и те будут присутствовать на празднике посредством видеосвязи. До утра заповедник полностью в ведении Искусственного Интеллекта, все дроны-наблюдатели, замаскированные под птиц, будут подняты в воздух, но наблюдать за ними будет автоматика. Значит, серьёзного анализа наших действий проводиться не будет. Может даже, вообще никакого анализа не будет.

– Мы не знаем, как Кетцали запрограммировали своих дронов! – недовольно возразил Мезлин, входя в бунгало следом за Кихуатон. – Если живых операторов не будет, дроны могут быть переведены в режим максимального уровня безопасности и искать браконьеров!

– Кукури говорил, что браконьерами занимаются военные, – вставила Кихуатон, ловко перепрыгивая с гнезда-прихожей на насест, ведущий в гнездо-гостиную. При этом её платье из лент разошлось в момент прыжка, и Славик впился взглядом ей в паховую область, как обычно, прикрытую какой-то ниткой. – А у военных есть наши идентификаторы, их техника воспринимает нас как добропорядочных туристов.

– Это ещё не значит, что за нами не будут следить вообще! – не отступал квадратный карлик. – Нужно делать всё, как обычно! Нам ошибки противопоказаны! Особенно сегодня!

– Что такого особенного сегодня? – в душе Славика зашевелились подозрения.

– Сегодня – ничего. – Ночтли многозначительно улыбнулся. – А вот завтра у нас встреча с представителем Тототля! Скоро твои мучения закончатся! И наши тоже.

– Завтра? – Славик невольно похолодел, предчувствуя угрозу. – Он прилетит сюда?

– Смеёшься? – скептически подняла брови Кихуатон. – Мы не идиоты, так рисковать! Встреча произойдёт в туристическом отеле подальше отсюда, в субэкваториальной зоне. Я уверена, что Тототль не явится туда лично, но кто-то из его представителей появится. Мы передадим ему образец твоей крови и сделаем вид, что покинули планету. Оставим ему зашифрованный канал связи.

– А его не взломают? – Славик чувствовал себя всё более и более в опасности.

– Могут, – недовольно поморщился Мезлин. – Но, думаю, не успеют. Тест ДНК сразу покажет твою подлинность, и Тототль зашевелится! Вот тогда он действительно может прилететь к нам лично, со всей своей эскадрой.

– Ага, и эскадра меня убьёт! – Славика затрясло от страха, и медицинский блок ввёл ему в кровь нанороботов. Сразу стало легче. – Вы уверены, что я нужен ему живым?!

– Славик! – Тон Ночтли сделался успокаивающим. – Не волнуйся так, мы же на этот счёт уже говорили. Тототль – Регент, ему деньги не нужны, к его услугам весь Малый Доминион Пэчуа, это технологически успешные цивилизации, денег там немало! Для него это не вопрос денег, это вопрос политики, там всё гораздо сложней!

– Когда состоится встреча? – Славик подумал, что кое в чём Ночтли прав: это действительно политика и там всё действительно гораздо сложней.

Например, то, что Малый Доминион Пэчуа сейчас является сторонником Великого Доминиона Ица-Уэрги. А Ица-Уэрги воюют с Великим Доминионом Мезтеки и пока проигрывают, потому что у Мезтеков пока что самые большие в Империи силы самообороны. А ещё Тототль с остальными Регентами-Пэчуа совсем недавно сильно потратились, когда начали строительство эскадры крейсеров за свой счёт. То есть собственных денег у Тототля сейчас может оказаться как минимум маловато. Для Славика это дополнительные риски.

– Утром. – Ночтли посмотрел на свой личный компьютер, убеждаясь, что нанороботы вернули Славика в нормальное состояние. – Кетцали как раз будут спать после своего праздника. Мы встретимся с представителем Тототля в туристической зоне, никаких подозрений это не вызовет. Не бойся, с тобой останется Мезлин!

– Ну, тогда норм. – Славик сделал вид, что остался удовлетворён объяснениями. – Вы сейчас на пляж? Может, мне тогда кормить зверьё дальше? Чтобы всё выглядело как обычно! Обычно я в это время на улице.

– Лучше оставайся в бунгало, – отмахнулся Ночтли. – Кетцали сейчас не до нас, они не обратят внимания на то, что какой-то там бракованный андроид перестал кормить животных раньше срока. Будь внутри с Мезлином, так спокойней! Мы с Кихуатон слетаем на море, чтобы всё выглядело естественно, и к вечеру вернёмся. А утром улетим на встречу с представителем Тототля. В это время его эскадра прибудет к Ильчальтун, и как только они поймут, что ты настоящий, быстро тебя выкупят. Никто другой не успеет ничего сделать, даже если узнает.

Славик согласился и улёгся на свою кровать, типа, смотреть новости дальше. Как только Ночтли с Кихуатон улетели и Мезлин отправился на свой обычный облёт датчиков, он вскочил и устремился к выходу. Придётся бежать прямо сейчас! Не хотелось делать это средь бела дня, когда в небе полно дронов, но лучше уже не будет! Ночью компания неудачников наверняка не спустит с него глаз, будут брать кровь для Тототля и по-всякому готовиться к продаже! Этот Тототль его купит, это ясно. И сразу же убьёт! Перепродаст труп и ещё денег заработает! И построит ещё пару крейсеров ради своих долбаных рейтингов! Ну уж нет, рисковать своей жизнью Славик не собирается! Ему нужен Зипактонал и куча его репортёров, чтобы всё происходило на глазах у прессы!

Но убежать не получилось. Едва Славик вышел из бунгало, как наткнулся на Мезлина. Квадратный карлик никуда не полетел, а просто разлёгся под тенистой ветвью с каким-то десертом в руке и делал вид, будто наслаждается отдыхом. При этом его глаза цвета морёного дерева постоянно косились то по сторонам, то на браслет какого-то девайса, отражающего работу охранных датчиков. Мезлин увидел Славика и вопросительно уставился на него. Пришлось отцепить от пояса портативный контейнер с ягодами для зверья, типа, забыл снять, потому и вышел. Славик положил контейнер рядом с входом и вернулся. На самом деле контейнер нужен ему для побега, но его никто не возьмёт, кроме Славика его никто не использует. Потому что Славик, типа, бракованный андроид для работы с животными.

Вот эти самые животные и помогут ему сбежать! Просто так открыть катер и улететь на нём Славик не сможет, доступа у него нет, это верно. Но Славик не зря смотрел видосы чингачгуков на тему управления общественным катером. У катера есть экстренный режим. Если кто-то болен или ранен, то ИИ катера, определив проблему, запустит пострадавшего внутрь себя и отвезет в ближайшую больницу или куда там надо. Короче, туда, где есть медицинская помощь. И Славик это использует! Он подманит ягодой ночную птицу, они к нему уже привыкли и не боятся, схватит её и использует усилители конечностей! Сломает птице крыло или лапу, неважно, главное, чтобы ИИ катера реально увидел, что ей требуется срочная медицинская помощь. Это же заповедник, местные катера запрограммированы на помощь здешнему зверью! Вот так-то! Катер запустит его внутрь и полетит в больницу, инфа – сотка! По пути Славик свяжется с Зипактоналом и так далее.

И если бы не квадратный карлик, он уже давно бы сделал это! Но до самого вечера Мезлин не отходил от входа, и Славик нервно ломал голову, что же делать. В «Новостях Галактики» Зипактонал подтвердил, что у Тототля состоялась какая-то «плодотворная встреча» с руководством местной цивилизации Кетцали и её итогом стало приглашение посетить восстанавливаемую планету-заповедник. Поэтому завтра Тототль прибудет на Ильчальтун, а часть его эскадры уже переместилась на орбиту заповедника, согласовывает с военными Кетцали охранные мероприятия и проводит инспекционные облёты местности. Через окна и по видеосистеме не было заметно никаких облётов, видимо, в этой части заповедника Тототль появляться не планировал, но кто его знает?! Всё может измениться в любую минуту, время уходит!

Но выбраться из бунгало никак не удавалось. Сначала его пас Мезлин, потом вернулись Ночтли с Кихуатон, и сбежать стало вообще невозможно. Они не отходили от Славика, снимали с него какими-то девайсами какие-то показатели, взяли образцы крови в две разные ёмкости, на вид напоминавшие стеклянные пиявки объёмом по кубику каждая. Ночтли объяснил, что для уверенного ДНК-теста хватило бы образца во много раз меньше, но тут дело именно в объёме – надо показать покупателю, что продавцы действительно имеют доступ к претенденту, а не нашли частицы его генетического материала где-нибудь чисто случайно.

У выхода из бунгало Славик оказался, когда на улице уже начало темнеть. Местное солнце клонилось к закату, само по себе было ещё светло, но здесь, на ветвях под здоровенными кронами, образовались лёгкие сумерки, быстро сгущающиеся в вечерний полумрак. Славик долго и под разными мелкими предлогами бродил по бунгало, сетуя на нервозность и то, что устал лежать и чувствует необходимость подвигаться. Бесцельно слоняясь по насестам туда-сюда, он добрался до выхода и какое-то время сидел на краю гнезда-прихожей, типа, размышлял. Компания неудачников не сводила с него глаз, но в конце концов поверила в то, что он просто сидит, и всё. В какой-то момент все трое собрались в гнезде-гостиной, что-то обсуждая так тихо, чтобы Славик не услышал, и он решился.

– Пойду подышу воздухом, – лениво сообщил Славик, направляясь к выходу. – Я в это время всегда выхожу, если что! Никто ничего не заподозрит!

Он не торопясь вышел из бунгало. Но неудачники мгновенно напряглись.

– Славик! – раздался позади настороженный голос Ночтли. – Вернись! В это время ты обычно внутри!

– Я схожу с ним! – перебил его голос Мезлина. – Сейчас вернёмся… Эй! Ты куда?!!

Фак! Его контейнера с ягодами возле входа не оказалось, и Славик рванул бегом, запоздало понимая, что оборудование квадратного карлика показывает Мезлину все его перемещения. Квадратный карлик сразу увидел, что Славик направился в сторону катера, вот и напрягся. А на антиграве Мезлин догонит его раньше, чем он доберётся до машины! Славик включил усилители конечностей и ринулся к соседней ветви, неуклюже болтая ногами в воздухе. Здесь гравитация чуть ниже земной, не то чтобы сильно, но в сочетании с усилителями прыжок получается метра на три. Без опыта скакать так в сумерках на высоте трёхсот метров было очень страшно, но провтыкать побег оказалось ещё страшнее, и Славик с перепугу хватался руками за попадающиеся навстречу ветки, пытаясь ухватиться за что-нибудь и не приземлиться мимо твёрдой поверхности.

– Стой, болван! – Мезлин выскочил из бунгало. – Разобьёшься!

Но Славик не собирался останавливаться. Он кое-как вцепился в какую-то ветку потолще, повис, останавливая прыжок, спрыгнул на надёжное место и побежал дальше, сразу же прыгая второй раз.

– Он бежит к катеру! – Мезлин понял, что задумал Славик.

– Не откроет! – Следом за ним выбежал Ночтли. – У него нет доступа! Славик! Вернись, не будь идиотом! Ты привлекаешь внимание! – Он обернулся к Мезлину: – Я за ним! Обойди его! Поймаем возле катера!

Квадратный карлик включил антиграв и полетел по широкой дуге, планируя выйти наперерез Славику и успеть к катеру первым. Ночтли бросился по следам Славика, ловко перебегая по соединяющим громадные ветви лианам. Славик в очередной раз зацепился руками за ветку, прерывая затянувшийся прыжок, и судорожно заозирался в поисках кормовых ягод. Они должны быть где-то здесь! Они тут растут, он их здесь пару раз собирал!

– Ночтли! – из бунгало пулей вылетела испуганная Кихуатон. – Внутри кто-то есть!

– Оставайся там! – выкрикнул Ночтли, быстро сокращая расстояние до Славика. – Сейчас мы его вернём! Что?! – Он резко развернулся на бегу. – Внутри?!!

– Кто-то вскрывает эвакуационный люк внизу бунгало! – Кихуатон бросилась к нему. – Я заперла входные двери! Надо уходить!

Услышав это, Славик похолодел. Взгляд сам собой упёрся в едва заметную среди разноцветной листвы кожистую ягоду, он рывком сорвал плод и спрыгнул на массивную ветвь. До катера оставалось метров двадцать, но чем ближе катер, тем выше крона дерева. Там никого не подманишь, делать это надо здесь, пока не поздно.

– Сюда! – Ночтли махнул Кихуатон рукой, призывая следовать за собой, и побежал к Славику. – Славик, стой! Ты не сможешь открыть катер! Подожди нас! Надо уходить, нас вычислили! Мезлин, быстрее!

Славик вытянул руку с ягодой в сторону ближайшей густой листвы и тихонько засвистел, кое-как подражая свисту птиц, которых кормил тут два месяца подряд. Из листвы никто не появлялся, и он вновь нервно заозирался. Ночтли был уже в конце лианы, через несколько секунд он окажется на этой же ветви, но на усилителях конечностей от него можно убежать. Кихуатон была где-то посредине соединительной лианы, она ещё дальше, а вот квадратный карлик летел от одной исполинской ветви к другой прямо по воздуху. Если сейчас не появится птица, он успеет к катеру раньше Славика! Славик засвистел снова, но из-за нервов свист получился вообще непонятно каким.

Никаких выстрелов или вспышек Славик не заметил, но внезапно Кихуатон изогнулась прямо на бегу, и её грудная клетка брызнула кровавыми ошмётками. Ноги Кихуатон подломились, и она с тихим хрипом опала в жёлоб соединительной лианы. Ночтли что-то выкрикнул от отчаяния, развернулся и ринулся к ней. Он в несколько прыжков достиг лежащей Кихуатон и поднял её на руки, непрерывно зовя жену по имени.

– Отказ датчиков слежения! – на лету выкрикнул Мезлин, оборачиваясь. – Ночтли! На нас напали… – Он увидел, как Ночтли с Кихуатон в руках неуклюжими прыжками пытается перемещаться по лиане, уклоняясь от невидимых зарядов, вырывающих из древесного ствола целые облака испаряющейся щепы. – Ложись! Ночтли! Ложись! Ползком! Я сейчас!

Квадратный карлик развернулся и рванул к ним на максимальном для антиграва ускорении. За пару секунд он поравнялся со Славиком, в ужасе съёжившимся в ожидании побоев. Мезлин выбросил в его сторону руку, и Славик панически взвизгнул, зажмуриваясь и втягивая голову в плечи. Но удара не последовало.

– Я-дал-тебе-доступ-садись-в-катер-и-прикажи-ему-подобрать-нас! – одной слитной скороговоркой выплюнул Мезлин, проносясь мимо.

Квадратный карлик помчался в сторону Ночтли, и Славик побежал к катеру, забыв о зажатой в руке ягоде. На усилителях он добрался до машины за пару секунд и с разбегу запрыгнул наверх, туда, где у Кетцали основной люк. Люк послушно распахнулся при его приближении ещё до касания ногами, словно впускал приземляющуюся птицу, и не ожидавший такого Славик рухнул внутрь машины, промахиваясь мимо управляющего насеста. Скафандр нивелировал болевые ощущения, он вскочил на ноги и заорал, торопливо вспоминая действия Кихуатон во время их перелётов к Ильчальтун:

– Имперский стандарт управления! Режим Теков! Подать пилотское кресло!

Лингвотрон осуществил синхронный перевод, дежурное освещение катера увеличило интенсивность, и откуда-то сверху, из скрытых в бортах технических ниш, выползли пилотские кресла. Славик не стал дожидаться, пока они опустятся за ним, и запрыгнул в ближайшее, используя усилители конечностей. Стены катера зажгли обзорные экраны, и он обернулся в сторону Ночтли. Автоматика отследила взгляд Славика и приблизила изображение. Славик мгновенно покрылся липкой испариной и даже не почувствовал, как скафандр приступил к очистке внутреннего микроклимата.

Ночтли полз по жёлобу, весь в кровище, вместо правой руки ниже локтя у него болтался обожжённый обрубок, курящийся почти незаметным в сумерках дымком. Левой рукой он волоком тащил за собой Кихуатон, исступлённо вцепившись ей в руку. Сама Кихуатон безжизненно волочилась за ним, словно тряпичная кукла. В её обнажённой груди зияла здоровенная обугленная дыра, в уголке губ застыла струйка крови, карие глаза остекленело смотрели куда-то в небо. В эту секунду к ним, отчаянно петляя, подлетел Мезлин и схватил за руки сразу обоих. Квадратный карлик рванул вверх, выдёргивая их из жёлоба, и обернулся в сторону катера:

– Славик! Сюда! Закрой нас машиной! Они не будут в тебя стрелять!

– Зафиксирована экстренная ситуация! – прочирикал бортовой ИИ, заставляя Славика в ужасе подскочить прямо в кресле. – Гражданам Империи требуется медицинская помощь! Направляюсь к пострадавшим с целью эвакуации!

– Отменить! – взвизгнул Славик. – Лети в космопорт! В космопорт, быстро! Вызови им «Скорую» или что там у вас! Врача! Вези меня в космопорт! Я могу погибнуть! Ты должен меня спасти! Это приказ!

– Указания приняты, – сообщил бортовой ИИ. – Выполняю.

Катер поднялся в небо и пролетел над Мезлином. Тот пытался петлять, одновременно таща Ночтли и Кихуатон, и что-то кричал Славику, но Славик не слышал. В голове судорожно билась только одна мысль: скорость! Надо набрать скорость! Как дать газу?!! Он, трясясь от страха, орал на бортовой ИИ, требуя лететь быстрее. Внизу силуэт Мезлина несколько раз швырнуло в разные стороны, словно боксёрский мешок, получивший сильные, но неумелые удары. Потом его тело дважды подряд брызнуло ошмётками скафандра вперемешку с дымящейся плотью, и квадратный карлик рухнул вниз. Он ударился о поверхность ветви, теряя тела товарищей, покатился к обрыву и остановился. Наблюдающий за всем этим в режиме приближения Славик заметил, как ещё живой Мезлин попытался столкнуть сам себя в пропасть, но третье попадание пригвоздило его к краю древесной поверхности. Откуда-то из листвы, со всех сторон, даже сверху, выскользнуло не меньше десятка змееподобных силуэтов, в которых Славик узнал закованных в боевую броню Пэчуа, все три тела быстро подобрали и утащили в бунгало.

– Быстрее! – в который раз заорал он. – Газу! Газу! Твою мать!!! Лети быстрее!!!

Но вместо этого катер стал замедляться. Славика накрыло новой волной ужаса, и он истерично взвизгнул, пытаясь вспомнить, как на языке чингачгуков звучит команда «полный ход». Что-то подобное было в видосах, непонятно, почему катер не воспринимает эту команду через лингвотрон.

– Полный ход!!! – возопил Славик, отчаянно надеясь, что ему удалось произнести это без сильного акцента.

– Невозможно выполнить команду, – лингвотрон перевёл чириканье ИИ. – Отказ бортовых систем. Принудительный переход под внешнее управление.

– Что?!! – Славик забился в кресле, не зная, что делать и куда бежать. Он попытался взять управление в свои руки, но понял, что не видит среди незнакомых птичьих приборов ничего похожего на привычный руль, штурвал или джойстик. – Лети, мля, сволочь!!! Лети!!!

Бортовой ИИ не отвечал, катер неожиданно совершил вираж и пошёл на снижение. Машина с бьющимся в отчаянии Славиком нырнула в лес, петляя между исполинских деревьев и громадных ветвей. Стало ясно, что катер совершает посадку, и Славик, рискуя травмироваться, выпрыгнул из кресла. Видимо, бортовые системы и вправду не работали, потому что защитного поля пилотского кресла не было и ничто не помешало ему спрыгнуть вниз. Пониженная гравитация вкупе со скафандром смягчили падение с четырёхметровой высоты, и Славик оказался в этой дурацкой зоне комфорта, куда Кетцали опускают свои хвосты, пока сидят на управляющем насесте. Кроме гладких стен вокруг не имелось ничего, спрятаться было негде, и Славик решился на отчаянный шаг: прижаться к стене рядом с дверью для Теков, дождаться, когда она откроется, и резко выскочить!

Секунд тридцать катер лавировал в джунглях, потом всё-таки сел, и люк для Теков действительно распахнулся. Славик, подстёгиваемый паникой, отчаянно рванулся наружу и тут же попал в руки закованных в экзоскафандры Пэчуа. Он истошно заорал и едва не умер от страха. Укола медблока взвинченная психика не почувствовала, и Славик судорожно бился в стальной хватке змеиных солдат. Спустя секунду действие нанороботов возымело эффект, и он понял, что слышит собственный лингвотрон, переводящий речь одного из Пэчуа:

– Не волнуйтесь, вам не сделают ничего плохого. Вы в безопасности. Прошу вас не оказывать сопротивления! Нам необходимо взять у вас анализ крови.

Услышав такое, Славик забился ещё сильнее. Сейчас змеи возьмут у него кровь, поймут, что он тот самый претендент, за труп которого объявлена баснословная награда, и убьют его!!! Это конец!!! Он взвыл от ужаса и бессилия, и медблок увеличил активность нанороботов, погружая пациента в состояние принудительной апатии. Славик обмяк, повисая на руках солдат Пэчуа, и его голова безвольно рухнула на грудь. Офицер, командовавший захватом, быстро подполз к нему и одним движением какого-то оружия ловко рассёк Славику рукав скафандра. Славик заторможено смотрел на собственную кровь, медленно выступающую из длинного, но неглубокого рассечения. Офицер Пэчуа коснулся раны уже знакомой Славику хрустальной пиявкой, та всосала в себя немного крови, и вертикальные зрачки офицера уставились на пиявку немигающим взглядом.

– Подлинность подтверждена! – прошипел он. – Это претендент! Начинайте!

Змеиные солдаты принялись стаскивать с вяло барахтающегося Славика скафандр, кто-то поднёс к ране какой-то полупрозрачный девайс, начавший быстро наполняться его кровью, и перед глазами всё поплыло. Из-за начавшегося головокружения он не заметил появления в катере ещё одного Пэчуа в боевом экзоскафандре.

– Что вы с ним сделали, ланд-капитан? – раздалось над головой, и Славик апатично посмотрел на прибывшего. – Почему он в таком состоянии?

– Мы действуем строго в рамках приказа! – ответил офицер. – К объекту не применялись никакие воздействия! Полагаю, это действие его медблока, икс-полковник! Вряд ли медблок рассчитан на генотип из чужой галактики! Нанороботы влияют на него несколько иначе! Мы зафиксировали активность медблока претендента трижды, но не стали вмешиваться, это запрещено приказом!

– Вы взяли у него кровь для имитации гибели? – Икс-полковник Пэчуа обвёл царящую внутри катера суету немигающим взглядом.

Только сейчас Славик понял, что катер кишит Пэчуа, превращающими его в место кровавого побоища. Кто-то стрелял в стены, кто-то чем-то выжигал оборудование, откуда-то взялись трупы Теков и Уэргов в изрешечённых выстрелами скафандрах, всюду валялось оружие, на полу и стенах виднелись кровавые брызги. Двое змеиных солдат пронесли мимо него изувеченный труп Ночтли и потащили наверх, усаживать в пилотское кресло.

– Мы отобрали у него пол-литра крови, икс-полковник! – подтвердил ланд-капитан. – Больше не рискнули, объект слишком хил, вдруг это вызовет нежелательные последствия!

– Правильное решение, ланд-капитан! – подтвердил высокопоставленный офицер. – Срезайте волосы и заканчивайте обработку катера, сейчас к вам прибудет дополнительная команда экспертов! Мы забираем объект!

Оказывается, в это время Славику срезали волосы. Под седативным действием нанороботов он не заметил… Без скафандра ему стало жарко, и Славик машинально потянулся к панели управления, чтобы поправить микроклимат. Пальцы неуклюже скользнули по голой коже предплечья, и он запоздало заметил, что остался в лёгкой одежде Теков, которую Мезлин сделал ему ещё на фрегате. Куда змеиные солдаты уволокли его скафандр, видно не было, вместо этого блуждающий взгляд Славика наткнулся на тело Кихуатон. Оно лежало прямо возле люка, с бластером в руках.

– Готово! – прошипел кто-то прямо над головой. – Столько волос нам хватит! Можете забирать объект!

Высокопоставленный офицер Пэчуа сделал короткий жест, Славика подхватили солдаты и осторожно, но быстро потащили наружу. В джунглях вокруг катера кипела бурная деятельность: десяток или больше Пэчуа срочно придавали окрестностям вид поля боя. Катер, штатно совершивший мягкую посадку, теперь был сильно накренён и частично зарылся в почву, выкорчевав пару мелких деревьев. На его бортах отчётливо виднелись оплавленные пробоины и закопчённые вмятины. Змеиные солдаты, не останавливаясь, потащили Славика мимо всего этого дальше, вглубь джунглей, и он запоздало заметил приземистый летательный аппарат, полностью сливающийся с местностью. Кажется, секунду назад его не было… Наверное, это было маскировочное поле. Его сняли перед Славиком, вот он и увидел.

Внезапно высокопоставленный офицер Пэчуа резко замер и выхватил оружие.

– Связь пропала! – громко прошипел он. – Тревога! К бою! Охранять претенден…

Мощный взрыв расцвёл прямо перед Славиком, засвечивая вспышкой глаза. Землю вокруг вздыбило, расшвыривая солдат Пэчуа, словно кегли, и Славик зажмурился, вжимая голову в плечи. От резкого выброса адреналина в голове прояснилось, и он понял, что не пострадал и вообще не попал под удар. Тащившие его змеиные солдаты лежали рядом, одного скрючило в какие-то жуткие кольца, другой ещё дергался в агонии. Скафандры обоих дымились пробоинами в нескольких местах, но Славику было не до изучения подробностей. Джунгли вокруг полыхали разрывами и разлетались облаками дымящегося земляного крошева, сверху обильно сыпалась рваная листва и переломанные обломки горящих веток. На высоте нескольких метров, искусно лавируя между деревьями, стремительно носились огнедышащие драконы, изрыгая потоки плазмы в отстреливающихся солдат Пэчуа.

Ещё один взрыв поднял на дыбы землю совсем рядом, и Славик бросился бежать, не разбирая дороги. На пятом шаге он со всего разбега врезался в воздух, ставший твёрдым, словно бетонная стена, и со сдавленным криком рухнул, катаясь по земле. Ушибленное колено и разбитый нос пылали болью, и медблок снова принял меры, останавливая носовое кровотечение и резко понижая активность болевых рецепторов. Боль утихла, и Славик инстинктивно замер, стремясь притвориться мёртвым. Кажется, он внутри какого-то силового поля, поэтому взрывная волна и всё остальное в него не попадают. Но как выбраться отсюда, он не понимал.

Кипящее в джунглях побоище закончилось в считаные минуты. Пэчуа были перебиты, а дышащих плазмой драконов стало ещё больше. Один из них приземлился неподалёку от Славика, снял защитное поле и подошёл ближе.

– Величайший Сла-В-Ик, вы можете подняться. – Стальной шлем дракона сложился, словно трансформер, превращаясь в утолщение на шее, и Славик узнал клювастую голову доктора Кукури. – Больше вам нечего опасаться. Равно как нет более необходимости притворяться бракованным андроидом. Группа цивилизаций Кетцали приветствует вас в своём пространстве!

Возле Кукури приземлились ещё два дракона, их скафандры тоже сложились, превращаясь в элементы надетого на пернатые тела снаряжения, и оба Кетцали поспешили к Славику. Ему помогли подняться, облучили какими-то приборами, и один из них повернул голову к пернатому гиду:

– Генерал Кукури! Претендент не пострадал, но имеющийся у него медблок не предназначен для работы с мутировавшим генотипом! Необходимо срочно доставить претендента в госпиталь для принятия профилактических мер!

– С вашего позволения, Величайший Сла-В-Ик, – закованный в отливающие металлом чешуйчатые драконьи доспехи Кукури торжественно распушил красные перья на оранжевой макушке, – мы доставим вас в более цивилизованное место! Там вы получите медицинскую помощь и исчерпывающие объяснения! Очень прошу вас не препятствовать моим бойцам, они готовы отдать за вас жизнь и заботятся исключительно о вашей безопасности!

Ошалевший Славик неровным шагом поспешил следом за пернатыми охранниками, пытаясь обрести дар речи, начисто пропавший из-за едва не убившего его нервного перенапряжения. Перед глазами всё ещё стояли жуткие картины истекающих кровью, дымящихся трупов, хватающих его змеиных солдат и вспыхивающих перед лицом взрывов. Он нервно оглянулся на искорёженный взрывами катер и судорожно сглотнул.

– Будет лучше, – генерал Кукури проследил его взгляд, – если все сочтут вас погибшим в этом бою. К тому же наши змееподобные конкуренты уже объявили о вашей смерти. Мои специалисты приведут здесь всё в надлежащий вид. Тем более что основную подготовку к спектаклю Пэчуа уже проделали. Пусть это вас не беспокоит, Величайший Сла-В-Ик! С этой минуты рисковать жизнью вам больше не придётся. Пространство Кетцали будет счастливо возвести вас на трон Империи!

Семь месяцев до дня Мишкоатли

Обрамляющие круглый совещательный стол видеосферы системы дальней связи вспыхнули, выводя изображения Смотрящих, и Старший Брат окинул взглядом своих наиболее доверенных людей. Все они являлись Чунта, и каждого из них он в своё время спас либо от гибели, либо от имперских рудников. Оснований не доверять им не было, и именно поэтому владелец синдиката наёмных убийц не доверял ни одному из первых лиц своей организации. Все они имели солидный процент от доходов синдиката, все они имели высокую степень самостоятельности в зоне своей ответственности, и все они тайно метили в его кресло. Поэтому Старший Брат тщательно следил за тем, чтобы ни один из них никогда не имел полной картины деятельности синдиката и заимел бы как можно больше проблем, пожелай таковую составить.

Для большей эффективности управления владелец синдиката позаботился о том, чтобы у любого из Смотрящих всегда имелось не менее двух толковых помощников, стремящихся занять места своих начальников. Ради этого он пятнадцать лет назад ввёл в синдикате должности Правой и Левой Руки Смотрящего. С тех пор Смотрящим дышали в затылок их Руки, и доверенным людям Старшего Брата приходилось тратить время на интриги по сохранению собственного кресла. Это отвлекало их от интриг за кресло Старшего Брата. Но уверовать в свою непотопляемость владелец синдиката не торопился. Ибо он был умён и понимал, что в его бизнесе непотопляемых не существует. Хочешь быть самым главным – держи руку на пульсе десять часов в сутки из десяти и сто минут в час из ста. Потому что желание быть самым главным есть не только у тебя.

И в такие времена, как сейчас, это желание у потенциальных соперников возрастает. Потому что занять место старого лидера грамотнее и легче всего именно в период неудач преступного синдиката. Он сам в своё время избавился от своего предшественника именно так, на волне общего недовольства, вызванного серией профессиональных неудач всей организации. Поэтому сейчас Старший Брат был особенно осторожен. Все его соглядатаи сообщали о полной лояльности Смотрящих, несмотря на серьёзные финансовые потери, и это его настораживало. Либо против него готовится заговор сразу всеми Смотрящими, либо кто-то из них разоблачил соглядатаев, перекупил их и теперь поставляет Старшему Брату дезинформацию. Потому что во времена неудач не может не быть недовольных.

– Я рад видеть каждого брата свободным и здоровым, – владелец криминального синдиката открыл собрание ритуальной фразой. – Я собрал вас потому, что наши позиции пошатнулись. Впервые за двадцать лет мы фиксируем отток кадров среди профессионалов высокой квалификации. Об этом мне сообщил каждый из вас. Младший Брат, – владелец перевёл взгляд на Смотрящего за финансами, – выскажись первым!

Смотрящий за финансами жестом поприветствовал остальных и произнёс:

– За прошедшие два месяца мы понесли значительные убытки! – Он вывел рядом с собой сложную диаграмму состояния финансов синдиката, и Искусственный Интеллект зала заседаний отправил каждому из участников совещания подробную расшифровку диаграммы. – Средства, вложенные в поиск последнего претендента, не окупились. Претендент Сла-В-Ик оказался не там, где мы вели основные поиски. В стычках с конкурентами мы потеряли много людей и техники, это обошлось нам очень дорого. Ещё дороже обошлись взятки военным Ичтеков, а также их полицейским и имперским чиновникам.

Финансист сделал паузу, давая присутствующим возможность ознакомиться с цифрами, и продолжил:

– Наш план уничтожить претендента от Великого Доминиона Цетеки требует ещё больших вложений, и убытки синдиката будут только расти. Попытки негласно связаться с Чиалори и получить у них аванс под обязательства ликвидации Величайшего Эмиля имеют туманные перспективы. На данный момент спецслужбы Чиалори никак не отреагировали на наше предложение. У нас есть возможность получить аванс у бывшего Императорского Доминиона на ликвидацию претендентов от Великого Доминиона Мезтеки, спецслужбы Ица-Уэргов активно привлекают исполнителей. Предлагаю выйти с ними на контакт и сосредоточиться на ликвидации Величайшего Гиля. Это реальная возможность минимизировать расходы и предоставить нашим ликвидаторам выгодный заказ. Люди уходят именно потому, что видят большие перспективы в предложениях наших конкурентов, уже включившихся в охоту за Величайшими Гилем и Кариной.

Смотрящий за финансами покосился на Старшего Брата, словно надеялся что-то от него услышать, но владелец криминальной организации промолчал. Смотрящий за финансами жестом показал, что его речь закончена, и слово взял Смотрящий за безопасностью синдиката:

– Профессионалы высокого уровня действительно уходят к конкурентам в надежде стать миллионерами на заказе Ица-Уэргов. Но Мезтеки предпринимают беспрецедентные меры безопасности. Доходит до того, что охрана секретных объектов открывает огонь по любому, кто оказывается в области досягаемости их оружия, не разбираясь, кто это был. Потери среди ликвидаторов уже превысили средний показатель, а ведь охота только началась. Рано или поздно кто-нибудь выполнит заказ, но не факт, что это окажется выгодным именно для нас! Нам придётся тратить значительные средства не только на организацию как минимум нескольких попыток ликвидации, но и на противодействие конкурентам. Конкуренция за заказ растет, и этот рост будет увеличиваться, если Ица-Уэрги начнут повышать ставки. Удержать в тайне наше участие в охоте будет непросто. При этом не меньше половины основных наших баз находятся достаточно близко к пространству Мезтеков. В случае утечки информации мы рискуем спровоцировать их атаку. Имеет ли смысл так рисковать, учитывая, что у нас есть претендент, продажа которого покроет все понесённые убытки? Предлагаю не вмешиваться в охоту за претендентами в нашем спиральном рукаве и ждать ответа Чиалори. А если его не будет, то продолжать подготовку к ликвидации претендента Цетеков самостоятельно. Чем меньше посвящённых, тем лучше.

Смотрящий за безопасностью тоже бросил на владельца синдиката ожидающий взгляд, но тот лишь кивнул в знак того, что услышал мнение своего соратника. Тот жестом показал, что закончил, и несколько секунд собрание молча размышляло.

Старший Брат исподволь разглядывал лица своих ближайших сподвижников. Высказаться придётся каждому, таковы правила криминального синдиката. Их слова пропускаются через детектор лжи, но это ничего не значит. Все они присутствуют на совещании посредством видеосвязи. Можно не сомневаться, что их каналы связи совмещены с соответствующей аппаратурой, вводящей детектор лжи в заблуждение так, как выгодно говорящему. Но определённые выводы Старший Брат сумеет сделать даже в этих условиях. Двадцать два года руководства синдикатом наёмных убийц – это опыт, позволяющий конкурировать с кем угодно и чем угодно.

Сейчас необходимо понять, на что настроены Младшие Братья. Синдикат продал Чиалори претендента и заработал большие деньги. Эти деньги в совокупности с казной синдиката позволяют нести немалые расходы, связанные с неудачными поисками ныне покойного Сла-В-Ика и участием в предстоящей охоте на Величайших Гиля и Карину. Но навечно их не хватит. Если провалы будут следовать один за другим, деньги станут таять. Это неизбежно. Свою инфраструктуру и ликвидаторов необходимо обеспечивать работой либо зарплатой. Иначе они уйдут к конкурентам, и синдикат станет беззубым и бесполезным.

Но в разгар императорской гонки серьёзных заказов мало. Все заняты войной или подготовкой к ней, передел собственности быстро сходит на нет, ибо все опасаются ответственности. Ведь новый Император, взойдя на престол, начнёт устанавливать свои порядки, и каждый из претендентов уже заявил, что не оставит от преступности камня на камне. В этой атмосфере заказы на убийства поступают в основном от мелких клиентов. Этим столь крупную структуру не прокормить, поэтому финансовые запасы будут уменьшаться. И ещё быстрее они станут уменьшаться в случае неудачной охоты на претендентов. Но охота на претендентов сейчас единственное перспективное занятие, потенциально сулящее сверхприбыли.

Иными словами, перед синдикатом стоит непростой выбор: идти на огромные расходы в надежде на успешную охоту или дистанцироваться от неё и сохранить деньги, но потерять профессионалов высокого класса. И, как следствие, утратить конкурентоспособность на рынке. Третий путь – удерживать лучших ликвидаторов большими выплатами. Но все три варианта приводят к истощению финансовых запасов. Да, продажа Величайшей Стеллы перекроет все расходы. Но если синдикат не выиграет охоту и не получит плату за убийство претендента Мезтеков, итоговый баланс вряд ли будет намного больше тех денег, которые имеются у синдиката сейчас. С такими средствами синдикат богат, могуч и грозен, но это сегодня. Как изменится криминальный мир в эру нового Императора, можно только гадать.

Понимают ли Младшие Братья, что наиболее выгодный вариант – это тихо и незаметно позволить синдикату умереть, при этом максимально избежав траты уже имеющихся средств и продав Величайшую Стеллу кому-либо? И начинать всё это нужно уже сейчас, пока инфраструктуру синдиката, разбросанную по необитаемым захолустьям Империи, ещё можно выгодно продать. Когда за криминальными солнечными системами начнёт охоту Экстервит и имперские вооруженные силы, цены рухнут. Поэтому к моменту воцарения на престоле нового Императора разумнее всего быть от Империи бесконечно далеко, где-нибудь в пространстве Хаоса, с огромными деньгами на счетах.

Но проблема в том, что распродажа инфраструктуры есть дело небыстрое, а делить казну синдиката на всех Смотрящих неразумно. Суммарно их пятеро: аналитик, боевик, разведчик, финансист и безопасник. Плюс сам Старший Брат. Если разделить всё честно, то каждый станет всего лишь миллионером средней руки. Тридцать лет жизни, отданные синдикату, Старший Брат оценивает гораздо дороже. Если уж уходить на покой, то только с такими деньгами, которые позволят обеспечить себе надёжную и роскошную новую жизнь мультимиллионера где-нибудь на собственном острове или его космическом аналоге, без оглядки на экономию и прочие финансовые ограничения. Если продать Величайшую Стеллу, совокупной казны синдиката хватит на одну подобную сумму. Если продать всё имущество синдиката вплоть до последнего космического катера, то денег, вероятно, хватит двоим или троим.

Но делать такое предложение своим Смотрящим Старший Брат не станет. Осознаю́т ли они перспективы синдиката при новом Императоре – это ещё вопрос. А вот что точно не вызывает вопросов, так это всплеск интриг, последующий за таким предложением. Менее умные посчитают это демонстрацией откровенной слабости Старшего Брата и попытаются занять его место. Более умные пойдут ва-банк в попытке поддержать инициативу Старшего Брата, чтобы позже избавиться от всех и оставить себе всё. Ни умирать, ни отдавать им свои деньги Старший Брат не собирался. Поэтому он и собрал это совещание. Чтобы понять, насколько сейчас опасен каждый из Смотрящих. Лучшим способом избавиться от них будет столкнуть их друг с другом, и предстоит решить, с кого начать.

– Мои люди сообщают о возросшей активности разведок Диких кланов, ведущих войну с Империей, – заговорил Смотрящий за информационным крылом синдиката. – Кланы Хаоса предлагают неплохие деньги за разведывательные данные: подробные военные карты, текущая дислокация боевых флотов Империи, реальный количественный состав, места нахождения тыловых и ремонтных баз и так далее. В соседнем спиральном рукаве, по которому проходит граница с Хаосом, это прибыльный бизнес среди криминальных структур с соответствующими возможностями. Мы можем к нему присоединиться. Недавно появились непроверенные данные о том, что сразу несколько кланов интересуются подобной информацией, относящейся к нашему спиральному рукаву. Можно поработать на них. Это облегчит нам финансирование охоты на Величайшего Гиля.

– Интересное предложение, – оценил Старший Брат. – Быть может, нам имеет смысл бросить на это все силы? Взятки коррумпированным военным потребуют гораздо меньше средств, чем организация ликвидации претендента.

– Отказываться от охоты на претендента нельзя, – разведчик произнёс это так, будто ожидал от Старшего Брата возражений. – Иначе мы останемся без профессионалов. Ликвидаторы высокого уровня сейчас пользуются спросом у конкурентов, их услуги хорошо авансируются. Нет смысла просто платить им большие зарплаты за бездействие. Пусть делают своё дело. Да, обеспечение ликвидации обойдётся в немалую сумму, но мы можем минимизировать потери, приняв аванс Ица-Уэргов и поставляя Хаосу разведданные. Остальное с лихвой окупит продажа Величайшей Стеллы.

– Ты считаешь, что нам необходимо сосредоточиться на Мезтеках?

– Лучше на них, – в голосе Смотрящего за информационным крылом не было энтузиазма. – Цетеки от нас далеко, работать в их пространстве сложнее. Данные для подготовки операции придётся собирать моим людям, и я знаю, о чём говорю. Мезтеки близко, это потенциальная угроза, но сейчас в их пространстве работают даже не десятки – сотни охотников разного уровня. За всеми Мезтеки не угонятся. Мы можем передавать Мезтекам данные на конкурентов так же, как они на нас. Мне это даже проще, в своём спиральном рукаве у нас работа налажена. До воцарения на престоле нового Императора мы в выигрышном положении.

– Что скажешь? – Старший Брат перевёл взгляд на Смотрящего за боевым крылом.

– Цель выбирайте сами, – ответил тот, глядя на владельца синдиката слишком внимательно. Внимательнее, чем требует тема разговора. – Это задача разведки и аналитиков. Мои люди отработают в любом пространстве, они профессионалы, лучшие в этом спиральном рукаве. Если наш синдикат собирается существовать и дальше, то этих профессионалов необходимо сохранить. Нельзя сейчас потерять лучших ликвидаторов. Вернуть их потом будет сложно. Кто-то побоится мести и станет от нас скрываться. Кто-то погибнет во время охоты, потому что работал с чужаками, а со своими мог бы сработать гораздо эффективней. Кроме того, если кто-то из наших бывших спецов ликвидирует претендента, работая на конкурентов, мы потеряем не только репутацию, но и деньги! У нас есть претендент, это гарантированная финансовая подушка безопасности, чего мы боимся?! Деньги надо зарабатывать сейчас! После того как на трон усядется новый уродец, наш бизнес может сильно усложниться!

Следящий за боевым крылом на мгновение умолк, словно ожидал услышать ответ Старшего Брата, после чего жестом сообщил, что всё сказал. Владелец синдиката вопросительно посмотрел на последнего Младшего Брата. Смотрящий аналитической команды несколько секунд молча глядел ему в глаза, словно собираясь с мыслями, после чего произнёс:

– Мы потеряли много людей, сил и средств, ошибочно разыскивая последнего претендента в пространстве Ичтеков. Но, если бы мы не ошиблись, потери были бы ещё бо́льшими. В борьбе за него схлестнулись Малый Доминион Пэчуа и пространство Кетцали. Все, кто попал меж этих жерновов, из пространства Кетцали не вернулись. Сейчас мы пытаемся влезть в ещё больший риск: заняться охотой на претендентов Великих Доминионов. Малейшая ошибка – и нас разотрут в космическую пыль. При этом у нас есть деньги, полученные за претендента от Чиалори, и будет ещё столько же, когда мы продадим Величайшую Стеллу.

Он тоже сделал паузу, словно ожидая от Старшего Брата некой реакции, но владелец синдиката молча ждал продолжения. Никто из остальных Смотрящих не произнёс ни слова, и аналитик продолжил:

– Я обобщил информацию, собранную нашими людьми относительно того, что произошло на Ильчальтун. Официально было объявлено, что ловчие скрывались там в заповеднике больше двух месяцев под видом туристов, замаскировав последнего претендента под бракованного андроида. Этому была предоставлена масса доказательств: сотни часов видео из заповедника, сделанного дронами тамошних биологов. За день до того, когда на Ильчальтун должен был прибыть герцог Тототль, какие-то охотники за головами вычислили ловчих и атаковали их убежище посреди заповедника. Ловчие поняли, что им конец, и попытались связаться с Тототлем в надежде, что известный своей репутацией Регент спасёт их. Тототль действительно бросил туда своих солдат, и они даже успели прибыть к месту событий до гибели последнего претендента. Но охотники за головами, выследившие его, оказались боевиками пиратской эскадры.

Аналитик сделал красноречивую паузу, подчеркивая, что считает это странным, и продолжил излагать:

– И чуть ли не вся эта эскадра явилась в заповедник за последним претендентом. Десантники Тототля оказались в меньшинстве. Они храбро сражались, но погибли все до единого. К месту боя запоздало бросились войска Кетцали, но было уже поздно. Последний претендент, ловчие и десантники Пэчуа стали жертвами пиратов. Кетцали, пылая праведным гневом, уничтожили пиратов поголовно, но это ничего не изменило. От последнего претендента осталось лишь пол-литра крови, какие-то ошмётки биоматериала и куски расплавленного скафандра. Момент, когда его буквально испарило прямым попаданием чего-то тяжёлого, попал в поле зрения телеметрии одного из десантников Пэчуа, труп которого удалось подобрать на месте событий в более-менее целом состоянии.

Смотрящий аналитической команды вновь ненадолго умолк, но сразу же закончил:

– Кетцали узнали о претенденте только после того, как обратились к Тототлю за разъяснениями, почему его десантники вели бой в заповеднике, не запросив у них помощи. Стар-полковник Янай, командующая эскадрой его эскорта, сообщила, что время шло на секунды, некогда было вызвать помощь. И её десантники не ожидали столкнуться в заповеднике с целой армией. В общем, с тех пор Кетцали и Пэчуа соперничают за награду за труп последнего претендента. Так как все пираты были уничтожены, а смерть последнего претендента была зафиксирована телеметрией погибшего десантника Пэчуа, змеи считают, что награда принадлежит им.

Кетцали считают награду своей, потому что все десантники Пэчуа, участвовавшие в том бою, погибли и, следовательно, не предоставили труп претендента. Зато сами Кетцали обнаружили и продемонстрировали всем то, что от него осталось. А условием выплаты награды является доказательство смерти претендента.

Посредники Великих Доминионов, в свою очередь, отказываются платить вообще, заявляя, что награда была обещана именно за труп последнего претендента. А несколько частиц биоматериала не могут считаться трупом даже несмотря на вполне убедительные доказательства его смерти. В общем, все склоняются к мысли, что денег никто не получит.

Аналитик вновь посмотрел в глаза Старшему Брату:

– Но дело не в этом. Более интересны два факта. Первый: герцогу Тототлю, когда он отправлял своих десантников спасать ловчих и последнего претендента, ничто не мешало попросить помощи у Кетцали. Хотя бы в те секунды, когда его десантники летели от эскадры до заповедника. Но командующая его эскадрой запросила помощь только после того, как поняла, что её солдаты мертвы. При этом она с самого начала могла послать туда вдесятеро больше солдат, однако послала столько, сколько послала. Кроме того, охраняющая Тототля эскадра является частью сил специального назначения Малого Доминиона Пэчуа. Это одна из наиболее боеспособных их эскадр, а сама стар-полковник Янай не так давно была любовницей Владыки Юкойя. Довольно неоднозначный выбор эскорта для всего лишь Регента, которых у Пэчуа полсотни.

Второй факт: со стороны Кетцали спасательной операцией руководил генерал Кукури. Это командующий силами специальных операций вооружённых сил объединённого пространства Кетцали. Странно, что силы специальных операций несут охрану заповедника, пусть даже очень дорогостоящего. Сами Кетцали заявляют, что генералу было поручено оказывать всяческое содействие эскорту герцога Тототля, вот его бойцы и оказались там первыми.

Смотрящий ещё раз умолк, после чего подытожил:

– Мы изучили все доказательства и составили математические модели разных вариантов. Не буду утомлять подробностями, оглашу лишь конечный вывод, к которому я пришёл: никаких пиратов не было. Пэчуа и Кетцали устроили драку за последнего претендента. Пэчуа проиграли. Кетцали уничтожили претендента и скорее всего негласно получили за это деньги. И теперь устраивают спектакль, чтобы никто не понял, чьи это были пираты на самом деле.

Теперь главное! Пэчуа не планировали убивать претендента. Иначе Кетцали просто не успели бы ничего предпринять – Пэчуа оказались у ловчих первыми. Один выстрел при работающей телеметрии – и вся Империя видит труп последнего претендента. Но Пэчуа этого не сделали. Потому что претендент был нужен им живым. Я убежден, что Тототль в тот день пытался добыть претендента для Малого Доминиона Пэчуа. Кетцали просто об этом не знали. Пэчуа не стали посвящать в свои планы никого, потому что, согласно закону усопшего Ксиухкоатля, никто кроме Большой Тройки и Императорского Доминиона не имеет права претендовать на престол. Пространство Пэчуа невелико, и получить войну сразу со всеми Великими Доминионами они не хотят. Но это не мешало им строить планы по возведению на трон собственного Императора. Я уверен – мы можем продать Величайшую Стеллу Малому Доминиону Пэчуа. Они её купят. Синдикату не нужно участвовать в охоте. Мы заработаем свои деньги иначе, без необходимости нести крупные траты в преддверии восхождения на престол нового Императора.

Аналитик жестом показал, что закончил, но его взгляд по-прежнему был направлен на Старшего Брата. Владелец синдиката наёмных убийц молча кивнул в знак того, что удовлетворён услышанным, и задумался, демонстрируя подготовку к собственному слову.

Итак, заговор против него организован, это не вызывает сомнений. Каждый из них понимает, что после дня Мишкоатли у синдиката настанут тяжёлые времена. Каждый из них намекнул на это в своём выступлении. Но никто из них не предложил распустить или продать синдикат. Хотят услышать это предложение от него, чтобы не быть обвинёнными в предательстве или малодушии. Их невербальный посыл ясен: продать Величайшую Стеллу Пэчуа, после чего распустить синдикат, обналичить всё его имущество и поделить эти деньги между всеми.

Но эта перспектива не прельщает Старшего Брата. С таким же успехом он мог бы просто заявить, что отходит от дел, назначить преемника и уйти на покой – деньги были бы приблизительно те же. Нет, его непростая жизнь была прожита не ради столь непритязательного финала. Значит, действовать необходимо быстро. Что ж, это не застало его врасплох, он заранее готовился к подобному варианту.

– Я выслушал ваши мнения, Братья, – задумчиво произнёс владелец синдиката. – И пришёл к выводу, что после воцарения на престоле нового Императора наш бизнес рискует рухнуть. Охота на претендентов потенциально может принести большие деньги, но успех нам не гарантирован в отличие от неизбежных сопутствующих расходов. Удерживать высококлассных ликвидаторов высокими зарплатами тоже не выход – это поглотит немалые средства, которые мы могли бы использовать с большей эффективностью. Поэтому я решил распустить синдикат сразу после того, как Пэчуа купят у нас эту уродливую Величайшую Стеллу. Мы обналичим всё имущество синдиката, разделим между собой и вернёмся в пространство Хаоса обеспеченными людьми. Если же моё решение вас не устраивает, я назначу преемника и уйду на покой. Моё условие – сто миллионов Иче. Высказывайтесь, Братья!

Владелец синдиката окинул присутствующих суровым взглядом. Первым заговорил Смотрящий за боевым крылом:

– Я за роспуск! Пора пожить в своё удовольствие.

Следом за ним откликнулся Смотрящий за безопасностью:

– Я согласен с Братом. В нашем бизнесе нужно уметь вовремя поставить точку.

– Я за роспуск! – присоединился к ним финансист. – Жадность губит. У нас достаточно денег, чтобы закончить всё, не дожидаясь запуска Экстервита.

За финансистом вариант с роспуском одобрил разведчик, и слово перешло к аналитику. Аналитик секунд пять смотрел в глаза Старшему Брату, словно пытаясь увидеть его мысли, но лицо владельца синдиката было непроницаемо, и аналитик остался ни с чем. Он озвучил своё согласие с роспуском синдиката, и слово вновь перешло к Старшему Брату:

– Чем ближе день Мишкоатли, тем дешевле будут стоить наши активы, поэтому организовать их распродажу необходимо как можно раньше. Начинайте распускать своих людей и готовьте к реализации имущество ваших департаментов. Действуйте максимально скрытно, в наших интересах избежать огласки. Я займусь продажей Величайшей Стеллы.

Владелец синдиката объявил собрание закрытым, и видеосферы дальней связи одна за другой погасли, сообщая об отключении абонентов. Секунду Старший Брат смотрел на опустевший переговорный стол, вспоминая, при каких обстоятельствах он заполучил себе того или иного Младшего Брата, после чего коснулся светосенсора своего рабочего пространства. Вокруг его роскошного кресла вспыхнуло множество экранов, и владелец синдиката вывел на один из них систему биомониторинга. Он приказал системе показать состояние Младших Братьев, и светящиеся в воздухе экраны продемонстрировали пять портретных изображений, выводя под ними данные о состоянии здоровья каждого.

– Заходите! – произнёс Старший Брат в пустоту, повышая голос.

Дальняя стена неожиданно разошлась, открывая доступ в секретное помещение, и оттуда появились двое Чунта. Система биомониторинга зажгла две пиктограммы, сообщая о приближении Правой Руки Следящего за безопасностью и Левой Руки Следящего за боевым крылом.

– Вы всё слышали? – сурово осведомился владелец синдиката.

– Да, Старший Брат! – подтвердил один из вошедших.

– Младшие Братья предали синдикат, – угрюмо изрёк Старший Брат. – Ради собственной алчности они без сомнений готовы не только разрушить нашу организацию, но и оставить без хлеба своих людей. Тех, кто им доверял.

Владелец синдиката стал ещё более угрюмым и несколько секунд мрачно молчал.

– Синдикату нужны новые Младшие Братья. – Он вперил в стоящих перед ним мрачный взгляд: – Докажите, что на этот раз я не ошибся в выборе!

– Ты не ошибся, Старший Брат! – зловеще заявил Правая Рука и вызвал личный светосенсорный интерфейс.

Он поочередно коснулся нескольких пиктограмм, и система биомониторинга вспыхнула тревожной индикацией, сообщая о гибели Смотрящих. Полсекунды спустя перед владельцем синдиката возникло изображение дежурного по узлу связи.

– Экстренное сообщение! – испуганным голосом доложил он. – Система контроля безопасности секретных каналов связи сообщает о физическом разрушении приёмной аппаратуры космических станций Следящих! Все пять станций одновременно подверглись атаке!

– Объявить тревогу по всему синдикату! – приказал Старший Брат. – Всем станциям и кораблям перейти в боевую готовность и ждать моего личного приказа! Боевым эскадрам прибыть сюда!

– Будет исполнено, Старший Брат! – Дежурный торопливо коснулся пары пиктограмм, пересылая приказ всем, и поспешно уточнил: – Отозвать корабль с претендентом? Или направить к ближайшей нашей эскадре?

– Корабль с претендентом?! – настороженно замер владелец синдиката.

– Согласно вашему приказу претендент была перемещена на корабль, – сообщил дежурный. – В настоящее время корабль под полями преломления двигается к…

– Остановить!!! – рявкнул Старший Брат. – Ждать моего прибытия! Подать мой крейсер! – Он одним движением разорвал связь, выпрыгнул из кресла и обернулся к ничего не понимающим Рукам: – Покинуть станцию! Быстро!

В следующую секунду станция дрогнула, и всё вокруг захлестнуло термоядерным огнём. Посреди ледяной черноты космоса ослепительно вспыхнуло маленькое солнце, пожирая разлетающиеся во все стороны обломки, и в совещательном зале законспирированной космической станции, расположенной в соседней солнечной системе, бортовой Искусственный Интеллект приглушил яркость видеосферы. Сидящие вокруг неё четверо Чунта в дорогих одеждах секунду смотрели на затухающую термоядерную реакцию, оставляющую после себя груду оплавленного металлического месива, потом один из них посмотрел на своего визави.

– Ты был прав, – без видимых эмоций сказал Следящий за безопасностью. – Он заранее планировал избавиться от нас.

– Я хорошо помню, как он спас мне жизнь, – вместо ответа произнёс аналитик, всё ещё глядя на остатки космической станции Старшего Брата. – Выкупил у конкурентов контракт на мою ликвидацию. И убил заказчика. Я поклялся жизнью служить ему.

– Каждый из нас поклялся ему жизнью, – изрёк разведчик без каких-либо интонаций. Он на мгновение умолк. – Но наши жизни стали ему не нужны.

– Он избавил нас от клятв, когда решил предать, – негромко заявил финансист и обернулся к горящей неподалёку отдельной видеосфере системы дальней связи: – Мы сделали своё дело, Брат. Твой ход.

– Претендент у меня, – изображение Смотрящего за боевым крылом рябило помехами, реагируя на активность РЭБ-систем абонента. – Десять секунд до прыжка. Через два часа я буду в составе своей эскадры.

– Для получения средств всё готово, – заверил его финансист. – Мои люди ждут приказа обработать транш. Мне нужно ровно две секунды. После этого отследить маршрут движения средств будет невозможно.

– Я выйду на связь через двести две минуты, – произнёс Смотрящий за боевым крылом, и изображение собеседников на его видеосфере сменилось безликой пустотой гиперпространства.

Корабль ушёл в прыжок, и в ближайшие два часа у него есть возможность ещё раз обдумать детали предстоящей сделки. Ему предстоит выполнить самую сложную её часть: исключить у Пэчуа соблазн отобрать претендента силой, не заплатив. Но сначала стоит убедиться, что психологу удалось успокоить истерику уродливой Величайшей, возникшую из-за внезапного похищения. Главный боевик синдиката коснулся светосенсора, переключая канал связи с внешнего на внутренний, и подключился к системам наблюдения за претендентом.

– Что произошло?! – Величайшая Стелла нервно переводила взгляд с отключившихся обзорных экранов на психолога и обратно. – Меня хотели убить? Станция взорвалась! Поэтому мы бежали оттуда, окружённые вооружёнными до зубов головорезами?!! Ты же говорил, что станция абсолютно безопасна!

– Никакой угрозы нет! – немедленно нашёлся психолог, явно не ожидавший взрыва. – Мы замели следы, чтобы никто не смог отследить нас! Ты в полной безопасности! Более того, скоро твоё затворничество закончится. Мы нашли покупателя! Поэтому пришлось торопиться, это его требование!

– Не слышала, чтобы какой-то из Великих Доминионов потерял своего Величайшего! – в голосе Стеллы зазвучали истеричные нотки: – Продал меня, как запасного претендента?!! Как ты посмел! Ты же обещал, что мы дождёмся гибели кого-то из этих идиотов! Обманул меня?!! Я прикажу посадить тебя пожизненно!

– Как ты могла такое подумать?!! – К удивлению Младшего Брата, психолог немедленно завёл собственную истерику. – Да я всё делаю ради тебя! Могла бы хоть «спасибо» сказать! Ты даже не представляешь, на какой риск пришлось пойти, чтобы отыскать покупателя! Это чуть не стоило мне жизни! Императорская гонка проходит по колено в крови, тебе это прекрасно известно!

– Да хоть по горло! – взвизгнула Величайшая. – Это не мои проблемы! Я должна стать Императрицей! А ты продал меня, как запасную?!! Подлец!!!

– Я бы никогда так не поступил! – возмущённо верещал на неё психолог. – Я забочусь о тебе, как о самом себе, могла бы уже заметить! Я обещал, что ты будешь основным претендентом, и ты ею будешь!

– Да ладно! – нервозно воскликнула Величайшая Стелла. – И кто же из этих идиотов подох?! Когда это произошло?! В какой Великий Доминион мы летим?!

– Я не имею права раскрывать принадлежность покупателя до сделки! – с вызовом заявил Пси. – Это одно из требований приобретателя! Они не объясняли, чем это вызвано! А я не стал настаивать! Я не хочу осложнять сделку! Моя задача – облегчить тебе путь к трону, а не наоборот! Я для тебя из кожи вон лезу, а ты меня совсем не ценишь! Станешь Императрицей – пяти минут не пройдёт, как забудешь моё имя!

Он с возмущённой обидой отвернулся от претендента, уселся к ней спиной и удручённо замолчал, обхватив голову руками.

– Потому что не запоминаю неудачников! – голос Величайшей вновь сорвался на визг. – Из кожи вон он ради меня лезет! Ради денег ты лезешь! Прекрасно понимаю!

– Если бы меня интересовали только деньги, – обиженно пробубнил психолог, не меняя позы, – то я бы продал тебя покупателю вместе со станцией дистанционно! И вообще бы не возился с твоими потребностями! Отправил бы к тебе какого-нибудь заштатного психолога, пусть расхлёбывает, как хочет! Денег так вышло бы даже больше! Но я стремлюсь сделать всё возможное и даже невозможное ради тебя, потому что ты уникальна! А ты… – он задохнулся от обиды. – Ты несправедлива ко мне.

– Потому что не заслужил! – возопила Величайшая Стелла. – Сначала научись обращаться с уникальной личностью подобающим образом! Потом будешь претендовать на справедливость!

Уродливая мутировавшая самка гибрида непонятно чего с непонятно чем продолжала орать на съёжившегося психолога, и Смотрящий за боевым крылом с ещё большим удивлением наблюдал за данными её биомониторинга. Психика претендентки испытывала удовлетворение от происходящего, показатели её энцефалограмм быстро приближались к зоне комфорта. Теперь ясно, почему Старший Брат планировал продать претендентку покупателю вместе с психологом. Из соображений элементарного милосердия по отношению к покупателям. Главный боевик синдиката наёмных убийц усмехнулся. Империю ожидают тяжёлые времена. А если на трон усядется это обрюзгшее тупое животное, то общее решение Смотрящих распустить синдикат и уйти на покой с деньгами в расцвете сил ещё мудрее, чем кажется. Он выключил трансляцию и занялся подготовкой предстоящей сделки.

В последующие дни Смотрящий сделал всё, чтобы не дать покупателям ни малейшей возможности для обмана. Как только его крейсер вышел в реальный космос в условленном месте, он был встречен боевой эскадрой синдиката. Объединившись со своими людьми, Смотрящий немедленно увёл эскадру в следующий прыжок, запутывая следы. Серия коротких разнонаправленных гиперпереходов продолжалась трое суток и завершилась в некоей точке мёртвого космоса, расположенной в десятке световых лет от ближайшей солнечной системы, на окраине необитаемого имперского сектора. Главный боевик перегруппировал эскадру в боевые порядки, заранее подготовив свои силы к сражению в полном окружении, после чего эскадра укрылась полями преломления и на малом ходу двинулась в глубь мёртвого космоса.

Спустя неделю непрекращающегося передвижения по лишённой чего бы то ни было космической пустоте системы засекреченной связи приняли условный сигнал от второй эскадры синдиката. Три месяца назад, в день смерти Императора Ксиухкоатля, у синдиката было три боевые эскадры. Но в ходе охоты за порталами Ловчей Сети, обернувшейся столкновениями с полицией, Пятисотым флотом Империи и боевыми силами Великого Доминиона Цетеки, войска синдиката понесли серьёзные потери. Которые возросли ещё более во время ошибочных поисков последнего претендента в пространстве Ичтеков. Оставшиеся боевые корабли были перегруппированы в две эскадры, и Смотрящий за боевым крылом задействовал в обеспечении предстоящей сделки всё, вплоть до единого боевого вымпела.

Но даже это не давало гарантий. Технологическое превосходство Пэчуа давало им сильное преимущество уже только само по себе, не говоря о численности. Даже у небольшого Малого Доминиона на порядок больше кораблей, чем в распоряжении Младшего Брата. Синдикат наёмных убийц – это не частная военная компания наёмников, вкладывающая основные средства в боевые эскадры. У наёмных убийц иной профиль и иные приоритетные расходы. Поэтому Младший Брат отправил вторую эскадру на первичную встречу с покупателями, снабдив её доказательствами подлинности Величайшей Стеллы, но являться туда лично с товаром в руках не торопился.

К моменту прибытия Смотрящего к месту сделки представители Пэчуа были уже там. Участок мёртвого космоса кишел истребителями змей, и эскадрильи их штурмовых фрегатов патрулировали пространство вокруг основных сил своей эскадры. Имперская система опознавания вывела перед Младшим Братом свежие данные, и Смотрящий удовлетворённо прищурился. Перед ним эскадра эскорта герцога Тототля. А вот и его личная яхта, в самом центре боевых порядков. Наверняка накрыта десятками защитных полей внахлёст, и наверняка самого бравого Регента там нет. Сейчас он находится на борту флагманского корабля, так безопасней.

На связь с Младшим Братом вышел капитан второй эскадры синдиката и доложил, что всё готово к сделке. Смотрящий приказал своей эскадре свернуть поля преломления и перевёл взгляд на обзорные экраны. Его корабли проявились посреди космической пустоты, но роящиеся повсюду истребители Пэчуа никак не отреагировали на их появление. Значит, змеи смогли заранее засечь приближающуюся эскадру. Но это ничего не меняет. Их технологии лучше, но крейсер Младшего Брата подготовлен к мгновенному подрыву, и помешать этому Пэчуа не смогут. Смотрящий подключился к каналу связи, установленному капитаном первой эскадры с флагманом покупателей, и увидел изображение стар-полковника Янай.

– Я должен ещё раз предупредить наших уважаемых клиентов, – предельно корректно произнёс Младший Брат, – что в случае возникновения агрессии корабль с товаром будет немедленно взорван. Прошу не считать данное предупреждение проявлением недоверия или оскорблением. Таковы реалии нашего бизнеса. Если наших уважаемых клиентов устраивают наши условия, я буду рад видеть представителей покупателя на борту своего корабля.

– Мы ознакомились с требованиями продавца, – прошипела стар-полковник. – Как было сказано ранее, они нас устраивают. Корабль с экспертами начал движение в вашу сторону, – ответила стар-полковник. – Прошу предоставить коридор для беспрепятственного сближения.

Младший Брат подтвердил готовность к сотрудничеству и отдал приказ своим людям обеспечить стыковку. Пока крейсер Пэчуа двигался к крейсеру Смотрящего мимо расступающихся боевых кораблей синдиката, он вывел рядом с собой трансляцию из кают-компании, переоборудованной для проведения сделки. Величайшая Стелла была уже там, облачённая в свои дикарские одежды. За сутки до прибытия сюда выяснилось, что тряпьё со своей планеты ей мало, поэтому ей пришлось провести почти полдня в корабельном лазарете, на процедурах коррекции фигуры. Это позволило впихнуть её в дикарский наряд, но многочисленные уродства гибридного организма от этого меньше не стали, и покупателям должно хватить одного взгляда, чтобы убедиться в подлинности товара.

В данную минуту Величайшая Стелла с торжественным видом восседала в правительственном кресле, установленном посреди кают-компании, и вполголоса гнобила стоящего рядом психолога за то, что это помещение недостаточно подготовлено для проведения сделки такого уровня. Младший Брат скрыл брезгливую усмешку и вернулся к обзорным экранам. Крейсер Пэчуа осуществил стыковку, и на борт его корабля проследовала пятёрка экспертов в сопровождении десятка змеиных десантников. Ожидающий их прибытия капитан крейсера лично повёл всех в кают-компанию, но Младший Брат не сдвинулся с места.

Он будет наблюдать за сделкой отсюда, с капитанского мостика. На случай опасности за его спиной развернут телепорт, ведущий на борт наиболее удалённого крейсера первой эскадры. Смотрящий успеет покинуть этот корабль, взорвать его вместе с товаром и вероломными покупателями и совершить гиперпрыжок. Не то чтобы он не доверял сегодняшней сделке, но Пэчуа привлекли к ней слишком много живых особей. Для покупателя, настаивающего на параноидальных мерах конспирации, список которых капитан первой эскадры согласовывал почти сутки, довольно странно прислать сюда столько своих соплеменников вместо андроидов.

Тем временем покупатели вошли в кают-компанию, и глаза Величайшей Стеллы заметно расширились от страха. Младший Брат невольно усмехнулся. Будущая Императрица испугалась своих верных подданных? На секунду ему даже стало интересно, окажется ли потом во всём виноватым психолог. Впрочем, и так ясно, что окажется. Смотрящий перевёл взгляд на капитана крейсера и коротко приказал:

– Начинайте.

Капитан принял приказ по закрытой линии связи и торжественно объявил:

– Мы счастливы представить покупателям Величайшую Стеллу, претендента на престол Вечной Империи Тихуакан! Эксперты приобретающей стороны могут убедиться в подлинности Величайшей!

Специалисты Пэчуа подползли к трону претендентки, окружая её со всех сторон, и Величайшая Стелла сжалась, бледнея от страха ещё сильней. Вблизи Пэчуа казались ей ещё более жуткими, и Младший Брат заметил, как дрожат пальцы на её руке, протянутой по просьбе змеиного эксперта для забора крови на анализ ДНК. Стоящий рядом с претенденткой психолог хранил молчание, но в его глазах Смотрящий без труда заметил глубокую тоску. Бедняга понимал, что, сложись для него всё более благоприятно, сейчас его мучения с уродливой истеричной мутанткой были бы закончены. Но он уже в курсе, что переходит на службу к покупателям в принудительном порядке, и выбора у него нет. Впрочем, у него есть хорошие шансы сколотить на этой работе приличное состояние. После того как Пэчуа поймут, что за дерьмо им досталось, он вполне может потребовать увеличения оплаты своих услуг в несколько раз. Не исключено, что они согласятся.

Группа экспертов Пэчуа закончила свои манипуляции, и возглавляющий их специалист возвестил, глядя на вспыхивающие в воздухе результаты тестов:

– Подлинность претендента подтверждена! – Он одновременно обращался к изображениям Младшего Брата и стар-полковника Янай, выведенным на видеосферы кают-компании. – Анализ ДНК оценил аутентичность объекта в сто процентов!

– Мы подтверждаем сделку, – немедленно отреагировала стар-полковник, бросая короткий взгляд куда-то в сторону: – Проводите оплату!

Несколько секунд все напряжённо ожидали результата, и в кают-компании висела крайне беспокойная тишина. Перепуганная претендентка пыталась сохранять лицо, что давалось ей с заметным трудом, взгляд психолога тревожно скользил по десантникам Пэчуа, ожидая кровавой развязки.

Секретный канал связи Младшего Брата со Смотрящим за финансами ожил, и главный боевик синдиката услышал тихий шёпот:

– Деньги получены.

Младший Брат перевёл взгляд на стар-полковника Янай и произнёс:

– Деньги получены. Вы можете забрать претендента. Мы были рады сотрудничать со столь солидным клиентом, неукоснительно соблюдающим взятые на себя обязательства. К нашему глубокому сожалению, покупатель пожелал сохранить своё инкогнито, и мы так и не узнали, с кем провели сделку. Это печально, ведь честный партнёр – редкость в наше непростое время.

Стар-полковник Янай кивнула в знак того, что понимает и приветствует смысл прозвучавшей фразы, и коротко прошипела что-то своим экспертам. Их лидер отдал неслышный приказ, и десантники Пэчуа мгновенно окружили правительственное кресло претендентки, заставив её сжаться в комок от испуга.

– Величайшая Стелла! – торжественно прошипел эксперт. – Спешу заверить, что вы в полной безопасности! Через несколько минут вас доставят на борт флагманского линкора нашей эскадры, где вы получите исчерпывающие объяснения! Прошу вас сохранять спокойствие и не покидать кресла! Мы обо всём позаботимся!

Эксперты Пэчуа перехватили управление креслом претендента, даже не потребовав у капитана крейсера соответствующего доступа, и правительственное кресло в окружении змеиных десантников поплыло к выходу из кают-компании. Психолог, тревожно озираясь, поспешил следом.

Спустя минуту крейсер Пэчуа с Величайшей Стеллой на борту отстыковался от крейсера синдиката и с опасным ускорением ушёл в сторону своей эскадры. Младший Брат до последней секунды ожидал от Пэчуа внезапной атаки, но змеи действительно выполнили все условия сделки. Настало время синдикату выполнить последнюю часть собственных обязательств. Главный боевик вышел на закрытую связь с командирами своих эскадр и отдал приказ совершить экстренный гиперпрыжок. Спустя двести секунд обе криминальные эскадры ушли в гипер, но оказалось, что не все капитаны кораблей синдиката были оповещены о предстоящем прыжке. Десятка полтора разномастных вымпелов остались на месте, и их ничего не понимающие капитаны торопливо связывались друг с другом, пытаясь разобраться, что же произошло.

Замершая перед ними эскадра Пэчуа неожиданно произвела сосредоточенный залп, срезая с оставшихся кораблей силовые поля, и на поднимающие запоздалую тревогу разрозненные корабли со всех сторон ринулись змеиные истребители.

Находящийся в гиперпространстве Младший Брат не мог видеть, как Пэчуа уничтожают оставшиеся на месте сделки корабли синдиката, но он точно знал, что там происходит. Это и была заключительная часть обязательств продавца – обеспечить покупателю надлежащую легенду. Эскадра герцога Тототля, объявившего войну пиратам, выследила и настигла пиратскую флотилию. И принесла им возмездие за страдания миллионов граждан Империи, ставших жертвами пиратских бесчинств.

Синдикат ничего не имел против обоюдовыгодного решения. Герцог Тототль получает возможность объяснить всем любопытным, что он делал на этом пустом клочке мёртвого космоса. А синдикат избавляется от людей, лояльных Старшему Брату, и андроидов, матрицы которых были выполнены под единоличное подчинение бывшему владельцу синдиката. Об истинной причине состоявшейся встречи, равно как о том, что всё это время Величайшая Стелла была жива и находилась в руках синдиката, знает лишь узкий круг посвящённых. Всем им хорошо заплатили, и они заинтересованы держать язык за зубами. Остальные не знают ничего, для них это одна из множества нелегальных сделок, осуществляющихся между синдикатом и теми или иными заказчиками. Оказывать услуги влиятельным должностным лицам имперских субъектов синдикату не в новинку.

Младший Брат перевёл капитанское кресло в полулежачее положение и удовлетворённо закрыл глаза. Он только что провёл самую выгодную и самую опасную сделку за всю свою карьеру. К тому времени, когда на имперский трон влезет очередное уродливое убожество, они с Братьями будут находиться отсюда очень и очень далеко. На проблемы Империи ему глубоко наплевать, но если бы некто поинтересовался конкретно его личным мнением, то он бы пожелал Империи, чтобы в императорской гонке одержал победу кто-либо кроме Пэчуа.

* * *

Заполненный журналистами конференц-зал взорвался приветственными возгласами, и Эмиль увидел собственного двойника, вплывающего в помещение, сидя в правительственном кресле в окружении многочисленной охраны. Сам Эмиль находился за стеной от конференц-зала, в маленьком секретном кабинете, специально выстроенном для сегодняшней операции. Рядом с ним находились только старший камердинер и тАки, облачённая в боевую броню. Остальная охрана Эмиля сопровождала двойника, но за свою безопасность можно было быть спокойным – этот кабинет есть одно сплошное защитное силовое поле, и даже в случае полного подрыва всего здания с Эмилем ничего не случится. И даже камердинер не сможет причинить ему вред, если вдруг переметнется на сторону конкурентов. Потому что камердинер живой Тек, а тАки – специально произведённый андроид. Она успеет нейтрализовать камердинера раньше, чем тот сумеет пробить силовое поле Эмиля. Всё проверено и перепроверено заранее, ибо на сегодняшний спектакль Владыка Тенок и он сам делают большие ставки.

– Вряд ли наш гость нуждается в представлении, – провозгласил Владыка Тенок под стрекот сотен кибернетических видеооператоров. – Но этикет должен быть соблюдён.

Восседающий в своём правительственном кресле Тенок поднялся, обернулся к двойнику Эмиля, выполнил ритуальный поклон и торжественно объявил:

– Претендент на престол Вечной Империи Тихуакан Величайший Эмиль! Народный Император от Великого Доминиона Цетеки!

Полторы тысячи репортёров вновь приветственно зашумели, манипулируя фланирующими под потолком кибероператорами, и Владыка продолжил:

– Согласно регламенту, сейчас будет произведён ДНК-тест подлинности претендента, дабы представители СМИ имели возможность убедиться, что Великий Доминион Цетеки по-прежнему является полноправным участником императорской гонки. Доктор, приступайте!

Владыка Тенок кивнул охране, и телохранители расступились, пропуская к двойнику немолодую женщину-Тека в медицинских одеждах с ДНК-анализатором в руках. Врач приблизилась к правительственному креслу двойника и приготовила анализатор. Двойник снял защитное поле с ближайшего к врачу подлокотника правительственного кресла и протянул руку в образовавшееся окно, оставаясь за силовой завесой.

– Доктор? – нахмурился двойник. – Я вас не знаю! Где мой лечащий врач?

– Он не может присутствовать по состоянию здоровья… – начала было женщина и вдруг резким движением воткнула анализатор в протянутую руку.

Анализатор оказался замаскированным орудием убийства, за четверть секунды он впрыснул в организм двойника пол-литра жидкой взрывчатки, и изображающий Эмиля андроид взорвался в кровавую кашу прямо внутри защитного поля. Правительственное кресло забрызгало бурой жижей андроидного кровезаместителя, и в тот же миг телохранители выстрелили в доктора чуть ли не вдесятером. Лже-врачу оторвало ступни обеих ног и кисти обеих рук, женщина с надрывным хрипом рухнула и забилась в жестоких судорогах, ёрзая в увеличивающейся луже крови.

Конференц-зал взорвался криками, шумом и гамом, репортёры вскакивали с мест, стремясь оказаться ближе к месту событий, висевшие под потолком кибероператоры сгрудились чуть ли не в грозовую тучу и усиленно фиксировали происходящее. Канал личной связи Эмиля ожил голосом начальника охраны:

– Ваш выход, Величайший Эмиль.

– Всем оставаться на своих местах! – рявкнул кто-то из телохранителей, и конференц-зал мгновенно оказался заполнен вышедшими из режима невидимости охранниками в тяжёлой броне со штурмовыми бластерами наперевес. – Никому не двигаться! Вы будете отпущены после проведения проверки на причастность к покушению! По отказавшимся выполнять наши требования огонь будет открываться без предупреждения!

Почти три сотни боевых андроидов вскинули оружие, беря на прицел толпу журналистов, и полуторатысячная аудитория замерла, опасаясь пошевелиться. Потайная дверь в стене секретного кабинета открылась, выпуская Эмиля в конференц-зал, и он вышел к окаменевшим от страха журналистам, пролезая между целящихся в них телохранителей.

– Отставить, икс-полковник! – громко приказал Эмиль начальнику охраны. – Прикажите своим бойцам опустить оружие!

– Величайший Эмиль! – недовольно вмешался Владыка Тенок, едва заметный в кольце окруживших его телохранителей. – Вы торопите события! У нас ещё нет подтверждения того, что агрессия исчерпана! Немедленно вернитесь в защищённый кабинет! Я приглашу вас, когда опасность минует!

– Она уже миновала! – запальчиво возразил Эмиль, тыкая пальцем в лежащую в крови киллершу. – Убийца при смерти! Прекратите целиться в людей!

– Мы не знаем, есть ли у вражеского агента сообщники в зале! – Начальник охраны в сопровождении нескольких телохранителей окружили Эмиля, выставляя вокруг него защитные поля. – Нападение может повториться!

– Так спросите у неё! – Эмиль недовольно растолкал охранников, спеша к теряющей сознание киллерше, и склонился над ней. – Ей больно! Она умирает!

Эмиль пару раз ткнул своим медблоком в окровавленное предплечье киллерши, стараясь не смотреть на обезображенную культю:

– Мой медблок не подходит для Тека! – Он требовательно посмотрел на начальника охраны, уже занявшего позицию между претендентом и аудиторией конференц-зала. – Сделайте же что-нибудь, икс-полковник! У неё жуткие обломки вместо рук и ног! Вы хоть представляете, как ей больно?!! Обезболивающее ей, немедленно! Это приказ!

Икс-полковник подчинился и коснулся конвульсивно подрагивающего киллера медицинским прибором. Автоматика ввела раненой нанороботов, кровотечение прекратилось, и вскоре глаза киллерши открылись.

– Эта Тек – предатель и убийца! – ещё более недовольно произнёс Владыка Тенок. – Она подлежит казни, а не медицинской помощи!

– Зачем вы так, Владыка?! – Эмиль укоризненно посмотрел на Тенока. – Она же никого не убила! Это был всего лишь двойник-андроид, никто из живых не пострадал!

– На месте двойника должны были быть вы, Величайший Эмиль! – возразил Владыка Тенок, и от кибероператоров не укрылось его недовольство. – Она пришла сюда убивать вас!

– Ну не убила же! – отмахнулся Эмиль. – Приказываю вылечить её! Восстановить ей руки-ноги и привести ко мне! Хочу посмотреть ей в глаза и спросить, неужели деньги, пусть даже очень большие, для неё дороже счастья и благоденствия всех простых граждан Империи, включая её саму и её родных и близких! – Эмиль внимательно посмотрел на Тенока: – Надеюсь, мы договорились, Владыка?

– Будет исполнено, – мрачно буркнул Тенок, не скрывая недовольства.

– И прекратите держать под прицелом людей! – потребовал Эмиль. – Я бесконечно устал от всех этих смертей, постоянно случающихся вокруг меня! До дня Мишкоатли ещё семь месяцев, а погибших уже бесчисленное количество! Мне хватает Чиалори и их непробиваемого дремучего упрямства, ради которого они тысячами губят своих и наших соплеменников в мясорубке сражений! Здесь, в зале, присутствуют только наши сограждане! Немедленно опустить оружие и отпустить всех этих людей! Вы слышите, Владыка?!

– Опустить оружие. – Владыка Тенок скрыл недовольную гримасу. – Прошу всех занять свои места. – Он вернул Эмилю пристальный взгляд: – С вашего разрешения, Величайший Эмиль, мы отпустим всех, здесь присутствующих, только после окончания проверки на причастность…

– Нет! – решительно возразил Эмиль. – Я требую отпустить всех без унижений!

– Среди них может находиться сообщник убийцы! – вмешался в разговор начальник охраны. – Если он покинет конференц-зал, арестовать его позже может не получиться.

– Тогда пусть ответит перед собственной совестью! – воскликнул Эмиль.

– Сомневаюсь, что предатели знают, что это такое, – не сдавался Владыка Тенок. – Мне очень неприятно вступать с вами в противостояние, но пойти на исполнение этого вашего требования я не могу.

– Тогда я отказываюсь проводить эту вашу пресс-конференцию! – возмущённо заявил Эмиль. Он окинул взглядом толпу репортёров, жадно внимающую происходящему, и спонтанным жестом ткнул в подставного агента секретной службы: – Вы! Журналист из третьего ряда! Да-да, вы! Подойдите ко мне!

Журналист, одновременно являющийся настоящим репортером и агентом секретной службы с первого дня императорской гонки, торопливо поспешил к Эмилю.

– Вот, держите! – Эмиль извлёк из складок одежды ДНК-анализатор и вручил журналисту. – Всегда ношу с собой два таких, уже не раз пригождалось! Проводите ДНК-тест! Ну?! Давайте быстрее!

Ошарашенный репортёр под прицелами бластеров охраны коснулся анализатором руки Эмиля и с интересом уставился на экран, ожидая результата.

– Ну как, я настоящий?! – уточнил Эмиль.

– Подлинность претендента подтверждается! – объявил репортер, поднимая над головой анализатор с результатами ДНК-теста. Кибероператоры зажужжали сильнее.

– Ну и отлично! – недовольно заявил Эмиль. – Что и требовалось доказать! А теперь задавайте вопросы кому хотите, а я пошёл! Чтобы не провоцировать на смерть и убийства ещё кого-нибудь! Я устал от смертей, в особенности от смертей простых Теков, всего лишь оказавшихся не в то время не в том месте!

Эмиль демонстративно развернулся и скрылся в секретном кабинете. Следом за ним поспешно зашло с десяток телохранителей, а за ними Владыка Тенок со своей охраной, которому для этого пришлось покинуть правительственное кресло. Потайная дверь закрылась, и автоматика сообщила об установлении максимального режима физической и криптографической защиты.

– Ну как? – Эмиль напряжённо посмотрел на Владыку. – Я не налажал?

– Вы отлично сыграли свою роль! – похвалил его Тенок. – СМИ ожидали от сегодняшней пресс-конференции чего угодно, только не такого! И краткосрочный, и долгосрочный эффекты от вашего перфоманса будут именно такими, как запланировано. На сегодня я вас больше не задерживаю, Величайший Эмиль, можете отдыхать, вы это более чем заслужили! Дальнейший процесс должен протекать без вашего участия, так последствия будут выглядеть эффектнее.

Охрана развернула телепортатор, и спустя несколько минут Эмиль находился в своих апартаментах. Его камердинеры наконец-то выучили привычки своего хозяина, и к моменту возвращения Эмиля уже ожидал сервированный чайный столик и кофе с печенькой. Вообще напиток тут, конечно, был другой, без кофеина, который в этой галактике считался наркотиком. Но кофейный вкус для Эмиля воссоздали идеально, а выпечка вообще была изумительной, и одной местной печенькой дело не ограничилось ещё ни разу. От местных плюшек у Эмиля снова начал появляться животик, и он уже подумывал о посещении сеанса коррекции фигуры.

– Ваш кофе с печенькой, Величайший Эмиль! – Жизнерадостная тАки, уже без боевого скафандра, в очередном модном наряде от Чиалори а-ля «найди на мне одежду», сияя преданной улыбкой, потащила его за столик.

По первости Эмиль удивлялся, как это Цетеки носят дизайнерские наряды от Чиалори, одновременно находясь с ними в состоянии войны. Потом, когда он лично вник в тонкости императорской гонки, стало ясно, что гонка не равно полноценная война, хоть мясорубка во время сражений царит адская. Но при этом все понимают, что рано или поздно на престол взойдёт какой-нибудь Император и всё станет как раньше. Или не как раньше, но более-менее. Короче, мода никуда не денется и модные тенденции тоже. Поэтому бои где-то в космосе для обычных граждан Империи не столь важны, как для их политиков.

– Будете смотреть пресс-конференцию? – тАки зажгла в обеденном зале видеосферу и пожирала его преданным взглядом в ожидании ответа.

– Давай, – согласился Эмиль. – И покажи рейтинги! Хочу увидеть реакцию СМИ.

тАки принялась выводить трансляции необходимых каналов, и Эмиль с интересом всматривался в возникающие в воздухе информационные массивы. Это покушение спецслужбы Великого Доминиона Цетеки раскрыли за неделю до самой пресс-конференции. Разведка Ица-Уэргов подкупила несколько должностных лиц в аппарате медицинского обеспечения секретной резиденции Эмиля, и одна из предательниц согласилась на убийство. Она не питала иллюзий относительно собственных перспектив, однако обещанное вознаграждение могло сделать её семью миллионерами, и женщина решилась на самоубийственное покушение. Но контрразведка вычислила её заранее и арестовала вместе с другими предателями. В результате допросов у секретной службы родился дерзкий план, и силовики ознакомили с ним Эмиля и Владыку Тенока. Покушение предлагалось разыграть в прямом эфире согласно плану Ица-Уэргов, только с собственными коррективами.

Арестованная предательница передумала умирать, тем более бесплатно, и охотно согласилась на все условия спецслужб нашего Доминиона. Она связалась со своими нанимателями, подтвердила готовность и изобразила попытку убийства, очень даже по-настоящему оставшись без кистей и ступней. Позже, через месяц, когда несостоявшейся убийце восстановят руки-ноги, её в присутствии репортеров приведут к Эмилю. Она расплачется и покается, одновременно умоляя его простить её предательство и благодаря за заступничество и спасение. И призовёт всех, кто заключил предательскую сделку с врагами Доминиона, одуматься и сдаться, уповая на милосердие Народного Императора.

– К сожалению, – перед чайным столиком возникло изображение Владыки Тенока, выступающего перед журналистами, – убедить Величайшего Эмиля вернуться не удалось. Претендента глубоко взволновало и опечалило покушение. Вы же знаете, как болезненно он воспринимает страдания простого народа. Зрелище направленных на безоружную аудиторию тяжёлых бластеров возмутило его до глубины души. Величайший Эмиль отказался выслушать наши аргументы и удалился в свою резиденцию. Давайте дадим ему время успокоиться и вернуть душевное и эмоциональное равновесие. Позже, когда его настроение будет менее эмоциональным, мы проведём дополнительную пресс-конференцию с участием претендента. Пока же вы можете переадресовать подготовленные для него вопросы мне.

– Информационное агентство «Взгляд Цетеков»! – выпалил один из сотни репортёров, вскакивая на собственное кресло подобно Тототлю. После той запоминающейся выходки Регента этот приём стал пользоваться популярностью у журналистов. – Владыка Тенок! Вы знали о готовящемся покушении? Есть мнение, что всё, увиденное нами сегодня, есть постановочный спектакль!

– Первичный анализ показал, что покушение оплачено разведкой бывшего Императорского Доминиона, – возразил Тенок. – Материалы расследования, включая допрос преступницы с применением детектора лжи, будут предоставлены СМИ. Вы сможете сами сделать выводы.

– Почему Величайший Эмиль перед ДНК-тестом находился в секретной комнате? Двойник-андроид неизбежно провалил бы тест! Или вы планировали сфальсифицировать результаты проверки?

– Признаюсь, у нас было такое намерение, – нехотя подтвердил Владыка Тенок. – Охранять претендента с каждым месяцем становится всё сложнее. Секретная служба постоянно требует от меня отказаться от мероприятий, на которых претендент должен присутствовать лично. Или хотя бы свести количество таковых к минимуму. Но вы же знаете Величайшего Эмиля. Он душой болеет за простых людей. Народный Император ещё может тихо посидеть в секретной комнате во время рутинного мероприятия, но, когда видит бластеры, направленные на собственных граждан, удержать его от импульсивных поступков удаётся не всегда. И это доставляет очень много беспокойства секретной службе и всем нам. Мы не можем позволить себе потерять Народного Императора!

– Что там с рейтингами? – Эмиль сделал несколько глотков из чашки с имитацией кофе и с удовольствием принялся зажёвывать напиток местным печеньем.

– Средний рост в одну целую и три десятых процента! – тАки вывела общую кривую по колебаниям его рейтингов во всём пространстве Империи. – Рост в пространстве Цетеков пять процентов! Рост в пространстве нашего альянса – четыре с половиной процента! Очень много положительных отзывов! Взгляните сами!

Одна из зажжённых ею видеосфер сменила изображение статистических данных на видео из студии какого-то информационного агентства. Пара экспертов, мужчина и женщина, сидели напротив видеосферы, на которой Эмиль увидел себя, склонившегося над подрагивающей в луже крови израненной убийцей.

– Обратите внимание, коллега! – Женщина указывала мужчине на увеличенный стоп-кадр. – Мы отчётливо видим, что Величайший Эмиль пытается провести раненой инъекцию нанороботов из своего медблока! Он действительно пытается ей помочь, но медблок претендента не годится для уроженца нашей галактики и выдаёт отказ!

– Что ж, мне остаётся только согласиться с вами, – подтвердил мужчина. – Народный Император не зря получил своё прозвище! Пусть его попытки помочь всем вокруг во многом наивны и не всегда существенны, но сами по себе намерения Величайшего Эмиля кардинально отличаются от остальных претендентов. Неужели нашу Империю ждёт эра правления человеколюбца? – Он посмотрел в глаза аудитории: – А что думаете об этом вы, наши дорогие зрители?

Статистическая видеосфера в студии начала заполняться данными, принятыми от подключённой к каналу аудитории, и Эмиль с удовлетворением увидел рост одобрения своего поступка.

– Или вот! – Пританцовывающая от радости тАки вывела следующее видео.

– Это постановка! – рьяно восклицал какой-то Уэрг в деловом костюме. – Чуть что, во всём обвиняют Уэргов! Великий Доминион Цетеки не стал утруждать себя приданием этому спектаклю элементарной правдоподобности! Как быстро Величайший Эмиль появился из секретной комнаты! И как вовремя! Почему телохранители не сгребли его в охапку немедленно и не вынесли подальше от места покушения?! Они заранее знали, что угрозы нет!

В этой студии помимо возмущённого Уэрга находилось не менее десятка различных экспертов, среди которых Эмиль заметил даже одного Чиалори. Он и возразил Уэргу самым первым:

– Позволю себе не согласиться! – Голос Чиалори звучал, как всегда, надменно и высокомерно. – Если бы Цетеки хотели состряпать голословное обвинение, то обвинили бы в покушении пространство Чиалори! Мы находимся с ними в состоянии войны, и примитивная аудитория пресс-службы Цетеков никогда не утруждает себя попытками услышать наши аргументы. Весь альянс Теков этого спирального рукава с удовольствием принял бы очередное голословное обвинение нас во всех тяжких за столь же очередную аксиому! Однако Великий Доминион Цетеки на этот раз так не поступил! Одно только это уже даёт основания не сомневаться в реальности произошедших на наших глазах событий!

– Уважаемые коллеги! – вмешалась в их спор женщина-Тек. – Может быть, мы всё же обратим внимание на самое главное?! Народный Император не выскочил из секретной комнаты, словно Бес из табакерки, когда прогремел взрыв! Он появился в тот момент, когда его охрана едва не открыла огонь по журналистам! Его возмутило то, что могли погибнуть невиновные! Если бы кто-то просто испугался и как-нибудь не так дёрнулся, телохранители расстреляли бы несчастного на месте! Народный Император потребовал обезопасить своих подданных в первую очередь! А уже потом подошёл к убийце! В первую очередь он выходил помочь людям! Приступ сентиментальности, которую вы сочли театральной, случился у него позже!

– Я соглашусь с коллегой! – немедленно поддержал её соседний эксперт. – Телохранителям не имело смысла тащить его в охапку куда бы то ни было! – Эксперт указал на изображение, и автоматика, повинуясь его команде, укрупнила картинку: – К этому времени он уже был накрыт защитными полями! Даже отсюда видно характерное мерцание воздуха вокруг претендента! Зал под прицелом, автоматика предотвращения катастроф выведена на полную мощность! Я ни секунды не сомневаюсь, что в этот момент активированы и другие защитные функции, невидимые невооружённым глазом! Народный Император хотел помочь людям хоть как-то! Соглашусь, местами это выглядит наивно и забавно, но его намерения говорят сами за себя! Посмотрите на статистику нашей аудитории! – Эксперт указал на другую видеосферу, густо заполненную графиками: – Простой народ одобряет его поступок!

– Простой народ не знает, что такое грамотная манипуляция! – не сдавался Уэрг, но его уже никто не слушал.

Аудитория канала разделилась на сторонников Эмиля и скептиков в соотношении пять к трём, и рейтинг одобрения Народного Императора увеличивал свои позиции.

– Всем очень нравится ваш стиль, Величайший Эмиль! – Счастливая тАки принялась танцевать. – Я так рада вашей маленькой победе! Надо посмотреть, что об этом говорят лидеры рейтингов!

Она зажгла ещё одну видеосферу и с недоступной живому Теку скоростью за секунду задала ИИ апартаментов поиск по целой куче параметров. Видеосфера замелькала списками рейтингов неполитических личностей и зажгла видео.

– …лично я одобряю его поступок! – вещала нереально красивая девушка в облегающем фигуру открытом пилотском комбинезоне, стоящая на фоне разбитого имперского истребителя, лежащего посреди скал, усыпанных обломками истребителей Ххззутов. – Он заступился за простых людей и даже пожалел убийцу! Последнее может показаться кому-то странным, но не мне!

Эмиль расширившимися глазами смотрел на боевую красотку, с удивлением узнавая в ней свою тАки.

– Только тот, кто по-настоящему болеет за своих граждан, способен на такую реакцию! Народный Император не делит нас на своих и чужих, мы все для него – подданные, которым он стремится помочь! И выпады скептиков тут неуместны!

– тАки? – Эмиль перевёл на своего секс-андроида изумленный взгляд. – Когда ты успела записать это? – Он многозначительно шевельнул бровями: – Какой сексуальный костюмчик! Почему ты не надеваешь его для меня по ночам?

– Это не я! – мелодично захохотала тАки. – Это же Ксоко! Посмотрите на рейтинги!

– Офигеть! – Эмиль не смог скрыть зависти, разглядывая заоблачные рейтинги сексуальной близняшки тАки. – Кто она такая?!

– Она звезда шоу-бизнеса, – объяснила тАки, идеально копируя позу облаченной в военную униформу красотки, из-за чего у Эмиля возникло ощущение, что одна и та же девушка сейчас одновременно присутствует и где-то там, и здесь, перед ним. – Одна из самых красивых актрис Великого Доминиона Цетеки! У неё огромная популярность! Меня изготовили её точной копией по эксклюзивной лицензии! Второй такой лицензии не существует!

– Офигеть… – машинально повторил Эмиль, разглядывая суперсексуальную звезду шоу-бизнеса. – Почему я не видел её раньше…

Теперь, когда он обратил внимание на иероглифы в подписи к изображению, было видно и её имя, и информацию о том, что интервью берется прямо на съёмочной площадке нового блокбастера, рассказывающего о войне с Хаосом. Ксоко исполняет в нём главную женскую роль, играет пилота космического истребителя и всё такое…

– Я считаю, что настоящий Император таким и должен быть! – тем временем закончила суперкрасотка. – Уж точно не как Ксиухкоатль, который за последние триста лет вообще ни разу не вспомнил о простых гражданах! Он о непростых-то вспоминал нечасто! Я одобряю поступок Народного Императора! Лучше так, чем щелчок пальцами!

Сногсшибательная красотка скорчила эгоистично-высокомерную гримасу и саркастически спародировала личный жест Величайшей Ксении. После чего сослалась на необходимость продолжать съёмки, и интервью закончилось.

– Она действительно меня поддерживает, или ей дали денег? – Эмиль торопливо просматривал в имперской сети информацию о Ксоко.

Оказалось, что молодая актриса популярна и узнаваема не только в пространстве Великого Доминиона Цетеки, но даже входит в первую тысячу звёзд-женщин Империи. В первые месяцы пребывания в Галактике Теутио Тик*Аль Эмилю было не до шоу-бизнеса, но теперь ясно, что, во-первых, рано или поздно он её бы по-любому заметил, а во-вторых, его покровители реально для него постарались!

– Ксоко является вашей сторонницей, – сообщила тАки. – Её лоббистские услуги не оплачивались. Точной информации об этом у меня нет, но это очевидно. Звёздам уровня Ксоко крайне невыгодно отстаивать чьи-либо интересы за деньги – это очень сильно подрывает рейтинги. Она бы не пошла на такое даже при собственном желании.

– А лицензия? – сразу догадался Эмиль. Вот что значит опыт московской офисной работы! – Ей же заплатили за то, что тебя изготовили её копией! Но ты в единственном экземпляре, а денег-то хочется! Она может поддерживать меня, таким способом намекая, что не против продать ещё одну лицензию?

– Лицензия на передачу собственной внешности андроиду, особенно эксклюзивная, действительно стоит очень больших денег, – подтвердила его догадку тАки. – Но Ксоко сейчас на пике популярности, у неё крупные гонорары, она много зарабатывает. Деньги, конечно, лишними не бывают, сколько бы их ни имелось, но в данном случае в силу вступают особые обстоятельства. Её лицензия оформлялась в режиме строжайшей секретности. Она не знает, для кого меня изготовили. Не сомневаюсь, что она с удовольствием продала бы ещё одну или несколько своих лицензий, но это желание никак не влияет на её отношение к вам.

– Это вери гуд… – пробормотал по-русски Эмиль, разглядывая многочисленные видеоролики из блокбастеров с участием Ксоко.

Она была не просто суперсекси, но ещё и реально хорошо играла. Особенно впечатляюще ей удавалось передавать эмоции в танце и движениях. Неудивительно, что полспирального рукава галактики от неё в восторге. От танцевальных сцен из картины, где Ксоко сыграла танцовщицу с провинциальной аграрной планеты, случайно оказавшуюся в столице созвездия, Эмиль возбудился настолько, что пришлось воспользоваться талантами тАки. тАки, кстати, сразу поняла, что к чему, и перед постельной сценой офигенно исполнила тот самый танец Ксоко из фильма. Оказывается, он был заложен в её программу по условиям лицензии с точным воспроизведением всех движений, взглядов и дыхания. И даже костюмчик у неё имелся точно такой же.

Услуги тАки в определённой степени вернули Эмиля в состояние душевного равновесия, но давняя офисная мечта встречаться с голливудской красоткой на зависть всем вспыхнула с новой силой. Только теперь колхозные кошёлки из Голливуда ему неинтересны, его девушкой должна быть звезда Галактики! И даже две, учитывая особенности местной культуры. Вторую пассию ещё предстоит выбрать. Желательно, чтобы она тоже являлась сторонницей Народного Императора – когда девушка заранее питает к тебе симпатию, находить с ней общий язык гораздо проще. Особенно отчётливо это видно на примере тАки. Понятно, что она его личный андроид и по определению не отказывается от занятия любовью никогда. Но даже с ней Эмилю гораздо легче общаться именно потому, что она всегда на позитиве, всегда в него влюблена и всегда счастлива любому его настроению и даже мимолётному вниманию.

– Организуйте мне встречу с Ксоко! – Эмиль вызвал личного камердинера. – С настоящей! Хочу выстроить с ней отношения. Любимая народом звезда шоу-бизнеса и любимый народом претендент на престол – гражданам это понравится!

– Осмелюсь порекомендовать: прежде, чем сделать подобный шаг, будет разумно задействовать в этом вопросе аналитиков. – Камердинер склонил голову в ритуальном поклоне. – Я доложу Владыке о вашем желании.

– В чём проблема? – недовольно поинтересовался Эмиль. – Она хорошо ко мне относится! Высказывается в мою поддержку в своих интервью!

– Политическая позиция высокорейтинговой публичной персоны не есть выражение её сугубо личных симпатий, – осторожно ответил камердинер. – У звёзд шоу-бизнеса триллионы поклонников. Ксоко и ей подобным нередко задают вопросы на политические темы. Зачастую звёзды стараются уклоняться от прямых ответов, потому что никто не в силах предугадать реакцию настолько гигантской аудитории, которую составляют приверженцы самых разных политических взглядов.

– Но она открыто одобряет мои действия! – Эмиль полез в сеть за доказательствами.

– Не она одна! – немедленно согласился камердинер. – Многие неполитические персоны с высокими рейтингами прямо заявляют о том, что одобряют ваши поступки. Но все они стараются оценивать именно конкретные ваши действия, чтобы избежать потери аудитории, настроенной к вам негативно. Вы облегчили быт простому солдату на передовой – Ксоко и остальные одобрили. Вы проявили милосердие к раненому врагу – они похвалили. Вы помогли рядовому гражданину Империи – они отметили этот факт. Но никто из них не призывает свою аудиторию сражаться за вас или выступать против ваших конкурентов. Неполитические персоны делают всё, чтобы оставаться вне политики даже тогда, когда вынуждены реагировать на сугубо политические события. Вы обратили внимание, что с началом агрессии Хаоса шоу-бизнес начал выпускать блокбастеры о героической борьбе доблестных вооружённых сил Империи с вторжением Диких? При этом никто и нигде не снимает картин об императорской гонке.

– Боятся ответственности, если на трон взойдёт не тот, за кого они агитировали? – недовольно насупился Эмиль.

– Без сомнения, и это тоже, – подтвердил камердинер. – Но в гораздо большей степени их беспокоят собственные рейтинги. До дня Мишкоатли может оставаться много месяцев, а часть фанатской аудитории можно растерять уже сейчас. Чем ниже рейтинги, тем меньше предложений от шоу-бизнеса. Соответственно, меньше гонорары и ниже интерес режиссёров и кинокомпаний. Оплачивать услуги звёзд уровня Ксоко совсем недёшево. Гораздо дешевле сделать ставку на молодую неизвестную персону, если её рейтинги пошли вверх, а у дорогостоящей актрисы – вниз. В Империи две тысячи цивилизаций, не считая пришлых актёров из пространства Хаоса, рискнувших попытать счастья в имперском шоу-бизнесе. В нём жесточайшая конкуренция, звёзды вспыхивают и гаснут очень быстро. Ту же Ксоко ещё пять лет назад никто не знал, а сейчас ей двадцать шесть, и некоторые критики заявляют, что до первой сотни имперских рейтингов она может не дойти. Потому что у тех, кто расположился в первой сотне, карьера развивалась более стремительно.

– Да? – Эмиль с удовлетворением сделал для себя отметку. – Учту это! Короче, привлекайте аналитиков, если надо, пусть разработают линию поведения или что там нужно… Но я настаиваю на своём требовании! Хочу выстроить отношения с Ксоко. И мне понадобится ещё одна девушка, для полной женской пары. Тоже из звёзд шоу-бизнеса. Сообщу, когда найду подходящий вариант! Если у аналитиков есть какие-нибудь кандидатки, то пусть согласовывают со мной – рассмотрю!

– Я доложу вам о результатах, как только они появятся, Величайший Эмиль! – заверил его камердинер. – Аналитики займутся вашим распоряжением завтра же!

– Согласен! Исполняйте! – Эмиль отпустил камердинера, залез в имперскую развлекательную сеть и принялся изучать первую тысячу рейтинга звёзд шоу-бизнеса.

К сожалению, серьёзно углубиться в это занятие не удалось. От секретной службы пришло сообщение о нападении Чиалори на текущую солнечную систему, и телохранители увели Эмиля в максимально защищённое помещение. Оттуда его вывезли в другое полушарие, посадили на корабль и под прикрытием целого флота переместили на дальнюю орбиту. К тому моменту в системе вовсю кипела жуткая бойня, и стало ясно, что Чиалори как-то вычислили резиденцию Эмиля. Военные разделили все имеющиеся в системе силы надвое, первую половину бросили задержать вражеский флот, вторую направили на защиту претендента и Владыки Тенока. Эскорт Эмиля использовал генератор ноль-перехода, и вся вторая половина вместе с ним и Теноком переместилась в безопасное место. В итоге ту солнечную систему захватили Чиалори, и нашим не удалось её отбить. Но Владыка Тенок заявил, что это не так важно, главное, что Эмиля успели эвакуировать ещё до начала серьёзных проблем.

Зато после перформанса на пресс-конференции к альянсу с Цетеками присоединились ещё один Малый Доминион и сразу две имперские Лиги Теков. И советники Владыки не сомневались, что это не предел. Вскоре Чиалори, как это всегда с ними бывает, останутся в меньшинстве и начнут терять сначала захваченные солнечные системы, а следом и свои собственные. Короче, страха Эмиль в тот день натерпелся сильно, но закончилось всё хорошо – на расстоянии видимости от него не произошло ни одного выстрела, всю резню он наблюдал посредством трансляции данных телеметрии сражающихся на передовой эскадр. К поиску кандидатки на место второй девушки в своей женской паре Эмиль вернулся только через сутки, когда тАки предстала перед ним в открытой версии униформы пилота истребителя, полностью идентичной сценическому костюму Ксоко.

Шесть месяцев до дня Мишкоатли

Видеосфера правительственной связи вывела ещё одно изображение, и Владыка Золин увидел второй флот Мезтеков, выходящий из гиперпрыжка в охваченной сражением системе. Численность новых войск противника была сопоставима с численностью первой волны агрессоров, и суммарно Мезтеков стало всемеро больше, чем защитников ресурсной системы. Адмирал, командующий силами Ица-Уэргов в атакованной солнечной системе, попытался отвести войска вглубь астероидного скопления, чтобы затруднить противнику наступательные действия, но это мало что дало. Мезтеки не полезли в лоб. Вместо этого они ожидаемо объединили линкоры и крейсера в артиллерийские кулаки и начали наносить точечные удары с безопасного расстояния.

– Дальнейшее сопротивление привело бы нас к неоправданно большим потерям. – Министр обороны, демонстрирующий Владыке Золину запись проигранного сражения, продолжил доклад: – Придерживаясь главного постулата императорской гонки, а именно: наличие возможности выставить мощный флот в день Мишкоатли, что позволит пробить нашему претенденту дорогу в императорский дворец, мы приняли решение сохранить войска. Систему пришлось отдать противникам, но собственные потери удалось минимизировать.

Он зажёг рядом общую сводку потерь, демонстрируя, что в ходе минувшего сражения Великий Доминион Ица-Уэрги безвозвратно утратил пять процентов флота.

– Остальные корабли, в том числе вышедшие из боя в силу тяжёлых повреждений, удалось отвести в тыл, – закончил министр обороны. – Наши эскадры уходили в гиперпрыжок под огнем противника. Благодаря астероидному скоплению этот манёвр нам удался. К счастью, кораблей, чей гиперпривод оказался повреждён во время сражения, было немного. Они достались противнику, но помешать этому мы были не в силах. Войска Мезтеков превосходят нас в численности многократно.

– Вы поступили правильно, министр! – резюмировал Владыка Золин. – Флот сохранён, потерянная система досталась противнику ценой потерь, превышающих наши собственные. Кроме того, пока наши герои сдерживали врага, транспортные службы успели вывезти большую часть находившихся на складах ресурсов. Это не самый худший сценарий поражения. Все войска, принимавшие участие в этом бою, будут премированы дополнительно. Каковы наши дальнейшие действия?

– Министерство обороны наращивает оборону в системах, соседних с потерянной! – доложил министр. – В текущую минуту мы в срочном порядке увеличиваем объёмы минных полей и количество орудийных фортов в ключевых точках космического пространства. Нами было принято решение усилить минные поля небольшими РЭБ-флотилиями для затруднения вражеским эсминцам процесса обнаружения закрытых полями преломления самодвижущихся фугасов. Это единственная возможность противостоять превосходящим силам противника. Мы остро нуждаемся в серьёзном увеличении численности войск!

– Эта задача находится в стадии решения. – Владыка Золин вперил в министра обороны требовательный взгляд: – Не мне вам объяснять, что данное решение требует времени. Выиграйте для нас это время! Новые корабли встанут в строй, но до тех пор держитесь за каждый кубический километр нашего пространства хоть зубами!

– Мезтеки будут наносить удары по нашим кораблестроительным мощностям, – ответил министр обороны. – Они сделают всё, чтобы не дать нам отстроить флот, мы сделаем всё, чтобы замедлить продвижение противника. Но полностью остановить их наступление мы не в состоянии.

– Это нас устраивает! – заявил Владыка Золин. – До дня Мишкоатли осталось шесть месяцев. Целиком оккупировать наше пространство за это время Мезтеки не смогут. Мы повысим нашу боеспособность, но в конечном итоге всё будет решаться в тронном зале императорского дворца, и вовремя доставить туда претендента есть наша главная задача. Но мы не сможем осуществить это, если против нас выступят все цивилизации Теков нашего спирального рукава! Поэтому мы должны всячески препятствовать их объединению с Мезтеками. Чем медленнее, тяжелее и затратнее будет проходить продвижение Мезтеков вглубь нашего пространства, тем меньше желания вступить в альянс с ними будет у неприсоединившихся. Выигрывайте время, министр! Выигрывайте время и перемалывайте силы противника!

Владыка Золин закончил совещание с министром и вызвал начальника охраны.

– К претенденту! – коротко приказал Золин.

Путь к секретному объекту занял больше двух часов, большая часть из которых прошла в гиперпространстве. Эскорт доставил Владыку в область мёртвого космоса, затерянную между двумя солнечными системами Ица-Уэргов. Там в условиях жесточайшей конспирации была развернута космическая крепость, охраняющая врата ноль-перехода. Для минимизации энергозатрат и повышения уровня секретности, ноль-врата были выполнены в минимально возможном для подобного сооружения размере. В результате их удалось поместить внутрь крепости.

Лишившись столь значительного объёма, цитадель осталась без львиной доли боевых систем, но главная задача была достигнута: если вражеские шпионы узнают о крепости и тайно выследят её местоположение, истинного назначения этого сооружения они не выяснят. В крайнем случае противник предпримет попытку уничтожения всей крепости целиком, как это было проделано с ложным объектом в астероидном поясе. Но космическую крепость не уничтожить всего лишь термоядерным взрывом, тем более единственным. А на защитных системах секретная служба экономить не стала.

В общем, что бы ни сделали враги, своей главной цели – убить претендента – они не добьются. Потому что претендента внутри крепости нет. Есть лишь врата ноль-перехода, ведущие в его резиденцию. И расположена она у всех под носом. Прямо на Иче-Инкаль, столице Великого Доминиона Ица-Уэрги и всё ещё столице Империи. При этом попасть в резиденцию Величайшего Григория с поверхности Иче-Инкаль невозможно. Резиденция находится на глубине в пятьсот километров и не имеет непосредственного контакта с поверхностью. Этот объект был выстроен больше тысячи лет назад, в те времена, когда Великий Доминион Ица-Уэрги только-только обрёл претендента в лице Величайшего Ксиухкоатля.

В те давние годы Владыка Великого Доминиона Мезтеки предпринимал все возможные меры для сохранения жизни своему претенденту. Рассчитывая возвести его на трон, Мезтеки, которым в то время принадлежала Иче-Инкаль, начали строительство секретной резиденции будущего Императора глубоко в недрах планеты. Была пробита пятисоткилометровая шахта и создана полость для строительства самого объекта. Полость надёжно укрепили, внутри установили телепортаторы для перемещения рабочей силы и техники, после чего все пятьсот километров шахты залили вулканической магмой и засыпали отработанными породами. Строительство было в самом разгаре, когда Мезтеки проиграли императорскую гонку, и на трон Империи взошёл Ксиухкоатль.

Дальнейшие события всем хорошо известны. Ксиухкоатль установил собственные порядки, а когда сенат возмутился его безграничным самоволием, применил Экстервит. И полностью уничтожил всякую разумную жизнь в двух солнечных системах, в одной из которых находилась Иче-Инкаль. Позже, когда все наперегонки бросились засвидетельствовать новому Императору свою полнейшую и безоговорочную преданность, эта система перешла к Ица-Уэргам вместе с самой планетой. Волею Ксиухкоатля столицей Империи была объявлена Иче-Инкаль, но, так как живых прежних обитателей на ней не осталось, информация о месте нахождения места строительства секретной глубинной резиденции оказалась утеряна.

Объект искали с помощью глубинного орбитального сканирования, но не нашли. Предназначенная для строительства полость была с самого начала укомплектована мощными системами РЭБ, и сканирование не принесло результатов. Обнаружили полость только через триста лет, когда иссякли автономные источники питания скрывающих её РЭБ-установок. О находке было объявлено вскользь, под видом новостей, не имеющих важного значения. Полость найдена, но попасть туда невозможно, потому что за триста лет иссякло не только питание РЭБ-установок, но и питание всего прочего оборудования, включая телепортаторы и генераторы силовых полей, обеспечивающих надёжность самой полости. В результате полость частично обрушилась и наполовину затоплена непонятно чем. Поэтому было принято решение направленным ударом сейсмического оружия окончательно разрушить полость во избежание ненужных оседаний земных пород. Что и было сделано.

В действительности источники питания РЭБ-установок оказались менее ёмкими, нежели энергоэлементы, обеспечивающие работоспособность телепортаторов и каркасных силовых полей. Частотную сетку телепортационных коллекторов удалось прочесть и расшифровать, и телепортационные коридоры были запущены вновь. Полость модернизировали, и внутри неё выстроили более современный секретный объект. Лет четыреста или около того он фактически не использовался, потом руководство Императорского Доминиона провело на объекте глобальную модернизацию и законсервировало его до лучших, а точнее, худших времен. Которые настали в день столь неожиданной для всех смерти Вечного Императора.

Бывшему Императорскому Доминиону потребовались надёжные секретные объекты, в которых можно укрыть Величайшего Григория, и таковые начали срочно готовить по всему пространству Ица-Уэргов. Поначалу о старом глубинном объекте не вспомнили, но после памятного термоядерного взрыва в астероидном поясе секретная служба внесла предложение расконсервировать давно забытую резиденцию. Чтобы не привлекать внимания шпионов конкурирующих сил, подземный объект не стали модернизировать. С ним вообще не проводили никаких действий, только в обстановке параноидальной секретности заменили телепортаторы на врата ноль-перехода минимальных размеров.

С этим возникли проблемы, потому что даже минимальный размер подобного оборудования – это здоровенная громадина, но в конечном итоге нижнюю полусферу бункерной полости удалось расширить до нужных размеров. Периметр ноль-врат уместился там впритык, что создало кучу неудобств для работы обслуживающих данное оборудование механизмов, но основная цель была достигнута: микроврата ноль-перехода получилось запустить, и это было достигнуто без ослабления режима секретности.

И хотя за триста лет консервации начинка и убранство резиденции сильно устарели морально и технологически, всё это являлось оборудованием, практически не побывавшим в эксплуатации. Поэтому за исправность и надёжность оборудования переживать не приходилось, на чём и был основан весь секретный проект. Состоящему на девяносто процентов из андроидов персоналу резиденции морально устаревшие реалии объекта были безразличны, живой персонал приспособился быстро. Самым же главным являлось то, что Величайший Григорий, которого перевезли туда месяц назад, ни грамма не соображал в тонкостях технологических рывков прогресса и даже не понял, что теперь живёт в, мягко говоря, старинных условиях. Зато полученная резиденция надёжна и отлично законспирирована.

А если противник всё-таки найдёт затерянную в мёртвом космосе одинокую крепость, то либо сам уничтожит её по незнанию, либо оборонительные системы крепости уничтожат врата ноль-перехода, если ситуация станет критической. И тогда попасть извне в подземную резиденцию станет вообще невозможно. Изнутри же охрана претендента сможет перенастроить ноль-врата на другую конечную точку, как только секретная служба обеспечит надёжность последней. В условиях современных технологий конспирация даже такого объекта не будет вечной, но до дня Мишкоатли её более чем хватит. Согласно расчётам экспертов, объект будет надёжно сохранять секретность порядка полутора лет, а до решающей даты остаётся втрое меньше времени.

Эскадра эскорта Владыки Золина вышла на орбиту космической крепости, и между ней и флагманским линкором был протянут телепортационный коридор. Личная охрана Владыки первой переместилась в крепость, и спустя десять минут назад вернулась пара телохранителей.

– Чисто! – коротко доложил боевой андроид, занимая место возле Золина.

Владыка шагнул в светящееся кольцо телепортатора и оказался в недрах крепостных казематов. Охраны вокруг него стало ещё больше, и окружающее пространство едва заметно помутнело, искаженное работой защитных полей, выставленных внахлёст в большом количестве. Телохранители доставили Золина к гигантской подкове ноль-врат, и процедура проверки безопасности повторилась.

Обычно столь излишняя подозрительность и чрезмерное усердие охраны раздражали Владыку, и в былые времена он часто позволял себе серьёзно упрощать процедуры безопасности. Теперь, в разгар императорской гонки, он более чем серьёзно относился ко всем, даже самым параноидальным требованиям секретной службы, и отношение это с его стороны было максимально искренним.

Истинную цену ошибки можно понять, только увидев её последствия своими глазами. Золину хватило зрелища потери претендента на ступенях Мишкоатли. В те секунды он, как никто, осознал, что просчитать или предсказать волю Высших Сил невозможно. Даже если ты на собственных руках лично внёс претендента в тронный зал, Экстервит может признать его недостойным. И никто, никогда и никому не даст гарантий, что такого не произойдёт. Лишиться претендента можно и в последнюю секунду, поэтому в высшей степени глупо позволять конкурентам уничтожить твоего Величайшего, даже если таковых у тебя двое.

Владыка Золин дождался разрешения охраны и прошёл через трепещущую бездонной чернотой громаду ноль-врат. По ту сторону перехода его встречала неизменная группа сопровождения: начальник охраны Величайшего Григория и глава медицинской команды, отвечающей за психологический комфорт претендента. Несколько десятков телохранителей ушли в режим невидимости, чтобы не мозолить глаза, и гигантское помещение микроврат ноль-перехода казалось пустым и едва ли не бесконечным. Начальник охраны претендента отсалютовал Золину, коротко доложил об отсутствии происшествий и предложил пройти к телепортатору системы внутренних перемещений.

– Я к вам ненадолго. – Золин двинулся к зажжённому входному контуру, намётанным глазом замечая, как сияние энергий испытывает почти незаметные колебания – его охранники входили в телепортатор, не снимая полей преломления. – В каком состоянии претендент?

– В оптимальном, – коротко доложил врач. – Величайший Григорий всем доволен.

– В таком случае чем вызвано его желание встретиться со мной?

– Неизвестно, – медик пожал плечами. – Он сказал, что хочет поблагодарить своего благодетеля. Возможно, это действительно так. По крайней мере, жалоб от него не поступало вот уже две недели.

– На всякий случай, Владыка, я рекомендую надеть перчатки, – начальник охраны Величайшего протянул Золину толстые электронные перчатки, стилизованные под дикарские пристрастия Величайшего Григория.

Изготовленные специально на случай особой необходимости, перчатки представляли собой сложнейшую киберполимерную конструкцию с собственной кинематикой и Искусственным Интеллектом. Их разработка и изготовление обошлись в сумму, сопоставимую с производством партии элитных андроидов персонального типа, но на вид перчатки выглядели примитивной поделкой из кожи, усеянной дикарскими клёпками, висюльками блестящих цепочек и рваными вырезами. Особенно филигранно были обработаны первые фаланги всех пальцев: материал, из которого они были выполнены, являлся абсолютно прозрачным и предельно гибким, вызывая у непосвященного наблюдателя уверенность в том, что он видит перчатки с обрезанными пальцами.

– Вы считаете, что они могут пригодиться мне сейчас? – Владыка Золин убрал перчатки в складки официальных одежд и шагнул в свечение телепортатора.

– Не знаю. – Начальник охраны претендента появился следом за ним по ту сторону телепортационного коридора. – Но лишним не будет. Пусть это оборудование находится у вас постоянно. Чтобы не оказаться застигнутым врасплох.

Владыка Золин бросил короткий взгляд на телохранителей, лишившихся полей преломления в процессе телепортации, и охрана распахнула двери в апартаменты претендента. По ушам тотчас ударила примитивная визгливая музыка, частично заглушаемая восторженными воплями толпы. Находящееся за дверьми помещение очень больших размеров было совершенно не приспособлено к проведению концертных мероприятий. За исключением акустической аппаратуры, в нём не имелось ничего, даже кресел или самых примитивных сидений. Раньше на этом месте размещались склады неприкосновенных запасов, предусмотренных на случай вынужденной автономии секретного объекта. Месяц назад склады объединили в один ради создания концертного зала, но многочисленные крупногабаритные ёмкости различных форм и предназначений убрать было некуда, поэтому их оставили на прежнем месте, накрыв дополнительной изоляцией.

И сейчас данный суррогатный концертный зал был до отказа набит андроидами, облачёнными в нарядные одежды. Зрители стояли и сидели везде, включая поверхности вышеописанных ёмкостей, и восторженно тянули руки с примитивными зажигалками к парящей в воздухе прозрачной гравитационной сцене. Огромные видеосферы, развёрнутые по всему пространству зала, демонстрировали Величайшего Григория, самозабвенно орущего какой-то дикарский хит и безжалостно терзающего при этом электронную гитару высочайшего уровня. Уникальный инструмент, созданный великими музыкантами галактики более пяти тысяч лет назад и с тех пор остающийся неизменным в силу совершенства конструкции, страдал и рыдал от того, что был вынужден исторгать из себя пяток примитивных нот в одних и тех же примитивных комбинациях, но сопротивляться столь уродливому кощунству не мог.

– Как претендент воспринял свой новый концертный зал? – уточнил Золин.

– Величайший Григорий заявил, что новый зал нравится ему гораздо больше предыдущего. – Адмирал неопределённо шевельнул густыми бровями, мол, лишь бы дитё радовалось. – Там всё было слишком чопорно, а здесь полный неформализм, свобода и отрыв. Нам пришлось переместить на объект в десять раз больше андроидов, чем требуется для его полноценного функционирования. Иначе обеспечить заполненность концертного зала не получалось. Жилые помещения для андроидов переполнены, сеть пополнения ёмкости энергоэлементов не справляется. Мы были вынуждены снять питание с внутренних телепортаторов. Теперь все перемещения по объекту осуществляются пешком. За исключением перемещений претендента и его охраны.

– Он знает, что в его окружении нет живых людей, помимо вашей команды?

– Нет, о Владыка! – ответил за адмирала старый медик. – Он не спрашивал, и мы решили не оповещать его без причины. Зрители ему нравятся, внедрённые в его окружение андроиды женского пола его устраивают, своей рок-группой он доволен. Нарушать стабильность ненужными подробностями не имеет смысла. Претендент в курсе, что находящиеся непосредственно возле него телохранители являются андроидами, и этого достаточно. Остальные зрители регулярно меняют одежды, тембр голоса и манеру поведения, что позволяет создавать у претендента надёжную иллюзию ротации зрителей от концерта к концерту.

– Друзья! – Величайший Григорий закончил очередную песню и отдышался. – У нас сегодня неожиданный, но очень позитивный гость! – Он указал на Владыку Золина: – Разрешите представить: наш генеральный спонсор – Владыка За́лин![1] Поприветствуем нашего благодетеля!

Зрительный зал взорвался дикарским визгом, свистом и завываниями, и Владыка Золин, широко улыбаясь, вскинул вверх обе руки, растопыривая по два пальца на каждой. Дикарский концертный антураж был столь же примитивен, как сами дикари, и выучить его нехитрые нюансы не составляло труда. Золину даже не пришлось прибегать к гипнограмме. Цепкий мозг политика галактического масштаба привык впитывать сотни важных деталей мгновенно, если от этого зависел успех той или иной интриги. Поэтому застигнуть Владыку врасплох в столь мизерных мелочах было невозможно.

– Уау-у-у!!! – восторженно взвыл Величайший Григорий, повторяя жест Золина. – Чел в теме!!! – Зал вновь довольно заголосил, и претендент заявил: – Объявляется антракт пятнадцать минут! Нам необходимо перетереть со спонсором пару важных деталей! После этого концерт продолжится!

Андроиды вновь довольно заверещали, размахивая руками и подпрыгивая, после чего очень естественно принялись изображать зрителей, занявшихся в антракте личными заботами: где-то зрители объединялись в кучки и возбуждённо обсуждали невероятную энергетику концерта, где-то вдвоём-втроём негромко напевали только что исполненные дикарские песни, тщательно следя за тем, чтобы не взять ноты лучше самого претендента, кто-то фотографировался с друзьями на фоне концертных реалий. Вообще фотографии исчезли из обихода Империи то ли три, то ли четыре тысячи лет назад, их вытеснили видеоизображения, сначала короткие зацикленные, позже бесконечные, собранные Искусственным Интеллектом кибернетических операторов в наиболее оптимальный видеоряд. Но вид фотографирующихся фанатов оказался для Величайшего Григория более близок и понятен, поэтому в его присутствии андроидов обязали имитировать проведение любительских фотосессий.

– Я рад поприсутствовать на вашем концерте, Величайший Григорий! – Владыка Золин взошёл на приземлившуюся гравитационную сцену и выполнил ритуальный поклон головой. – Не часто у меня возникает возможность посетить столь впечатляющие по качеству исполнения мероприятия!

– Спасибо, бро! – Высокая оценка явно обрадовала претендента. – Твоими стараниями! Хотел сказать «спасибо» лично! Кстати, зови меня «Маэстро»! Это имя подходит мне больше, чем напыщенное «Величайший Григорий». Потом, когда стану Императором, буду Нероном. Мы сейчас пишем альбом в твою честь!

– Вы преувеличиваете мои заслуги, Маэстро, – вежливо улыбнулся Владыка Золин. – Я и весь альянс Уэргов делаем всё, чтобы возвести вас на престол, но до тех пор, пока дело не сделано, почестей я не снискал.

– Не скромничай, бро! – Величайший Григорий отвлёкся на крик преданной фанатки и показал ей руки с растопыренными «козой» пальцами. Та завизжала от восторга, прыгая на месте, словно психованный волчок. Претендент послал ей воздушный поцелуй и вернулся к беседе: – Здесь немного шумно, но это норм! Людям нравится музыка, нельзя упрекать их за это!

– Мы вполне можем поговорить прямо тут. – Владыка Золин подал знак охране, и гравитационную сцену накрыло энергетическим куполом защиты от прослушивания, мгновенно превращая окружающий шум в звенящую тишину. – Зрителям это не помешает.

– Крутяк! – оценил Величайший Григорий, оглядываясь. – Никак не привыкну к здешним технологиям! Собственно, о них и хотел поговорить! Пора начинать гастрольный тур по… – он на секунду запнулся, – ну, там, где живут наши, короче. Это будет подготовка к глобальному турне по Империи! Мои девочки, кстати, за девочек тебе реальный респект, бро! Такие зажигалочки, особенно в темноте – реально отпад!

Он многозначительно улыбнулся, намекая, что доволен их постельными талантами:

– Так вот, они сказали, что организовать это для тебя вполне реально! Так бы я не стал напрягать, все эти покушения на двойников меня расстраивают! Но если технологии позволяют: ну, там, крутые пушки, супермены-телохранители, звездолёты-лазеры-силовая броня и всё такое, то надо организовать турне! Музыканту нельзя стоять на месте! Необходимо развиваться! Двигаться вперёд! Пора собирать залы по десять тысяч зрителей!

– Так мало? – озадачился Владыка Золин. – Маэстро, похоже, вы слабо представляете уровень собственного потенциала. Я рассчитывал собрать для старта тридцатитысячный зал… мы начали строительство новой концертной арены под ваше шоу, она рассчитана на сто тысяч зрителей, но планировалось испытать её в тестовом режиме при тридцати тысячах гостей. Мы уже готовим пригласительные для лучших музыкальных экспертов со всего пространства Уэргов… Отменять всё это будет крайне непродуктивно. Но если вы не уверены в своих силах…

– Стотысячный зал?!! – Величайший Григорий едва не задохнулся от восторга. – Да ну на фиг!!! Бро, ты серьёзно?!! Это не стёб?!

– Надо же с чего-то начинать! – Владыка Золин развёл руками. – В Империи две тысячи цивилизаций, самая маленькая насчитывает двадцать миллиардов граждан, суммарно это очень большая зрительская аудитория. Прежде чем замахиваться на такое, я хотел опробовать наши силы на чём-нибудь скромном. Но не десять же тысяч… это несерьёзно. Концертный амфитеатр Экстервита может вместить один миллион зрителей, если не заморачиваться с его перестройкой. Маловато, конечно, для Императора, но зато восхитительный живой звук и идеальная акустика!

– Миллион… – У претендента отвисла челюсть. Похоже, в этот момент он осознал, насколько мышиной является вся его нынешняя возня с пятитысячной аудиторией. – Офигеть… – В его глазах мелькнул страх: – Вдруг я не потяну…

– Великий Доминион Ица-Уэрги, – властно изрёк Владыка Золин, – не знает термина «не потяну». И никогда не узнает. Я свяжусь с медиками, они проведут вам соответствующие процедуры и удалят из сознания эту фразу. Мы не просто так выбрали вас, Маэстро. Ваш потенциал уникален. Он безграничен! Вам надо лишь открыть его для себя! Мы предоставим вам для этого любые средства и оборудование.

– Понял, не дурак! – Величайший Григорий воспрял духом. – Но к такому шоу необходимо готовиться по-тяжёлой! Это реальный хардкор! – Он досадно поморщился: – А я по верхам не очень… девчонки на бэк-вокале вытягивают круче…

– Подлечим вам голосовые связки, – уверенно заявил Владыка Золин. – И вы возьмёте нужные ноты. Главное – не сдаваться! Я ни секунды не сомневаюсь в вашем таланте, а я знаю, что говорю! Вы позволите?

Золин указал на его электронную гитару. Всё ещё ошарашенный претендент торопливо согласился, снял с себя инструмент и передал Владыке. Тот, не торопясь, повесил на себя гитару, обыденным жестом извлек из складок одежд перчатки и надел их с видом человека, исполняющего рутинную процедуру. Золин отдал мысленную команду нейро-интерфейсу перчаток и бережно взял в руки уникальный инструмент. ИИ перчаток зафиксировал контакт с целевым оборудованием и запустил собственную кинематику. Пальцы Владыки Золина порхнули по инструменту, буквально взрываясь бурей движений, и гитара высочайшего музыкального класса виртуозно исполнила сложнейшую композицию, стилизованную под рок-мелодии, зафиксированные в исполнении претендента как сложные. С минуту Золин филигранно выдавал виртуозное исполнение, потом управляемые перчатками пальцы начали болеть, и Владыка прервал игру.

– Получилось не очень, – разочарованно вздохнул он, возвращая гитару претенденту. – Прошу меня простить – слишком редко удаётся помузицировать в последние десятилетия. Груз государственных дел бесконечен. Вам ещё предстоит столкнуться с этой проблемой.

– А… – обалдело промычал Величайший Григорий. – Это… Я не… эээ… типа… «не очень»… – Он судорожно сглотнул: – Офигеть!!! Как ты это сделал?!! У меня пальцы с такой скоростью не шевелятся! А ты ими ещё и в ноты попадаешь!

– Поставим задачу медикам. – Владыка Золин был абсолютно спокоен. – Подлечим вам суставы, поправим подвижность сухожилий. Не проблема. Был бы талант! Так что вы ответите, Маэстро? Мне сворачивать строительство концертной арены?

– Нет! – По нездоровому блеску в каштановых глазах Величайшего Григория было видно, что он не просто загорелся идеей – пламя открывшихся перспектив поглотило его целиком. – Я буду готовиться! Блин, бро! Я сделаю это! Я порву миллионный зал на фиг!!! Ты точно поможешь мне с врачами?

– Через неделю сюда прибудут лучшие специалисты, – тоном, не оставляющим возможности для сомнений, заявил Владыка Золин. – Вы сможете изложить им все свои пожелания, Маэстро. Они воплотят всё, что только в силах современной медицины. Начинайте работу над концертом! В вашем распоряжении эта резиденция и шесть месяцев. До тех пор предлагаю соблюдать максимальную конспирацию, чтобы не допустить утечки в прессу элементов шоу-программы. И вообще, чем меньше информации, тем сильнее интрига.

– Сто процентов, бро! – мгновенно согласился претендент. – Никаких инсайдов, никаких сливов! Я начну готовиться прямо сейчас! А пораньше врачей никак нельзя? Неделя – это же здесь десять дней, да? Это офигеть как долго!

– Я постараюсь ускорить процесс, – пообещал Золин. – Но излишняя спешка в вопросах медицины нежелательна. Это же ваше здоровье! Ставить эксперименты на будущем Императоре не будет никто! Поэтому я хотел бы подойти к вопросу подбора кадров с максимальной серьёзностью.

– Понял, нет проблем! – вновь согласился Величайший Григорий и неуверенно закончил: – Я тогда пойду, да?

– Продолжайте концерт, не смею вам мешать! – Владыка Золин совершил поклон. – Зритель ждёт продолжения! Играйте в удовольствие, пока лавина государственных дел не поглотила вас с головой! До встречи, Маэстро! Я искренне завидую вашей возможности музицировать в любое время суток!

Золин бросил полный тоски и сожаления взгляд на его гитару, тяжело вздохнул и удалился, на ходу вскидывая вверх руки с двумя растопыренными пальцами. Охрана сняла защиту, и сквозь нахлынувший гам он услышал неразборчивый голос претендента, обращающегося к одной из гитаристок своей рок-группы. Автоматика системы прослушивания, встроенная в телеметрию гитаристки-андроида, отфильтровала шумы, и скрытый приёмопередатчик Владыки ожил:

– Ты видела, как он слабал Целестиал Вояж пальцами, без медиатора?!! Темп – офигеть!!! Откуда у него такая аранжировка?! Так быстро её никто не исполнял! Чуваки из Циник, которые написали эту тему, играют её хуже!

Покинув концертный зал, Владыка Золин обернулся к сопровождающим его начальнику охраны претендента и руководителю медицинской команды:

– Проведите ему требующуюся медицинскую коррекцию, обеспечьте всем необходимым, и с ним не будет никаких трудностей до дня Мишкоатли. Пусть играет.

– Боюсь, что после сегодняшнего он станет вспоминать о вас гораздо чаще, – возразил старый медик. – Наше оборудование показало, что претендент весьма впечатлён вашим перформансом.

– Что нам и требуется. – Золин удовлетворённо кивнул. – Чем большего мнения он будет о моих личных качествах, тем быстрее ему в голову придёт мысль свалить на меня всю рутину государственных дел и посвятить себя музыке в собственное удовольствие. Великий Доминион Ица-Уэрги достойно правил Империей тысячу лет и достоин править ею и дальше!

* * *

Передовые эскадры Чиалори вышли из гиперпрыжка сразу в трёх разных точках солнечной системы Цетеков и немедленно рванулись к инфраструктуре космической связи. Вражеский гарнизон, охранявший подвергшуюся нападению систему, попытался воспрепятствовать блокаде ретрансляторов, и посреди космоса закипел бой. Силы противника быстро прибывали, но превосходство в технологиях позволяло эскадрам Чиалори удерживать возрастающий натиск. Несколько кораблей получили серьёзные повреждения, один из них не сумел выйти из-под огня и исчез в оранжевой вспышке. Остальные сплотились в круговую оборону и объединили защитные поля.

Через несколько минут Цетеки сосредоточили вокруг них крупные силы, но уничтожить смельчаков не успели. В системе высадились основные силы атакующих, и защитники запоздало поняли, что недооценили кажущуюся несерьёзной атаку. Нападающие не собирались уничтожать систему связи, их основной удар был направлен на орбитальные укрепления единственной обитаемой планеты в этой системе. Сама планета имела стандартные размеры, но при этом являлась одним из двух спутников планеты-гиганта лавового типа с ужасающей силой гравитации. Планета-гигант была настолько огромна, что полностью закрывала собой свой обитаемый спутник от едва ли не половины солнечной системы. Флот вторжения предпринял максимальное ускорение и оказался между планетой-гигантом и своей целью, скрываясь от огня дальнобойных орудий гарнизона за багровым исполином, кипящим сотнями тысяч извержений.

Гарнизон бросил приманку вместе с захваченной ею инфраструктурой космической связи и устремился на помощь орбитальной обороне, но было уже поздно. Дальняя связь оказалась заглушённой, сигнал бедствия ушёл слишком поздно, а в атакованной системе одна за другой выходили из гиперпространства эскадры Чиалори. Вскоре орбитальная оборона Цетеков в системе была уничтожена, и флоты противника, запоздало прибывшие на помощь от соседних звёзд, столкнулись с ударным кулаком Чиалори. Цетеки начали нести потери непосредственно после выхода в реальный космос, и их военачальнику ничего не оставалось, как уйти в глухую оборону. Он дождался прибытия всех своих сил, собрал их в кучу и приказал отступать. Флот Цетеков совершил прыжок из-под огня Чиалори, и солнечная система досталась нападавшим.

– Красивая победа! – Обнажённая Милинтика, полулежащая на груди Владыки Ксипила, выключила видеосферу с записью боя и ласково провела пальчиком по его грудной мышце сверху вниз. – Ты сам командовал сражением?

– Нет. – Ксипил коротко улыбнулся и ущипнул Милинтику за упругую ягодицу, вызывая мелодичное «Ай!». – Ты же знаешь, что я не силён в тактике. Подлизываешься?

– Подлизываюсь! – Милинтика одарила супруга очаровательной улыбкой. – Мне хотелось сделать тебе что-нибудь приятное… – Она коснулась губами его груди.

– Сейчас у тебя будет такая возможность. – Ксипил многозначительно шевельнул бровями, и его ладонь, лежащая на её ягодице, сжала соблазнительную плоть.

Милинтика сделала нарочито похотливую рожицу, приоткрыла рот и провела по своим губам кончиком языка. Ксипил невольно прыснул:

– Это было ужасно.

– Я знала, что тебе понравится! – тихо засмеялась она.

Личный компьютер Милинтики, стилизованный под изысканное украшение предплечья, зажёг в воздухе пиктограмму входящего вызова.

– Опять! – Милинтика увидела личную подпись Величайшей Ксении и закатила глаза к небу. – Что на этот раз?! Я переведу вызов к Синтехуа, в отличие от моего её терпение безгранично!

– Ответь. – Владыка Ксипил бросил на супругу строгий взгляд. – Она зависима от общения с тобой, это необходимо поощрять. Мы заинтересованы в её лояльности.

– Она звонит мне дважды в час! – Милинтика сделала жалобное лицо. – Могу я отдохнуть от неё хотя бы на супружеском ложе? Ничего с ней не случится! Нам и так завидуют все конкуренты! У нас самый комфортный претендент, абсолютно управляемый и полностью предсказуемый!

– Вот пусть она такой и остаётся, – веско произнёс Ксипил и повторил: – Ответь ей.

Милинтика печально вздохнула, уселась на колени и коснулась светосенсора системы связи, запрещая выводить в эфир более чем портретное изображение себя. Её лицо приняло официальное выражение, и вторая супруга Владыки ответила на вызов.

– Чем я могу быть полезна нашей будущей Императрице? – голос Милинтики являл собой воплощение гордости общением с абонентом. – Вы оказываете мне честь!

– Ты представляешь, он снял со скачек Ультрафиолета! – Видеосфера правительственной связи зажгла нелепую физиономию Величайшей Ксении с очередной сверхмодной причёской, разработанной самой претенденткой.

На этот раз короткие и тонкие огрызки волос, составляющие её уродливую ломкую шевелюру, были острижены ещё короче, выкрашены в ярко-красный цвет и завиты в мелкие круглые кудряшки, густо усеивающие голову. Чтобы не подвергать высокий вкус мэтров моды от Чиалори жестоким пыткам, было решено отдать дизайн причесок Величайшей Ксении на откуп ей самой. Так уникальность и аутентичность претендентки видна всем ещё больше.

Это объяснение очень устраивало Величайшую Ксению и придавало ей вдохновения, сподвигая на всё новые изыски на ниве создания собственных причёсок. Что было более чем кстати, ибо позволило избежать необходимости объяснять, что любой нормальный человек воспринимает короткие волосы аналогично отсеченным ногам, заменённым на грубые протезы. Заниматься модным дизайном протеза желающих нет. Истинному маэстро моды такое неинтересно, а инвалид, лишившийся ног, будет тратить или копить деньги не на элегантные протезы, а на операцию по выращиванию для себя полноценных клонированных конечностей.

– Распорядитель Ачанкара? – уточнила Милинтика.

– Нет! – Величайшая Ксения выпучила глаза, изображая высокую степень удивления и неожиданности. – Толтекатль! Он сам его снял! Своего лучшего коня! Все в недоумении и строят разные догадки! Ты можешь узнать, что он задумал? Вдруг у него появился мустанг получше и он хочет отобрать у меня первенство!

– Я выясню подробности, как только освобожусь, – пообещала Милинтика.

– А ты где? – Величайшая Ксения с недовольной физиономией тыкала пальцем в светосенсоры. – У меня что-то со связью! Работает только портретное изображение абонента! Не могу увидеть тебя со стороны!

– Я занимаюсь своим здоровьем, – объяснила Милинтика. – Здесь другие форматы изображения заблокированы из соображений корректности. Вы же понимаете, Величайшая Ксения… – Она почувствовала, как ладонь Ксипила скользит по её животу всё ниже и на мгновение невольно сделала большие глаза: – Медицина – это весьма деликатная область.

– Да, конечно! – спохватилась Величайшая Ксения. – Приватность личного пространства – это очень важно! То есть ты в медцентре? Не буду мешать! Давай встретимся после твоих процедур! Когда ты заканчиваешь? Я за тобой заеду!

– Лучше встретимся в ваших апартаментах. – Милинтика слегка вздрогнула, неровно выдыхая, но её тон остался сугубо деловым. – Я прилечу к вам, как только выясню, чем вызвано столь интригующее решение Толтекатля. Встретимся через два часа, если вы не против, Величайшая Ксения!

– Жду у себя! – согласилась претендентка, завершая разговор.

Видеосфера системы связи погасла, и Владыка Ксипил поинтересовался официальным тоном, пародируя деловые интонации Милинтики:

– Надеюсь, я не сильно вторгся в твоё личное пространство?

– Вы должны были вторгнуться в него глубже, о, Владыка! – с придыханием промурлыкала Милинтика и недовольно скривилась: – Может, хотя бы тогда она поняла, что не к месту! Чтоб её Бесы…

– …холили и лелеяли, – закончил за Милинтику Владыка Ксипил.

– Холили и лелеяли, – со вздохом надула губки Милинтика, признавая свою ошибку. – В такие минуты я жутко завидую Синтехуа. Она способна терпеть нашу идеальную претендентку бесконечно! Мне же постоянно приходится сдерживать желание внушить Величайшей Ксении мысль о потере дара речи. Я бы рискнула, если б не боялась, что она перейдёт на письменное общение и всё станет ещё хуже!

– Нам крупно повезло с претендентом. – Владыка Ксипил стал серьёзен. – Величайшую Ксению не интересует ничего, кроме собственной мании величия. Взойдя на престол, она не просто отдаст нам бразды правления Империей – она сама прикажет избавить её от нудной управленческой рутины. Архивы гласят, что рано или поздно каждый Император исполняется уверенности в собственных силах, выходит из-под контроля Императорского Доминиона и начинает управлять Империей самостоятельно. Первые десятилетия этого периода тяжелы для всех, особенно для Императорского Доминиона. Но процесс личного управления рано или поздно надоедал Императорам, и Императорский Доминион вновь обретал реальную власть в той или иной мере. В нашем случае эта мера будет максимальной. Более того: у нас есть все шансы организовать всё так, чтобы Императрица вообще не заинтересовалась управлением. Для этого Величайшая Ксения должна быть не просто уверена в том, что мы существуем для исполнения всех нудных функций, отнимающих у Императрицы время, предназначенное для статусных мероприятий и светских развлечений. Она должна быть убеждена, что мы идеально для этого подходим и счастливы взвалить на себя любой её каприз! Она должна хотеть перекладывать на нас любые свои заботы, – по его губам скользнула мимолетная усмешка, – кроме дизайна причёски!

Владыка Ксипил вперил в Милинтику суровый взгляд и грозно произнёс:

– Чтобы больше я не слышал о том, что тебя удручает или как-либо ещё печалит необходимость носиться с капризами претендентки! Ты должна стать её лучшей подругой и доверенным лицом в тех жизненных ситуациях, в которых она не решится посоветоваться со мной напрямую! У тебя на это шесть месяцев! Ты всё поняла?

– Да, о, Владыка! – Милинтика виновато опустила глаза. – Этого больше не повторится. Я очень ценю оказанное мне доверие и не разочарую вас!

– Хорошо, – поставил точку Владыка Ксипил, и его тон утратил официальность: – На чём мы остановились?

Тёмно-рубиновые глаза Милинтики вспыхнули озорными огоньками, и она уперлась ему в грудь ладонями, выгибаясь, словно кошка:

– Мы остановились на глубине вторжения в личное пространство.

Правительственная связь вновь зажгла оповещение о звонке Величайшей Ксении, и Милинтика, не изменившись в лице ни на миллиметр, с готовностью потянулась к светосенсору приёма вызова. Однако претендентка сама сбросила вызов, и система связи сообщила, что Величайшая Ксения уже звонит Синтехуа.

– Синтехуа, добрый день! Блин! Ты тоже занята? – Ксения застала первую жену Ксипила бегущей в летнем спортивном костюме и босиком по песчаному пляжу круглого озера, расположенного в центре парка резиденции Владыки. – Я только что звонила Милинтике, но она в медцентре, не может говорить! Ты не знаешь, что с ней?

– Плановый медицинский осмотр. – Синтехуа доброжелательно улыбнулась. – Я с удовольствием помогу вам, Величайшая Ксения, всем, что в моих силах!

– Только если тебе удобно говорить. – Ксения, как подобает аристократу из высшего общества, проявила вежливость и понимание. – Ты же бегаешь!

– Вы очень любезны. – Синтехуа выполнила поклон подбородком. – Но я справлюсь с беседой на бегу, если вы позволите мне продолжать пробежку.

– Я не против, – разрешила Ксения. – Зачем вы с Милинтикой вообще бегаете? Можно же порешать все вопросы с фигурой путём медицинской коррекции!

– Бег босиком по песку полезен для здоровья. – Мягкая улыбка не сходила с губ Синтехуа. Чтобы не сбить дыхание, первая жена Владыки сбавила темп и говорила с таким видом, будто не бежит, а сидит в правительственном кресле высшего уровня комфорта. – Кроме того, любовь к бегу и плаванью заложена в Чиалори эволюционно. Наши планеты велики, реки и озёра протяжённы, джунгли и прерии обширны, почти вся фауна передвигается очень быстро. Чтобы успешно выживать, Чиалори приходилось ежедневно преодолевать серьёзные расстояния. Выносливость и скорость в этом зачастую являлись решающим фактором: если серьёзно уступать в скорости добыче, рискуешь остаться голодным. Большинство животных из пространства Чиалори существенно превосходят в скорости бега свои аналоги из остального пространства Империи. А наши скакуны высоко ценятся и за её пределами. В этом вопросе вы наверняка уже разбираетесь лучше меня! Как вам ваш новый мустанг?

– Хотела об этом поговорить с Милинтикой! – заявила Ксения. – Сегодня вечером скачки! Моя Чёрная Роза – несомненный фаворит главного старта! Но утром Толтекатль снял со скачек своего Ультрафиолета! Этот жеребец был главным соперником Чёрной Розы! Хочу узнать, на кого Толтекатль его заменил! У меня подозрительные предчувствия!

– Толтекатль? – уточнила Синтехуа. – Старший или младший? Владелец дизайнерского дома «Бездна» или его старший сын?

– Конечно, владелец! – фыркнула Ксения. – При чём тут какой-то сын? Я состязаюсь только с лучшими!

– Скачками в «Бездне» в большей степени занимается старший сын владельца, названный в честь отца, – всё так же мягко объяснила Синтехуа. – Именно в его конюшне лучшие скакуны. Отец же увлекается лошадьми постольку-поскольку. Он является действующим дизайнером и собственником мощного бизнеса, времени на хобби в его распоряжении далеко не столь много, как у сына. Поэтому Толтекатль-сын взял на себя заботу о семейном хобби. Формально конюшни у них общие, но в действительности Толтекатль-отец формирует основной состав своих чемпионов, основываясь на рекомендациях сына. Поэтому интересно знать, кто же именно снял вашего основного конкурента с бегов. Если Толтекатль-отец, то, возможно, жеребец не может выйти на старт по объективным причинам: недомогание или тренировочная травма. Если же чемпиона снял Толтекатль-сын, то это интрига! Не исключено, что «Бездна» заменит его на нового перспективного коня. Но эти нюансы вам всё же лучше обсудить с Милинтикой. Я не до такой степени разбираюсь в скачках.

– У них может быть новый конь! – Ксения недовольно поджала губы. – И он лучше Ультрафиолета! Иначе его никто не стал бы снимать со старта! Они хотят отобрать у меня трофей чемпиона! Блин, как жаль, что Милинтика занята именно сейчас! Надо выяснить, что они задумали!

– Не волнуйтесь, Величайшая Ксения, Милинтика вскоре освободится, – успокоила её Синтехуа. – До начала скачек ещё четыре часа, времени достаточно. Я могу помочь вам чем-то ещё? Что вы думаете о нашей утренней победе?

– Разве утром были скачки? – нахмурилась Ксения. – Не знала об этом! Что за конь выиграл старт? Фотон?

– Вчера к исходу суток наши войска атаковали важную ресурсную систему в пространстве Великого Доминиона Цетеки. – Синтехуа продолжала тактично улыбаться. – Сражение длилось три часа и закончилось утром нашей полной победой.

– А, ну ладно, – облегчённо выдохнула Ксения. – Очень рада. А то уже думала, что пропустила заезд и на нём выиграл скакун Милинтики! Мне эти военные события не очень интересны, пусть этим занимается министерство обороны, оно же для этого и существует, не так ли?

– Совершенно верно, Величайшая Ксения! – подтвердила Синтехуа. – Мы рады, что у Чиалори есть столь талантливые военачальники! В день Мишкоатли они пробьют вам дорогу к императорскому дворцу, невзирая ни на какие препятствия!

– Ааа… – неопределенно протянула Ксения, задумываясь. Наверное, надо как-то похвалить военных. Чтобы в день Мишкоатли они сражались за неё активнее. Этот придурошный клоун Цетеков, Величайший Эмиль – хотя правильнее его называть Величайший клоун Эмиль, – он ведь так постоянно делает. И вояки Цетеков его любят. Его вообще обожает всякая чернь, как и положено клоуну. Но она же не клоун! Ей плевать на чернь, она прирожденная аристократка из высшего общества! Такого, как Чиалори! А Чиалори пофиг до этого клоуна, в нашем пространстве у него вообще нет рейтинга! Или есть, но совсем незначительный, как он сам!

– Синтехуа… – Ксения неуверенно наморщила лоб и нос. – Как ты думаешь, уместно ли будет мне публично похвалить военных за эту победу? Вдруг такой поступок сочтут за моё подражание этому клоуну от Цетеков? Не хотела бы потерять рейтинги в пространстве Чиалори! В остальных пространствах у меня всё равно самый низкий рейтинг, так что наплевать!

– Без сомнения, вы хорошо помните нашу стратегию по возведению вас на престол, описанную Владыкой Ксипилом, – произнесла Синтехуа, заходя на очередной круг по песчаному пляжу. – И роль ваших рейтингов в ней!

– Разумеется, помню! – На лице Ксении появилась высокомерная усмешка: – Чем ниже мои рейтинги в пространстве конкурентов, тем меньше конкуренты воспринимают меня всерьёз! И тем проще нам будет нанести им внезапный удар! Самая первая конференция претендентов наглядно доказала правоту и дальновидность Владыки Ксипила! И меня не волнуют рейтинги среди всякого сброда! Мне интересны рейтинги среди Чиалори, а у нас мои рейтинги самые высокие!

– Совершенно верно. – Синтехуа вновь исполнила поклон подбородком. – Вы совсем недавно в нашей галактике, но уже отлично разбираетесь в тонкостях имперской политики! Вы абсолютно правы: уподобиться чужому претенденту ниже вашего достоинства! Поэтому мы сделаем всё гораздо тоньше. Сегодня я посещу фронтовой госпиталь, в котором проходят лечение наши бойцы, раненые в победном сражении. После скачек Милинтика отправится в захваченную систему и лично наградит героев битвы от лица Владыки Ксипила. А вы произнесёте короткую речь сразу после победы вашего скакуна на скачках! Поздравьте пространство Чиалори с утренней победой и объявите, что посвящаете свой трофей победе нашего оружия в доблестном сражении с врагами!

– Класс! – оценила Ксения. Идея Синтехуа ей понравилась. Это будет реально круто! Она активирует своим уникальным жестом личный компьютер, зажжёт видеосферу и покажет всем кадры военной победы! И на их фоне поздравит своих подданных! Это будет стильно и сильно! Как подобает будущей Императрице!

– Синтехуа, можешь в двух словах рассказать, что там произошло важного? Имею в виду, что должна рассказать своим подданным что-то такое, чего они ещё не увидели в новостях! – Ксения коснулась светосенсора записи: – Не могу же произнести речь, в которой не будет ничего нового!

– Эту военную операцию наши военные готовили почти месяц, – в голосе первой жены Владыки Ксипила зазвучала гордость. – её особенностью явилось то, что противник был атакован небольшими эскадрами, боевая мощь которых была заведомо ниже вражеских возможностей. Наш замысел удался: гарнизон системы не воспринял нападение всерьёз и решил, что отразит атаку своими силами. Основные войска Цетеков ожидали нашего нападения в другой солнечной системе и посчитали, что это отвлекающий удар. Наши храбрецы прорвались через превосходящие силы противника к оборудованию дальней связи и заглушили Цетекам возможность вызвать помощь. После этого мужественные воины Чиалори подали сигнал нашему ударному флоту и героически сдерживали многочисленного врага до прибытия основных сил. Когда гарнизон Цетеков понял, что это и есть наш основной удар, было уже поздно. Они сумели подать сигнал бедствия, но к тому времени наши войска уже были в их системе. Запоздало подошедшие к ним на помощь эскадры противника попали под удар нашего мощного кулака и были вынуждены отступить, чтобы избежать огромных потерь. Итог операции впечатляет: враг обращен в бегство, наши потери минимальны, ресурсная система Цетеков захвачена и уже через две недели начнёт поставлять сырьё в пространство Чиалори!

– Блин! – претендентка расстроенно нахмурилась. – Это слишком много, я так не запомню! Придётся заучивать, чтобы не запутаться!

– Не беспокойтесь, Величайшая Ксения, мы всё организуем, – заверила её Синтехуа. – Через час вы получите свою речь в более сжатом и официальном виде. У вас будет время выучить текст.

– Можно вложить эту речь в гипнограмму? – На лице Ксении отпечаталось лёгкое недовольство. – У меня нет времени заучивать, нужно подготовиться к скачкам! Предстоит выбрать наряд и подобрать к нему аксессуары, я должна выглядеть подобающим образом! Тем более если придётся произносить речь на всё пространство Чиалори!

– Как пожелаете, – заверила её первая жена Владыки. – Речь невелика, процедура получения гипнограммы с её текстом займет не более трёх минут. Медики подготовят всё до вашего отъезда. Я предупрежу Милинтику, она напомнит вам о необходимости посетить медицинский центр.

– Согласна! – важно подтвердила Ксения. – Буду готова к тому времени! Хорошей тренировки!

– Вы очень добры, Величайшая Ксения! – Синтехуа исполнила прощальный поклон подбородком и увеличила темп.

Следующие два часа Ксения провела за составлением своего образа. Сделать это было очень непросто: в её гардеробе насчитывалось более сотни изысканных ансамблей, объединявших в себе элитные наряды и украшения от самых именитых брендов Чиалори, названия которых гремели на всё пространство Империи. Любой из этих ансамблей являл собой совокупность нюансов, кардинально отличающихся от других, и подобрать идеальное сочетание всех элементов собственного внешнего вида было далеко не тривиальной задачей. Справиться с которой без помощи экспертных консультаций мог далеко не каждый. Ксения, как подобает прирожденной аристократке, была одарена от природы, но даже ей потребовалось время, чтобы вникнуть во все тонкости.

За четыре месяца, прошедшие с момента её появления у Чиалори, Ксения отлично вписалась в местную аристократическую элиту, в этом она не сомневалась. Естественно, высокий вкус и утончённый стиль законодателей имперской моды и лидеров в сфере инноваций она осваивала на лету. Но когда на тебя смотрит вся Империя, ты не можешь позволить себе допустить ошибку! Поэтому, чтобы подстраховаться, Ксения консультировалась с Милинтикой. Милинтика хоть и не была дизайнером, но имела очень изысканный вкус. Вся молодежь Чиалори от неё без ума, её одёжные ансамбли немедленно вызывают подражание, но особенно круто ей удаются всякие женские фенечки. Её знаменитое напыление супружеского афродизиака для платьев с открытой грудью стало хитом летнего сезона.

Ксения и сама бы использовала это интригующее и пикантное решение, но она не замужем, а носить на себе супружеский афродизиак просто так бессмысленно – никто не оценит, его же можно ощутить только на вкус. Вообще было бы неплохо иметь рядом с собой поклонника, который одаривал бы тебя супердорогими презентами и оказывал утончённые знаки внимания. Конечно, к услугам Ксении всё пространство Чиалори, Владыка Ксипил реализует все её потребности, а после восхождения на трон она и вовсе будет практически всемогущей. Но произойдёт это только через шесть месяцев, да и речь сейчас немного не о том. Ей требуется мужское внимание, чтобы рядом находился кто-то супервлиятельный, покорный и обходительный, чьё присутствие подчеркивало бы уникальность Ксении ещё сильней. Чтобы её рейтинги распространялись не только на политическую стезю, но и на социальную, как у Милинтики.

Вообще в этой галактике отношения между полами выстроены не так, как на захолустной Земле. Тут женщин больше, чем мужчин, поэтому у каждого супруга должно быть по две супруги. Более того, он обязан иметь двух жён, иначе будет платить специальный штраф за то, что из-за его капризов какая-то женщина не может создать семью. Внесемейные возможности у мужчин и женщин здесь то ли равные, то ли схожие, но местные семьи патриархальны, супружеские обычаи сложны, а взаимоотношения полов регламентируются какими-то своими культурными нормами, но Ксения не стала вдаваться в подробности. Её это не интересует, потому что она – будущая Императрица, и у неё всё будет так, как скажет она! Например, перед своим будущим супругом она не станет бегать на задних лапках, как Милинтика и Синтехуа перед Владыкой Ксипилом.

С ними всё понятно: Ксипил – Владыка, они – его жёны. Нет вопросов, кто там главный. Тем более что Владыка Ксипил реально гений политики, бизнеса и государственного управления, его опыт недосягаем! Для всех, кроме Ксении, конечно. Она же станет Императрицей, будет жить вечно и рано или поздно достигнет таких же высот, а впоследствии поднимется гораздо, гораздо выше! В этом мире выше Императора не существует никого, поэтому в её супружеских отношениях тоже не будет вопросов на тему главенства. Но на данный момент Ксения одна, и обращать внимание на потенциальных кандидатов стоит заранее.

В идеале бы найти супруга, такого как Владыка Ксипил. Ему под восемьдесят, но это неважно – тут такая обалденная медицина, что Ксения первое время реально была в шоке! Потому что Владыке Ксипилу под восемьдесят только на лицо, у него организм сорокалетнего мужчины. Когда Ксения увидела его в открытых летних одеждах, даже глазам не поверила – настолько разительно его тело отличается от лица! Позже ей объяснили, что возрастное лицо и седину в волосах Владыка Ксипил не исправляет специально. Лица Владык Чиалори должны выглядеть на свой возраст, это давняя традиция, подчёркивающая накопленные десятилетиями опыт и мудрость, неразрывно присущие высшему властителю. Впрочем, Ксипил настолько царственная особа, что и в восемьдесят выглядит не как старикашка, а как истинный повелитель. Когда Ксения сравнивала его изображения с изображениями покойного Ксиухкоатля, сравнение реально было не в пользу последнего.

Зато сама Ксения на троне будет выглядеть идеально! Экстервит не даст ей постареть, а выглядеть на свой возраст, как Владыки Чиалори, ей не требуется. Так что она всегда будет молодой и ярко, эксклюзивно индивидуальной! И суперстатусный спутник жизни выгодно оттенял бы её образ. Вообще, если бы у Владыки Ксипила не было бы двух жён, то нужно было бы обдумать именно этот вариант. Он так трогательно заботится о Милинтике и Синтехуа! Дарит им эксклюзивные подарки, разработанные и созданные индивидуально для них в единственном экземпляре, называет их именами боевые корабли, посвящает им всякие знаковые события, супруги Ксипила всегда с иголочки и всегда идеальны. Они вообще никогда не надевают одно и то же платье дважды! Каждый день новый ансамбль! А предыдущие наряды выставляются на аукцион и уходят за солидные деньги, которые Милинтика и Синтехуа тратят во время своих поездок в военные госпитали. Могут купить что-нибудь для раненых, а Милинтика иногда дарит свои наряды раненым девушкам-военнослужащим. И такая девушка мгновенно становится знаменитой.

В общем, спутник Ксении должен заботиться о ней точно так же и иметь статус не ниже. Но пока это невозможно, потому что Ксипил – это Владыка Великого Доминиона. Более богатого Чиалори и более высокого статуса в пространстве Чиалори не существует. Даже статус Ксении ниже, но это только пока она претендент. В идеале рядом с ней должен находиться только носитель наивысшего статуса, на то она и Императрица. К сожалению, разводиться с женами Ксипил не собирается, так что этот вариант придётся отложить. Тем более что Императрица не может быть какой-то там второй женой или даже первой – только единственной! С другой стороны, Милинтика крутая девчонка, и вместе они могут устраивать совершенно недосягаемый для других мегастатусный креатив! Они и сейчас очень круто смотрятся вдвоём, Ксения это сразу поняла, поэтому везде тусит с Милинтикой. Кроме высших государственных мероприятий, на которых согласно многотысячелетнему этикету супруги Владыки обязаны находиться подле него: первая жена по правую руку, вторая – по левую.

В варианте с Ксенией это могло бы выглядеть мегакруто: она в центре, как подобает будущей Императрице, Владыка Ксипил справа, Милинтика слева. Реальная квинтэссенция власти, неповторимой эксклюзивности и высшей аристократичности! Синтехуа, конечно, тоже молодец, но в этом треугольнике власти она явно лишняя. К тому же ей уже шестьдесят один. Благодаря тому, что к её услугам высочайшие достижения местной медицины, Синтехуа выглядит по земным меркам лет на тридцать с небольшим, но даже это в данном случае не в её пользу. Потому что той же Милинтике тридцать пять, а выглядит она не старше двадцати. А Ксения и вовсе не будет стареть никогда. Поэтому Синтехуа в супругах Владыки явно засиделась.

К сожалению, вряд ли можно надеяться на проблемы с её здоровьем, учитывая ту самую медицину. Вот если бы в резиденции Владыки Ксипила опять произошла некая трагедия с какими-нибудь очередными «Мизантропами», это было бы очень к месту! Ради любопытства Ксения даже поинтересовалась той историей подробнее. Все эксперты, а их в расследовании участвовали сотни, сошлись во мнениях, что это был редчайший несчастный случай, ошибка сырой технологии. Всякие хейтеры, в основном из пространства убогих субъектов Империи, не относящихся к Чиалори, намекали на причастность к этой «ошибке» Милинтики, но доказательств тому найдено не было. Зато было найдено множество доказательств её непричастности.

В невиновности Милинтики она не сомневалась, Милинтика в то время вообще ни разу не была на Куалькане, а вот на тему кристальной честности Синтехуа Ксения готова поразмышлять! После столь удачной гибели первой жены Ксипила Синтехуа получила её статус. И само убийство произошло прямо на глазах Синтехуа, во время совместной прогулки их женской пары. Считается, что она едва не погибла вместе с первой супругой, в последнюю секунду давшая сбой матрица андроидов восстановила свою работоспособность, и ближайшие телохранители уничтожили своих вышедших из-под контроля коллег. А ведь основным держателем наследства после смерти супруга является та из жён, которая провела в браке больше времени. После смерти Ксипила его деньги будут распределены между Синтехуа и Милинтикой в соотношении два к одному. То есть после трагической гибели первой супруги Синтехуа автоматически стала вдвое богаче. Лично Ксения видит в этом мотив!

Правда, подобный мотив видела не только она. За десять лет, прошедших с того страшного убийства, кто только не проводил расследование. Синтехуа давала объяснения разным сыщикам раз сто, и никто ничего не обнаружил. А занимались расследованием лучшие профессионалы! В итоге они пришли к выводу, что Синтехуа ни при чём. Ксения в работе следователей не разбирается, ей это вообще не надо, но лично она согласна с теми, кто считает, что Синтехуа была заинтересована в смерти своей предшественницы. Раз никаких доказательств нет, значит, говорить не о чем, но случайно наткнуться в каком-нибудь каземате для хранения полимерных телохранителей на «Мизантропа», агрессивно реагирующего на статус первой супруги Владыки, было бы интересным вариантом! Пока же придётся присмотреться к мужской части аристократической элиты Чиалори на предмет потенциального спутника жизни.

Этим Ксения начала заниматься немедленно, едва заняла своё место в правительственной ложе ипподрома. Первым, что пришлось обдумывать, оказалась трудно решаемая дилемма отцов и сыновей. Кого рассматривать в качестве спутника? Возрастного владельца бизнеса, которому принадлежит всё и который всё решает, или же его наследника, который молод и холост, но станет реальным хозяином жизни ещё очень не скоро? С одной стороны, Ксения будет жить вечно, и потому торопиться некуда. С другой – почему будущая Императрица должна чего-то там ждать, да ещё непонятно сколько?! Она вообще ничего никому не должна, это ей все должны, не надо путать!

Ситуация осложнялась тем, что вся мужская элита аристократии выглядела не на свои годы. Выдающиеся бизнесмены и политики не являлись Владыкой, традиции властителей Доминиона на них не распространялись, и потому они максимально использовали весь потенциал высших технологий ультраразвитой и ультрасовременной медицины. Мужчинам-ровесникам Владыки Ксипила на вид было лет по пятьдесят, и это по местным меркам. Потому что тут в пятьдесят мужики выглядят как на Земле в сорок. Когда Ксении представляли элиту аристократии в самый первый раз, она вообще запуталась, кому сколько лет. Сейчас её глаз уже намётан и сразу отличает сильных мира сего от их более молодых отпрысков, но визуально тут всё равно нет стариков. Кого выбрать?

– Милинтика! – тихо произнесла Ксения, вполоборота поворачиваясь к сидящей рядом второй супруге Владыки. – Планирую рассмотреть варианты спутника жизни. Никуда не тороплюсь, но хотела бы иметь представление о потенциальных кандидатах. Сегодня вижу много новых лиц. Можешь рассказать, кто они?

– Разумеется, Величайшая Ксения, – столь же тихо ответила Милинтика. Она зажгла рядом с претенденткой видеосферу и вывела туда изображения высшей аристократии, наблюдающей за подготовкой первого забега. – С каких ВИП-лож начнем?

– С тех, что справа от нас. – Ксения скользила взглядом по чопорным Чиалори, умудряющимся сохранять безукоризненное благородство осанки даже сидя в роскошных креслах. – Кто этот мужчина в одеждах от «Ностальгии»?

– Это Чимолли. – Милинтика приблизила изображение. – Старший сын основного бенефициара этого бренда.

– Сын? – риторически переспросила Ксения, задумчиво разглядывая гордый аристократический профиль, словно вырубленный из цельного куска красной скалы. – Сколько ему лет? И сколько лет отцу?

– Чимолли тридцать пять, его отцу шестьдесят шесть. – Милинтика взглядом указала на сидящих по обе стороны от аристократа молодых сексуальных красоток: – Справа от него его первая жена. Слева – вторая жена отца. Сам отец находится сейчас по вопросам бизнеса в Малом Доминионе Чиалори, в этом вояже его сопровождает первая супруга. У Чимолли ещё нет второй жены.

– А кто сидит в следующей ложе? – Ксения незаметно указала на другого аристократа. – В смысле, через одну, в следующей ложе я всех знаю!

– Это Тлакаеэтль, глава «Сверхпроводимости», – ответила Милинтика. – Со своей супругой и дочерьми.

– «Сверхпроводимость»? – Ксения нахмурилась. – Не помню этого бренда! Это ювелирные изделия?

– Это один из ведущих инженерно-конструкторских холдингов Чиалори, – объяснила меднокожая красотка. – Занимает лидирующие позиции в Империи в области разработки и изготовления сложной космической техники. Тлакаеэтль один из самых состоятельных бизнесменов Империи. Его сын является самым младшим ребёнком, ему пять лет, и пока он не проявил интереса к скачкам. Старшая супруга Тлакаеэтля умерла год назад, и на данный момент в его семье только одна жена. Место второй супруги свободно.

– Поняла. – Ксения перевела взгляд дальше, останавливаясь на очередном супербогатом незнакомце: – Кто этот Чиалори с двумя актрисами? Я помню их по главным ролям в свежих блокбастерах. Это его супруги?

– Нет. – Милинтика увеличила изображение. – Это Ицтли, сын владельца корпорации «Микроника».

– «Микроника»?! – невольно переспросила Ксения. – В моих апартаментах вся электроника от «Микроники»!

– Как и в моих, – подтвердила Милинтика. – «Микроника» – это эталон качества, признанный во всём пространстве Империи. Высший уровень. Пожизненная гарантия. Непревзойдённая надёжность и столь же непревзойдённая стоимость. Но это тот неоспоримый случай, когда цена не имеет значения. Лучшие инженеры и технические специалисты пространства Чиалори стоят в очереди на трудоустройство в «Микронику». В корпорации нет ни одного не-Чиалори. «Микроника» – это Чиалори до мозга костей: воплощение прогресса, качества, надёжности и патриотизма.

– Круто! – удовлетворённо оценила Ксения. – А где его отец?

– Глава «Микроники» проходит углубленное лечение. – Милинтика изучающе разглядывала Ксению, с головой увлечённую осмотром элиты Великого Доминиона Чиалори. – Он очень стар, через три месяца ему исполнится сто сорок, но медицинский прогноз неутешителен. Врачи не могут дать гарантии, что он сможет вернуться к управлению корпорацией. После того как отец отойдёт от дел, Ицтли единолично унаследует «Микронику».

– Сколько ему лет? – Ксения заинтересованно разглядывала наследника умопомрачительного состояния. – Пожалуй, его статус может быть приемлемым для меня. Что делают в ВИП-ложе Ицтли эти актрисы?

– Ицтли пятьдесят два, он до сих пор не женат. Эти актрисы составляют его женскую пару, он встречается с ними последние пять лет, но о заключении брака речь пока не идёт. – Милинтика неопределённо шевельнула угольно-чёрными бровями. – Поговаривают, что у Ицтли фобия на тему бракосочетаний и личной свободы.

– Никуда не денется, – властно усмехнулась Ксения. – Перейдем к ВИП-ложам слева! Кто этот мужественный красавчик в окружении молодых девушек?

– Ваш главный соперник на сегодняшних скачках. – Взгляд Милинтики, направленный на Ксению, стал ещё более пристальным.

– Это Толтекатль-сын? – мгновенно догадалась Ксения, собственноручно увеличивая изображение. – Вот это сюжет! Какой мачо! И сколько ему?

– Тридцать шесть. – Милинтика предвосхитила вопрос претендентки: – Он не женат, месяц назад расстался с женской парой и на данный момент не состоит в отношениях. Рядом с ним вы видите его сестёр. Других сыновей в семье владельца «Бездны» нет, Толтекатль-сын единственный наследник этого дизайнерского дома.

– Толтекатлю-старшему шестьдесят семь, – нерешительно произнесла Ксения, тщательно изучая мужественного краснокожего красавца.

Его туманный взгляд был направлен в пустоту, сам он не шевелился, словно являлся изваянием, и сидящие вокруг него четыре привлекательные девушки в безумно дорогих и фантастически стильных нарядах от «Бездны» старались вести беседу негромко. По их поведению и взглядам, периодически направленным на него, было несложно догадаться, что сестры всячески стараются не побеспокоить выпавшего из реальности брата.

– Толтекатль-отец, – продолжила претендентка, – находится в хорошей форме, как умственной, так и физической. Не думаю, что его сын унаследует бизнес скоро…

– И это замечательно, – улыбнулась Милинтика. – Потому что до тех пор, пока на его плечи не свалится столь огромная ноша, он может продолжать создавать шедевры!

Вторая супруга Владыки Ксипила изящным манерным движением подняла руку и элегантно изогнула кисть, демонстрируя предплечье. У Ксении невольно захватило дух: всё-таки Милинтика нереально крутая! Каждое движение отточено, словно у звезды балета! А этот жест вообще у Ксении самый любимый, она реально кайфует от того, как Милинтика показывает всем свой личный компьютер! Эксклюзивный, выполненный в единственном экземпляре, стоящий целое состояние, одновременно являющийся сверхсложной техникой и супердорогим украшением! Круче этого только личный жест самой Ксении, впрочем, это общеизвестно.

– То есть? – до Ксении запоздало дошёл смысл сказанного Милинтикой. – Стой, ты хочешь сказать, что это сделал он?!! «Бездна» же занимается лакшери одеждой! А это произвели в «Грёзах»! Специально интересовалась производителем, когда увидела твои аксессуары в первый раз!

– «Грёзы» – это и есть Толтекатль-сын. – Вторая супруга Владыки Ксипила обворожительно улыбнулась пролетающему мимо ВИП-лож облаку автономных кибер-операторов, и Ксения поспешила последовать её примеру. – «Бездна» занимается дизайном одежды, «Грёзы» специализируются на техническом дизайне высших категорий сложности. Дизайн моего компьютера, – Милинтика изящно развернула руку, демонстрируя невероятно стильный эксклюзивный аксессуар во всей красе с разных сторон, – вышел из-под пера Толтекатля-младшего. Равно как дизайн вашего, Величайшая Ксения!

В эту секунду окаменевший взгляд Толтекатля-сына дрогнул, и краснокожий мачо развел руки в разные стороны. Окружающие его сёстры мгновенно прекратили беседу, и ближайшие к нему девушки ловким движением вложили в руки брата электронные перья. Сестры, сидящие дальше, немедленно активировали какое-то сложное электронное оборудование, стилизованное под украшения их нарядов, и перед братом вспыхнул большой электронный проектировочный мольберт. Толтекатль-сын принялся рисовать некое объёмное изображение, делая уверенные размашистые наброски левой рукой и одновременно дорабатывая их короткими штрихами правой.

– Гений творит! – в голосе Милинтики послышалось уважение. – Свой первый дизайн Толтекатль-сын создал в одиннадцать лет. Это был простенький детский коммуникатор. После незначительной отцовской доработки эта модель была хитом продаж в течение пяти лет. С тех пор сын владельца «Бездны» стал одним из лучших инженеров в Великом Доминионе Чиалори и лучшим техническим дизайнером во всём нашем пространстве. Он ни разу не создал ни одного платья, но его технические решения бесподобны! Это лучшее во всей Империи сочетание технологичности, функциональности, эргономики и изящества! Сам Толтекатль-сын говорит, что черпает вдохновение в лошадях и красоте женского тела, ибо и то и другое создано иметь идеальные формы.

– Круто! – Ксения впечатлённо смотрела, как внутри светового объёма проектировочного мольберта возникают очертания роскошной космической яхты. – То есть он сам владеет «Грёзами»? Почему я не видела его в списках самых состоятельных собственников нашего пространства?

– Потому что он пожелал оформить «Грёзы» как семейный бизнес, – уточнила Милинтика. – Доли распределены между ним и его сёстрами. Ему принадлежит контрольный пакет, но формально этого недостаточно для попадания в первую тысячу. Эксперты считают, что после того, как Толтекатль-отец передаст сыну бразды правления «Бездной», младший Толтекатль войдёт в первую пятёрку списка. К тому времени «Грёзы» будут стоить минимум на два порядка дороже.

– Это мне подходит, – задумчиво произнесла Ксения. – Не топ-один, конечно, но уже что-то. Где девушки, в которых он черпает вдохновение? У него красивые сёстры – он вдохновляется ими?

– С этим всё сложно. – Милинтика едва заметно пожала плечиками, мол, у каждой медали всегда две стороны. – Отношения с девушками у него длятся недолго. Сам Толтекатль-сын говорит, что вдохновение требует новых муз, а над вдохновением ничто не властно, даже он сам. Поэтому девушек он меняет ежегодно. Это вызывает определённое недовольство среди женской части высшего общества. Поэтому его музы в основном из девушек с небогатой родословной. Юристы «Грёз» заранее заключают с каждой новой музой контракт, согласно которому девушка отказывается от каких бы то ни было претензий в случае, если их отношения прервутся через год без внятных объяснений. В те времена, когда у него нет ни одной музы, как сейчас, ему ассистируют сёстры. В такие периоды Толтекатль-сын занимается лошадьми с большей интенсивностью. Я уверена, что он выставил на сегодняшние скачки своего нового чемпиона, дабы получить от заездов не спортивное, а эстетическое удовлетворение. После скачек его гениальный мозг создаст новый шедевр, начало этого процесса мы имеем удовольствие наблюдать прямо сейчас!

Вторая супруга Владыки Ксипила указала на мольберт, набросок яхты в центре которого обрастал множеством непонятных Ксении сложных физико-математических формул. Младший Толтекатль то увлечённо вычерчивал обводы космического судна, то прерывался на написание формул. Искусственный Интеллект считывал его формулы, мгновенно переводя их в компьютерный код, производил расчёты и выдавал результаты прямо на мольберт, справа и слева от основного эскиза. Толтекатль-сын сверялся с полученными данными, исправлял в набросках какие-то штрихи, изгибы и линии, после чего снова начинал работать над эскизом.

– Поняла, почему он так часто меняет муз! – заявила Ксения, зачарованно наблюдая за творческим процессом признанного мастера. – Они слишком стандартные! Он же гений, а гениям чужды стандарты! Ему нужна уникальная муза, не похожая на одно и то же, разделяющая его увлечение скакунами и дизайном! Девушка, одного взгляда на которую будет достаточно, чтобы гениальный мозг рождал эксклюзивные, новейшие и неповторимые идеи! Муза, аналогов которой не существует, поэтому восхищение ею не пройдёт никогда! Например, такая, как я! Вдвоём мы сможем создать неповторимые шедевры!

– Не сомневаюсь. – Милинтика склонила голову в лёгком поклоне в знак признания уникальности будущей Императрицы. – Сейчас начнётся первый заезд, и у нас будет возможность оценить, насколько хорош новый чемпион Толтекатля. После заезда мы можем продолжить знакомство с ВИП-ложами, если пожелаете, Величайшая Ксения!

– Желаю! – подтвердила Ксения, удобнее устраиваясь в правительственном кресле.

Распорядитель ожидаемо объявил о замене, произведённой в конюшнях Толтекатля-старшего. Вместо Ультрафиолета на старт выйдет Синергия – новый чемпион сына владельца «Бездны». Наездница Синергии прошла взвешивание, её вес уверенно уложился в весовую категорию этого старта, и судейская коллегия признала факт замены законным. Всё это было ясно заранее, и все с нетерпением ожидали старта, чтобы увидеть главную интригу: кто придёт первым, Чёрная Роза Ксении или Синергия Толтекатля.

Почти всю гонку оба скакуна прошли ноздря в ноздрю, но на финальной стометровке Синергия вырвалась вперёд, и Ксения чуть с ума не сошла от волнения. Если она проиграет сейчас, то как будет произносить речь, в которой должна посвятить свою победу победе наших войск над Цетеками?!! Это же ужасное фиаско!

К счастью, переволновалась не только она. Наездница Синергии тоже оказалась сильно взволнована оттого, что впервые принимала участие в забеге столь высокого уровня. От волнения она допустила ошибку, и на последних метрах Чёрная Роза вырвала победу у Синергии. Лошадь Ксении опередила соперницу на пять миллиметров, но автоматика сразу расставила всё по своим местам, продемонстрировав тщательный фотофиниш с десятка различных ракурсов. Третьим к финишу пришёл Фотон Милинтики. Эмоции, которые испытала Ксения, были непередаваемы! Она в очередной раз показала всем, что является лучшей, и её пламенная речь, посвящённая обеим победам, получилась особенно эффектной! Рейтинги Ксении во всём пространстве Чиалори выросли сразу на полпроцента, а это очень много, когда речь идёт о шести десятках планет, населённых пятью триллионами гордых и аристократичных Чиалори!

Вернувшись в свои апартаменты, Ксения ещё долго пребывала в отличном настроении и больше часа обсуждала с Милинтикой свои дизайнерские идеи.

– Мне нужен такой же мольберт, как у Толтекатля-сына! – уверенно заявила она второй супруге Владыки. – Это гениальное решение – иметь под рукой дизайнерские инструменты в любую секунду! Никто не знает, когда гения посетит вдохновение! Это может случиться когда угодно!

– Я лично сделаю заказ в «Грёзы», – заверила её Милинтика. – Вы получите индивидуальное оборудование с индивидуальным дизайном, как подобает будущей Императрице! Его изготовят вне очереди, в ближайшие же дни!

– Может, мне самой сделать заказ? – Ксения многозначительно посмотрела на меднокожую красотку. – Хочу посмотреть на реакцию Толтекатля-сына!

– Я бы не стала торопить события и сохранила интригу. – Милинтика задумалась. – Имеет смысл отсмотреть всех возможных кандидатов и тщательно всё взвесить. Выбрать варианты и изучить имеющуюся о них информацию. Окончательный выбор можно сделать после того, как не останется никаких сомнений. До тех пор никому лучше не знать о том, на чьей стороне симпатии будущей Императрицы. Это может вызвать ненужный ажиотаж среди тех, кто будет отвергнут.

– Разве это плохо? – Ксения царственно подняла подбородок: – Пусть соперничают за моё внимание! Я выберу достойнейшего!

– Если информация о ваших симпатиях просочится в прессу, то соперничества может не быть, – покачала головой Милинтика. – Чиалори преданы вам, как один, и не станут навязывать себя своей Императрице против её симпатий! Стоит только сказать, кто симпатичен вам более других, как остальные признают его победу. Ваше счастье для Чиалори дороже собственного, никто не станет пренебрегать чувствами будущей Императрицы! Поэтому я предлагаю обыграть всё тонко и сохранять интригу до решающего момента.

– Согласна! – решила Ксения. – Хочу начать с младшего Толтекатля и Ицтли, хотя больше склоняюсь к Толтекатлю. Что мы будем делать?

– Дайте мне пару суток, Величайшая Ксения. – Милинтика обещающе улыбнулась. – Я подготовлю стратегию наших дальнейших шагов.

Ксения согласилась, и Милинтика улетела в захваченную утром ресурсную систему Цетеков награждать отличившихся в сражении военных. Оставшись одна, Ксения испытала прилив вдохновения и принялась создавать дизайн своей причёски на завтра.

Взойдя на борт флагманского линкора своего эскорта, Милинтика активировала секретную линию правительственной связи и вызвала первую супругу Владыки.

– С нашей будущей Императрицей возникли проблемы? – Синтехуа устало вздохнула. – Я просмотрела присланную тобой запись. Ей взбрело в голову завести отношения? И даже подстроенная нами победа на скачках не заставила её забыть эту блажь?

– Не заставила, – подтвердила Милинтика. – Пока она настроена решительно.

– Плохо. – Синтехуа брезгливо скривилась. – Убедить встречаться с таким уродливым монстром удастся не каждого простого Чиалори. Высшую аристократию не заставишь. Кто в опасности, кроме младшего Толтекатля?

– Ицтли. – Милинтика нахмурилась: – Ни тот ни другой не согласятся на отношения с этим убожеством добровольно. Она отвратительна им обоим, это подтверждено. Предлагаю применить к ней гипнотическое воздействие первой степени.

– Как на это отреагирует Экстервит? – Во взгляде Синтехуа появилось опасение.

– Претендента нельзя держать в неволе, но можно обманывать, – рассуждала Милинтика. – В данном случае гипноз – это обман. Ничего запрещённого мы не сделаем. Я просто внушу ей, что она слишком великая для выбора спутника из всего лишь Чиалори. Императрица должна выбирать из всей Империи, и так далее. Пусть ждёт своего восхождения на престол, мучиться с её личной жизнью будем после.

– Подходит, – оценила Синтехуа. – Но для надёжности необходимо ещё раз проанализировать архивы и законы императорской гонки. Сколько у нас времени?

– Двое суток.

– Этого достаточно. Держись! – Синтехуа ободряюще улыбнулась и разорвала связь.

Пять месяцев до дня Мишкоатли

Ксочипеп выполнил уклон влево и вновь провёл атакующую серию в голову, засыпая прямыми ударами Юлиану, отчаянно пытающуюся защититься. Ей удалось заблокировать первые три удара и даже отступить на пару шагов назад, но в следующую секунду лёгкие словно взорвались болью. Оказалось, что четвёртый удар Ксочипепа, который казался ей направленным в челюсть, неожиданно прилетел в солнечное сплетение. Лёгкие свело судорогой, моментально выдавливая весь воздух, охваченное страданиями тело скрючилось, ноги стали ватными. Юлиану скорчило в позу эмбриона, и она рухнула, не в силах сделать вдох.

– Да сколько можно! – Ксочипеп закатил глаза к небу и уныло закрыл их ладонью. – Полгода тренировок – и всё равно одно и то же! Ты почему такая тупая?! У меня мозоль на языке натёрлась бесконечно твердить: не смотри за моими кулаками! Они слишком близко к твоему лицу, ты не успеешь среагировать на удар! Следи за локтями! Движение локтя заметить легче!

Несколько секунд Юлиана молча хватала ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба, потом судороги отпустили, и расслабившиеся лёгкие позволили ей сделать вдох.

– Я пыталась… – просипела она, жадно втягивая воздух, – следить за твоими локтями… Но так я вижу ещё меньше… переводить взгляд с локтя на локоть… слишком долго…

– Потому что не надо никуда переводить взгляд! – В голосе Ксочипепа знакомо мелькнуло раздражение. – Это я тоже объяснял тебе тысячу раз! Ты должна всегда видеть меня целиком! Взгляд мне в переносицу – и работай периферийным зрением! Впрочем, ты слишком коротконогая, поэтому тебе эффективней смотреть мне в нервный узел над верхней губой или под нижнюю губу, выбери сама, по степени комфортности. Но в остальном принцип тот же: не бегаешь глазами туда-сюда по рукам-ногам противника, а постоянно удерживаешь его в поле зрения целиком! Тебе же улучшили периферийное зрение! Или напыление на радужной оболочке глаз мешает тебе реагировать на удар?

– Не мешает… – Юлиана встала на четвереньки и попыталась отдышаться. – Оно очень красивое… и позволяет видеть в темноте…

– В темноте ты работаешь лучше, чем днём, – согласился Ксочипеп. Он бесцеремонно подхватил её под мышки и рывком поставил на ноги: – Когда восстанавливаешься – торопись не сильнее вдыхать, а глубже выдыхать! Сколько раз повторять?!!

– Я… – Юлиана усиленно дышала, – стараюсь…

– Старайся лучше! – поддразнил её Ксочипеп, косясь на своё оборудование. – Всё, ты в норме, хватит притворяться немощной тупицей! Хотя нет, тут я не прав – ты не притворяешься. Но мы это исправим. В стойку! Будешь стоять в спаррингах до тех пор, пока не перестанешь тупить!

– Это нечестно… – вяло запротестовала Юлиана. – Я девочка, а ты мужчина! Ты меня сильней в любом случае!

– Да ну?! – обалдел рослый атлет. – Не может быть! А как же равенство полов, о котором ты мне пыталась все уши прожужжать полгода назад? У вас же на планете все равны! Женщины становятся чемпионами по боевым искусствам и укладывают мужчин в нокаут на раз!

– Они укладывают офисных дохляков, – насупилась Юлиана, в который раз жалея, что поначалу несла слишком много чуши, не отдавая себе в том отчёта. – Я не помню ни одного случая, чтобы чемпионка мира среди женщин вызвала на бой такого же чемпиона мира среди мужчин! У меня на планете все – тупоголовые идиотки! И идиоты. Что ещё можно ожидать от примитивной цивилизации?

Она сделала несчастное лицо и жалобно попросила:

– Ксочипеп, миленький, пожалуйста, не надо больше меня бить… Ты же сильнее…

– Ещё как надо! – возразил тот. – Только в бою против сильного противника можно чему-нибудь научиться! – И добавил, недовольно скривившись: – Я тебе не миленький! Вот за это ты точно огребёшь! В стойку! Или получишь прямо так!

Он демонстративно замахнулся и нанёс боковой удар ей в голову. Юлиана успела выполнить нырок и даже ударить в ответ, на выходе из нырка, но её кулак пробил воздух. Подбородка Ксочипепа на старом месте не оказалось, а вот его нога пребольно врезалась ей в бедро. Четырёхглавая мышца вспыхнула огнём, и Юлиана захромала в попытке разорвать дистанцию. Несколько ударов ей удалось отразить, она дважды ушла от его ноги и резким броском устремилась в контратаку. И тут же всем телом налетела на второй удар в солнечное сплетение.

На этот раз было очень больно. Встать на ноги ей удалось только минут через пять. Она привычно попыталась воззвать к состраданию Ксочипепа, столь же привычно получила отказ, и спарринг продолжился. Вообще Ксочипеп был, конечно, невероятно крут, недаром считался лучшим бойцом в дивизионе. И невероятно секси: рослый, широкоплечий, меднокожий атлет с идеальным телом, покрытым множеством слабо заметных остаточных шрамов. С длинным хвостом густых и чёрных, как смоль, прямых волос, красивым мужественным голосом, завораживающим карим взглядом и точёными чертами лица. На Земле он бы мгновенно стал звездой Голливуда и лицом самых престижных брендов. В этой галактике красавцем был чуть ли не каждый третий, но даже среди них Ксочипеп выделялся. И так считала не только Юлиана. Женщины из их дивизиона заглядывались на него очень даже, а ведь они вполне себе местные.

Сам Ксочипеп относился к Юлиане как наставник, всё с той же прежней лёгкой неприязнью. Которую он особо не скрывал, но и, надо отдать ему должное, не увеличивал и вообще границ не переходил. Насмехался, конечно, часто, редко когда упускал такой случай. Но возился с ней постоянно и тщательно, поэтому Юлиана предпочла помалкивать и не возмущаться. Тем более что кроме него поговорить ей не с кем, она тщательно следит за своим инкогнито, и все, кто в курсе её подлинной личности, делают всё для поддержания максимальной конспирации. Стать Императрицей – это, конечно, хорошо, но дожить до этого момента – ещё лучше.

– Следи за мимикой! – Ксочипеп вбивал в Юлиану удар за ударом. – Не меняйся в лице, когда контратакуешь или собираешься провести внезапный приём. Выдаёшь себя. Лучше сделай несчастную рожу, будто тебе больно и ты сейчас упадёшь. Неопытного и самоуверенного противника это введёт в заблуждение. Он решит, что почти победил, и не будет ожидать от тебя серьёзных действий.

Кулаки Ксочипепа вновь обрушили на неё стремительную серию, и она задницей почувствовала, что сейчас будет удар ногой в бедро. Юлиана резким движением голени заблокировала удар, невольно вскрикивая от боли в надкостнице, но тут же заставила себя рвануться в контратаку. Если сейчас провести ему захват за ближнюю ногу, то можно будет попытаться броском…

Колено Ксочипепа неожиданно оказалось прямо перед её лицом, и Юлина с размаха впечаталась в него всей физиономией. Нос и верхнюю губу пронзило болью, в глазах потемнело, и она беспомощным кулём осела на пол.

– Слишком явно, – голос Ксочипепа донёсся сквозь шум кровяного давления в ушах. – Говорил же: прячь свои намерения за обманными финтами! Что мешало тебе перед контратакой показать отвлекающий удар? Тогда захват мог пройти. А так ты сама себя приложила о моё колено. В реальном бою я бы им бил, это был бы встречный удар в переносицу. Со сложением встречных скоростей плюс усилители конечностей. Без шлема ты была бы уже трупом.

– Больно… – Юлина размазывала по лицу слёзы пополам с кровью. – Можно включить медблок… я больше не могу…

– Включай, – махнул рукой Ксочипеп. – Перерыв десять минут.

– Можно на сегодня всё?.. – всхлипнула она.

– Нет.

– Можно тогда с медблоком?.. – Юлиана торопливо активировала заранее отключённый медблок и ощутила лёгкое давление на коже – персональное оборудование вводило ей в кровь медицинских нанороботов. Боль притупилась, и кровь перестала течь из разбитых губы и носа. – С ним не так больно…

– С ним не больно, – согласился Ксочипеп. – И именно потому нельзя. Отсутствие боли на тренировках приводит к формированию ложного восприятия настоящего боя. Сражение насмерть – это тебе не развлекательные пострелушки батраков, пуляющих друг в друга шариками с краской или пневматическими пульками. Попали – фигня, можно стерпеть, сделать вид, что не попали, и пульнуть в ответ. В настоящем бою с такими привычками в ответ стрелять будет уже некому. Тупую голову снайпер снесёт с двух километров, никакие шарики так не летают, поэтому все тренировки мы выполняем с максимальной имитацией реальных болевых ощущений. Чтобы вырабатывался рефлекс делать всё правильно. Тебе в первой волне в атаку не ходить, но это ещё не значит, что мы не будем тебя учить по науке. Осталось девять минут. Залечивай, что успеешь, выключай медблок – и в стойку!

– Ну пожалуйста… – жалобно взмолилась Юлиана, заранее зная ответ. – Мне очень больно… плакать хочется… у меня депрессия начинается… Я хочу каплю нормального отношения… угнетает чувствовать себя боксёрской грушей…

– Для тебя стараюсь, – с полнейшим безразличием пожал плечами Ксочипеп. – Тебе эти умения пригодятся через полгода. Хорошо, если обойдётся без них, но рассчитывая на лучшее – готовься к худшему! Зато, если всё получится, будешь чувствовать себя кем пожелаешь. Ты получила гипнограммы по технике и тактике рукопашного и стрелкового боя, но гипнограмма не в состоянии развить мышечную память и координацию движений. Этим мы и занимаемся. Лучше перестараться, чем упустить… сама знаешь что!

– Я всё понимаю. – Нанороботы стабилизировали расстроенную психику, но Юлиана старалась выглядеть печальной и заплаканной. В этом плане медблок всегда подводил: слёзы отказывались течь, когда надо было вызвать у него жалость. Наверное, поэтому жалость не вызывалась. – И очень стараюсь… но мне так не хватает простого человеческого общения…

– Какое общение во время тренировок?! – насмешливо заявил Ксочипеп. – Заканчивай с дурацкими отговорками! Тебе лишь бы по башке не получать! Мы вечерами постоянно треплемся! Я уже стал ненавидеть разговаривать!

– Вечерами ты постоянно надо мной насмехаешься… – Юлиана изо всех сил попыталась придать себе и своему голосу убитый печалью вид, но предательские нанороботы полностью стабилизировали психику, и оборудование Ксочипепа чётко сигнализировало ему об этом. – А мне надо лишь чуточку тепла. Простой человеческой теплоты…

– Ты повторяешься, – недовольно оборвал её Ксочипеп. – Хватит притворяться, ты уже в норме! Как только добьёшься своей цели – так сразу организуешь себе всё, что душе угодно! Хоть простой человеческой теплоты, хоть сложной нечеловеческой. Возможностей у тебя будет хоть отбавляй! – Он смерил её неприязненным взглядом и чуть тише добавил: – Главное к этому моменту оказаться от тебя подальше! А пока я должен сделать так, чтобы цель не ушла у тебя из-под носа, если за пару шагов от неё тебя захочет оттолкнуть какой-нибудь ушлый мужичонка! Всё! Разговор окончен! Долечивайся – и в стойку! Сегодня до вечера рукопашная. Завтра стрельбы, там отдохнешь от своей, – он сделал брезгливое лицо, – депрессии! Можешь сходить к доктору Куори, она сегодня тебе понадобится.

Юлиана подумала, что сейчас бы самое время всплакнуть, до такой степени он её обижает. Но медблок не даст ей расстроиться, поэтому слова Ксочипепа сейчас не вызывают у неё тяжёлой реакции. Вечером, перед сном, активность нанороботов в крови снизится, она вспомнит этот разговор и поплачет в подушку. Точнее, заплачет в подушку. Потому что медблок сразу же вернет её психику в стабильное состояние и тут же усыпит. Так всегда бывает, поэтому крыша у неё никогда не едет, и о том, что такое хронический московский депрессняк, она помнит с трудом.

Но это не значит, что его отношение её не ранит! Неужели так сложно относиться к ней без неприязни? Или хотя бы скрывать её?! Она ведь всё делает, как ей говорят, в том числе он! Юлиана со вздохом вспомнила, как впервые оказалась в Первом Особом дивизионе стар-полковника Некуаметля. Её привезли на какую-то военную базу под видом рядового солдата, прибывшего в качестве пополнения. Помимо неё, вновь прибывших было ещё три десятка, все опытные бойцы с солидным послужным списком. В тот же час всех распределили по подразделениям. Юлиану назначили в диверсионный батальон, и первый, кого она там увидела, был Ксочипеп. Тогда, внутри шпионского корабля, она не видела его без маски, но сразу узнала по глазам и голосу. Всем было объявлено, что Юла, так теперь звали Юлиану, прибыла в подразделение после тяжёлого ранения с амнезией и на первых порах к ней будет приставлен опытный профессионал.

Сам Ксочипеп был в Первом Особом дивизионе личностью известной, элитным спецом, лучшим на весь диверсионный батальон. Назначение на должность няньки он воспринял с кислой миной и нескрываемым недовольством. И Юлиана по глазам видела, что сыграть эти эмоции ему не составило никакого труда, потому что так оно для него и было. Позже она не раз слышала, как его по-дружески подкалывали сослуживцы-мужчины и с довольными физиономиями жалели сослуживцы-женщины. Если коротко, то смысл сводился к тому, что не повезло мужику, такого крокодила в напарницы вручили! Да ещё для большего слаживания поместили жить в один кубрик. Хорошо хоть двухместный, а то начальство могло бы ещё не так стебануться. Нет, для потерявшего память бойца это очень хорошее подспорье: никогда не оставаться в одиночестве. Но вот для его напарника сильно усложняет личную жизнь.

При этом все соглашались, что на лицо Юла ничего так, вполне хорошенькая, но покорёженная катастрофой фигура – это просто тоска. Бедная девушка! Как ей теперь жить с такими травмами! И королевские субсидии на эстетические операции не распространяются, а они ужасно дорогие! Юлиана вздохнула в стопицотый раз. В этой галактике культ тела. Это оказалось тяжелее, чем она ожидала, когда прыгала от радости, глядя на собственное отражение, ставшее идеальным благодаря манипуляциям доктора Куори. Всё познаётся в сравнении…

В Теутио Тик*Аль сравнить было с чем. Тут, на базе дивизиона, понятие «полноценный генотип» раскрылось перед Юлианой во всей своей красе… Эх… Ей бы с такой внешностью на Землю, там она бы покорила голливудский шоу-бизнес за неделю. А тут она кривая-косая жертва жуткой катастрофы. Все тебя жалеют, но никто не питает иных чувств, кроме этой самой жалости. На Земле она испытывала схожие эмоции, когда видела людей с ДЦП. Очень жалко, но ни за что не хочется иметь с ними что-то общее. Дать денег, чтобы были подальше! И уж точно ни о каком замужестве за таким кошмаром речь не идёт!

Ксочипеп относился к ней так же. Впрочем, как все остальные. Он терпеливо возился с ней, но неприязнь во взгляде и голосе никуда не делась. На вопрос, почему он не отказался от этой работы, если всё так противно, он лишь пожал плечами:

– Смысл отказываться, если деньги заплатят только после того, как ты достигнешь цели? Зря рисковал, что ли? Самое трудное позади, осталось лишь подождать.

– Самое трудное позади?! – опешила тогда Юлиана. – Да ладно! Вся жесть впереди!

– Это для тебя, – веско парировал Ксочипеп. – Я своё дело сделал: нашёл тебя, выкрал и доставил, куда требовалось. Дальше дело за тобой, осталось лишь тебя подготовить. И я подготовлю. Можешь не сомневаться: всему, чему можно выучиться за эти месяцы, ты научишься! Там, где всё это тебе может пригодиться, не будет действовать ни оружие, ни броня, ни усилители конечностей. Ты будешь лишена всего, что обычно уравнивает в бою шансы женщин с мужчинами или слабых с сильными. Надеяться можно будет только на собственные возможности.

Тренировки начались в тот же день и продолжаются до сих пор. Юлиану бьют, бьют и ещё раз бьют, а после гоняют по полосе препятствий огневой подготовки, где нужно не просто бегать, прыгать и преодолевать всякие преграды, но в первую очередь стрелять по дроидам-мишеням. И если в них не попадать, то они попадают в тебя безвредным, но невероятно болезненным зарядом. Нервы скручивает судорогой так, что падаешь и трясёшься, подвывая от боли. Хорошо хоть проходит быстро. И очень быстро отучивает совершать ошибки, по крайней мере, грубые.

В целом тактико-огневая подготовка давалась Юлиане легче рукопашного боя, и это была проблема. Потому что в огневых контактах она, по идее, участвовать не должна, там её будет прикрывать весь диверсионный батальон. А вот внутри тронного зала императорского дворца оружие не действует. Там могут только избить или отравить, впрочем, массовое распыление боевых отравляющих веществ там тоже невозможно. Единственное, что доставляло удовольствие, это управление боевыми машинами. Освоить полёты на истребителе за несколько месяцев оказалось невозможно, для этого требуется год всевозможной теоретической подготовки, столько же первичной практической и ещё оба раза по столько же – полноценная практика. Обучиться управлению громадными боевыми роботами было чуть проще, обучение занимало на год меньше, но в любом случае столько времени у Юлианы не имелось.

Поэтому специально для неё лучшие специалисты королевства Тенкатль создали адаптивный автопилот – уникальный пилотажный Искусственный Интеллект, который залили в её медблок, в особый его узел. Адаптивный автопилот по её команде был способен связаться с бортовым ИИ большинства известных транспортных средств и перевести управление на себя. Для этого Юлиане требовалось всего лишь находиться за элементами управления и коснуться специального узора на своём медблоке. Адаптивный автопилот, Ксочипеп называл его «АА», обстёбывая общепринятое для бортового Искусственного Интеллекта сокращение «ИИ», следил за действиями Юлианы и в режиме реального времени исправлял ошибки в пилотировании.

Плюсом было то, что с АА Юлиана могла вполне сносно управлять много чем. Особенно ей нравилось погонять на громадных боевых роботах – смертоносных механизмах весом в десятки тонн, имеющих огромную огневую мощь и защиту. Могучие боевые роботы в Галактике Теутио Тик*Аль являлись основной ударной силой на планетарных полях сражений, и внутри такой громадины Юлиана ощущала себя повелительницей людей, бегающих где-то внизу подобно муравьям. Летать было тоже прикольно, но не до такой степени. Всё-таки страшновато, вдруг собьют или что-то сломается – если рухнешь с высоты в сто километров, никакая медицина не поможет. И хотя в этой галактике техника просто так не ломается, страшно всё равно было. Само не сломается – так враги сломают или сожгут. В общем, без особой необходимости в пилотское кресло летательного аппарата Юлиана садиться не собиралась, а уж в кабину истребителя – тем более, но на тренировках с адаптивным автопилотом полетать было очень даже весело.

Однако не обошлось без минусов. Их у АА было целых три: адаптивный пилот делал за Юлиану почти всё, из-за чего её собственный навык управления фактически не совершенствовался. Адаптивный Автопилот боялся РЭБ-ударов, и применять его стоило только тогда, когда ты уверена в РЭБ-безопасности корабля, которым собираешься управлять, или пространства, по которому собралась перемещаться. Третий минус одновременно являлся плюсом: АА не взламывал бортовой ИИ, а сращивался с ним и делегировал сам себе часть его функций. Это делало возможным управление любой машиной, но если что-то в её мозгах было закрыто криптографической защитой, то попасть в закрытую область бортового Искусственного Интеллекта без соответствующего доступа не являлось возможным. А ещё для сращивания АА и ИИ требовалось время, и Юлиане приходилось ждать от пяти до десяти секунд, прежде чем управление той или иной машиной становилось ей доступно.

Но в целом это никак не мешало, потому что в тренировочных условиях Юлиане ничто не грозило, а в настоящий бой её не посылали. Комбат сразу объявил, что до тех пор, пока к новенькой не вернется память, бросать её в пекло нет смысла: зачем губить хорошего специалиста, который не помнит своих навыков, если есть шанс его вылечить и применять во всеоружии? Спорить с комбатом, естественно, никто не стал. Особенно после того, как кто-то из офицеров дивизиона негласно проболтался о том, что сей приказ исходит даже не от комбата, а лично от командира дивизиона стар-полковника Некуаметля. Вскоре армейский шепоток принес новые слухи, мол, с нашей ничего не помнящей сослуживицей не всё так просто. Никаким суперсолдатом она не была, всё это легенда прикрытия, шитая белыми нитками, – тут же все профи, прекрасно видят, что она толком ничего не умеет в военном деле.

Потому что в действительности её готовили в качестве суперсекретной агентессы, предназначенной для соблазнения высших чинов вероятного противника, выведывания у них стратегической информации, всяких взломов и прочее. Это все сразу поняли, потому что она водит любую технику, которая только есть в дивизионе. Наверняка и такую, которой нет, тоже водит, и никто не удивится, если со взломом у неё тоже всё в порядке. А сюда новенькая попала в результате той ещё интриги: она была любовницей, ни много ни мало, самого генерала Ксокойотля, начальника королевской разведки, второго лица в государстве после самого монарха. Обе его жены узнали о ней – это, кстати, произошло благодаря проискам конкурентов генерала в борьбе за внимание короля – и устроили жуткую катастрофу. Новенькой повезло выжить в совершенно смертельной воздушной аварии, но её лишило памяти и переломало так, что даже королевский медицинский центр оказался не в состоянии восстановить изуродованное тело полностью.

Генерал Ксокойотль не бросил бывшую любовницу и потянул за нужные ниточки. Её собрали по кусочкам, восстановили лицо и даже убрали шрамы, но перенесшее жесточайшие повреждения тело отныне несёт на себе следы переломов. Поэтому у неё столь жуткая фигура. Понятное дело, что в качестве любовницы она с таким телом была генералу не нужна, но начальник королевской разведки славился тем, что старался своих не бросать даже в критических ситуациях. Генерал позаботился о потерявшей память бывшей любовнице: вылечил её, насколько было возможно, и убрал подальше от возмущённых жён. И он однозначно молодец, ибо другой мог бы просто бросить в больнице умирать или жить полным уродом – всё равно она ничего не помнит, а родители искать её не станут. Во-первых, она из другой части пространства Хаоса, видно же по лицу, что она не уроженка Тенкатль. А во-вторых, её родителям сказали, что она трагически погибла в катастрофе чуть ли не десять лет назад, когда её зачислили в центр подготовки агентов высшего уровня секретности.

Полковник Некуаметль является человеком генерала Ксокойотля, не говоря о том, что сам по себе Первый Особый дивизион есть часть королевской разведки. Вот бывшую любовницу и направили сюда. Зарплаты у нас высокие, подразделение постоянно действует, спецы тут одни из лучших. Её либо убьют, либо станет ценным бойцом. Но, судя по тому, что полковник Некуаметль негласно опекает новенькую, её быстрая смерть в планы генерала не входит. Что ещё раз доказывает, что начальник королевской разведки своих просто так не бросает, а это лишняя страховка для любого диверсанта. Ведь у диверсионных подразделений боевая работа всегда идёт рука об руку с риском: либо с высоким, либо с высочайшим.

Самой Юлиане вопросов на эту тему никто не задавал. Во-первых, кто-то из офицерского состава уже залез по-тихой в её медицинские файлы и убедился, что у неё вполне реальная амнезия, а не наигранная. Во-вторых, тут все профи и прекрасно понимают, что даже если бы амнезия была постановочная, то агентесса с такой подготовкой всё равно держала бы язык за зубами. Ей не нужны ни второе покушение, ни потеря покровительства генерала. В общем, Юлу жалели и относились с пониманием. Но Ксочипепа жалели ещё больше, потому что, мол, он-то в этой истории вообще ни при чём, а его приставили к этой переломанной девке носить на руках и сопли вытирать. Теперь несчастный мужик не видит ни выходных, ни отпусков и даже женщину в кубрик привести не может. Потому что у них кубрик на двоих. И вообще, начальство ему прозрачно намекнуло, что от новенькой лучше далеко не отходить, пока к ней не вернётся память.

Кстати, теперь её зовут Юла. Юлиана сама удивилась! Когда генерал Ксокойотль сообщил, что ей необходимо сменить имя, она тогда сказала, что не знает, на что менять, потому что не привыкла к местным именам и не понимает, нравится ли ей какое-то из них. Она – Юлиана, но вообще её все всегда звали Юлой.

– Это имя подходит, – неожиданно удивил её генерал. – Оно созвучно со словом из языка цивилизации К*Ук*. Сделаем так, будто своего имени ты не помнишь, после катастрофы память сохранила только это. Все решат, что это был твой позывной, который отпечатался в памяти.

– Что означает это слово на языке кук? – поинтересовалась Юлиана.

– На языке К*Ук*, – поправил её генерал. – Первая и последняя буквы произносятся с придыханием и последующей небольшой паузой. «Ю*ла» на их языке значит: «то, что починили после того, как оно было сломано». Если коротко, «ю*ла» – это «отремонтированное». Род средний, но так даже лучше, не указывает на пол. Больше интриги. По такому имени тебя в пространстве Хаоса точно никто не разыщет.

Сравнение, прямо скажем, в тот момент Юлиана не оценила. Зато после того, как попала в Первый Особый, оценила более чем! Быстро стало ясно, почему генерал Ксокойотль ухватился за это слово. Оно и подходит ей по смыслу, и привыкать к новому имени ей не придётся. Кто окликнет – сразу оглядываешься. Местные профи, кстати, первым делом так её проверили, едва в батальон просочились слухи об «истинной» причине её катастрофы. Короче – было обидно. Но за полгода она привыкла, по сравнению с постоянными издевками Ксочипепа это – вообще мелочь.

Тренировка по рукопашному бою закончилась на час позже, потому что Ксочипеп припомнил ей, как она назвала его «миленький». Её попытки обращаться к нему как-то теплее, нежели нейтрально, увеличивали его неприязнь. Юлиана старалась так не делать, но жить в полуофициальной атмосфере угнетало, и иногда у неё само собой вырывалось что-то чуть более тёплое. Заканчивалось это обычно грустно или обидно. Сегодня закончилось больно: из тренировочного зала она выходила, хромая на обе ноги с разбитыми коленными суставами, заплывшим глазом и хронической болью в солнечном сплетении.

– В медотсек! – коротко бросил ей вслед Ксочипеп, подготавливая зал к собственной тренировке. – Встретимся на ужине.

Юла поковыляла по корабельному коридору, прислушиваясь к его голосу. Ксочипеп вызывал кого-то из своих старых сослуживцев, приглашая на спарринг. В батальоне есть несколько человек, которые в рукопашном бою уступают ему совсем немного. С ними он тренируется тогда, когда у него остаётся время после возни с Юлой. А так как данная возня занимает почти весь день, то после собственных тренировок Ксочипепу остаётся только поужинать и лечь спать. Раньше, пока Первый Особый располагался на своей постоянной базе, у бойцов имелись выходные. В такие дни Ксочипеп не покидал базу, но успевал напиться в баре. Не в хлам и даже не очень сильно, но заметно. Как он сам говорил – «от тоски». И ложился спать. Так как поначалу Юла боялась всего подряд, то в эти моменты тоже ложилась спать. Потому что выходить одной было крайне тревожно, а ковыряться в сети не получалось: после изнурительных тренировок медблок сразу погружал её в сон, как только фиксировал, что она легла в кровать.

Но на базе Первый Особый пробыл недолго. Первый Королевский флот, в состав которого входил дивизион, вступил в войну с Вечной Империей Тихуакан менее чем через месяц после вступления Юлы в его ряды. С тех пор личный состав дивизиона был распределён по боевым и вспомогательным кораблям флота, и непосредственно диверсионный батальон размещался на борту нескольких линкоров. Линкоры имели специальный отсек для десанта, выстроенный и оборудованный именно для таких целей, и жить там было вполне комфортно. Но в боевых условиях выходных нет, а выпивка категорически запрещена, и автоматика баров продавала спиртное исключительно во время гиперпереходов продолжительностью более двух суток. Причём за сутки до выхода в реальный космос продажа автоматически прекращалась.

Без выходных и выпивки Ксочипеп полностью посвятил весь распорядок дня тренировкам, сначала совместным с ней, потом собственным. Свои тренировки он проводил, пока она избавлялась от полученных мелких травм, и у Юлы выработалось подозрение, что он специально мутузит её слишком сильно, чтобы получить побольше времени, пока она будет лежать в медотсеке. Она даже спросила его об этом прямо, мол, неужели она до такой степени противно выглядит, что ему проще стоять в спаррингах после пяти часов возни с ней, нежели просто отдохнуть, лёжа на кровати в одном с ней кубрике. На это Ксочипеп заявил, что они вообще-то на войне. А на войне выживает тот, кто лучше знает своё дело. И если она совершенствуется, упражняясь с сильным противником, то он теряет уровень и потому следит за тем, чтобы держать форму в идеальном состоянии. Короче, отвертелся красиво. Но она всё видит, не тупая!

И после первых боёв её мнение на этот счёт только окрепло. Потому что ничего сложного в сражениях с Империей не было. Первый Королевский флот высаживался в какой-нибудь имперской системе и разгонял её гарнизон, как лев шакалью стаю. Пару раз на помощь гарнизонам приходили какие-то имперские эскадры, не то полицейские, не то военные, но заканчивалось всё быстро и одинаково: уровень технологий королевства Тенкатль значительно превышал возможности Вечной Империи, и Первый Королевский без проблем громил имперские силы. На брифингах перед сражениями командование сообщало о крупных войсковых соединениях Империи, преследующих Первый Королевский флот, но на деле ни одно из таковых ни разу не смогло их догнать.

В общем, за прошедшие полгода Юла видела сражения только на видеосфере или в записи. Всякий раз, когда начинался очередной бой, диверсионный батальон, и она в том числе, как положено, сидел в десантных ботах, вооружённый до зубов и в ожидании команды начать сближение с целью. Первые несколько боёв Юла жутко трусила и переживала, но потом привыкла и вместе с бывалыми вояками разглядывала сражение, кипящее внутри видеосферы. Потому что ни разу на штурм их так и не послали. Первый Королевский либо побеждал имперцев быстро, либо быстро от них удирал, и необходимости в действиях десанта не возникало. Вообще, сами по себе десантные операции случались, когда командование высылало бойцов захватить какой-нибудь грузовой караван Империи или склады с ресурсами. Но полковник Некуаметль не отправлял на такие несложные задания диверсионный батальон, предпочитая действовать силами простых десантников. Как сказал Ксочипеп в ответ на её вопрос: «Потому что микроскопом гвозди не забивают!»

Юла доковыляла до транспортировочных капсул, вяло отвечая на дежурные приветствия встречных сослуживцев, и зашла в ближайшую кабину.

– В медотсек! – коротко произнесла она, ощупывая опухшие колени.

Под действием медицинских нанороботов боли не ощущалось, но разбитые ударами суставы слушались плохо, и ноги хромали сами по себе. Ксочипеп устраивает ей подобные экзекуции не то чтобы часто, но и не редко. Если бы не боль от ударов непосредственно во время спаррингов, она, наверное, могла бы привыкнуть. Но память о том, как было больно, постоянно вызывает у неё инстинктивный страх – не стать бы инвалидом. Хотя мозгом она понимает, что для местной медицины такие травмы вообще не проблема. Особенно если речь идёт о ней.

Для того чтобы у Юлы всё было хорошо, король Ксикохтенкатль отправил с Первым Королевским флотом доктора Куори. Формально считалось, что элитная медицинская бригада, возглавляемая Куори, была придана Первому Королевскому по личному приказу монарха для того, чтобы подчеркнуть важность возложенной на флот миссии. Королевство ведёт постоянные войны и вкладывает львиную долю своих средств в развитие новых технологий – это требует не просто колоссальных ресурсов, это требует большого количества ресурсов редких либо дорогостоящих. Покупки таких масштабов требуют крайне больших сумм. Захватить нужные ресурсы у врага есть способ, на порядки менее затратный. Каждый батрак в королевстве знал, что война с Империей была начата именно ради захвата ресурсов, официальная версия о праведном гневе в ответ на вероломное вторжение Пятисотого имперского флота и попытку кваркового убийства монарха – не более чем предлог.

В связи с этим на Первый Королевский флот возлагались большие надежды, и потому он был обеспечен самым передовым вооружением, новейшим оборудованием и медицинскими специалистами из медицинского центра самого короля. Это, кстати, очень сильно подстегнуло боевой дух флота. В Первом Королевском все были уверены, что подобное отношение является лучшим доказательством того, что их рейд по глубоким тылам Империи не есть билет в один конец. В действительности же доктор Куори со своей бригадой и отдельным медицинским кораблём находилась в составе Первого Королевского с единственной целью: заниматься здоровьем Юлы. В составе флота хватало собственного медперсонала, квалификация и оборудование которого являлись одними из лучших в военной медицине королевства Тенкатль.

Впрочем, местные медики были только рады возможности обменяться опытом с элитой королевской медицины, и потому специалисты доктора Куори во время отсутствия боёв перемещались по кораблям флота и проводили различного рода консультации и мастер-классы. Сама доктор Куори, как полагается руководителю медицинской бригады высшего уровня, большую часть времени консультировала в медотсеке флагмана Первого Королевского флота. Диверсионный батальон Первого Особого дивизиона, как полагается элитному подразделению высшего уровня, тоже размещался на флагмане. Поэтому доступ к доктору Куори у Юлы был всегда, а её медблок постоянно информировал доктора о состоянии своей владелицы.

Транспортировочная капсула мгновенным ускорением доставила Юлиану на две палубы выше и через пару секунд выпустила перед медицинским отсеком. За полгода Юла привыкла к местным технологическим чудесам, но корабельный аналог лифта не переставал удивлять: как транспортировочная капсула за три секунды способна оказаться в любой точке корабля, она не понимала. Юла даже изучала схему внутрикорабельных транспортных коммуникаций и пыталась вникнуть в инженерные чертежи самой транспортной системы, но очень быстро бросила эту затею. Физико-математические дебри формул там были настолько сложны, что даже гипнограмма по углубленному курсу физики ничем особо не помогла. Хотя нет, помогла – избавила от интереса в этой области после того, как доктор Куори объяснила, что изучать подобные науки требуется несколько лет. Это сотни часов гипнограмм и тысячи часов практических наработок.

Короче, лезть в эти дебри Юлиана не собиралась. Она всего-то хотела понять, почему не чувствует никаких неприятных ощущений в момент перемещения транспортной капсулы на сотни метров за секунду, но при этом её жутко тошнит в момент экстренного прерывания гиперпрыжка. Если бы не медблок, то точно бы рвало каждый раз. Юла думала, что это из-за перегрузок, и пожаловалась Ксочипепу. Тот коротко заявил, что с этим ничего не сделаешь, и посоветовал пользоваться медблоком. Тогда она обратилась к доктору Куори, но та ответила, что такова природа гиперпространства. Эта область физики полна тайн, содержит массу всего неизученного, и наука будет разгадывать эти загадки ещё не один десяток тысяч лет. Поэтому неприятные ощущения в момент экстренного прерывания гиперпрыжка придётся терпеть.

– Современные космические корабли оборудованы компенсаторами ускорений, – объяснила доктор Куори. – Они многократно снижают негативный эффект. На самом деле это очень болезненные страдания. Благодаря оборудованию вы ощущаете лишь небольшой процент от общего дискомфорта. В совокупности с действием медблока экстренное прерывание прыжка вполне можно перенести.

Всё это так, Юла имела возможность убедиться неоднократно. Но проблема в том, что экстренное прерывание прыжка случалось постоянно. Первый Королевский флот нападал на имперскую систему, громил оборону и приступал к сбору трофеев. Транспортные суда, шедшие в составе флота, грузились под завязку и сразу прыгали в пространство Хаоса, вставая на долгую, зато непрерывную гипертрассу. Остальной флот двигался дальше вглубь Империи, и за ним гнались имперские войска в большом количестве. Чтобы не попасть в ловушку, командующий флотом предпринимал различные ухищрения, в том числе запутывал следы.

Одним из наиболее эффективных способов быстро уйти от погони являлось экстренное прерывание гиперпрыжка. Корабли флота уходили в гипер, заранее получив указания, на какой секунде прыжка его необходимо прервать. Связи в гиперпространстве нет, но если прервать прыжок одновременно, то флот выходит в реальный космос в полном составе. Быстро выставляет новые координаты и прыгает вновь. А идущий по следу противник, если ему удалось рассчитать твою гипертрассу, продолжает поджидать тебя в первоначальной точке назначения. Где ты, понятное дело, уже не появишься.

Всё это увеличивало шансы на выживание и было очень хорошо, если бы не одно «но»: Юла воспринимала экстренное прерывание прыжка ну очень негативно. Её не просто тошнило, а как будто у каждой клеточки тела сейчас начнется рвота. Жутко противно, очень нервно и довольно болезненно. Тело ещё минуту потряхивает, словно лихорадкой, кости ломит и копчик противно покалывает. И от этой минуты никак не избавиться, потому что медблок не помогает. Точнее, именно так он и помогает. Доктор Куори говорит, что такова индивидуальная реакция организма Юлы на данное конкретное физическое воздействие. Без медблока негативные ощущения длились бы раз в пять дольше, нанороботы существенно купируют проблему. Но полностью избавиться от неё без вмешательства в ДНК нельзя, а подобное вмешательство грозит вызвать фатальные последствия. Экстервит может не признать достойным переделанного претендента.

Юла, недовольно морщась, покинула транспортировочную капсулу и поковыляла по медицинскому коридору. Как раз сейчас флот идёт в гиперпрыжке. Вроде бы прерывать его не должны, прыжок длится уже шесть часов, и раз в барах не стали продавать алкоголь, то завершится он в пределах суток. То есть через четыре часа максимум. Теоретически если бы требовалось экстренное прерывание, его бы уже провели. Практически – командование никогда не посвящает младший личный состав в секретные подробности оперативных планов.

– Рядовой Юла, ваш медблок сообщает о необходимости оперативной помощи, – личный канал связи ожил стандартным голосом Искусственного Интеллекта медицинского отсека. Обычно ИИ на боевых кораблях имел суровые мужские интонации или официально-сухие женские. Но в медотсеках голос электроники старались делать женственным, мягким и добрым. – Проходите в операционную номер семь, сейчас вам будет назначен лечащий врач.

В седьмой операционной всегда принимала доктор Куори, и Юла привычно свернула в знакомый коридор. Перед самой отправкой флота на фронт эту операционную специально дооборудовали всякими медицинскими девайсами, предназначенными для Юлы. В экстренном случае её срочно доставят на борт медицинского корабля доктора Куори, но пока в подобном необходимости не возникало. Юла подошла к люку с иероглифом «Семь», и система допуска подтвердила её личный идентификатор.

– Я рада вас видеть, уважаемая Юла, – доктор Куори с дружелюбной улыбкой встречала её у самых дверей. – Тяжело в учении, легко в бою, не так ли?

– Надеюсь, что так. – Юла вздохнула. Что-то подобное она, кажется, слышала на Земле. Но тогда ей казалось, что это сугубо иносказательное выражение.

– Раздевайтесь, операционная капсула к вашим услугам. – Куори коснулась светосенсора на зажжённом вокруг себя интерфейсе управления операционной.

Входной люк задраил створы и следом за ними опустил бронеплиту, наглухо запечатывая вход. Индикаторное пространство доктора Куори зажгло пиктограмму максимальной степени криптозащиты, и доктор подтверждающе кивнула. Теперь их невозможно ни проследить, ни прослушать. Это хорошо, потому что поговорить о своих проблемах хотелось, но обсуждать такое можно было только здесь. Юла зашла в прозрачный гардеробный шкаф, и автоматика сняла с неё военную форму. Процесс одевания и раздевания внутри шкафа Юлиане нравился. Заходишь в стеклянный шкаф и останавливаешься с ногами на ширине плеч и чуть разведёнными в стороны руками. Отовсюду к тебе с тихим шипением устремляются специальные манипуляторы, тоже прозрачные и по-дизайнерски элегантные. Монолитная одежда прямо на тебе разделяется на составные части, которые словно всасываются внутрь манипуляторов. Хорошо видно, как элементы одежды скользят по прозрачным направляющим внутрь устройства технической обработки. Полсекунды – и ты полностью раздета. Процесс одевания аналогичен, только происходит в обратном порядке.

Ощущения самые позитивные, сразу чувствуешь себя приобщённой к по-настоящему высоким технологиям, а не дикарскому земному примитиву с тем же статусом. И это не говоря о главном: гардеробный шкаф не просто одевает-раздевает тебя, потому что так круче. Он лишь вершина айсберга, представляющего собой сложную систему, включающую и индивидуальный пошив одежды, и её биологическую обработку, а в случае с военной или иной униформой ещё и техническое обслуживание всего оборудования, интегрированного в оную. Гардеробный шкаф на боевом корабле распознаёт всё, даже оружие и сегмент-трансформеры экзоскафандров. Но самое клёвое в том, что можно в любой момент подогнать свою одежду, то есть униформу, если захотелось что-то где-то поменять.

И это же было одновременно печалью. Потому что тут культ тела, и даже военная форма изобилует облегающими дизайнами и прозрачными вставками из термостойкого материала. На вид кажется, что Ксочипеп одет в какую-то боевую безрукавку и бравирует мускулатурой рук. Но на самом деле термостойкий материал униформы, облипающий его словно вылепленные древнегреческим скульптором руки, запросто выдерживает земной напалм. А местные красотки, на первый взгляд щеголяющие по боевому кораблю с открытой грудью, в действительности защищены в сто раз лучше любого земного спецназовца в полном боевом.

Впрочем, в настоящий бой все идут в экзоскафандрах различных уровней защиты, там модные тенденции уступают место жесточайшим требованиям к функциональности и максимальной эффективности. Хотя женские скафандры всё равно отличаются от мужских. Местные девушки никогда не упускают возможность подчеркнуть свою женственность: война-войной, а замуж выходить надо. Любая служба в конечном итоге имеет целью заработать достаточно денег для того, чтобы осесть на спокойной уютной планете, создать семью и рассказывать потом своим детям о былых героических подвигах. Юла уже в курсе, что отслужившей девушке положена королевская субсидия, небольшая, зато пожизненная. И замуж их берут охотнее, особенно простой люд в качестве первой жены.

При этом заключать брак во время службы считалось отборной глупостью, и семейных пар в дивизионе не было. Что вообще никак не мешало личному составу заводить амурные интрижки и вступать в отношения. Судя по недовольным женским взглядам и доносящимся до Юлы шепоткам, до её появления у Ксочипепа тут были какие-то поклонницы, с которыми у него что-то там то налаживалось, то разлаживалось. Но после того, как его приставили нянькой к бывшей любовнице начальника королевской разведки, времени у Ксочипепа ни на что не осталось. И он был вынужден порвать с прежними пассиями. Правда, другие шепотки утверждали, что прежние девушки Ксочипепу попросту надоели, и он воспользовался удачной, как ему казалось, возможностью слить их под предлогом постоянной занятости. И офигел, когда оказалось, что эта занятость действительно постоянная. Вот теперь тусит с переломанной калечной подопечной, от которой никуда не деться. И поделом! Нечего было игнорить других девушек, которые были к нему неравнодушны, а он нос воротил!

С последним утверждением Юла не была полностью согласна. Во-первых, Ксочипеп мог бы найти время для интрижки, если бы захотел. Пока она валяется в пенале операционного стола, ему ничего не стоит затусить с девушкой. И приводить её в свой кубрик не обязательно. Можно заявиться к ней, она ведь не бомж. Или ещё как-то решить этот вопрос – все же решают, кому надо, и ничего. Просто Ксочипепу это не надо! Он профессионал, которому обещаны громадные деньги. И он вполне разумно желает дожить до момента их обретения. А для этого нужно быть в любую секунду на пике формы. Чем он и занимается.

А во-вторых, она никакой не урод! Она стала очень красивой, вы просто её раньше не видели! Вас бы на Землю – быстро бы поняли, что к чему! Впрочем, нет. На Землю их не надо. Они там быстро станут звёздами и будут зазнайствовать ещё сильней. Пусть здесь живут, здесь все такие. Но ей всё равно обидно! Юла вздохнула.

– Юла? – Доктор Куори переводила сосредоточенный взгляд с данных многочисленных медицинских анализаторов, светящихся вокруг неё в воздухе, на стоящую внутри гардеробного шкафа обнажённую пациентку. – Почему вы не выходите? Приборы фиксируют у вас всплеск нервозной активности! Позвольте мне заняться вашим состоянием!

– А? – Юла поняла, что задумалась. – Да-да, конечно! Простите, задумалась! – Она торопливо покинула шкаф, направляясь к доктору, но тут же невольно захромала. – Блин… ноги плохо ходят… – Девушка сделала грустную мину: – Мне кажется, он специально бьёт меня так сильно, чтобы я проводила в медотсеке больше времени. Он так избавляется от моего присутствия.

– Как врач я против насилия, – доктор Куори помогла ей улечься на операционный стол, – и считаю его пережитком первобытных времён. Но как учёный хорошо понимаю, что именно насилие стимулирует инстинкт самосохранения, побуждая его заниматься научно-техническим прогрессом. Все фундаментальные открытия были сделаны либо напрямую в военных целях, либо явились побочными результатами тех или иных исследований, направленных на увеличение военной мощи.

Куори коснулась пальцем пылающего в воздухе светосенсора, и вокруг Юлы сомкнулись напичканные всевозможной электроникой и медицинской машинерией лепестки хирургического стола, образовывая операционный пенал.

– Это утверждение можно экстраполировать на вашу ситуацию, Величайшая Юлиана, – продолжила доктор. – Боль вынуждает вас мобилизовывать все имеющиеся у организма ресурсы и бросать их на выживание. В вашем случае – это ускоренное обучение элементам боевой работы, которые пригодятся вам на самом последнем отрезке императорской гонки – в тронном зале Экстервита. Оружие там бессильно, за нападение на претендента Высшие Силы немедленно уничтожат любого представителя Галактики Теутио Тик*Аль. На финишной прямой гонку ведут только претенденты. Имперцы сходятся на том, что это простая формальность. От входа в тронный зал до подножия трона, откуда претендент ступает на ступени Мишкоатли, ровно сто метров. Из них последние пять-десять занимает церемониальное построение Регентов, которые, согласно протоколу, обязаны встречать претендентов, ибо хранят трон для нового Императора. То есть пробежать необходимо метров девяносто. Считается, что на таком расстоянии уже ничего не может произойти. Кто раньше войдёт в тронный зал, тот первый и добежит до ступеней Мишкоатли. Достаточно опережать конкурентов на пару секунд, и тебя уже не догнать. Поэтому всё будет решаться до того, как первый претендент попадёт в тронный зал.

Доктор Куори приступила к медицинским манипуляциям, и Юла почувствовала, как тяжелеют веки.

– Но мы считаем иначе, – сквозь быстро надвигающийся сон донеслось окончание фразы лечащего врача. – На этой сотне метров всё может измениться, если один из претендентов окажется заранее подготовлен к решительным действиям.

Сознание провалилось в медицинский сон, и несколько минут Юла изо всех сил бежала куда-то по мраморным полам бесконечно огромного, утопающего в золоте помещения, в самом центре которого возвышался трёхметровый постамент, увенчанный императорским троном из чистого золота с благородной отделкой из красного бархата. Ступени, ведущие к нему, с каждым шагом почему-то становились всё дальше, а не ближе. Юла отчаянно пыталась бежать ещё быстрее, но быстрее было уже невозможно, при этом вокруг было пусто, но она точно знала, что стоит ей остановиться на секунду, как на троне окажется кто-то другой. Это понимание сильно нервировало, подгоняя её лучше любых мотиваций, но она не понимала, откуда должен взяться конкурент, если вокруг абсолютная пустота. От долгого бега на пределе возможностей Юла начала задыхаться, и медблок, почему-то оказавшийся не на руке, а повсюду вокруг неё, погрузил её в блаженный сон столь сильно желаемого отдохновения.

– Все процедуры завершены, – голос доктора Куори пробился через ускользающую дымку лишённого сновидений сна. – Вы можете встать.

Юла открыла глаза. Лепестков хирургического пенала вокруг уже не было, лишь операционный стол поддерживал над пациентом комфортную для спящего Тека температуру. Она поднялась, и доктор Куори зажгла вокруг неё электронное зеркало.

– Спасибо, доктор, так гораздо лучше. – Юла окинула взглядом своё отражение.

Кожа снова стала идеальной, лишившись россыпи ссадин и кровоподтёков, и она одним движением села в поперечный шпагат, проверяя колени. В такой позе если они болят, то сразу чувствуешь. Юла, не сводя взгляда с отражения и не отрываясь от пола, с лёгкостью поменяла поперечный шпагат на продольный, переходя из правостороннего в левосторонний. Вообще если честно, то есть и более эффективные способы проверить состояние собственных коленей. Просто Юлиане нравилось видеть себя сидящей в шпагатах без всякого напряга. На Земле она была вообще деревянной, с пластикой у неё всегда было не очень, и Ксюха танцевала лучше. Но тут доктор Куори что-то сделала с её суставами и связками, и теперь у Юлы офигенная растяжка. Это, кстати, Ксочипеп сказал так поступить, потому что растяжка требовалась для боевой акробатики и рукопашного боя, а возиться с ней полгода ради постановки шпагата и элементарной гибкости времени нет.

– Вас что-то смущает? – уточнила доктор Куори, внимательно наблюдая за действиями Юлы и сверяясь с показаниями медицинских анализаторов.

– Нет, всё отлично! – Юла встала на ноги, но отрывать взгляд от отражения суперкрасотки, если по земным меркам, не хотелось. – Жаль, что ненадолго. Послезавтра опять тренировки по рукопашному бою, и я снова прихромаю к вам вся в синяках и с фингалом под глазом.

– Понимаю ваше недовольство, – тактично согласилась доктор, – но в случае успеха весь испытанный вами дискомфорт окупится многократно. Со своей стороны гарантирую вам всестороннюю медицинскую поддержку и хочу заверить, что подобные травмы не будут иметь для вас никаких последствий. Мы тщательно дозируем ваши нагрузки.

– Было бы неплохо сообщить об этом Ксочипепу, – вздохнула Юла. – А то он на каждой тренировке лупит меня, как в последний раз! Специально, чтобы я подольше полежала в операционном пенале! Он в это время может позаниматься своими делами.

– С вашего разрешения, Величайшая Юлиана, – мягко возразила доктор Куори, – я позволю себе повториться: мы тщательно дозируем ваши нагрузки. Особенно Ксочипеп. Этот боец является одним из лучших профессионалов королевства Тенкатль в своей области. Возможно даже, самым лучшим, учитывая уровень его удачи. Фортуна к нему явно благосклонна. Недаром ему удалось в одиночку освободить вас, и именно он был выбран вашим инструктором.

– Когда мы летели из Империи в пространство Хаоса, он всегда был в маске, – пожаловалась Юла. – Говорил, что мне видеть его лицо совершенно не нужно. Потому что как только мы доберёмся до места, он получит за меня большие деньги и исчезнет навсегда из моей жизни. Мне ещё тогда от него доставалось, правда, только в моральном плане. А теперь ещё и в физическом! Это он так вымещает на мне злость за то, что ему не заплатили?

– Планы короля поменялись, – подтвердила доктор Куори, – но лишать заслуженной награды своих подданных не в его правилах. Ксочипеп получит обещанное вознаграждение, как только вы окажетесь в тронном зале Экстервита. Вы добирались в пространство королевства Тенкатль на имперском разведчике. Это был довольно длительный перелет. За время которого стало ясно, что наш первоначальный план необходимо менять на более надёжный и эффективный. В результате план вашего восхождения на престол Империи был переработан и стал таким, каким вы знаете его теперь. Ксочипеп продолжает выполнение отведённой ему роли, как все мы.

– Так и знала, что он вымещает на мне злость, – горестно вздохнула Юла.

– Вновь позволю себе возразить, – столь же мягко улыбнулась доктор Куори. – Как далеко не самый посредственный медик и ваш лечащий врач в частности, могу заверить вас, что Ксочипеп тщательно рассчитывает силу наносимых вам ударов. Никто не позволит ему покалечить будущую Императрицу, в том числе он сам. Ему нужно вознаграждение и возможность спокойно им распоряжаться, а не перспектива стать личным врагом повелительницы шестидесяти процентов галактики и будущего Императора Хаоса.

– В таком случае он мог бы бить меня не так больно! – обиженно насупилась Юла. – Я же дерусь с ним без медблока! Это очень больно! Я еле хромаю после тренировки!

– Мой долг как лечащего врача всячески поддерживать вас в бодром расположении духа. – Доктор Куори вновь улыбнулась. – Поэтому я пойду на преступление и раскрою вам государственную тайну.

– Лучше не надо! – испугалась Юла. – Не хотела бы, чтобы вас наказали из-за меня!

– В данный момент нас невозможно подслушать. – Доктор указала на светящуюся возле неё пентаграмму максимальной криптозащиты. – Надеюсь, вы меня не выдадите. Итак: ваш медблок никогда не отключается. В выключенном состоянии он продолжает функционировать в режиме, специально разработанном для ваших тренировок. Нанороботы в вашей крови действуют не явно, но они по-прежнему следят за вашим здоровьем и прочими негативными ощущениями. В том числе притупляют боль и стимулируют психику. В любой момент медблок готов мгновенно перейти в режим полного взаимодействия. Мы не можем рисковать вашей жизнью, поэтому ваш медблок невозможно отключить в принципе. У него нет такой функции.

– Тогда почему же мне так больно от его ударов? – Юла невольно поёжилась, вспоминая судорожные страдания после пропущенных атак в нервные узлы.

– Потому что боль – лучший мотиватор, – напомнила доктор. – Мы об этом уже говорили. Ваша психика получает ровно столько болевых ощущений, сколько способна вынести без последствий. Иначе за полгода вы давно бы воспринимали многочасовые тренировки словно жуткую пытку, и необходимость их регулярного посещения привела бы вашу психику к нервному срыву. В силу генетических мутаций ваша психика хрупка, поэтому мы приняли меры.

При этих словах Юла невольно загрустила. Она давно в курсе, что является уродливым мутантом по местным меркам, но слышать об этом всё равно неприятно. Тем временем доктор Куори коснулась пары иероглифов на светящемся вокруг неё компьютерном интерфейсе, и перед Юлой возникло изображение какого-то поединка.

Двое полуобнаженных бойцов, одним из которых был Ксочипеп, сошлись врукопашную под наблюдением нескольких десятков медиков. Похоже, бой был устроен в каких-то научных целях, потому что противник Ксочипепа превосходил его в весе килограмм на двадцать. Оба бойца наносили друг другу совершенно жуткие удары, забрызгивая пол кровавыми брызгами, но никто из них не собирался уступать. При этом никаких перчаток и прочего защитного снаряжения на них не имелось. Только что Ксочипеп пропустил удар в лицо, мгновенно разорвавший ему нижнюю губу, но устоял на ногах и в ту же секунду нанёс удар в ответ. Его кулак молниеносно врезался в подбородок противника, тот пошатнулся, неловко забирая в сторону ставшими непослушными ногами. Воспользовавшись этим замешательством, Ксочипеп резким броском сымитировал проход в ноги, вынуждая противника опустить руки в попытке защититься, но вместо захвата нанёс ему удар ногой. Голень Ксочипепа впечаталась сопернику чуть ниже макушки, и тот рухнул. Кто-то из медиков немедленно остановил бой, и вокруг обоих бойцов замельтешили врачи и медицинские дроны.

– Для сравнения могу добавить, – произнесла доктор Куори, – что физические кондиции и уровень мастерства Ксочипепа позволяют ему одним мощным ударом полностью разрушить ваш коленный сустав или вызвать летальное кровоизлияние в мозг. Чего, как видите, никогда не происходит, потому что все мы делаем всё ради того, чтобы в решающую секунду вы оказались непобедимы для своих конкурентов. Надеемся, что выбор был сделан правильно и вы получили эффективного инструктора.

– Не сомневаюсь. – Юла задумчиво вошла в гардеробный шкаф, и автоматика за полсекунды облачила её в униформу.

На обратном пути из медотсека в кубрик она пришла к неутешительному выводу, что злость на ней Ксочипеп всё-таки срывает. Просто он не бьёт её сильнее, чем надо, как она считала раньше, а действует словесными издёвками. На это она жаловалась доктору Куори ещё несколько месяцев назад, но доктор объяснила это методиками психологической подготовки. Мол, ласковое и подобострастное отношение не сформирует внутри Юлианы боевую агрессию, необходимую для успешного ведения конфликта. Ксочипеп знает, что делает, он опытный профи, ну и так далее. После сегодняшнего разговора Юла ни капли не сомневается в том, что вся её подготовка рассчитана до миллиметра. Но интуиция подсказывает, что Ксочипеп всё равно издевается над ней больше, чем требуют всякие психологические методики. Просто она для него уродец и ему противно. Это другие думают, что она несчастная жертва интриг и катастрофы, и поэтому стараются никак не выказывать при ней неприязни. А он точно знает, что она мутант из чужой галактики. Ему просто противно.

В кубрик Юла входила, надувшись от обиды и желая всем своим видом сразу показать Ксочипепу, что сейчас с ней стоит быть потактичней. Но Ксочипепа в кубрике не оказалось. Обычно трёх часов, проводимых Юлой в медотсеке, ему хватает, чтобы провести собственные тренировки и вернуться в кубрик. Согласно распорядку дня, сейчас ужин, и если его пропустить, то позже поесть можно будет только в баре за собственные деньги. Чего, естественно, никто делать не хотел, потому что свои деньги можно было потратить с большей пользой. Например, приберечь на выпивку, которая в боевой обстановке стоит дорого. Потому что флотские запасы спиртного изначально невелики и давно закончились, ибо во время глубокого рейда по вражеским территориям в трюмы боевых кораблей загружаются гораздо более необходимые припасы. Поэтому в последние пару месяцев весь алкоголь является трофейным, его мало, и флотское начальство специально держит на него высокие цены. Чтобы не выпили в первые же сутки ближайшего более-менее долгого гиперпрыжка.

Другой статьи расходов, помимо выпивки, у женщин не было. Зато была у мужчин. Это в том случае, если по каким-либо причинам не удавалось договориться с девушкой бесплатно. Потому что никаких борделей в Королевском боевом флоте не существовало, но некоторые сослуживицы были не прочь заработать прибавку к зарплате старым, как мир, способом. Вряд ли Ксочипеп стал бы платить за интим, на него без всяких денег в дивизионе девушки оглядываются, и этот линкор не исключение. Но в любом случае все разговоры на эти и другие темы происходят в корабельном баре, и если Ксочипеп сознательно игнорирует ужин, то искать его нужно там. Неожиданно Юла поняла, что вместо одинокого сидения в кубрике ей очень хочется увидеть, с кем же Ксочипеп ведёт себя полюбезнее, чем с ней. Это будет её первая самостоятельная вылазка в бар, но сейчас она чувствует, что вполне к этому готова. Жаль только, что сегодня там не продают спиртное. Для храбрости ей бы не помешало. Юла решительно покинула кубрик и направилась в сторону ближайшего корабельного бара.

Баров на флагманском линкоре было несколько. Линкор сам по себе очень большой корабль, а флагманский линкор обычно отличался от своих собратьев по классу увеличенными размерами. На флагмане размещается командующий флотом, а зачастую и весь его штаб, поэтому данному кораблю требуется иметь усиленную защиту и более мощное вооружение. По крайней мере на малых и средних дистанциях уж точно, чтобы в случае экстренной ситуации командование флота не стало лёгкой добычей для вражеских истребителей или штурмовых фрегатов. Флагманский линкор, конечно же, берегли, но на войне, как известно, возможно всякое, и несколько маломерных, но высокоманевренных кораблей противника, которым удалось прорваться к флагману через охрану в разгар тяжёлого боя, совсем не редкость. Поэтому флагманский корабль должен иметь дополнительные возможности по защите самого себя. И таковые возможности, разумеется, имелись, следствием чего являлись ещё более крупные размеры и без того очень большого корабля.

Поэтому корабельный бар на линкоре имелся на каждой палубе, а на центральной их было даже два: один для высшего командного состава, другой для всех остальных. Все старшие офицеры, как флотские, так и десантные, посещали исключительно «командирский» бар, остальные ходили туда, где ближе. По уставу субординация должна неукоснительно соблюдаться даже в баре, и даже вусмерть пьяном состоянии, и это правило не нарушал никто, тем более в военное время. Наверное, потому, что по негласным армейским законам бар считался своего рода нейтральной территорией, где каждый мог отдохнуть от груза ответственности, и даже два стар-майора, решившие пропустить рюмку-другую, никогда не станут выгонять из-за столика одного-единственного рядового. Даже если все остальные столики в баре заняты.

Гласные и негласные флотские законы Юла уже изучила и потому была уверена, что Ксочипеп не станет выгонять её из бара, даже если окажется чем-то особенно недоволен. При условии, что она займет свой столик самостоятельно, отдельно от него. Значит, нужно сделать это, и сделать это так, чтобы её столик оказался как можно ближе к его столику! Обычно это не так просто, в баре в часы отдыха хватает народа, но сейчас время ужина, и там должно быть малолюдно. Лишь бы только не оказалось, что Ксочипеп пошёл общаться с девушками в бар на другой палубе. Заявиться в «не свой» бар Юла ещё не готова. Ксочипеп сразу поймет, что она искала именно его.

Однако всё вышло иначе. Едва Юла приблизилась к центральному коридору, как услышала его голос. Ксочипеп стоял сразу за углом и разговаривал с кем-то вполголоса. Похоже, что собеседников у него было двое, и оба голоса женские.

– И что, теперь так и будешь носиться с этой хреново отремонтированной? – с лёгким вызовом вопрошал один женский голос. – Как курица с яйцом? Тебе понравилось быть нянькой?

– Таков приказ, – меланхолично отвечал Ксочипеп. – И за него хорошо доплачивают. Почему нет? Это лучше, чем лезть под раздачу в очередную мясорубку.

– С каких это пор ты стал бояться боя? – иронически поинтересовался второй женский голос. – А может, это «отремонтированное» показало тебе, за что её взял в любовницы сам Ксокойотль? И как она тебе? Лучше, чем мы?

– Ты её видела? – в голосе Ксочипепа зазвучала насмешка. – Хорошо смотрела?

– Видела, – интонации второй девушки красноречиво свидетельствовали, что в этом вопросе она признала своё поражение. – Ладно, извини. Ты на такое не поведёшься. Я вообще не понимаю, кто на неё поведётся! Как же ты обходишься без женщин полгода? – Она ехидно уточнила: – Леденцы с бромом или ручное управление?

– Леденцы. – Судя по пофигистическим интонациям, Ксочипепу было вообще наплевать. Причём как на слова девушек, так и на них самих. – Для этого их и выдают.

– Зачем тебе стандартные леденцы с такой-то красоткой в кубрике? – ещё более ехидно поинтересовалась она. – Достаточно просто посмотреть на её сногсшибательное тело, и никакого брома не надо!

– Давайте не будем обсуждать девчонку, – предложила первая девушка. – Ей и так ужасно не повезло: стала жутким уродцем. До тех пор, пока не накопит на полное косметическое восстановление, ничего приятного ей не светит.

– Лет за пять накопит, если будет экономить на всём и если не убьют, – не то возразила, не то согласилась вторая. – Личико у неё симпатичное, не понимаю, почему ей просто не вырастили новое тело? Ксокойотль не пожалел денег на её лечение, вряд ли новое тело стоило намного дороже.

– Её взорвали не на боевых, – ответила первая. – Я разговаривала по секрету с одним офицером из штаба дивизиона. Мина была заложена в гражданский катер, у неё там вообще не было боевого гермошлема, нечему было спасти мозг. Была бы в боевом шлеме – медики вырастили бы новое тело и прирастили к голове, раз мозг удалось сохранить. А так выбор был прост: она или умирает, или её собирают по кускам, как получится. Говорят, генерал Ксокойотль всё оплатил инкогнито, через адъютантов, и быстро дистанцировался от всего этого. Чтобы жёнушки не узнали, что девчонка выжила.

– Вы бы поменьше лезли не в своё дело, – укоризненно произнёс Ксочипеп. – И тогда у меня будет меньше проблем.

– Ничего у тебя не будет! – успокоила его собеседница. – Об этом половина дивизиона в курсе. Как и о том, что стар-полковнику Некуаметлю приказано возиться с ней до тех пор, пока к ней не вернётся память.

– Интересно, что она будет делать, когда память к ней действительно вернётся? – поинтересовалась вторая девушка. – Рванёт к Ксокойотлю?

– Скорее, рванёт его женушек, которые так с ней обошлись! – тихо прыснула первая. – Скажи, она действительно ничего не помнит?

– Действительно, – подтвердил Ксочипеп. – Даже своего имени. Только позывной.

– Бедняжка, – заявила вторая тоном, в котором не было ни капли жалости. – Надеюсь, её уродство когда-нибудь закончится. Короче, ну её к Бесам, мы отвлеклись от темы! Так что ты нам скажешь, милый?

– То же, что и раньше: у меня нет времени, – ответил Ксочипеп. – Вы же видите.

– Видим, – недовольно произнесла первая и тут же понизила голос: – Сюда кто-то идёт! Ладно, мы пошли. Но наше предложение вернуть всё, как было раньше, в силе.

– Если к ней вернётся память, я вас найду, – голос Ксочипепа был невозмутим.

– Если к ней вернётся память, мы сами тебя найдём! – тихо прыснули удаляющиеся голоса девушек.

В этот момент Юла поняла, что они расходятся и Ксочипеп сейчас зайдёт в боковой коридор. И увидит её, подслушивающую прямо за углом! В растерянности она заметалась, не понимая, что же предпринять, и сделала первое, что пришло в голову: вышла в центральный коридор с видом торопящегося куда-то человека.

– Ой! – Она налетела на Ксочипепа и едва не ударилась лбом о его подбородок.

В последний момент он резким отклоном ушёл от столкновения головами, и они столкнулись телами. Униформа погасила энергию соударения полностью, но на всякий случай Юла потерла плечо ладонью.

– Ты что здесь делаешь? – Ксочипеп недовольно отстранил её от себя, и Юла увидела, как удаляющиеся девушки обернулись и внимательно уставились на разворачивающуюся картину, заинтересованно ожидая продолжения.

Она узнала их сразу, это девчонки из полка боевых роботов, позывные Пассифлора и Протея. Обе считаются в полку одними из лучших робовоинов-женщин, но внимание к ним привлекает не это. В Первом Королевском флоте много высококлассных профи. Эти две горячие латины признаны в полку самыми красивыми девушками, и потому многие обучающие видеоматериалы отсняты с их участием. Юла иногда смотрит их методички, когда оказывается, что для выполнения какого-нибудь слишком сложного манёвра на боевом роботе одного лишь Адаптивного Автопилота недостаточно.

– Я… – Юла сделала вид, что растеряна и не понимает, где находится. – Я забыла, где наш кубрик… Шла по коридору, услышала тебя и подумала, что он где-то тут…

– Пошли! – Во взгляде Ксочипепа мелькнуло раздражение, но внешне он никак не выдал мимолетного недовольства.

Инструктор бесцеремонно взял её за локоть и повёл обратно в боковой коридор, словно бестолкового ребёнка. На лицах обеих девушек появились хмурые гримаски, они смерили Юлу косыми взглядами и продолжили путь. Ксочипеп молча довёл её до кубрика, впихнул внутрь и запер дверь.

– Вспомнила кубрик? – безразлично осведомился он, теряя к ней интерес.

Ксочипеп бросил взгляд на хронометр и заторопился к обеденному столику.

– Не хотелось сидеть одной взаперти! – поспешила оправдаться Юла. – Тебя не было, я решила посидеть в баре…

– Садись! – перебил он её, указывая на цифры хронометра, выведенные над входом в кубрик: – Ужин заканчивается через две минуты! Надо успеть сделать заказ, а то точно придётся в баре сидеть. Лишние траты.

– Разве это так важно? – Юла уселась за столик так, чтобы быть поближе к Ксочипепу. – У тебя же скоро будет баснословное количество денег.

– Полгода – это не скоро. – Он вызвал светосенсорный интерфейс пищеблока и затмил пальцем короткую строку из нескольких иероглифов, обозначающую номер рациона. – Особенно на войне. Эти полгода нужно ещё прожить. Тешу себя надеждой, что в последнюю минуту планы Его Величества снова не изменятся.

– С тобой поступили нечестно, – поддакнула Юла, касаясь ногтем строки собственного рациона. – Пообещали заплатить за работу, а потом поменяли условия!

После манипуляций доктора Куори её ногтевые пластины, обычно ломкие и постоянно слоящиеся, стали толстыми и прочными. Они отлично держали маникюр, и Юла даже хотела отрастить себе длинные аристократические ногти, как у самой Куори, и носить на них такой же дизайнерский маникюр. Но оказалось, что в Королевском военном флоте длина женской ногтевой пластины ограничена десятью миллиметрами, так требуют какие-то там стандарты автоматического надевания перчаток сегмент-трансформеров боевых экзоскафандров. Для более длинных ногтей требуется индивидуальное изготовление боевого снаряжения, а это не вписывается в рамки её легенды. Но даже с такой длиной новые ногти Юлиане безумно нравились, и ей доставляло удовольствие словно протыкать изящным ноготком светящиеся в воздухе светосенсоры.

– Когда я стану Императрицей, – продолжила она, – компенсирую тебе издержки!

– Спасибо, не надо, – иронически хмыкнул Ксочипеп. – Не хочу быть обязанным. Мне и так заплатят достаточно, за две жизни столько не потратить. Лишь бы не убрали вместо оплаты.

– Как?! – невольно оторопела Юла, немедленно вспоминая всевозможные детективные аналоги из земной истории. – Они могут сделать это?!

– Кто «они»? Что «это»? – недовольно посмотрел на неё Ксочипеп. – Не тупи!

– Извини, – поспешно поправилась Юла. – Тупая привычка с тупой планеты! Я имела в виду, разве король может нарушить своё слово? И пойти на такую подлость?

– Король – нет, – судя по саркастической усмешке, этот ответ стоило трактовать как «да запросто». – Но только король мне своего слова не давал. Я Его Величество вообще ни разу не видел лично. Я выполняю приказ генерала Ксокойотля и надеюсь, что генерал внезапно не умрёт, не попадёт в опалу, не передумает, не получит от короля другой приказ и много чего еще. В результате чего я останусь в лучшем случае без денег, а в худшем – не останусь вообще.

– Я прослежу, чтобы этого не случилось! – пообещала Юла.

– Лучше не надо. – Лицо Ксочипепа стало хмурым. – Если командование решит, что ты за меня хлопочешь, то меня точно захотят использовать ещё в какой-нибудь политической игре. Я человек маленький, для меня всё это может закончиться хреново, и даже такие деньги не помогут. Я сделаю своё дело и всего лишь хочу получить обещанное, чтобы уехать куда-нибудь подальше от всех и спокойно пожить в своё удовольствие.

Он покосился на неё, словно был уверен, что либо каждое его слово записывается, либо она сообщает обо всем чуть ли не королю лично. И подчёркнуто добавил:

– Я не собираюсь никому мешать. Меня будет не видно и не слышно. Если надо, я вообще улечу на другой конец Хаоса.

Обеденный стол распахнул лючок доставки пищи и подал на столешницу блюда с рационами. Ксочипеп распечатал свою порцию и молча принялся за еду. Юла последовала его примеру, перебирая предлоги, под которыми можно было бы продолжить разговор, но Ксочипеп лишь хмуро давал на её вопросы односложные ответы, всем своим видом демонстрируя, что занят приёмом пищи. Он справился с совсем не нищенским рационом за пару минут и тут же направился в гардеробный шкаф. Раздевшись, Ксочипеп так же молча скрылся в санузле. Индикация санузла зажгла оповещение о том, что из двух имеющихся в кубрике душевых одна занята, и Юла устремилась в свой гардеробный шкаф. Обычно Ксочипеп стоит под душем минут пятнадцать, это больше бесплатного разового лимита, и с него регулярно вычитают какую-то сумму за издержки водопотребления. Сейчас это ей на руку. Душ – не приём пищи и не сон, там ему ничего не мешает разговаривать!

Лишившись одежды, она подбежала к люку в душевую, выждала секунду, чтобы немного успокоить волнение, и с будничным видом вошла внутрь. Санузлы в этой галактике общие, мужчины и женщины принимают душ совместно, на небольших кораблях в душевом помещении вообще может находиться десяток человек одновременно, так что всё выглядит вполне обыденно. Юла вошла в свободную душевую, и автоматика подала на неё водяные струи.

Местные технологии принятия душа подразумевали интенсивное орошение струями не только сверху, но и со всех сторон, кроме пола. Причем вода подавалась не из леек, а сразу со всей поверхности стен и потолка, равномерно покрытых водяными инжекторами. Автоматика следила за тем, чтобы струи не били в лицо, остальное тело одновременно омывалось и массировалось, что вызывало у Юлы ощущение блаженства. Но в данную минуту это работало против неё: под таким поливом не было совершенно никакой необходимости вертеться ради того, чтобы подставить под струю ту или иную часть тела. Всё и так было охвачено автоматикой. Пришлось просто встать к нему лицом, типа, само так вышло, просто зашла и встала, что такого?!

Душевая подала на Юлу водяные струи, и девушка принялась лениво потягиваться, будто разминая уставшие после тренировок мышцы. Юла как бы невзначай приняла сексуальную позу, исподволь наблюдая за реакцией Ксочипепа. Инструктор стоял под ливнем из максимально ускоренных струй, словно статуя из красного мрамора, и задумчиво смотрел куда-то сквозь неё. Его блуждающий взгляд наткнулся на её обнаженное тело, потягивающееся под водяными иглами, и в его глазах мелькнула брезгливость. Ксочипеп отвернулся, закрыл глаза и подставил лицо под орошающие инжекторы.

– Девушки, с которыми ты разговаривал в центральном коридоре, – Юла заставила себя не поддаваться на расплескавшуюся внутри обиду и постаралась говорить будничным тоном, словно выясняла у него очередные подробности жизни в новой для себя галактике. – Это твои девушки?

– Бывшие, – безразличным тоном ответил Ксочипеп, не открывая глаз.

– Давно вы расстались? – Она разглядывала остаточные следы шрамов, густой сеткой испещрявшие его мускулистую спину.

– В тот час, когда я принял предложение генерала Ксокойотля рискнуть жизнью и выкрасть для короля претендента, – произнёс Ксочипеп всё так же безразлично.

– Почему? – Юла сделала собственные интонации аналогичными.

– Это было одним из условий сделки, – объяснил он. – Я обязался разорвать всякие связи с прошлой жизнью. Планировалось, что меня объявят погибшим в любом случае. Если всё закончится успешно, то я получу вместе с наградой новые документы и сменю место жительства. Никто не должен знать, при каких обстоятельствах простой офицер-диверсант внезапно стал миллионером.

– Как на это отреагировали твои девушки? – Для большей обыденности Юла принялась полоскать под водяными струями волосы. Её роскошный семидесятисантиметровый хвост толстенных угольно-чёрных волос не запутывался даже под душем, при этом на ощупь искусственно выращенные волосы были неотличимы от живых. Хотя нет, это здесь они неотличимы. На Земле такие волосы были бы в сто раз больше живыми, нежели её родные ломкие перья. – В смысле, на ваш разрыв? Для них твоё заявление было неожиданностью.

– Нормально отреагировали. – Ксочипеп убрал лицо из-под водяных струй и протёр глаза, но оборачиваться к ней не стал. – Без восторга и без соплей. Они робовоины и прекрасно понимают, что означает задание, с которого можно не вернуться. Я сразу сказал, что шансов у меня два из ста.

– Два из ста?! – невольно удивилась Юла. – Это ты их так обхитрил?

– Это реальные данные математической модели той операции. – Ксочипеп покосился на неё с таким видом, будто она даже близко не понимает, насколько он офигенный и как невероятно ей с ним повезло. – Рассказывать им что-либо о предстоящей операции я не имел права, но назвать вероятность успеха не запрещено. Цифры настоящие, я и сам-то предпочитал не думать о том, чем всё может закончиться, если я допущу хоть одну ошибку. Генерал Ксокойотль обещал мне некую незримую поддержку от некоей дружественной силы во время проведения операции, но в чём она выразилась, я до сих пор не уверен. Может, просто повезло, с удачей у меня всегда было неплохо. Может, действительно кто-то чем-то помог. Сейчас уже неважно.

– Но ты же потом вернулся. – Юла делала вид, что поглощена своими волосами. – Почему ты не стал встречаться с ними, как раньше?

– Потому что операция ещё не закончена. – Во взгляде Ксочипепа мелькнуло лёгкое удивление, мол, ты что, сама не понимаешь? Его выразительные глаза вновь скользнули по её обнаженному телу, во взгляде опять возникла брезгливость, он снова отвернулся и продолжил наслаждаться душем. – Моя задача заниматься твоей подготовкой, обеспечивать твою легенду и не подпускать слишком любопытных слишком близко. Не до баб.

– Поняла, – буднично ответила Юла, выжимая хвост под водными струями. – Они для тебя недостаточно красивые.

– Достаточно. – Ответ Ксочипепа прозвучал без внятных эмоций, и она невольно замерла, пытаясь понять, имел ли он в виду, что против развития этой темы.

– То есть? – осторожно переспросила Юла, на всякий случай отворачиваясь от него под видом праздной возни под душем.

– Они самые красивые девушки во всём дивизионе, – флегматично произнёс Ксочипеп. – Желающих создать с ними отношения целая очередь, включая старших офицеров. К тому же они являются готовой женской парой, и у них, кстати, друг с другом неплохая совместимость. Хорошие девчонки. Жаловаться было не на что.

Юла пару секунд делала вид, что просто получает удовольствие от водных процедур, после чего как бы между делом поинтересовалась:

– После того как всё закончится и ты получишь свои деньги, ты снова начнёшь с ними встречаться?

– Нет.

– Почему?

– Я уже объяснял.

– В смысле? – не поняла Юла. – Я поняла, что ты планируешь начать новую жизнь. Разве ты не возьмёшь их с собой?

– Не возьму.

– Почему? – Она поймала на себе его недовольный взгляд и торопливо уточнила: – Мне просто интересно разобраться. Для общего понимания. Я ещё не все тонкости местной жизни изучила.

– Никто не создаёт семью с сослуживцами, – неохотно ответил Ксочипеп.

– Можешь объяснить? – Юла беззаботно прыснула: – Не Ксикохтенкатлю же мне такие вопросы задавать!

– Армия – это одна жизнь, после армии – другая. – Ксочипеп смотрел на неё всё с тем же тщательно скрываемым оттенком брезгливости, который она за полгода научилась чувствовать. – Нет смысла тащить старую жизнь в новую. Лишние заморочки.

– Например? – Внезапно Юла поняла, что он старается не смотреть на её тело. Либо в глаза, либо мимо. И эта брезгливость во взгляде, она появляется у него именно тогда, когда он видит её тело. Тогда, внутри имперского разведчика, он смотрел на неё так всегда. Значит, лицо ей действительно исправили очень хорошо.

– Например, вы служите в одном подразделении или формировании много лет, – Ксочипеп нехотя принялся объяснять, судя по всему, явно очевидные вещи. – Минимальный срок службы для женщин – пять лет. Но девчонки обычно служат десять, чтобы заработать королевскую субсидию. Мужчинам субсидии не положены, поэтому служить могут и двадцать, и тридцать лет, и даже больше, если повезло с карьерой или, наоборот, не получилось скопить нормальную сумму или найти работу поденежнее. Во время войны в армии хорошо платят, но можно погибнуть. В мирное время рисков практически нет, но и зарплата меньше.

Он протер глаза от стекающих с бровей водяных капель и недовольно закончил:

– Короче, когда сослуживцы долго служат вместе, они знают друг о друге слишком много лишнего. Кто с кем спал пять лет назад, с кем три года назад и с кем сейчас. Кто где облажался. Кто где и в каком виде валялся пьяным. У кого какие выкрутасы в голове… Да много чего. Тащить всё это с собой в новую жизнь никто не хочет. Как ни выкручивайся, многое из этого будет лишним грузом и не всегда охотными воспоминаниями. Которые тебе могут припомнить хоть шутки ради, хоть со злости во время ссоры, хоть просто по глупости. Ну или ты сам припомнишь это кому-нибудь другому по аналогичному поводу. Поэтому с бывшими сослуживцами интересно поболтать за стаканчиком чего-нибудь иногда. Вспомнить прежнюю жизнь, старые хохмы, минувшие события. Но уж точно не создавать с ними семью. Семья должна быть без неприятного багажа. Зачем мне, например, знать, с кем встречались мои жёны до замужества? Да ещё быть лично знакомым с этими людьми? И так далее.

Ксочипеп выключил воду, давая понять, что разговор окончен, и вышел из душевой, на ходу отжимая хвост своих волос. Он встал на платформу для сушки и активировал сушильную камеру. Управляемые Искусственным Интеллектом струи сжатого воздуха принялись сдувать с его тела водяные капли, и предназначенные для сушки волос нанороботы бодро поползли по его шевелюре сверху вниз, оставляя после себя высушенные волосы. Закончив сушиться, Ксочипеп покинул санузел. Находиться в душевой одной никакого смысла не было, её тело подверглось тщательной биологической обработке ещё во время медицинских процедур. Юла поспешно выключила подачу воды, высушилась и вышла следом, но дальнейшего разговора не получилось. Ксочипеп заявил, что завтрашнее занятие по огневой подготовке будет утомительным и порекомендовал ей лечь спать пораньше.

Сам он улегся на свою кровать и принялся смотреть какие-то материалы по стрелковой тактике. Юла попыталась сделать то же самое, но по привычке легла в кровать раздетой, и её медблок, определив ночное положение владелицы, немедленно погрузил её в сон.

* * *

Кипящая на орбите крупной индустриальной планеты космическая битва близилась к завершению, и Владыка Мазатль удовлетворённо разглядывал тактическую карту. Это одна из центральных систем Ица-Уэргов, и его войска столкнулись здесь с ожесточённым сопротивлением бывшего Императорского Доминиона. Даже пятикратный численный перевес не позволил войскам Мазатля разбить противника быстро. Квадратные карлики отчаянно цеплялись за каждый кубический километр космоса и бросили в бой даже гражданские суда, наспех оборудованные вооружением и усиленной защитой. Сражение затянулось более чем на сутки, в течение которых Ица-Уэргам удалось вывести из атакованной системы большую часть содержимого ресурсных хранилищ, но основной цели Мазатль всё-таки достиг. Ещё максимум час, и эта система будет полностью в его власти. Что лишит Владыку Золина трети производственных мощностей, изготавливавших истребители для его флота.

Помимо этого, данная победа имеет крупное политическое значение: до сих пор Великому Доминиону Мезтеки удавалось захватывать лишь периферийные системы Ица-Уэргов. Само по себе это прогресс, ибо подрывает ресурсную и особенно внутриполитическую мощь бывшего Императорского Доминиона, но финансовые резервы Владыки Золина громадны. Залатать подобные дыры на полгода для него не составит труда. Иное дело потеря крупного индустриального центра. Это основание для брожения в обществе Ица-Уэргов, серьёзный удар по их боевому духу и повод для союзников Золина задуматься о правильности сделанного выбора. Золин ожидаемо воспользовался имеющимися в своём распоряжении грандиозными средствами. Оба Малых Доминиона Уэргов вступили в войну на его стороне, простимулированные мощными финансовыми вливаниями.

На сторону Великого Доминиона Мезтеки до сих пор никто не встал, хотя колеблющихся было несколько десятков. Все опасаются финансовой мощи Золина и ждут некоего переломного момента в ходе боевых действий, который позволит принять решение, чью же сторону занять. Все системы Ица-Уэргов, примыкавшие к пространству Великого Доминиона Мезтеки, были успешно захвачены войсками Мазатля, но объединение Уэргов в альянс сильно замедлило ход наступления. Успешное продвижение войск Мезтеков внутрь пространства Ица-Уэргов пришлось приостановить и перегруппировать силы с учётом новых противников.

Имеющиеся в распоряжении Мазатля военные силы превосходили суммарные возможности альянса Уэргов вдвое, и для уверенного наступления этого было уже недостаточно. Пришлось перейти к тактике мощного кулака, наносящего избирательные удары на фоне общей позиционной войны. Само по себе подобное положение для Мазатля являлось проигрышным: не испытывая перманентного жёсткого прессинга, Владыка Золин имел возможность направлять крупные денежные потоки на строительство боевых кораблей. Рассчитывать на скорое банкротство бывшего Императорского Доминиона не приходится, поэтому единственный способ разбить Ица-Уэргов – это не дать им возможности воспользоваться своими деньгами.

В свете данной стратегии сегодняшняя победа приносит убедительный результат. Приток истребителей в войска Золина существенно сократится, и это очень серьёзное достижение, ибо флоты Ица-Уэргов делают ставку на истребители и штурмовые фрегаты. Кроме того, эта система является одной из центральных, тут расположен крупный транспортный узел. Отсюда открываются выгодные космические пути в глубь основного пространства Ица-Уэргов, которое само по себе не столь велико, как территории Великого Доминиона Мезтеки. Если сегодняшний успех удастся повторить ещё хотя бы один раз и лишить Золина ещё одного индустриального центра, то военная промышленность бывшего Императорского Доминиона забуксует.

Конечно, полностью без боевых кораблей Золин не останется, захватить все имеющиеся у него производства не хватит сил. Но этого Владыке Мазатлю и не требуется. Ица-Уэргов необходимо обескровить, чтобы мощностей их военно-промышленного комплекса хватало лишь для частичного восполнения потерь, наносимых войсками Великого Доминиона Мезтеки. Флот Золина должен таять с течением времени или как минимум не увеличиваться. Тогда к дню Мишкоатли Ица-Уэрги и их союзники подойдут с потрёпанными ослабевшими эскадрами. Мазатль же к этому времени поставит в строй столько боевых кораблей, сколько промышленность Мезтеков окажется способна выстроить за оставшиеся месяцы.

Это и будет победа, потому что главное сражение состоится не в пространстве Уэргов или Мезтеков, а на подступах к системе Экстервита, когда войска всех участников императорской гонки поведут туда своих претендентов. Именно там нужно иметь максимальную численность флота. Сейчас же нести большие потери противопоказано. Наоборот, собственные войска необходимо преумножать, одновременно препятствуя этому в отношении противника. И пока данная стратегия Мазатлю удаётся. Привлечение на свою сторону союзников сейчас было бы особенно актуально, и в этом свете сегодняшняя победа открывает определённые перспективы.

– О Владыка! – Изображение министра обороны, лично командовавшего сражением, вспыхнуло рядом с тактической картой. – Войска противника окончательно отрезаны от области разрешённого гиперперехода! Орбитальная оборона обитаемых планет подавлена! Силы врага пытаются закрепиться в астероидных кольцах газового гиганта! К сожалению, гарнизон космических верфей приступил к уничтожению оборудования. Нам не хватит времени воспрепятствовать этому.

– Предложите им сдаться. – Владыка Мазатль устремил недовольный взгляд на вспыхивающий взрывами комплекс космических верфей. – Объявите, что Великий Доминион Мезтеки с уважением относится к своим противникам и гарантирует им достойное обращение в случае капитуляции. Те из них, кто сложит оружие, откажется от саботажа и передаст нам свои корабли и космические объекты в исправном состоянии, будут перемещены на поверхность захваченных планет без каких-либо дополнительных условий. В отличие от них саботажники будут уничтожены, а те из них, кто попытается сдаться, признаны военными преступниками, нанёсшими сознательный ущерб имуществу Империи, и отправлены на рудники.

Министр обороны отсалютовал и отключился. Несколько минут Владыка Мазатль ожидал результата, изучая данные по захваченной системе. Система стара, как сама Теутио Тик*Аль, Уэрги живут здесь несколько миллионов лет, собственные ресурсные поля здесь минимальны, это минус. Ица-Уэрги завозят сюда извне более восьмидесяти процентов первичных промышленных ресурсов. Как только войска Мезтеков атаковали систему, квадратные карлики прекратили завоз и срочно организовали вывоз. Поэтому захватить существенные запасы ресурсов не удалось. Зато продовольственное обеспечение представлено широко. Две обитаемые планеты из трёх, некогда лишившиеся большей части полезных ископаемых, впоследствии были перепрофилированы Уэргами в сельскохозяйственные придатки третьей, являющейся индустриальным гигантом. Это плюс, позволяющий избежать хлопотных забот о покорённом населении.

Императорская гонка всё же не война на уничтожение, и потому Владыка Мазатль с первых дней вооружённой конфронтации отказался от захвата и штурма обитаемых планет противника. Орбитальная оборона уничтожалась, межзвёздный транспорт конфисковывался, планета полностью блокировалась, все космические сооружения переходили под управление победителя. Население ужасов войны не видело, на поверхность захваченных планет вообще не высаживались войска победителей за исключением рейдов конфискационных дивизий. Как правило, конфискация проходила достаточно спокойно. Администрация захваченных планет не была заинтересована в бойне и выполняла требования победителя, послушно расставаясь с планетарным парком звездолётов и содержимым индустриальных хранилищ.

Некоторые особо одиозные группировки местных могли оказать сопротивление, но таковые случаи являлись исключением, и с ними быстро справлялись дивизии боевых роботов, усиленные десантными полками. В целом же жизнь на захваченных планетах менялась незначительно, и население обеспечивало само себя в той или иной мере. В этой системе продовольствия хватает, и заботиться о захваченных планетах не придётся вообще. Больше хлопот потребует патрулирование космического пространства и переброска сюда собственной рабочей силы. Местные ресурсные поля хоть и незначительны, но это в любом случае доход, который в условиях крупных расходов на войну лишним быть не может. Если удастся убедить гарнизоны космических верфей не уничтожать производственное оборудование, то можно будет наладить здесь ремонт своих флотов, сражающихся на передовой. Полноценно строить здесь новые корабли невыгодно, придётся завозить ресурсы из собственного пространства, что непродуктивно. А вот для ремонта этих мощностей вполне достаточно.

– Командующий обороной системы согласился на наши условия! – Изображение министра обороны вспыхнуло вновь. – Две минуты назад он приказал всем войскам Уэргов в системе сложить оружие и прекратить разрушение верфей!

– Несогласные нашлись? – поинтересовался Мазатль, разглядывая комплекс космического строительства. Вспышки взрывов среди сооружений не повторялись.

– Никак нет! – доложил министр обороны. – Многие флотские командиры Уэргов требуют от своего начальства подтверждение приказа о сдаче, но отказов сложить оружие пока не зафиксировано!

– Превосходно, – оценил Владыка. – Мы выполним данные обещания. Личный состав противника, сложивший оружие, высадить на поверхность аграрных планет. Захваченные корабли включить в состав наших флотов. Убедитесь, что на верфях наших рабочих не ожидают смертельные сюрпризы.

– Будет исполнено, о Владыка! – отсалютовал министр обороны, и Мазатль отключил дальнюю связь.

Дальше военные и оккупационные службы разберутся самостоятельно. За полгода войны схема отработана и функционирует вполне удовлетворительно. Главное, чтобы военные не пропустили какую-нибудь систему самоликвидации, автоматически запускаемую Искусственным Интеллектом того или иного космического объекта Уэргов. Потери среди своих подданных крайне нежелательны, это резко обрушивает популярность вакансий, открытых для работы в захваченном у Уэргов космосе. Захваченное же население проблем не создаст. Уэрги трезвомыслящие и рациональные индивиды, они прекрасно понимают, что сделали всё, что было в их силах, и дальнейшую императорскую гонку Доминионам квадратных карликов придётся вести без них. Это не фанатичные Чиалори, периодически впадающие в ксенофобское безумие.

Эти бы обязательно устроили партизанскую борьбу просто из принципа. Их всегда бесит до кровавой рвоты сам факт того, что кто-то их победил и диктует условия. Саботаж, бандитское подполье и прочее скрытое сопротивление они организуют из ненависти ко всем, кто не Чиалори, и другого повода для этого им не требуется. В исторических архивах зафиксированы тысячи случаев, когда разгромившие Чиалори Теки несли больше потерь во время владения оккупированными территориями Чиалори, чем непосредственно во время самой войны. Вряд ли императорская гонка явится исключением. Даже если Цетекам удастся переломить ход боевых действий в свою пользу, их проблемы не закончатся. И это очень хорошо, потому что подрывает силы конкурентов. Чем слабее Цетеки и Чиалори будут в день Мишкоатли, тем лучше.

– Министра внешних сношений ко мне! – велел Владыка Мазатль.

Вместо министра внешних сношений Искусственный Интеллект рабочего кабинета Владыки сообщил о срочном вызове начальника секретной службы, и Мазатль активировал линию засекреченной связи. Откладывать разговор с секретной службой не стоило, в этой области положение Великого Доминиона Мезтеки было гораздо менее успешным, нежели в военной. Шпионы и диверсанты Владыки Золина были повсюду. Благодаря колоссальным финансовым возможностям Ица-Уэрги наводнили пространство Цетеков своими агентами и наёмными убийцами. Покушения на претендентов следовали одно за другим, все секретные объекты, изначально предназначенные для тайного сохранения Величайших, были скомпрометированы и неоднократно подвергались диверсиям. Оберегать претендентов становилось сложнее с каждой неделей, и Владыка Мазатль был вынужден перевезти обоих Величайших в свою наиболее защищенную резиденцию. Укрывать обоих в одном месте являлось крайне рискованным решением, но иного выхода на данный момент не было. Воевать с куцыми флотами бывшего Императорского Доминиона легче, нежели с их бесконечными финансовыми потоками.

– Претенденты? – Владыка Мазатль задал вопрос прежде, чем начальник секретной службы успел сделать вдох для доклада.

– В безопасности, о Владыка! – сообщил тот и сразу же добавил: – Но ситуация с ними мне крайне не нравится! Я подозреваю возможность возникновения критического развития событий!

– В чём дело? – Владыка Мазатль нахмурился, увидев вспыхивающее изображение.

Трансляция велась несколькими андроидами-телохранителями и имеющимися в их распоряжении дронами. Судя по данным андроидов, указанных под транслируемым изображением, сьёмка велась одновременно охраной Величайшего Гиля и Величайшей Карины. Телохранители рассредоточились среди деревьев парка резиденции Мазатля и были невидимы под полями преломления. Дроны находились в бесшумном режиме на высоте в километр, прямо под накрывающим парк первым силовым полем. Мощное наслоение силовой защиты, закрывающее резиденцию с воздуха, исключало наблюдение за парком с орбиты.

Находящийся на орбите флот прикрытия обеспечивал орбитальную защиту объекта, но вести слежение за находящимися на его территории не мог. Поэтому применение бесшумных дронов охраной являлось оправданным. Однако в силу потенциальных рисков перехвата вражескими диверсантами управления дронами последних применяли без систем вооружения, только для наблюдения и только на больших высотах, чтобы в случае агрессивного пикирования у охраны было больше времени на их уничтожение. Однако сейчас беспокойство начальника секретной службы было вызвано обстоятельствами, не имеющими отношения к применённой в парке системе безопасности.

В данный момент посреди парка, на берегу живописного озера, покрытого цветущими кувшинками, был сервирован роскошный обеденный стол. За которым напротив друг друга сидели Величайший Гиль с Величайшей Кариной с бокалами в руках. Оба претендента мило улыбались и вели светскую беседу. При этом Величайшая Карина была одета в прозрачное пляжное сари поверх изысканного и сексуального купального костюма. Лучшие дизайнеры Великого Доминиона Мезтеки адаптировали самый популярный в этом летнем сезоне пляжный ансамбль от Чиалори к изломанной мутациями убогой фигуре Величайшей Карины, но выглядела она всё равно неприятно.

При этом нельзя было не отметить, что в компании своего собеседника и конкурента Величайшая Карина смотрится вполне органично. Величайший Гиль попал в Галактику Теутио Тик*Аль двести лет назад. В тот год Ловчая Сеть открыла порталы на какую-то захолустную планету, расположенную на окраине одной из галактик Серой Расы. Вышеуказанная галактика находилась на самой границе пространств десяти и двенадцати энергонов, фактически на стыке жизненных территорий Серой и Жёлтой разумных форм. Родная солнечная система Величайшего Гиля являлась едва ли не самой последней в своём созвездии и ближайшей к пространству Жёлтых, что влекло за собой приток всякого рода беглецов и мигрантов.

Галактика Жёлтой Расы, ближайшая к Серой галактике – родине Величайшего Гиля, по космическим меркам находилась недалеко, и представители Жёлтых, по каким-либо причинам бежавшие в пространство Серых, для пересечения межгалактического пространства прокладывали курс к ближайшему созвездию Серых. Как правило это приводило их в домашнюю систему Величайшего Гиля. Исторически сложилось так, что в данной солнечной системе всегда имелось некоторое количество мигрантов, периодически пополняющееся в численности за счёт новых.

Но законы мироздания никто не отменял, и обитатели пространства двенадцати энергонов, оказавшись в пространстве десяти энергонов, неизбежно подвергались деградации. Качество генетики Жёлтых мигрантов под действием деградационных факторов быстро ухудшалось, и без скрещивания с Серыми, конечно же, не обошлось. Деградантов не смущал даже факт того, что Серая Раса является гермафродитами. Впрочем, как показывает практика, деградантов вообще ничего не смущает, если речь идёт о возможности совокупиться с кем-либо. Сто пятьдесят тысяч лет истории возрождённой Вечной Империи Тихуакан, неразрывно связанные с всевозможными Величайшими и плодимыми ими Регентами, есть тому полное подтверждение.

Иными словами, гибридов в окраинном созвездии Серой Расы, куда двести лет назад открыла порталы Ловчая Сеть, было предостаточно. И будущий Величайший Гиль был одним из таковых. Его и десяток ему подобных выкрали ловчие, так он и оказался в Теутио Тик*Аль. Все его соплеменники давно отбыли в мир иной, проиграв в конкурентной борьбе другим претендентам, а вот Величайший Гиль очень даже преуспел. Он не только благополучно дожил до текущей даты, но и успешно пережил трёх претендентов от Великого Доминиона Мезтеки, появлявшихся здесь позже. Сколько себя помнил Владыка Мазатль, Величайший Гиль всегда был основным претендентом от Мезтеков.

С точки зрения генотипа Гиль являлся уродцем хоть с позиции Жёлтых, хоть с позиции Серых, и потому его бросающаяся в глаза аутентичность не вызвала сомнений. Для представителей Красной Расы он выглядел нелепо, но в обществе Величайшей Карины смотрелся неожиданно естественно. При взгляде на этих двоих сразу улавливалась некая общность, их объединяющая. Владыка Мазатль затруднялся определить, вызвано ли это ощущение действительным сходством мутаций, или же ассоциации возникают в силу инвалидности обоих образов. Но в отличие от новой претендентки Величайший Гиль живёт в Галактике Теутио Тик*Аль дольше многих её исконных уроженцев. Он давно вжился в образ уникального высшего существа и с удовольствием пользуется вытекающими отсюда привилегиями вот уже двести лет.

Владыка Мазатль коснулся светосенсора звукового сопровождения, и автоматика начала транслировать ведущуюся между претендентами беседу.

– …благодарна вам за то, что не отказались от встречи, Величайший Гиль. – Фразы Величайшей Карины были выдержаны в уважительном деловом тоне, контрастируя с призывным взглядом и сексуальной улыбкой.

Свойственная Серой Расе манера речи, при которой оратор в построении фраз стремится максимально отказаться от личных местоимений первого лица и тяготеет к замене подлежащего не несущими конкретики местоимениями третьего лица множественного числа, была визитной карточкой Величайшего Гиля. На официальных мероприятиях пресс-службе нередко приходилось объяснять его фразы, недвусмысленно заверяя их значение. Однако, согласно данным генетической экспертизы, ДНК Серых в генотипе Величайшей Карины занимали более семидесяти процентов, и эксперты однозначно заявляли, что новая претендентка не копировала манеру речи Величайшего Гиля. В силу увеличивающейся гибридизации синтаксис Серой Расы распространён на её родной планете довольно давно, и Величайшая Карина пытается применять его к языку Теков машинально. Что делает сходство обоих претендентов из разных галактик ещё более очевидным.

– …консультации такого опытного политика, как вы, являются для меня бесценным уроком, – Величайшая Карина продолжала вещать официальным тоном, одаривая Гиля похотливым взглядом. – Лишь недавно освоила законы местной политической жизни, нюансы которой ещё предстоит тщательно изучить. Но уже сейчас могу с уверенностью сказать, что Империя Тихуакан нуждается в вашем управлении! Лучшего Императора найти невозможно!

– Вы очень любезны, Величайшая Карина, – скромно ответил Величайший Гиль. В его голосе совершенно отсутствовали нотки спеси или высокомерия, и это ещё сильней насторожило Владыку Мазатля. – Искренне надеюсь, что ваши ожидания оправдаются. Но до дня Мишкоатли ещё далеко. Мой опыт подсказывает, что примерять корону в данный момент преждевременно.

– Вы очень мудры, – с аристократической вежливостью произнесла Величайшая Карина, словно между делом закидывая ногу на ногу, и её чёрные глаза многозначительно сверкнули. – Очень рада, что нахожусь с вами по одну сторону баррикад! Скажите, Величайший Гиль…

– Для вас просто Гиль, очаровательная Карина! – добродушно улыбнулся основной претендент. – Когда мы тет-а-тет, можете не утруждать себя озвучиванием регалий.

– Спасибо, Гиль! – На секунду Карина замерла, преданно пожирая его взглядом, и её губы сексуально приоткрылись. Но в следующий момент лицо Величайшей уже было сосредоточенно-серьёзным. – Скажите, насколько, по вашему мнению, опасен Величайший Эмиль? Склонна доверять нашей разведке, а они считают, что образ «народного Императора» является его личной инициативой и изначально не был разработан экспертами Великого Доминиона Цетеки!

– Вполне допускаю, что первоначально это была его идея. – Величайший Гиль скользнул взглядом по обнажённым бёдрам Величайшей Карины, и в его узких глазах отобразилась вполне заметная заинтересованность. – Однако Цетеки не столь глупы, как может показаться. Не стоит их недооценивать. Даже если они не ожидали от него чего-то подобного, это не значит, что они не будут использовать это в своих интересах. Уверен, что его идея получила у них тщательную проработку и всестороннее углубление. При этом он находится у них под полным контролем…

Несколько минут Владыка Мазатль слушал разговор претендентов, изучая ведущуюся ими игру взглядов. Не приходилось сомневаться, что Величайшая Карина пытается сблизиться с Величайшим Гилем, и последний видит это и как минимум обдумывает такую возможность.

– Мы считаем, что она стремится соблазнить его, – подал голос начальник секретной службы. – Не сегодня, но в скором времени. Медики сообщают о сильных колебаниях её психики в момент просмотра любых новостей о претендентах. Её очень угнетает факт невозможности претендовать на престол. Не имея перспектив взойти на трон, она хочет стать фавориткой Императора. Роскошной жизни обычного Величайшего ей недостаточно, она хочет власти. Подобное желание свойственно претендентам и не является чем-то необычным. Но вот реакция Величайшего Гиля очень настораживает. Он явно демонстрирует свой интерес к ней. Это странно. Она уродец, а к его услугам десятки красивых женщин из одиннадцати Малых Доминионов Теков, не считая двух Малых Доминионов Пэчуа, столь популярных у Величайших в последние пятьдесят лет. Медики считают, что теоретически у него может возникнуть к ней влечение на почве общего наличия у них ДНК Серой Расы. Но лично я очень сомневаюсь, что дело в этом.

– Учитывая, что он имел непосредственное отношение к заговорам, в результате которых погибли три его конкурента от нашего Доминиона, я разделяю ваши опасения, генерал! – Владыка Мазатль проследил очередной взгляд Гиля, направленный на бёдра Карины, в процессе разговора обнажающиеся всё сильней. Каков ваш прогноз?

– Гиль попытается от неё избавиться, – уверенно заявил начальник секретной службы. – Величайшая Карина новичок и не подозревает о том, что он патологически ненавидит конкурентов. Она сама идёт на сближение и облегчает ему задачу. Согласно архивам секретной службы, он всегда испытывал острое чувство нетерпимости к конкурентам.

Генерал вывел перед Владыкой Мазатлем массив данных под грифом «государственная тайна» и коротко обобщил представленную информацию:

– Пятьдесят лет назад Гиль убил конкурента руками своего андроида-телохранителя. Это повлекло за собой усовершенствование матриц телохранителей. Девяносто лет назад он отравил своего конкурента прямо за обедом. Надел кольцо с распылителем направленного действия, содержащее ядовитый изотоп, принял антидот и сел напротив под предлогом беседы. Когда охрана заподозрила неладное, было уже поздно. С тех пор секретная служба сканирует его аксессуары и предметы одежды. Как он убил своего первого конкурента сто восемьдесят лет назад – неизвестно. Эта информация была удалена по приказу тогдашнего Владыки, что наводит на мысль о косвенном участии в убийстве кого-то из семьи правителя. Но я не сомневаюсь, что смерть первого конкурента также не была случайной и не обошлась без участия Величайшего Гиля. Хотя бы потому, что в то время Вечный Император Ксиухкоатль правил Империей вот уже восемьсот лет, его бессмертие являлось аксиомой, и ни у кого не имелось серьёзных мотивов избавляться от претендентов.

– Следите за Гилем круглосуточно! – велел Владыка Мазатль. – Даже когда он находится в собственной спальне. Золин развернул беспрецедентную охоту за нашими претендентами, и мы как никогда заинтересованы в существовании обоих! Сейчас не до амбиций Гиля, тем более он и так претендент номер один. Тщательно проверяйте всё, что поступает в его апартаменты! Если у него однажды была возможность достать ядовитый изотоп, значит, он может захотеть повторить удачную попытку второй раз! Замените андроидов охраны Гиля на новых. В их матрицу должна быть внедрена аксиома о неприкосновенности Величайшей Карины. И препятствуйте их совместному времяпрепровождению! Чем реже они будут встречаться, тем безопасней.

– Мы примем все меры, о Владыка! – отрапортовал генерал. – Разрешите заменить весь персонал Величайшего Гиля, включая личных камердинеров? Это может вызвать протесты с его стороны, но подобный ход сильно облегчит нам задачу по пресечению попыток Величайшего Гиля уничтожить Величайшую Карину.

– Разрешаю! – Мазатль на секунду задумался и добавил: – Я лично проведу с ним беседу и подтвержу необходимость проводимых вами изменений в свете обострившихся угроз. Он не должен понять истинную причину смены его окружения.

– Мы можем инсценировать неудачное покушение… – начал было генерал, но тут же осёкся. Он умолк, принимая экстренный вызов по каналу личной связи, и хмуро доложил: – Чрезвычайное происшествие! Только что совершено покушение на двойника Величайшего Гиля, находившегося в вашей южной резиденции. Двойник-андроид убит. Убийцы попытались скрыться, в ходе преследования их не удалось захватить живыми, корабль преступников был уничтожен в области разрешенного гиперперехода за четыре секунды до совершения прыжка! Гипертрасса убийц была проложена в пространство Малого Доминиона Тиутеки.

– Тиутеки? – Владыка Мазатль презрительно усмехнулся. – Марионетки Золина, опасающиеся выступить на его стороне открыто! Они будут отрицать своё участие в заговоре и свалят всё на криминальные структуры. Позже мы найдем способ отплатить им. Сейчас же у нас появился очень своевременный предлог. Оповестите о покушении Величайшего Гиля и начинайте оговорённые нами изменения. Я побеседую с ним позже, как только наступательная операция наших войск будет окончательно завершена.

Глава секретной службы отключился, но Владыка не стал выключать трансляцию из парка. Он выключил лишь звук, перевёл изображение на отдельную видеосферу и принял вызов министра внешних сношений, давно ожидающего своей очереди.

– Какова реакция Империи на нашу сегодняшнюю победу? – поинтересовался Мазатль.

– Малый Доминион Цапотеки негласно прислал запрос на проведение приватных переговоров, – сообщил министр. – Правительственная шифрограмма, закрытая личным кодом Владыки, пришла пять минут назад по дипломатическим каналам.

– Цапотеки желают обсудить детали возможного союза, – уверенно определил Мазатль. – Хотят получить выгодные условия прежде, чем открыто ввяжутся в войну против Уэргов. Что ж, у нас есть, что им предложить. Что ещё?

– Пока других попыток нет, но мы ожидаем, что в скором времени они будут. Сегодняшнее поражение Ица-Уэргов усилит брожение в рядах тайных сторонников Владыки Золина, опасающихся примкнуть к нему открыто. – Министр внешних сношений заметил видеосферу с изображением претендентов и доложил: – Только что со мной связались из канцелярии Регентского Совета. Они сообщили, что в открытых источниках появилась информация об удачном покушении на Величайшего Гиля и требуют официально подтвердить или опровергнуть известия о его гибели.

– Готовьте пресс-конференцию. – Владыка Мазатль усмехнулся. – Наши конкуренты ждут её гораздо сильнее Регентского Совета. Нетрудно догадаться, что за «открытые источники» столь оперативно сообщили Регентам о только что случившемся покушении. Наёмные убийцы уничтожены, информация противоречива – словом, Владыке Золину не терпится узнать, достиг ли цели столь тщательно подготовленный им удар. Разочаруйте его.

– С удовольствием! – Лицо министра внешних сношений расплылось в недоброй улыбке. – Быть может, протянуть время для большего эффекта? Сообщим Регентскому Совету, что в настоящий момент Величайший Гиль наслаждается загородным обедом в столичном парке и мы не смеем прерывать трапезу претендента. Поэтому пресс-конференция состоится через час. Или через два. Возможно, через три. Как только Величайший Гиль закончит приём пищи и подготовится к тому, чтобы предстать перед Регентским Советом в требуемом протоколом виде. Наши конкуренты решат, что мы тянем время, потому что потеряли основного претендента, и успеют обрадоваться данной победе.

– Одобряю! – Владыка Мазатль бросил короткий взгляд на видеосферу с трансляцией совместного пикника Величайших. Претенденты закончили обед и расходились в разные стороны, следуя каждый к своим апартаментам в окружении телохранителей. – Действуйте, как считаете нужным, и добейтесь максимального эффекта от этой пресс-конференции. Позволим себе некоторое злорадство. Наши беспринципные конкуренты этого заслуживают.

Четыре с половиной месяца до дня Мишкоатли

Ощущение подкатившей к горлу рвоты заставило Юлу подскочить на кровати и закрыть руками рот. Секунду она боролась с рвотным рефлексом, потом тошнота прошла так же неожиданно, как началась, и девушка посмотрела на Ксочипепа. Он тоже проснулся и, приподнявшись на кровати, внимательно вслушивался в стоящую вокруг тишину.

– Мы экстренно прервали гиперпрыжок? – Юла невольно скривилась. Эту процедуру она ненавидела именно из-за этой индивидуальной реакции своего организма. – Что теперь? Общее построение?

– Тревогу не объявляли. – Ксочипеп бросил взгляд на хронометр. – До подъема ещё час. Наверное, плановое прерывание. Можно спать дальше.

Он улегся на бок, и кровать переформировала его подушку под изменившуюся позу. Юла последовала его примеру, но закрыть глаза не успела. Тишину вспорол визг сирены боевой тревоги, и она испуганно подскочила, глядя, как Ксочипеп пулей влетает в гардеробный шкаф. Спустя секунду он был уже перед выходным люком, в форме, экзоскафандре и с оружием в руках.

– Что случилось? – Юла запоздало бросилась к своему шкафу и торопливо забралась внутрь, принимая позу для одевания.

– Сейчас узнаем, – пожал плечами Ксочипеп. – Давай быстрее!

Автоматика слитным движением двух десятков элементов мгновенно облачила Юлу в униформу и немедленно опоясала её сегмент-трансформером боевого экзоскафандра. Трансформер тут же начал раскладываться по телу, заковывая её в боевую броню, и Юла подумала, что Ксочипеп в отличие от неё выглядит совершенно спокойно. Скорее, даже как-то равнодушно. Похоже, его боевая тревога под утро совсем не пугает. Может, он считает, что это очередная проверка боеготовности?

Экзоскафандр закончил развёртывание, лицевой щиток боевого гермошлема захлопнулся, и перед глазами вспыхнули элементы тактического интерфейса. Юла торопливо рассовала по магнитным креплениям элементы вооружения, заранее поданные шкафом под руки, схватила штурмовой бластер и выскочила наружу. С облачением она провозилась раз в десять дольше Ксочипепа, но вместо того, чтобы сразу покинуть кубрик, он велел ей остановиться и внимательно осмотрел со всех сторон, сверяясь с каким-то оборудованием.

– Все системы функционируют штатно, – сделал вывод Ксочипеп. – Выходим!

– Разве что-то может не работать? – насторожилась Юла. – Такое случается?

– На моей памяти ни разу такого не было, – успокоил он. – Просто у тебя экзоскафандр другой. Спецмодель с упором в защиту. Но выглядит как штатный. Я такую модель раньше не встречал, поэтому каждый раз по привычке, когда вижу пониженные показатели ёмкости оружия, начинаю проверять состояние боевых узлов. Не переживай, всё работает идеально. Пошли!

Скафандр для Юлы собрали персонально, как медблок. Генерал Ксокойотль сразу её предупредил, что защита будет вдвое мощнее любой самой защищенной стандартной модели. За это придётся пожертвовать некоторым количеством энергии, предназначенной для перезарядки вооружения, но Юлиане в атаки не ходить, а даже если и придётся, то там будет, кому стрелять вместо неё. Ксочипеп распахнул люк, и Юла следом за ним выскочила из кубрика, оказываясь в гуще бегущих десантников.

С первого взгляда казалось, что поток закованных в броню бойцов сейчас сшибёт тебя, как кеглю. В первое время Юла инстинктивно шарахалась от бегущих солдат, испуганно прижимаясь к стене. Но многочисленные тренировки не прошли даром, и полупаническая растерянность осталась в прошлом. Как оказалось, никакой хаотично несущейся по коридорам вооруженной толпы на линкоре быть не может. Особенно при боевой тревоге. Десантники всегда бегут в колонну по два, строго держась центра коридора. Поэтому те, кто выскакивает из кубриков справа или слева по ходу движения колонны, ни с кем не сталкиваются, потому что находятся по краям. Боец покидает кубрик, чётким движением встраивается в ближайшую к нему колонну и бежит вместе со всеми. Через несколько секунд он прибывает в десантный отсек, становится в строй и получает задачу.

Входной люк в кубрик автоматически задраился, и Юла отработанным ускорением влилась в колонну бегущих десантников следом за Ксочипепом. На тактическом интерфейсе светился приказ прибыть в десантный отсек, построение там проводилось ежедневно, независимо от боевой обстановки, и даже во время гиперпрыжка. Юла успела подумать, что волноваться не о чем, всё как обычно, и в следующую секунду освещение коридора потускнело, переходя в боевой режим. На тактическом интерфейсе приказ прибыть в десантный отсек сменился приказом погрузиться в десантный бот, и рядом с ним зажглись цифры, обозначающие порядковый номер бота. Юле, как обычно, предписывалось погрузиться в «Тройку» – десантный бот номер три. Диверсионному батальону принадлежали боты с первого по десятый, но Юлу ещё ни разу не сажали никуда, кроме «Тройки». Судя по тому, что место Ксочипепа постоянно оказывалось рядом, хотя он, как офицер, должен был сидеть отдельно от младших чинов, всё было заранее продумано королевской разведкой.

Юла привычно плюхнулась на десантное сиденье «Тройки», и автоматические держатели на лету подхватили опускающийся на посадочное место экзоскафандр, фиксируя его в страховочной подвеске. Если во время полёта к точке высадки вражеский РЭБ-удар выведет из строя силовые поля, амортизирующая подвеска смягчит удар от возможного падения или столкновения. Понятное дело, что в реальности до этого не дойдёт, по крайней мере, у неё, но пренебрегать страховкой Юла не стала. Особенно потому, что страховочная подвеска без проблем настраивалась, как тебе удобно, и она быстро приноровилась задавать ей полулежачее положение. Получалось комфортно. Так делали почти все, в том числе Ксочипеп, у которого Юла и подсмотрела алгоритм народной настройки.

Однако на этот раз никто не разлегся вальяжно, все сидели по-боевому и напряжённо глядели в развернутую на выходе из десантного салона общую видеосферу. Ксочипеп пару секунд смотрел туда же, после чего велел ей сидеть на месте и вышел в командирский салон. Юла почувствовала, как внутри нарастает нервозность, и попыталась вникнуть в происходящее. Видеосфера демонстрировала нешуточный космический бой, кипящий посреди каких-то довольно многочисленных укреплений, окружавших небольшой планетоид. Судя по отметкам, в непосредственной близости от планетоида находились наши эскадры, которые в настоящий момент прорывались через вражеский огонь ещё ближе к нему. Основная часть флота королевства Тенкатль находилась чуть дальше и сдерживала вдвое превосходящие силы имперцев, обеспечивая передовым эскадрам возможность прорыва.

Внезапно до Юлы дошло: то, что она видит на видео, происходит за бортом линкора прямо сейчас! Первый Королевский флот ведёт бой с превосходящими силами Империи, которых больше не вдвое, как показалось на первый взгляд, а втрое или даже вчетверо. Там, в оперативном тылу имперцев, сосредотачиваются новые эскадры вражеских линкоров, а РЭБ-корабли королевства Тенкатль одну за другой выбивают из невидимости эскадры крейсеров противника. Вот эта точка, находящаяся сейчас в центре построения наших линкоров, это флагман, на борту которого она находится! Флагман ведёт огонь из всех орудий, одновременно удерживая генераторы щитов на пределе мощности. Корабль бросил все энергоресурсы на обеспечение максимальной боевой эффективности, поэтому урезали яркость штатного освещения! И очень похоже, что противник задался целью уничтожить флагман королевского флота, тем самым планируя обезглавить подразделения Тенкатль хотя бы частично.

– Что случилось? – Юла ослабила страховочную подвеску и потянулась к соседнему десантному месту, расположенному в полуметре. – Откуда здесь имперцы?

– Мы попали в засаду, – хмуро ответил занимающий его боец в экзоскафандре. – Похоже, нас выбили из гипера. Не знал, что у имперцев есть такие технологии в составе флотов. Это требует бесову прорву энергии. Как же их до хрена…

Он умолк и продолжил следить за сражением. Юла тревожно перевела взгляд на видеосферу. Имперских кораблей становилось всё больше. Они спешили откуда-то отовсюду, на ходу собираясь в эскадры, и тут же вступали в бой. Первый Королевский отчаянно отбивался, занимая позиции между теми имперскими космическими укреплениями, которые удавалось подавить быстро, и делал всё, чтобы перетянуть внимание противника с передовых эскадр на себя. При этом имперцы, похоже, осознали угрозу, исходящую от передовых эскадр Королевского флота, и попытались принять меры. Поняв, что просто так через порядки королевских сил его войскам не пробиться, имперский военачальник начал срочно перенацеливать на передовые эскадры Тенкатль дальнобойные орудия линкоров.

Судя по напряжённым лицам бойцов, не сводящих взглядов с прорывающихся к имперскому планетоиду эскадр, от действий этих кораблей зависело что-то важное, и Юла, давя усиливающийся испуг, следила на ними вместе с остальными. Самой первой из них шла эскадра истребителей, отважно бросающихся на огневые точки планетоида и имперские истребители прикрытия. Похоже, королевским истребителям была поставлена задача любыми способами отвлечь внимание на себя. Благодаря перевесу в технологиях истребители пока держались под массированным огнём, но индикация их состояния демонстрировала, что надолго истребителей не хватит. Сразу за истребителями мчалась эскадра крейсеров, на ходу перестраиваясь в несколько клиньев для удара по основным узлам обороны планетоида. За ними, с отставанием и в максимальных защитных полях, двигались транспортники полка боевых роботов.

Клинья королевских крейсеров успели атаковать огневые точки планетоида за считаные секунды до того, как теряющие остатки защитных полей истребители начали гибнуть, и поверхность планетоида окрасилась множеством огненных вспышек. Что-то взрывалось, разлетаясь на куски, что-то стреляло в ответ, всюду роились боевые дроны и истребители обеих сторон, смешавшиеся в смертельную карусель, густо пестрящую потоками всевозможных зарядов. Оборона планетоида стала быстро проседать, и до его превратившейся в мясорубку ближней орбиты доплелись королевские транспортники. Несколько десятков крейсеров пробили перед ними окно в редеющих боевых порядках защитников планетоида, и транспортники пошли на снижение, одновременно исторгая дождь из стальных точек. Выброшенные транспортниками точки устремились к поверхности планетоида, неуклюже маневрируя, и несколько эскадрилий потрёпанных королевских истребителей ринулись отгонять от них последние истребители противника.

Из командирского отсека вернулся Ксочипеп, молча уселся на своё место и принялся смотреть, как стальные точки одна за другой достигают поверхности планетоида. Изображение космического боя уменьшило масштаб, освобождая двадцать процентов видеосферы, и на очистившемся пространстве возникла ещё одна трансляция. Похоже, съёмку вели с орбиты, потому что крупного плана не было, а осуществлявший трансляцию дрон постоянно маневрировал, избегая вражеских атак или шальных зарядов, в изобилии несущихся повсюду. Стальные точки, оказавшиеся боевыми роботами, приземлялись на мощные птицеобразные лапы и немедленно устремлялись в бой. Им навстречу, петляя в противовоздушном манёвре, уже мчались роботы противника.

– Что произошло? – шёпотом спросила Юла, тянясь поближе к Ксочипепу. – Мы попали в засаду? Нас выбили из гипера?

– Засады не было, – Ксочипеп отвечал, не отрываясь от изображения сражения. – Нам просто не повезло. Флот прервал прыжок согласно планам командования, и мы вывалились из гипера прямо посреди базы имперского флота. Вероятность такого – один шанс на миллион! И он нам выпал. На этой базе имперцы накапливают войска, похоже, по нашу душу! Наверное, поэтому нас выбросило именно сюда – большие массы взаимно притянулись. Бес его знает, как это вышло, гиперпространство – это очень сложная область физики, там полно неизученного. Короче, имперцы, как только нас увидели, сразу врубили подавители гиперпрыжка и послали сигнал своим. Сюда отовсюду летят их эскадры, флоты и даже полиция прибывает. Подавитель оказался стационарным и очень мощным, под таким огнём нам его не преодолеть! Поэтому командование высадило на планетоид боевых роботов. Они доберутся до подавителя, разрушат его эмиттеры и снимут блокаду. Главное – успеть до того, как имперцев станет критически много. У нас максимум полчаса, чтобы убраться отсюда.

На видеосфере подразделения королевских боевых роботов вступили в бой с имперскими, и всё смешалось во вспышках разрывов и быстро разрастающихся облаков пыли. Похоже, атмосферы у планетоида не имелось вовсе, а собственная сила гравитации была слишком мала, потому что поднятый взрывами грунт не спешил оседать, а стотонные боевые махины совершали гигантские прыжки, не задействуя ускорители. Судя по данным информационных табло, имперских роботов было больше, но королевские машины существенно превосходили их технологически и без проблем теснили противника. Имперское командование поняло, что подавитель гиперпрыжка им не удержать, и перенесло огонь своих линкоров прямо на поверхность планетоида.

Планетоид накрыло сплошным потоком кипящего пламени и в доли секунды затянуло чёрным дымом. Гигантские дымные кляксы, аморфно расползающиеся во все стороны, скрыли из вида охваченную сражением поверхность, лишь в глубине их пыльной толщи слабо вспыхивали отсветы взрывов. Счётчики потерь обновили данные, и стало видно, что полк боевых роботов потерял почти два десятка машин. Трансляцию перевели в ультрафиолетовый режим, и в ставшей ядовито-фиолетовой толще сплошного раскалённого дыма прорисовались далёкие силуэты сражающихся боевых механизмов. Королевский полк боевых роботов продолжал прорываться к эмиттерам имперского подавителя.

Несколько секунд все наблюдали за развитием событий, потом линкор ощутимо дрогнул, и видеосфера погасла. Тактический интерфейс вывел приказ приготовиться к выпуску десантных ботов, и Юла испуганно потянулась к Ксочипепу:

– Что это значит? Мы улетаем с флагмана?

– Это стандартный приказ, – хмуро ответил тот, подключаясь к какому-то закрытому каналу связи. – Противник сосредоточил огонь на флагмане, мы получили повреждения. Ими занимаются ремонтные команды. Если они не справятся, нас перевезут на другие линкоры. Не бойся, «Тройка» в любом случае будет находиться в самом безопасном месте.

Он умолк, сосредоточившись на новом канале связи. Юла попыталась подключиться к нему в качестве подчиненного напарника, её скафандр имел приоритетную связь с Ксочипепом, и ей это удалось. Оказалось, что Ксочипеп прослушивает канал полка боевых роботов. На частотах робовоинов радиообмен шёл сплошным потоком, и с непривычки Юла не могла понять, что происходит. Сразу было ясно, что на поверхности планетоида царит жуткая мясорубка, роботы едва выживают под огнём вражеских линкоров, а остатки имперских подразделений перегруппировались и проводят контратаку в секторе подавителя гиперпрыжков.

– …у меня на хвосте четверо! – напряжённой скороговоркой звучал чей-то доклад. – Теряю защиту! Не могу продолжать прорыв, вынужден развернуться и принять бой!

– …пятеро справа, семеро слева! Зажимают в клещи! Каньон заблокирован! Цель не вижу, повторяю, цель не вижу! Сильное огневое противодействие!

– …вторая стальная, закройте юго-западное направление, или нас расстреляют в спину! Не могу перекрыть тыл, вся защита переведена на верхнюю полусферу!

– …не снимать защиту сверху! Нас размажут с орбиты! Седьмой и восьмой стальным командам прекратить атаку и развернуться для отражения тылового удара!

– …девятка, на вас огневое сопровождение десятки! Десятая стальная, дальше сами! У вас три минуты! Тим-лидер Десять, работай один! Или все здесь останемся на хрен!

– …это тим-лидер Десять! Пассифлора и Протея! Бросайте всё и к подавителю! Полный ход! Не обращать внимания на противника! Игнорировать повреждения! Всем подгруппам! Прикрываем цветочную пару! Провоцировать противника! Делайте что хотите, цветы должны прорваться!

– …сильные повреждения, генератор защитного поля уничтожен, отказ системы наведения, пожар в кабине! Перехожу на ведение огня прямой наводкой! Прошу разрешение покинуть машину!

– …куда покинуть?! Мы под орбитальным обстрелом, кабинная капсула не выдержит, подобрать не успеем! Выходи из боя и укройся за мной! Туши пожар!

– …противник усиливает орбитальный огонь! Наших полей надолго не хватит!

Неожиданно Юла поняла, что в десантном отделении висит гробовая тишина, все слушают канал робовоинов, и застывшие экзоскафандры не шевелятся, словно выключенные андроиды. Несколько секунд интенсивность боевого радиообмена возрастала, потом свозь шипение помех зазвучал женский голос, сопровождаемый скрежетом разрушающегося металла:

– …это Протея! Нахожусь под сосредоточенным огнём! Отказ защиты! Теряю броню! Левая лапа повреждена! Невозможно продолжать бег! Силовая установка повреждена! Теряю ход! Пассифлора, уходи вперёд, я их задержу!

В эфире что-то захрустело и зашипело, передача прервалась, и Юла заметила, как хмурое лицо Ксочипепа помрачнело ещё сильней.

– …Есть попадание! – раздался женский возглас, и Юла узнала голос Пассифлоры. – Фиксирую разрушение эмиттеров подавителя!

– …подавление гиперпрыжка не снято! – ответил кто-то. – Повторяю, подавление всё ещё активно! Пассифлора! Второй залп! Делай что-нибудь, через две с половиной минуты здесь будет полсотни имперских флотов, к нам протянуты трассы со всего сектора!

– …меня расстреливают в упор! – кричала Пассифлора. – Отказ орудийных систем! Не могу вести огонь! Силовая установка в критической зоне! Прикройте хоть как-нибудь! Иду на таран эмиттеров!

– …всем, кто меня слышит! Это тим-лидер Десять! Перенести огонь по текущим координатам Пассифлоры! Пассифлора! Ускорение! Ускорение!!!

Треск и шипение в эфире усилились, несколько секунд Юла вообще ничего не могла разобрать, потом связь резко стала чистой, вновь появилось видео, и радиоэфир взорвался десятками команд:

– Подавление гиперпрыжка деактивировано! Боевым роботам срочная эвакуация! Флоту приготовиться к гиперпрыжку! Двести секунд до прыжка!

Транспортные корабли под прикрытием истребителей срочно приземлялись на изрытую громадными воронками поверхность планетоида, и спешащие к ним со всех сторон измочаленные боевые роботы с ходу забирались внутрь, беззвучно скрежеща по металлическим пандусам стальными птичьими лапами. На внешней поверхности многих машин Юла замечала фигурки людей в экзоскафандрах, прилепившихся к десантной подвеске лап. В экстренной ситуации так осуществляется эвакуация с поля боя тяжёлой пехоты или робовоинов, чьи боевые машины были уничтожены противником. На тренировках Юла несколько раз сама висела в такой подвеске. Ощущения были очень неприятные: вцепилась в крохотные поручни руками и ногами и держишься в ужасе изо всех сил, чтобы не свалиться с высоты в несколько метров на скорости под сотню! Конечно, экзоскафандр запросто удержит тебя в подвеске, это не собственными пальцами хвататься, но всё равно страшно. Вдруг какая-нибудь из этих железок отломится?!

– …это тим-лидер Десять! – Юла прислушалась к эфиру. – Не могу эвакуировать цветочную пару! Их роботы уничтожены, цветы не отвечают на вызовы! Автоматический эвакуатор сбит огнём противника!

– …это Доктор-6! Биомониторинг показывает критическое состояние обоих объектов. Они в травматической коме! Ещё минута, и подбирать будет некого! Между ними километр дистанции, не могу посадить медицинский катер, сильный огонь с земли, защита проседает! Прошу истребительное прикрытие!

– …Доктор-6, к вам движутся истребители противника! – вместо истребителей медику ответил кто-то из командования. – Возвращайтесь на борт, сто пятьдесят секунд до прыжка!

– Сиди здесь! – рявкнул на Юлу Ксочипеп, срываясь с места.

От неожиданности Юла вжалась в кресло, испуганно провожая его взглядом. Ксочипеп выскочил из десантного бота и исчез из вида. Спустя несколько секунд в эфире прозвучал приказ десанту второй машины покинуть бот, и на видеосфере появилась ещё одна точка, стремительно мчащаяся от флагманского линкора к поверхности планетоида. К этому моменту имперские подразделения перестали вести обстрел утратившего ценность планетоида и сосредоточили огонь на флагмане Первого Королевского. Имперский военачальник понял, что не смог воспрепятствовать бегству противника, и потому решил нанести ему максимальный урон. Первый Королевский объединил защитные поля своих эскадр в единую оборону и срочно собирал в походный ордер спешащие от планетоида истребители, крейсера и транспортные корабли полка боевых роботов. По направлению к планетоиду двигалась только пустая «Двойка» диверсионного батальона.

– …у тебя сто двадцать секунд! – Юла узнала голос комбата в эфире. – Не успеешь – останешься здесь. Через сто двадцать одну тут будет пятьдесят имперских флотов. Мы не можем рисковать всем флотом ради троих бойцов. Нельзя отменять прыжок.

– …успею, если развернёте телепортатор! – раздался в ответ злой голос Ксочипепа, и Юла поняла, что это именно он сидит сейчас в пилотском кресле пустой «Двойки». – Своим ходом вернуться не выйдет!

– …развернём, – согласился комбат. – Координаты точки эвакуации получишь через минуту.

Ксочипеп потратил двадцать секунд на сближение с планетоидом и пошёл на снижение, не сбавляя скорости. Как он не врезался в поверхность, не понял никто, но перед самой землёй десантный бот выровнялся и помчался параллельно поверхности, быстро гася скорость. Пытаясь избежать столкновения, уцелевшие истребители противника шарахались в стороны и тут же устремлялись в погоню. Десантный бот совершил пару витков вокруг планетоида на орбите высотой едва в сотню метров, и в этот момент имперские истребители слитным манёвром вышли ему одновременно в хвост и в лоб. Защитное поле десантной машины срезало множеством попаданий, «Двойку» швырнуло на курсе, и она брызнула фонтанами огня и обломков.

При каждом новом взрыве, выгрызавшем из бота кучи стальных ошмётков, Юла вздрагивала и сжималась всё сильней. Искорёженная машина рухнула, врезаясь в дно свежей воронки, и полыхнула бурунами оранжевого пламени. Юла, онемев от ужаса, смотрела на изображение расплющенной груды металла, быстро теряющей огонь в условиях космического вакуума.

– …вижу Пассифлору, – раздался в эфире голос Ксочипепа. – Подтверждаю травматическую кому. Прошу разрешения на эвакуацию декапитацией.

Юла вздрогнула. Он жив! Он как-то незаметно покинул десантный бот, и пока имперские истребители гонялись за машиной, добрался до места гибели боевого робота Пассифлоры.

– …разрешаю! – В эфире прозвучал ответ, и Юла узнала стар-полковника Некуаметля. Видимо, теперь он руководил действиями Ксочипепа. – Восемьдесят секунд до прыжка!

– …вас понял! – доложил Ксочипеп. – Двигаюсь к Протее.

Превратившаяся в лепёшку «Двойка» перестала дымить, на её фоне замелькали силуэты имперских истребителей, и изображение замельтешило, то кувыркаясь, то взмывая вверх, то едва не вонзаясь в землю.

– Где находится Ксочипеп? – Юла невольно потянулась к соседнему бойцу, всматриваясь в царящий на видеосфере хаос. – Я не могу его разглядеть!

– Там его точно нет, – покачал головой боец. – Командование гоняет видео-дрона, чтобы отвлечь от Ксочипепа имперцев. Надолго это не поможет.

Словно в подтверждение его слов отчаянно вертящееся изображение сверкнуло вспышкой и сменилось беззвучными помехами.

– …вижу Протею, – прозвучал доклад Ксочипепа. – Нижняя часть тела раздроблена. Эвакуирую декапитацией.

– …подтверждаю, – ответил стар-полковник Некуаметль. – Тридцать секунд до прыжка. Координаты точки эвакуации отправлены.

– …координаты принял! – подтвердил Ксочипеп и недовольно добавил: – Бесовы детёныши! Засекли всё-таки!

Он вышел из эфира, и больше никаких переговоров Юла не слышала. Тридцать секунд Первый Королевский флот удерживал быстро истощающиеся защитные поля, затем корабли ушли в гиперпрыжок, и поступила команда десанту покинуть машины.

– Он успел? – Юла испуганно скользила взглядом по проходящим мимо бойцам.

– Жди выхода из гипера. Или списки потерь, – хмуро ответил кто-то. – Там узнаешь.

Но долго ждать не пришлось. Как только батальон выгрузился из десантных ботов, было объявлено общее построение, на котором комбат поздравил всех с успехом. Флот попал в засаду превосходящих сил противника, но сумел вырваться из неё с минимальными потерями. Во время операции по уничтожению эмиттеров имперского подавителя гиперпрыжков полк боевых роботов потерял почти тридцать машин, но подавление прыжка удалось снять до прибытия к месту боя крупных сил Империи. Все робовоины, принимавшие участие в этой отчаянной атаке и не погибшие мгновенно, были успешно эвакуированы. Включая героев дня, пару Пассифлора-Протея. Видео эвакуации комбат обнародовал прямо перед строем батальона.

Запись действий Ксочипепа, сделанная им самим, едва не отправила Юлу в обморок, спасло вмешательство медблока. Ксочипеп на суицидальном ускорении сблизился с планетоидом, но сумел погасить скорость до столкновения с поверхностью и поставил автопилоту десантного бота задачу делать витки вокруг планетоида и гасить скорость. Как только таковая опустилась чуть ниже смертельного для десантирования значения, он выпрыгнул из машины в режиме невидимости и спускался на антиграве почти триста метров. Чтобы не сорвать поле преломления, двигаться приходилось медленно, вокруг него носились имперские истребители, неоднократно они проходили чуть ли не впритирку, но его не зацепили ни разу.

Пока имперцы гонялись за десантным ботом, траектория движения которого повторяла складки местности и огибала слишком высокие возвышенности, Ксочипеп незаметно приземлился прямо возле разбитых эмиттеров подавителя гиперпрыжка. Боевой робот Пассифлоры лежал в скомканных и изодранных в хлам обломках эмиттеров, мало чем от них отличаясь: рук не было, весь корпус в рваных дырах, кабинная капсула наполовину срезана, оборудование предупреждает о вошедшей в нестабильное состояние силовой установке, которая может взорваться в любой момент. Видимо, поэтому имперские десантники не торопились подходить к раздолбанному в хлам королевскому роботу.

Под прикрытием поля преломления Ксочипеп забрался в кабину и обнаружил там Пассифлору. В этот момент Юлиане стало дурно: девушка находилась в пилотском кресле, истекая кровью в буквальном смысле этого понятия – у Пассифлоры оказались оторваны обе ноги, одна до колена, вторая до середины бедра, а от правой руки остался лишь острый обломок кости, торчащий из разодранного рукава. В этот момент Ксочипеп попросил разрешение на эвакуацию декапитацией и получил её. Он извлёк плазменный клинок и отсёк Пассифлоре заключённую в гермошлем голову. Тут Юла едва не рухнула без чувств, спасла усиленная доза нанороботов. Ксочипеп быстро забросил окровавленный гермошлем с головой Пассифлоры внутри в какой-то контейнер, закинул его за спину и побежал искать Протею.

Пока до ошалевшей от увиденного Юлы доходило, что декапитация – это и есть отделение головы от туловища, и ошарашенное сознание вспоминало, что боевой гермошлем предназначен для того, чтобы сохранить мозг бойца живым, если он не будет убит мгновенно, и всё это как раз для того и разработано, чтобы можно было спасти раненого, вырастить ему новое тело и прирастить его к голове, и так далее, Ксочипеп мчался к Протее. На усилителях конечностей при совсем небольшой гравитации планетоида он даже не бежал, а совершал огромные прыжки на высокой скорости. Боевой робот Протеи он заметил издали, и искать в нём явно было некого. От робота осталась лишь нижняя половина, но перед гибелью боевой машины Протея успела отстрелить кабинную капсулу. Имперцы расстреляли капсулу в полёте, видимо, Протея своими действиями изрядно их взбесила. Однако вполне могло быть, что никто из них не стрелял в безоружного пилота, просто в тот момент всё вокруг разлеталось в клочья под орбитальным огнём, и кабинная капсула Протеи попала под такой удар.

Оборудование Ксочипепа засекло местоположение кабинной капсулы, и он на бегу сменил направление движения. Протея тоже обнаружилась в пилотском кресле, только всё тело девушки от пояса и ниже было размозжено в кровавую кашу вместе с нижней частью кабинной капсулы, превратившуюся в сплошное месиво искорёженного металла. Без серьёзного оборудования её даже снять с кресла было невозможно. Ксочипеп преспокойно отсёк ей находящуюся в гермошлеме голову, поместил её в тот же контейнер, и где-то в это время его обнаружили имперцы. Точнее, засекли работу его поля преломления. Дальше его район накрыли истребители, и Ксочипеп изо всех сил бежал куда-то, прыгая и кувыркаясь в воздухе прямо между вспухающих вокруг взрывов. Поле преломления с него сорвало, защитное поле пробило вместе со скафандром, и в области действия камер было видно, как автоматика экзоскафандра забрызгивает его брызжущее кровью бедро реанимационным биопластиком.

Но до точки эвакуации он всё-таки добежал. Телепортационное свечение вспыхнуло где-то посреди задымлённого пространства метрах в тридцати правее от него, едва заметное в плотной толще медленно оседающего дымящегося земляного крошева. Ксочипеп заметил его мгновенно, изменил направление и длинным прыжком влетел в него за секунду до ухода флота в гиперпрыжок и на полсекунды опережая удар имперского истребителя, заходящего на него сверху.

– Вот же везучий засранец, – добродушно заявил кто-то из застывших в строю солдат. – Опять ему повезло! Как заиметь хотя бы половину такой же удачи?..

Все, ухмыляясь, согласились с его словами, и комбат объявил батальону отдых и распустил строй. Юла вернулась в кубрик, разоружилась и зашла в информационную сеть линкора. Согласно данным, предоставленным командованием, флот будет находиться в гиперпрыжке определённое время, по прошествии которого планируется предпринять стандартный манёвр запутывания следов: экстренное прерывание прыжка и последующий прыжок по новым координатам. Юла недовольно скривилась. Опять ей предстоит эта противная тошниловка! Вроде бы неприятные ощущения длятся всего пару секунд, но память о них её сознание почему-то хранит чуть ли не весь день.

Она зашла в данные системы биомониторинга личного состава и поискала там Ксочипепа. Тот обнаружился в списках госпитализированного личного состава. Состояние: стабильное тяжёлое, статус: идёт операция, прогноз: положительный. Там же числились Пассифлора с Протеей, только состояние девушек оценивалось как критическое, статус: пост-декапитационное криогенное клиническое сохранение, прогноз: ожидание транспортировки в специализированный стационар. Наверное, после выхода из гипера их переправят на медицинский корабль доктора Куори. Юла хотела отправиться к ней прямо сейчас и задать несколько вопросов, пока доктор не покинула флагман. Но тут же выяснилось, что именно доктор Куори в настоящий момент проводит операцию Ксочипепу, и от этого плана пришлось отказаться.

Как долго флот пробудет в гиперпрыжке, информации не имелось, чем заняться, Юла тоже не понимала. Она только сейчас осознала, что все эти полгода Ксочипеп всегда находился рядом и говорил ей, что делать и как именно. Она даже на построениях стояла в строю рядом с ним, хотя уступала ему в росте больше, чем на голову. По графику сейчас отдых, потом начнутся тренировки, но идти на них одной было боязно. Вдруг без него она сделает что-то не так и кто-нибудь догадается, кто она на самом деле?! Лучше не рисковать! С другой стороны, она не знает, как долго Ксочипеп пробудет в госпитале. Вдруг это затянется на несколько дней. Для всех она обычный рядовой и должна следовать требованиям устава. То есть делать всё, что делает её батальон. Но приказом стар-полковника Некуаметля она была прикреплена к Ксочипепу для прохождения углубленной подготовки по индивидуальному графику. А график Ксочипепа совпадал с батальонным далеко не всегда. И что ей теперь делать?!

Полчаса Юла ломала над этим голову и в итоге пришла к выводу, что просидит в кубрике до тех пор, пока не освободится доктор Куори. Потом она явится в медотсек и попросит Куори, чтобы та связалась со стар-полковником Некуаметлем для получения дальнейших инструкций. Занятая этими мыслями, её переволновавшаяся психика начала расслабляться, и Юла сама не заметила, как уснула, сидя в кресле.

Во сне она видела Ксочипепа. Рослый мускулистый красавец бежал по вспухающей взрывами поверхности планетоида, усыпанного разбитыми боевыми роботами. Вместо экзоскафандра максимальной степени защиты на нём была лишь его армейская униформа, облегающая его идеально вылепленный торс и казавшаяся безрукавкой из-за прозрачных рукавов. В руках у Ксочипепа был криоконтейнер для эвакуации методом декапитации. Краснокожий мачо с лёгкостью избегал постоянно вырастающих вокруг взрывов, ударная волна от которых эффектно развевала хвост его тяжёлых чёрных волос, и уверенно приближался к обломкам боевого робота Пассифлоры.

Ксочипеп с грациозностью взбирающегося на дерево леопарда проник в разбитую кабинную капсулу и подошёл к пилотскому креслу. Вместо изуродованного женского тела в кресле стояла наполненная землёй полуразбитая хрустальная ваза, из которой рос цветок Пассифлоры. Ксочипеп плазменным клинком аккуратно срезал цветок под самый бутон, осторожно опустил бутон в криоконтейнер и выпрыгнул из охваченной пожаром боевой машины. Всё с той же лёгкостью, не обращая внимания на пикирующие вокруг имперские истребители и огненные вспышки от ударов их орудийных систем, кареглазый красавец достиг дымящихся остатков кабинной капсулы боевого робота Протеи, в пилотском кресле которой обнаружилась разбитая ваза с цветком Протеи. Столь же аккуратно срезав бутон протеи, он поместил цветок туда же и покинул густо закопчённое металлическое месиво.

Юла заворожённо смотрела, как Ксочипеп красивыми размашистыми прыжками бежит через кипящий огонь к входному свечению телепортатора, и думала, что на местном языке «Ксочипеп» означает «собиратель цветов»…

Четыре месяца до дня Мишкоатли

Висящий посреди мрачной ледяной пустоты комплекс космических верфей переливался огнями сигнального освещения и пестрел лучами маяков информационной подсветки, исполняя программу праздничной иллюминации. Россыпь орудийных фортов, предназначенных защищать подступы к верфям, была переведена в безопасный режим и сверкала лазерными вспышками, словно гигантскими веерами, сотканными из разноцветных лучей света. Заранее подогнанные к кораблестроительному комплексу рекламные дроны создавали над и под внешними обводами космических доков огромные объёмные экраны, на которых транслировались пламенные выступления герцога Тототля в Регентском Совете, в которых непримиримый Регент требовал от власть имущих заиметь чуткость в отношении проблем и забот простых граждан Империи. Время от времени видео той или иной речи Тототля прерывалось, и громадные экраны демонстрировали записи сражений, в ходе которых эскадра его эскорта воздавала по заслугам пиратским формированиям.

Вокруг комплекса верфей висело, курсировало и дрейфовало на коротких орбитах множество репортёрских судов различных информационных агентств и новостных порталов, и их журналистские габаритные огни, густо распределённые по поверхности корабельных корпусов, издали выделялись в толпе иных космических судов. На торжественное мероприятие, посвящённое спуску со стапелей первой части эскадры, строящейся на деньги Регентов Пэчуа, были приглашены не только репортёры и официальные лица Империи и обоих Малых Доминионов пространства Пэчуа, но и множество частных визитёров. Сам герцог Тототль находился на борту своей яхты, заякоренной возле ближайшего к верфям орудийного форта, и проводил блиц-конференцию с прессой, транслирующуюся по бесплатному общеимперскому каналу.

– Я и вся фракция Регентов Пэчуа всегда были сторонниками действий, а не слов! – решительно вещал герцог Тототль. – Всем известно, что я по мере сил борюсь за интересы простых граждан Империи! И сегодня этих сил станет немного больше! И это замечательно! Всё – для народа! Всё – для граждан Империи!

При этих словах лепестки выходных диафрагм доковых люков распахнулись и выпустили в космос десяток новеньких крейсеров, отстроенных по дизайн-стандартам Пэчуа. Собравшиеся на пресс-конференцию репортёры разразились одобрительными возгласами, соблюдая предписанный регламентом этикет, и космические видеоэкраны заполнились изображениями покидающих доки кораблей.

– Да, их всего десять! – гордо заявил герцог Тототль. – Да, десятью крейсерами не разбить силы Хаоса и не очистить пространство Империи от пиратов! Но из капель состоит океан!

Последняя фраза Тототля являлась цитатой популярного речевого оборота группы цивилизаций Ажжу, и несколько репортёров от данного субъекта Империи издали одобрительные ультразвуковые свистки, вежливо понижая уровень звука до минимума, чтобы не доставлять дискомфорт остальным присутствующим.

– Именно так! – с лёгким пафосом подтвердил Тототль. – Капля по капле! Десять крейсеров сейчас, ещё десять потом – Народная эскадра будет расти во благо народа! Я снова и снова призываю всех неравнодушных принять участие в нашем благородном почине! Постройте на свои деньги крейсер и отправьте его защищать счастье своего народа, своих друзей и соседей!

Герцог Тототль умолк, и репортёры немедленно закидали его вопросами. Пока Регент с предельно одухотворённым видом отвечал представителям прессы, новенькие крейсера торжественно прошли сквозь скопление гостей мероприятия и заняли места в составе эскадры Тототля. Затем начальник кораблестроительного комплекса ещё более торжественно объявил о начале строительства следующей части Народной эскадры, и официальная часть мероприятия сменилась развлекательной. Роскошные круизные лайнеры, предоставленные для празднества наиболее известными представителями шоу-бизнеса пространства Пэчуа, приняли гостей и начали увеселительные программы. Сам Тототль некоторое время присутствовал на торжествах, но потом сослался на необходимость борьбы с пиратами и покинул праздник под бурные возгласы одобрения.

Его эскадра приняла боевой ордер и под прицелом аппаратуры сотен репортерских судов удалилась к области разрешённых гиперпереходов. Ультрадорогая эксклюзивная яхта Регента, ставшая символом борьбы с пиратством, ушла в прыжок одновременно с десятками боевых кораблей эскорта, и праздник продолжился с новой силой. После отбытия герцога Тототля интерес репортёров к мероприятию резко снизился, и прибывшим от души повеселиться гостям мероприятия больше не требовалось соблюдать чопорность и опасаться попасть в журналистский сюжет в ненадлежащем виде.

– Два часа гиперперехода – это до обидного мало, очаровательная Янай! – прошипел Тототль, свиваясь кольцами вокруг лежащей на длинном гравитационном ложе обнажённой командующей своего эскорта. – Военные будни так суровы!

– Иных будней у нас не бывает, дорогой. – Янай переплелась с Тототлем хвостами, скручиваясь в позу для занятия любовью, и издала томное шипение: – Нужно уметь использовать имеющиеся возможности со стопроцентной эффективностью! Время гиперперехода – это сакральные минуты для любого воина, к какому бы виду разумных он ни относился. Не трать их даром, дорогой!

– Ты не разочаруешься, моя очаровательная предводительница! – Розовый язык Тототля скользнул по затылку Янай, и кольца его змеиного тела принялись сжиматься и разжиматься в такт движениям.

– Сожми меня сильней! – в экстазе закатила глаза Янай. – О мой могучий герой! Ещё сильней! Я хочу слиться с тобой воедино!

Через полчаса шипения и пыхтения Тототль обессиленно растянулся на ложе, и стар-полковник соскользнула с кровати в расположенный рядом бассейн.

– Ты совсем не устала, дорогая… – Тототль скосил глаза на извивающуюся в водной толще стар-полковника, тщательно скрывая обиду. – У тебя хватает сил плавать…

– Ты был божественен! – прошипела Янай, выныривая. – Возбуждение, которое охватывает меня, как только ты оказываешься рядом, непередаваемо! Чтобы вернуться в деловой режим, мне приходится прибегать к физическим нагрузкам! Я всё-таки командир особой эскадры и должна выглядеть перед подчинёнными соответственно!

– Ты всегда выглядишь идеально! – Тототль издал довольное шипение, удовлетворённый услышанным. – Какой ты находишь прошедшую церемонию? Я был убедителен?

– Ты был великолепен! – Янай беспрерывно пересекала бассейн от бортика до бортика, словно челнок. – Тебе не нужно ничего менять в своей манере выступать.

– Мне всегда кажется, что про себя все они насмехаются надо мной! – пожаловался Тототль, кривясь в озлобленной гримасе. – Я вижу насмешку в их глазах! Я не имею в виду чернь, этим я нравлюсь, но чернь бесполезна!

– Это более чем хорошо! – не останавливаясь, оценила Янай. – Пусть элиты не принимают тебя всерьёз – чем больше они будут заблуждаться, тем лучше! Никто не ожидает от тебя того, что ты совершишь! Потом они будут кусать локти от бессильного бешенства, но будет уже поздно. Вот тогда настанет твоя очередь смеяться! И в отличие от них ты будешь смеяться открыто! Прямо им в лица!

Она выскользнула из бассейна, быстро заползая на ложе, и раздула спинной капюшон, нависая на лежащим Тототлем:

– Скажи, что ты заставишь их обливаться слезами и желчью! – Её чёрный раздвоенный язык скользнул по его губам. – Твои слова всегда вселяют в меня решимость и придают сил в нашей опасной борьбе!

– Я не отступлюсь! – гордо заверил её Тототль. – Трон Империи будет нашим! Любой ценой!

– Твоя неустрашимость меня возбуждает! – развратно прошипела стар-полковник, сексуально вибрируя змеиным языком. В глазах Тототля мелькнула паника, вызванная страхом опозориться, но голос Янай немедленно приобрел раздосадованные интонации: – К сожалению, мне необходимо вернуться на капитанский мостик! Меня ожидает масса служебных дел, дальше откладывать исполнение своих обязанностей невозможно! Отдохни за нас двоих, о, мой герой! Я буду с нетерпением ждать повторения этой феерии!

Стар-полковник заползла в тубу гардеробного шкафа, и автоматика облачила её в униформу. Янай послала Тототлю воздушный поцелуй и покинула роскошную каюту. Распластавшийся на гравитационной кровати Регент облегчённо выдохнул и движением кончика хвоста ткнул в светосенсор интерфейса бортового ИИ, приказывая подать себе бокал дорогого вина. К моменту выхода эскадры в реальный космос герцог Тототль спал крепким сном, наслаждаясь разлившейся по телу негой. Восседающая на капитанском мостике стар-полковник Янай сверилась с показаниями биомониторинга, убеждаясь в крепком сне Регента, и вокруг её головы вспыхнула мутная сфера сеанса засекреченной правительственной связи.

– Проблемы? – Узкие зрачки Владыки Юкойя смотрели на стар-полковника немигающим взглядом. – Мероприятие прошло так, как мы хотели. Гости поглазели на новые крейсера и с удовольствием веселятся за счёт Малого Доминиона Пэчуа. Никто не сует нос, куда не надо. Что-то не так с новыми крейсерами?

– С ними всё отлично! – в шипении Янай зазвучали нотки бешенства. – Они ничем не хуже эскадры, которую мы выстроили под прикрытием всей этой шумихи с «народными» крейсерами! Но мои нервы начинают сдавать! Совокупляться с этим уродливым убожеством выше моих сил! От его прикосновений меня трясёт! После этого у меня навязчивое ощущение, что я вымазана в гнилье и от меня воняет! Чтобы хоть как-то успокоиться, я пытаюсь мыться, но ощущение грязи не пропадает! Я изо всех сил сдерживаю острое желание прокусить ему трахею!

– Никто не ожидал, что он к тебе воспылает. – Владыка Юкойя едва заметно поморщился. Учитывая ситуацию, ему искренне жаль свою экс-любовницу. – Терпи! Он нужен нам полностью управляемым! Если в решающую минуту он струсит, рухнет всё! Никто не знает, как отреагирует Экстервит на наши действия! Пока Тототль дрожит от вожделения к тебе, его можно заставить пойти на риск ради предмета своего обожания! Но он не будет вздыхать по тебе вечно, Регенты – это очень избалованная дрянь, никто не знает, когда у него начнёт падать к тебе интерес. До дня Мишкоатли ещё четыре месяца, не вздумай сделать что-нибудь такое, что охладит его пыл к тебе. Думай о том, что получишь после победы!

– Я думаю об этом каждую секунду! – шипение Янай стало болезненным. – Только это придаёт мне сил! Но мне очень тяжело! Мне некому пожаловаться, кроме тебя!

– Я воспринимаю твою роль в нашем плане как истинный героизм, – без тени иронии произнёс Владыка Юкойя. – Решиться на близость с таким уродом сумеет не каждый. Но на кону стоит Империя, и ты совершаешь подвиг во имя Пэчуа.

– Это мерзко, противно и тошнотворно! – Янай затрясло от отвращения. – Какой, к Бесам, подвиг?! Какой героизм?!

– Красиво погибнуть в эпической битве способны многие, – веско возразил Владыка Юкойя. – Особенно если за это их семьи получат солидную компенсацию. А вот бросить себя в такую грязь ради победы своего народа может далеко не всякий. Я не издевался, когда сказал, что высоко оцениваю твой вклад в наше дело. Своим участием, исполнение которого стоит тебе тяжёлых страданий, ты не просто облегчаешь мне работу. Ты являешься гарантией управляемости и лояльности одной из двух главных фигур в партии, в розыгрыше которой мы не имеем права на ошибку. Их управляемость и лояльность уже сейчас важны, как никогда, а через четыре месяца это станет первостепенной задачей.

– Я понимаю, – удручённо сжалась Янай, которую всё ещё потряхивало от нервного срыва. – Я всё понимаю! Но переступать через себя с каждым разом всё тяжелее.

– Сейчас я покажу тебе запись. – Владыка Юкойя смотрел на неё сочувствующим взглядом. – Так тебе будет легче понять, насколько твоя жертва важна для нас!

Рядом с изображением Владыки возникло ещё одно изображение, транслирующееся из секретных апартаментов претендента. Величайшая Стелла в изысканном летнем платье от Чиалори с фужером элитного вина и в дорогой обуви полулежала на роскошной кровати, застеленной тончайшими тканями эксклюзивной выделки. Изысканный ленточный ансамбль, созданный для того, чтобы подчёркивать достоинства идеального тела, смотрелся на мутировавшей фигуре карикатурно, уродливо обнажая целлюлитные поверхности упитанной тушки. Претендентка была изрядно пьяна и нетвёрдым голосом орала на стоящего возле кровати психолога:

– Ты меня обманул! Подлец! Ненавижу! Ты продал меня каким-то бомжам! Это не Великий Доминион! Они не имеют права участвовать в императорской гонке! У меня нет шансов! Это всё из-за тебя! Скотина! Подонок!

Она нервно осушила фужер, запустила им в психолога и зарыдала в подушку.

– Наоборот, моя Императрица! – Пси встал на колени перед кроватью и сюсюкал над рыдающей претенденткой, гладя её по внешней стороне ладони. – Теперь у тебя больше шансов, чем у кого-либо из остальных…

– Каких шансов?!! – взвизгнула Величайшая Стелла, подскакивая, и принялась хлестать психолога по лицу ладонями. – Сменила одну тюрьму на другую! Мне снова нельзя высовываться! Нельзя показаться Регентскому Совету! Нельзя участвовать в конференции претендентов! Ничего нельзя!

Стоящий на коленях психолог пытался закрываться ладонями от ударов, но ноготь претендентки зацепил его за губу, оставляя царапину, и Величайшая Стелла отдёрнула руки, пьяно уставившись на размазавшуюся по пальцам кровь.

– В этом и заключается твоё преимущество, моя Императрица. – Психолог пытался объясняться и одновременно закрывался от атаки, ожидая новых ударов. – Никто из участников императорской гонки не ожидает твоего появления у Пэчуа…

– И какая мне разница?! – Величайшая Стелла снова зарыдала. – У них нет прав на претендента… – Она вновь уткнулась в подушку. – Меня не пустят к Экстервиту…

– У тебя больше прав на престол, чем у всех этих ряженых батраков, вместе взятых, моя Императрица! – продолжил увещевать её Пси. – Никто не имеет права прятать претендента в день Мишкоатли! С началом суток Экстервита любой претендент должен быть либо мёртв, либо претендовать на трон! И участники императорской гонки сделают всё, чтобы уничтожить претендентов друг друга на пути к Экстервиту! Но Пэчуа не являются Великим Доминионом. Никто не будет ждать от них претензий на престол. Объявление о твоём существовании явится для всех подобно грому среди ясного неба! Пока основные игроки, вцепившиеся друг другу в глотки, станут срочно снимать войска с других направлений и перебрасывать их для противодействия тебе, будет уже поздно! Мы воспользуемся фактором внезапности и доставим тебя к Экстервиту прежде, чем кто-либо успеет тебе помешать!

– А как же Регенты? – заплетающимся от алкоголя языком пролепетала Величайшая Стелла, отрывая от подушки заплаканную физиономию. – Они не пустят меня к трону, потому что не отношусь к Великому Доминиону…

– Имеющиеся на сегодняшний день запреты на участие в императорской гонке установлены усопшим Императором Ксиухкоатлем, – снова засюсюкал Пси, осторожно стирая слезы с её асимметричного лица, свойственного мутантам гибридных подвидов. – Ты взойдёшь на трон, отменишь эту глупость и установишь собственную… линию проведения императорской гонки. И никто не посмеет сказать тебе хоть слово! Наши Регенты ждут тебя в тронном зале, фракция Пэчуа насчитывает полсотни герцогов во главе со старшим заседателем Тототлем, они окажут тебе всяческое содействие! За руку отведут к подножию Мишкоатли! Никто не посмеет встать между тобой и троном!

– Точно? – пьяно всхлипнула Величайшая Стелла. – Ты доведёшь меня до трона? Поклянись, что не бросишь меня одну у дверей в тронный зал!

– Клянусь Экстервитом, моя Императрица! – Пси был сама доброта, отзывчивость и участие. – Я не отойду от тебя ни на шаг!

– Ты такой милый… – замутнённый алкоголем взор претендентки сфокусировался на расцарапанной губе психолога, и она потянулась к нему. – У тебя кровь… садись сюда, я вытру!

Пси послушно уселся на край роскошной кровати. Величайшая Стелла, пошатываясь, уселась на колени, обвила его шею руками и неожиданно принялась целовать его в губы, активно действуя языком.

– Что ты делаешь?.. – ошарашенно отпрянул Пси.

– Тебе выпал приз! – томно заявила она, изгибаясь так, чтобы ленточный ансамбль обнажил её грудь и бёдра. Не оставалось сомнений, что претендентка была уверена в том, что её мутировавшее тело неотразимо сексуально. – Иди ко мне, я хочу тебя!

Величайшая Стелла вновь приникла к психологу с поцелуями, но он снова отстранился, испуганно восклицая:

– Я не могу! Кто я такой по сравнению с тобой?! Ты – Императрица! Я недостоин такой чести, высшее существо не должно опускаться до своих рабов!

– Учту, когда взойду на трон, – усмехнулась претендентка. – Пока не взошла – используй свой шанс! Не каждый может заявить, что занимался любовью с Императрицей!

Она взяла его ладонь, засунула себе между ног и заёрзала. При каждом таком движении её дряблый плоский зад и жирные бедра морщились, словно покрываясь апельсиновой коркой.

– Я недостоин! – трагически возразил Пси, осторожно, но настойчиво отбирая у неё свою руку. – Я слишком ничтожен для такого! Ты недосягаемо прекрасна для меня… Моя участь – смиренно стоять на коленях перед Императрицей…

Величайшая Стелла, имитируя кошачьи движения, подползла к нему и сексуально промурлыкала:

– Хочешь поставить мужчину на колени – встань на четвереньки? Я готова! – Она сделала лицо женщины-вамп и придала голосу коварные интонации: – Или ты хочешь, чтобы я упрашивала тебя? А ты затейник! – Рука претендентки властно схватила психолога за пах, и её губы скривились в недоумённо-разочарованной гримасе: – У тебя что, проблемы с потенцией?

– Я здоров, моя Императрица, – Пси ненавязчиво отстранил от себя её руку, – но я не смею вожделеть тебя! Ты бесконечно высока для меня! – Он попытался отпрянуть. – Простому смертному не дано…

– Ну и катись отсюда! – взвизгнула Величайшая Стелла, толкая его в грудь. – Пошёл вон, идиот! Импотент! Тряпка! Убирайся!

Оробевший психолог съёжился и торопливо выскочил из спальни, сопровождаемый летящей вслед декоративной подушкой. Едва дверные створы сомкнулись за ним, его лицо исказила брезгливая гримаса, и Пси принялся вытирать об одежду ладонь, по которой елозила промежностью Величайшая Стелла.

Владыка Юкойя остановил трансляцию и вывел рядом со стоп-кадром искривлённого отвращением лица психолога ещё одно видео. На нём Пси сидел в комнате для допросов в окружении офицеров секретной службы Малого Доминиона Пэчуа, и давал объяснения.

– Вы требуете от меня слишком многого! – возмущённо заявлял он. – Я психолог, а не проститутка! Эта уродливая мутировавшая самка, мерзкий гибрид обезьяны с навозом, вызывает у меня острый приступ тошноты и импотенции! Она волосатая, словно животное! У инвалидов фигура менее жуткая! Про её голову и рожу я вообще молчу! Может, где-то там, на своей убогой планетке, населённой деградантами, мутантами и их гибридами, она и является невообразимой красавицей! Не спорю! Потому что с точки зрения деградировавшего генотипа гибриды – это прекрасно! Но я нормальный человек! Я не хочу и не буду совокупляться с полуразумным животным! Пусть она хоть трижды претендент! Если вам так надо удовлетворить её похоть – сделайте ей секс-андроида! Или ублажайте сами, мне плевать!

Видео допроса прекратилось, и Владыка Юкойя произнёс:

– Заставить его совокупиться с претенденткой не удалось. Применять силу мы не стали, это может усложнить всё ещё сильней. Вот последствия его отказа. – Владыка вывел сразу несколько записей.

На каждой из них Величайшая Стелла истерично засыпала различными претензиями то психолога, то своих камеристок-Пэчуа, то телохранителей и андроидов охраны.

– Сначала она не желала его видеть и психовала по любому поводу. Снова требовала представить её Регентскому Совету, потом требовала, чтобы Малый Доминион Пэчуа объявил себя Великим Доминионом, и даже требовала, чтобы мы передали её какому-либо Великому Доминиону, так как не имеем права на претендента, и так далее. Потом она пожелала вернуть Пси и стала истерить ещё чаще, правда, теперь её придирки относятся в основном к нему. Её свойство скандалить по любому поводу, требуя полного подчинения своему диктату, возросло ещё сильней.

Владыка Юкойя вперил немигающий взор своих змеиных глаз в глаза Янай:

– Я очень хорошо понимаю твоё желание прокусить трахею Тототлю! Но они оба нужны делу Пэчуа! Более того, мы должны срочно решить проблему с этой уродливой самкой, иначе её неполноценная психика убедит сама себя, что находится в заточении, и Экстервит мгновенно убьёт её. Все наши усилия пропадут зря! Это неприемлемо!

– Сделайте ей андроида. – Стар-полковник издала тоскливое шипение. – Я как-нибудь продержусь… Но постоянное желание отмыться, возникающее после его прикосновений, неистребимо! Я ничего не могу с этим сделать!

– Андроида ей уже сделали, – недовольно прошипел Владыка Юкойя. – Даже двух. Но они ей неинтересны. Её глубоко задело отказом! Медики говорят, что для неё это дело принципа. Она восприняла его как некий запретный плод и теперь нездорово заинтересована в нём. Пси имел на неё влияние с первых дней её пребывания в нашей галактике, и теперь это влияние усиливается. Если он пожелает стать её фаворитом после возведения на престол, то без труда добьётся этой цели. Он опасен. Мы решим эту проблему, я ввёл тебя в курс дела не для этого. Я хочу, чтобы ты осознавала, насколько твоя тяжёлая миссия важна для Пэчуа и что все мы, в особенности я, ценим твоё самопожертвование! Оно не будет забыто!

– Спасибо, Владыка. – Стар-полковник сморгнула слезу и вновь стала спокойной. – Я не подведу Пэчуа! Но сейчас мне необходимо принять ванну. Это выше моих сил.

– Ступай, – мягко разрешил Юкойя. – И помни, как много от тебя зависит.

Янай печально прошипела в ответ и разорвала связь. Владыка заполз на пьедестал правительственного кресла и вызвал начальников спецслужб. Округлые двери в его кабинет распахнулись, пропуская змеиные тела, и участники секретного проекта расползлись по предназначенным для совещания пьедесталам. Перед каждым из них вспыхнула индивидуальная видеосфера засекреченной связи, и Владыка Юкойя движением хвоста объявил о начале операции.

В двух тысячах километров от его резиденции, посреди поросших густым тропическим кустарником огромных болот, несколько десятков изрядно устаревших гидрокомбайнов монотонно рассекали подёрнутую тиной водную поверхность. Лежащие в их кабинах батраки лениво тыкали в поблекшие огни светосенсоров, корректируя действия Искусственного Интеллекта, в очередной раз сбоящего под действием РЭБ-излучений, пробивающихся откуда-то снизу, с большой глубины. Из-за помех водные комбайны допускали ошибки во время культивации высеваемых в болотной толще деликатесных пиявок, и работу техники приходилось контролировать вручную.

Вообще, объект, находящийся где-то там, глубоко под плантациями, был жутко секретным, невероятно важным и так далее. Но каждый батрак в округе знал, что он там есть, и все были в курсе, чем там занимаются. Это полигон, проводящий испытания новых образцов РЭБ-оружия, он там уже лет десять, а то и больше. За эти годы все давно привыкли и к периодическим визитам контрразведки, маскирующейся под налоговых и сельскохозяйственных инспекторов, и к регулярным помехам в работе ИИ, возникающим при прохождении гидрокомбайнов в районе объекта. Больше ничего интересного тут не происходило, и даже потенциальные шпионы не появлялись, потому что бессмысленно. Всё равно все передовые разработки, испытываемые где-то там, в километрах под пищевыми болотами, возникают не здесь, а в соответствующих НИИ. И туда же возвращаются на доработку. А ещё все знают, что тут не испытывают по-настоящему прорывные образцы. Потому что их испытания – это уже более чем серьёзная государственная тайна, и для таких экспериментов имеются действительно секретные объекты, о которых никому не известно!

О том, что вместо испытательного полигона под толщей болот, разогретых жаркими лучами трёх местных светил, находится правительственная резиденция высшего уровня секретности, не догадывались даже офицеры контрразведки, отвечающие за соблюдение режима секретности на поверхности. В данный момент внутри резиденции проводилась важнейшая операция по перехвату влияния на Величайшую Стеллу. Специалист, тщательно подобранный спецслужбами Владыки Юкойя, взаимодействовал с претендентом третью неделю, и двое суток назад в его работе наметились первые результаты.

– Величайшая Стелла, вы, как всегда, восхитительны! – галантно прошипел Сач*Фафф, вползая в апартаменты претендента с горной орхидеей в руках.

– Не люблю орхидеи! – надменно заявила претендентка, бросая на гостя спесивый взгляд. – Где эта тряпка Пси?! Сказала же, чтобы не опаздывал!

Медицинская аппаратура, анализирующая её реакции, зафиксировала ложь в обоих утверждениях Величайшей и оповестила об этом наблюдателей в кабинете Владыки.

– О, восхитительная Стелла, – снисходительно прошипел Сач*Фафф, – эта орхидея не для вас. Я захватил её для себя. Эстетика минимализма – это моя слабость.

– Не для меня? – Претендентка саркастически скривилась. – И вы ещё смеете мне об этом заявлять? Очень корректно с вашей стороны! Тоже проявление минимализма?

Голос Сач*Фаффа стал предельно серьёзен:

– Разве я мог оставить без ответа реакцию моей будущей Императрицы? Ваш душевный комфорт – это комфорт всего пространства Пэчуа. Я отдаю себе отчет в том, что вряд ли способен удовлетворить всю широту надобностей высшего существа, но я считаю себя обязанным сделать хотя бы то, что в моих силах.

Он коротко щёлкнул по полу кончиком хвоста и властно прошипел:

– Внести цветы для Величайшей!

Боковая стена залы, к полной неожиданности для претендентки, целиком ушла в пол, и несколько десятков камердинеров с огромными охапками благородных тропических цветов устремились к Величайшей Стелле. В считаные секунды весь пол залы оказался устлан ковром из благоухающих розовых бутонов, и изысканные букеты метрового диаметра были водружены на всё предметы мебели. Камердинеры немедленно покинули залу, и стена вернулась на своё место, запечатывая помещение.

– Чего-то не хватает, – Сач*Фафф окинул усыпанную тысячами цветов залу критическим взглядом. – Нужна заключительная нота. – Он подполз к Величайшей Стелле, надменно взирающей на происходящее, и галантным движением вручил ей свою орхидею: – Прошу вас оказать мне честь и принять мой скромный подарок!

Медицинские анализаторы продемонстрировали охватывающее претендентку эгоистическое удовлетворение, но Величайшая Стелла не собиралась так просто менять гнев на милость.

– Хорошая попытка, кронпринц! – снисходительно оценила она. – Но неудачная! Не люблю розовый цвет! Слишком банально!

Величайшая Стелла забрала у него орхидею и ироническим жестом засунула цветок, словно в вазу, в грудные отвороты одежд собеседника, как в декольте.

– Я превратил эти апартаменты в банальность? – На лице Сач*Фаффа отразилось разочарование. – Понимаю. Я тоже не люблю, когда моё видение комфорта на поверку оказывается выстроено критериями чужих вкусовых предпочтений. Это изрядно бесит! – Он вновь щёлкнул хвостом: – Охрана!

Двери в залу распахнулись, и внутрь молниеносным движением скользнули два мощных бойца, наглухо закованных в боевые экзоскафандры, с оружием в руках. При виде устрашающих телохранителей кронпринца Величайшая Стелла нервно попятилась.

– Вкусовое решение с цветами оказалось отвратительным, – жёстко произнёс Сач*Фафф. – Мы испортили нашей Величайшей настроение своими нелепыми потугами. Всё сжечь! Немедленно!

– Будет исполнено, кронпринц! – отсалютовали телохранители, и запечатывающая залу стена вновь ушла в пол.

Вместо камердинеров за ней обнаружился взвод закованной в силовую броню тяжёлой пехоты Пэчуа. Половина головорезов немедленно развернула перед претенденткой кольцо телепортатора, остальные устремились в центр залы, давя усыпающие пол благородные бутоны. В руках бойцов появились огнемёты, и головорезы принялись заливать залу напалмом. На опешившую Стеллу дохнуло тяжёлым жаром, и она ошарашенно произнесла:

– Что вы делаете…

– Утилизирую неудачное решение, – отмахнулся Сач*Фафф. – Не заниматься же уборкой! Всё равно это ничего не изменит. Вы абсолютно правы, восхитительная Стелла, всё это безвкусица. А безвкусицу невозможно переделать. Её можно только утилизировать и заменить на более благородное решение. Прошу!

Он галантным жестом указал Стелле на вспыхивающее кольцо телепортатора. В охваченной пламенем зале было уже достаточно горячо, и претендентка не стала вставать в позу. Она шагнула в свечение, и Сач*Фафф поспешил следом.

Собравшиеся в кабинете Владыки Юкойя лидеры синхронно развернули глаза на данные медицинской аппаратуры.

– Она заинтригована, – констатировал директор разведывательного управления.

– Её эго получает желаемую пищу, – согласился с ним руководитель научной части проекта. – Разработанная для кронпринца линия поведения оправдывает себя.

На составление и отладку математической модели операции было потрачено множество сил, средств и ещё больше времени. Лучшие ученые обоих Малых Доминионов Пэчуа, допущенные к проекту в обстановке строжайшей конспирации, подняли тысячи архивов, включая базы данных Регентского Совета, тайно предоставленные своими герцогами. Было разобрано более десяти тысяч психопрофилей всевозможных претендентов, информация о которых сохранилась за последние сто пятьдесят тысяч лет истории Великой Империи Тихуакан, и один из лучших агентов влияния три месяца в срочном порядке готовился к новой роли. Специально для него в Малом Доминионе Хуч*Пэчуа был создан титул кронпринца, который был официально присвоен агенту влияния в целях обеспечения максимально правдоподобной легенды.

– Тешу себя надеждой, что эти апартаменты понравятся вам больше, – по другую сторону телепортационного коридора Сач*Фафф обвел рукой роскошную залу, обставленную роскошной мебелью, выполненной согласно математическому анализу пристрастий претендентки.

Новые апартаменты подготовили в десятке метров от старых, выделив под них на секретном объекте втрое большую площадь, но подобных деталей претендентке сообщать никто не собирается. Пожар в её старых комнатах был уже потушен, и технические службы приступили к перепланировке помещений. К утру на их месте будут организованы новые залы, которые включат в состав «новых» апартаментов, и претендентке даже в голову не придёт, что она по-прежнему живёт на старом месте.

– Добро пожаловать в мою скромную обитель, – подытожил Сач*Фафф, приближаясь к Величайшей Стелле почти вплотную. – Цветами каких оттенков желаете усыпать полы? Теперь это ваша резиденция, потому решать только вам!

– Переберётесь жить на улицу, кронпринц? – удовлетворение, угадывающееся в глазах Величайшей Стеллы, усилилось.

– Это не единственная моя резиденция, – беспечно улыбнулся Сач*Фафф. – Переберусь в другой дворец! Впрочем, все они ваши, моя будущая Императрица, вам стоит только пожелать!

– Желаю! – со снисходительным величием заявила Величайшая Стелла. – Не боитесь остаться ни с чем?

– Отнюдь! – Сач*Фафф вновь стал предельно серьёзен. – Я не могу остаться ни с чем по определению: я – неотъемлемая часть Пэчуа, Пэчуа – неотъемлемая часть Империи, Империя – неотъемлемая часть вас, моя будущая Императрица! Вверяя вам себя, Пэчуа поднимаются на новый, высший уровень! Быть частью самой Императрицы – что может быть почётнее и состоятельнее одновременно?

Он изящным жестом извлек из декольтированных отворотов своих одежд орхидею, воткнутую туда претенденткой, и с романтическим прищуром поднёс цветок к носовым пазухам, вдыхая утончённый аромат:

– Находиться во власти мудрой и интеллектуальной Императрицы столь же надёжно, как этому прекрасному аристократическому созданию надёжно нежиться в моих сильных и одновременно нежных руках!

– Вы интеллектуальнее, чем выглядите на первый взгляд, кронпринц! – В напыщенных интонациях Величайшей Стеллы зазвучали довольные нотки.

Наслаждающийся ароматом орхидеи Сач*Фафф тут же спохватился:

– Не сглазьте, прекраснейшая Стелла! Хотя, видимо, уже! – На его лице отразилась печать недовольства собой. – Я самовлюблённо наслаждаюсь цветами, в то время как моя будущая Императрица томится в ожидании обеденной церемонии! Простите недостойного, прекраснейшая Стелла! Позвольте проводить вас в обеденный зал!

Он текучим сексуальным движением обполз вокруг претендентки, едва не задевая её телом, и занял место сбоку, галантно подавая ей руку:

– Прошу вас, моя будущая Императрица!

– Ах, кронпринц, кронпринц… – Величайшая Стелла намеренно искоса бросила на него томный взгляд и риторически вопросила: – Где вы были раньше…

Она властным движением забрала у него орхидею и по-хозяйски воткнула себе в причёску. Это получилось не сразу, но спустя пару секунд ей удалось закрепить стебель в своей куцей ломкой шевелюре, нежизнеспособные волосы которой закручивались колечками со свойственным мутантам рыжеватым отливом.

– Раньше я о вас не знал, прекраснейшая Стелла, – просто ответил Сач*Фафф, провожая её в соседнее помещение. – Ваше существование – тайна за ста десятью печатями! Вы самый охраняемый секрет пространства Пэчуа, его самое ценное сокровище! Бесценное сокровище!

Соседний зал был выдержан в стиле пиршественного помещения для двоих аристократов. Посреди ультратехнологичного пространства с роскошным убранством размещался длинный гравитационный обеденный стол, выполненный в дизайне Пэчуа. Стол представлял собой обнажённую женщину Пэчуа, выгнувшуюся в эротической позе полулёжа и сплетшуюся в любовные кольца с обнажённым мускулистым мужчиной Пэчуа. При этом головы любовников были направлены прямо противоположно друг другу, их расправленные спинные капюшоны находились на одном уровне и образовывали столешницы, в настоящий момент уставленные изысканными яствами. Головы любовников служили индивидуальной поверхностью стола для установленных перед ними обеденных кресел. При этом женская голова была направлена к мужскому креслу, а мужская к женскому. Сами кресла тоже были выполнены в виде обнажённых Пэчуа и меняли свою форму в зависимости от анатомии пользователя.

Сач*Фафф подвёл Величайшую Стеллу к креслу, выполненному в виде мужчины Пэчуа, и мускулистый торс кресла немедленно подался к претендентке, образовывая спинку. Поднятая высоко вверх голова создала подголовник, руки образовали подлокотники, и кресло застыло, словно каменное. Претендентка восседала в нём, словно в мужских объятиях Пэчуа, и мужская голова-столешница плавным движением вытягивающейся шеи приблизилась к Величайшей Стелле на удобное расстояние.

– Всегда любила именно такой уровень мягкости кресла, – удовлетворённо оценила претендентка. – Поначалу местная мебель казалась мне некомфортной. На вид она выглядит жёсткой.

– Технологии комфорта Пэчуа – лучшие в Империи! – заверил её Сач*Фафф. – Считается, что нас превосходят Чиалори, но это не так! Просто Чиалори гуманоиды, и их технологические решения проще адаптировать для большинства имперских цивилизаций. В действительности же мы ничем им не уступаем, и вы имеете возможность убедиться в этом. Впрочем, всё это жалкие условия существования в сравнении с тем, что будет к вашим услугам в императорском дворце. До тех пор я брошу к вашим ногам все достижения Пэчуа до единого!

– Посмотрим! – Со смесью высокомерия и заинтересованности заявила претендентка. – Пока вы вызываете мою благосклонность, кронпринц. Но это пока! Покажите, на что вы способны, и решу, чего вы достойны!

– О, со мной всё предельно ясно! – улыбнулся Сач*Фафф. – Я покорный раб моей Императрицы! Прошу, прекрасная Стелла, окажите мне честь – позвольте лично наполнить вином ваш кубок!

На губах Величайшей Стеллы появилась самодовольная улыбка, и она манерным движением подставила ему бокал. Сач*Фафф подхватил со стола прозрачную бутылку, выполненную в виде драконьего яйца, деликатным движением забрал у претендентки бокал и поднял руку с бутылкой высоко вверх.

– Это одно из самых изысканных вин Империи. – Он с изящной ловкостью и завидной меткостью начал наполнять бокал вином, изливая его с высоты в метр. – Стоимость этой бутылки сопоставима с ценой спортивного атмосферного катера. Наполнять им кубок дано не каждому. Ибо изливать этот аристократический напиток необходимо свысока, чтобы иметь возможность насладиться его утончённым ароматом, распространяющимся в этот момент. Особым искусством считается умение не потерять во время наполнения ни капли!

Сач*Фафф наполнил бокал на одну треть и не менее манерным жестом вернул его:

– Прежде чем сделать глоток, прислушайтесь к раскрывающемуся букету!

– Недурно. – Величайшая Стелла втянула носом воздух. – Очень недурно! – Она сделала глоток и оценила: – Роскошная вещь!

Претендентка немедленно сделала второй глоток, и Сач*Фафф издал лёгкое предостерегающее шипение:

– Будьте внимательны, прекрасная Стелла, этот божественный напиток столь же коварен, сколь утончёнен. Не делайте больше двух глотков подряд.

– Учту, – снисходительно улыбнулась претендентка, и медицинские анализаторы показали, что в своих способностях употреблять алкоголь она уверена гораздо больше, чем в способностях собеседника понять уровень её самоконтроля. – Поздравляю, кронпринц, вы сумели меня удивить! В отличие от этого мужлана Пси! Ему стоило бы у вас поучиться!

Лицо Стеллы исказилось в недовольной гримасе:

– Кстати, где он?! Он давно должен был быть здесь! Хотела с ним проконсультироваться, но его никогда нет, когда он нужен!

– Для меня будет честью проконсультировать вас вместо него! – выразил готовность кронпринц, выполняя лёгкий поклон.

– Сама решаю, с кем мне консультироваться! – недовольно одернула его претендентка. – Вызовите его сюда! И пусть пошевелится! Ненавижу ждать! Устала ему повторять это!

Сач*Фафф нахмурился с таким видом, словно всячески хотел, чтобы этого вопроса не прозвучало, и нехотя произнёс:

– С ним возникла проблема. Мы можем обсудить её после обеденной церемонии…

– Мы обсудим её сейчас! – нервно заявила Стелла. – В чём проблема? – Она саркастически скривилась: – Он опять лично занимается закупкой продуктов и поэтому опаздывает?! И во всём пространстве Пэчуа некому сделать это, кроме как владельцу межпланетного брокерского агентства!

– Мне крайне неприятно начинать эту тему… – Сач*Фафф открыто тянул время, – тем более что с моей стороны это может выглядеть как интриги завистника…

– Говорите немедленно! – в голосе Величайшей начала проявляться истеричность.

– Боюсь, проблема в том, что Пси с вами… – Сач*Фафф сделал паузу и обречённо закончил: – неискренен. Он относится к вам крайне недружелюбно. Считает вас недостойной своего общества.

– Что?!! – Стелла аж подалась вперёд от возмущения.

– Взгляните сами! – Сач*Фафф жестом зажёг перед ней видеосферу. – В отличие от него, я предпочитаю словам конкретные доказательства. Вот запись его разговора с сотрудниками секретной службы.

На видеосфере возникло изображение Пси с гримасой отвращения на лице:

«– …эта уродливая мутировавшая самка, мерзкий гибрид обезьяны с навозом, вызывает у меня острый приступ тошноты и импотенции! Она волосатая, словно животное! У инвалидов фигура менее жуткая! Про её голову и рожу я вообще молчу! Может, где-то там, на своей убогой планетке, населённой деградантами, мутантами и их гибридами, она и является невообразимой красавицей…»

– Что-о-о?.. – опешила претендентка, изменяясь в лице и поражённо выпучивая глаза. С каждым словом психолога её глаза выпячивались из орбит ещё сильнее.

«– …я нормальный человек! Я не хочу и не буду совокупляться с полуразумным животным! Пусть она хоть трижды претендент! Если вам так надо удовлетворить её похоть – сделайте ей секс-андроида! Или ублажайте сами, мне плевать!»

Сач*Фафф поставил запись на паузу, эффектно подгадав наиболее удачный момент: изображение Пси замерло с искажённым брезгливостью лицом.

– Я не хотел, чтобы до этого дошло, – мягко прошипел он, – но его поведение перешло всякие границы…

– Скотина! – взвизгнула Стелла. – Сволочь! Урод! Импотент! – Её физиономия стала пунцовой от злобы, и она невольно перешла на русский: – Козёл! Гомик долбаный! Да он офигел! Да кто он вообще такой?!! Какой-то жалкий торгаш будет кривить рожу на мой счёт?!!

– Боюсь, относительно своего статуса Пси тоже ввёл вас в заблуждение. – Сач*Фафф терпеливо выслушал перевод лингвотрона. – Никаким директором межзвёздного брокерского агентства он никогда не был. Он простой тюремный психолог. Синдикат наёмных убийц, у которого мы выкупили вас, предложил его в комплекте с претендентом. Владельцы синдиката сообщили, что с личным психологом вам будет комфортнее, и мы не стали спорить. Ведь ваш комфорт – это наше всё! Вот, ознакомьтесь!

Он вывел рядом с первой видеосферой вторую, и на её поверхности вспыхнуло личное дело психолога. Величайшая Стелла наскоро пробежалась глазами по первым строкам и задохнулась от ярости:

– Что-о-о?!! Он простой вонючий бомж?!! Бич из черни?!! Ублюдок!!! Мразь!!! – Её голос сорвался на визг: – Холоп!!! Скотина!!! Я – уродливое дерьмо?!! Он за это заплатит!!! Я разотру его в порошок!!!

Претендентка вскочила, кипя от возмущения, и вцепилась в отвороты декольтированных одежд Сач*Фаффа.

– Растоптать его! Размазать! Уничтожить! Я хочу видеть, как он заплатит за это!

Сач*Фафф молча кивнул и коротко прошипел:

– Охрана!

Рядом с ним немедленно вспыхнуло портретное изображение закованного в боевой экзоскафандр тяжёлого пехотинца Пэчуа.

– Икс-капитан! Исполнить приказ нашей будущей Императрицы!

Головорез оскалил острые ядовитые зубы, отрывисто издавая угрожающее шипение, и его изображение сменилось видом на просторный коридор с характерными для архитектуры Пэчуа низкими потолками. Похоже, икс-капитан очень быстро полз по этому коридору, и его телеметрия транслировала происходящее в реальном времени. Мимо него промчались несколько солдат Пэчуа с оружием наперевес, и вскоре десяток ужасающих головорезов окружили какой-то люк, расположенный в коридорном тупике. Один из них что-то сделал, описывая рукой круг перед люком, и все отпрянули в стороны. Полыхнула короткая вспышка, люк не то разнесло на куски, не то выдавило внутрь по частям – всё произошло слишком быстро. Телохранители кронпринца ворвались внутрь, и стало видно, как передовые головорезы хватают ничего не понимающего Пси, лежащего на кровати. Психолог закричал от страха, мгновенно просыпаясь, и отчаянно забился в стальной хватке усилителей конечностей. Ему нанесли удар, что-то хрустнуло, и крик сорвался, переходя в бульканье. Солдаты швырнули его к стене, вскинули оружие и одновременно выстрелили. Психолога разворотило на части, мгновенно испаряющиеся в кровавый туман, и из горла Стеллы вырвался сдавленный крик. Икс-капитан охраны кронпринца подполз к тому, что осталось от психолога, убедился в уничтожении цели, и изображение жилого помещения вновь сменилось его портретным видео.

– Приказ Императрицы выполнен! – доложил он.

– Ваша воля исполнена, моя будущая Императрица! – Сач*Фафф выключил изображение и склонился перед претенденткой в поклоне.

– За… – бледная от ужаса Стелла судорожно сглотнула. – Зачем вы сделали это…

– Такова была ваша воля, моя будущая Императрица! – Сач*Фафф всучил ей в руки бокал с вином. – А ваша воля для нас свята! Но вы приняли правильное решение! Решение, достойное истинной Императрицы! Только истинный правитель способен вершить судьбы и решать, кому жить, а кому умереть! Экстервит не покорится простому смертному, обуреваемому жалкими терзаниями!

– Согласна! – Величайшая Стелла нервными глотками осушила бокал и неровно выдохнула, нетвёрдо опускаясь в кресло.

Кресло немедленно подхватило её, усаживая удобнее, и Сач*Фафф немедленно наполнил вином два новых бокала.

– За Вечную Императрицу Стеллу! – провозгласил он, всучивая один из бокалов в её трясущиеся руки. – Ничто не станет между вами и троном, и Пэчуа – гарантия этому!

Сач*Фафф сделал глоток, всем своим видом подавая пример, и ошарашенная Стелла вновь осушила свой бокал до дна. В секретной совещательной комнате Владыка Юкойя перевёл взгляд с данных медицинских анализаторов на руководителя научной части проекта:

– Она в шоке. Вы уверены, что мы приняли верное решение, отказавшись от применения медицинской аппаратуры?

– Абсолютно! – уверенно ответил учёный. – Она не нуждается в лечении. Потому что не больна. Её жизненные функции контролирует Экстервит. Она может умереть только от внешнего воздействия. Болезни ей не страшны. В том числе психические. Её психика уродлива, но это не приобретённые показатели. Такова её генетика, сформировавшаяся в результате деградации, мутации и гибридизации. Там нечего лечить. Подобные повреждения требуют редактирования генома, а это немедленно спровоцирует смертельный удар Экстервита. Высшие Силы желают видеть претендентов на престол такими, каковы они есть. Не волнуйтесь, о Владыка! Агент справится с ситуацией! Мы тщательно изучили претендентку. Её мания величия и жажда власти пересилят всё.

– Вот же козёл… – пьяно выдохнула Величайшая Стелла, отставляя пустой бокал и вальяжно откидываясь на спинку кресла. Её щеки покрылись пунцовым румянцем, и шоковая кривая медицинских анализаторов быстро поползла вниз.

– Прошу простить меня, моя будущая Императрица, если разочаровал вас! – преданно прошипел Сач*Фафф. – Впредь я буду более расторопен и внимателен!

– Это не про вас, кронпринц. – Претендентка мстительно ухмыльнулась. – Я про этого скота и подонка! Он всё это время врал мне! Он получил по заслугам! – Она поискала взглядом бутылку с вином и властно потребовала: – Налейте мне ещё!

– Ваша воля – закон для меня, прекрасная Стелла! – Сач*Фафф был сама галантность. – Но я всё же предложу вам сделать небольшую паузу в дегустации напитков и обратить своё внимание на другие блюда, чтобы не опьянеть слишком быстро.

– Мне казалось, что выразила свою волю достаточно понятно, – саркастически произнесла Стелла. – Или у меня появился акцент?

– Ваша речь идеальна, восхитительная Стелла! – Сач*Фафф с готовностью принялся наполнять вином её бокал. – Как и всё остальное!

Кронпринц протянул ей напиток, претендентка забрала бокал, сделала глоток и едва слышно прошипела злобным шёпотом:

– «Ты недосягаемо прекрасна для меня»… «не смею вожделеть тебя»… Ублюдок!

Она вновь попыталась осушить бокал целиком, но Сач*Фафф отобрал у неё вино с мягкой настойчивостью.

– Что вы себе позволяете, кронпринц?! – истерично вскинулась Стелла. – Забыли, кто перед вами?!

– Ни на секунду, моя прекрасная Императрица! – поклялся Сач*Фафф, делая глоток из её бокала. – Я лишь хочу, чтобы обед не закончился для вас слишком быстро. Это будет обидно, учитывая, сколько приятных эмоций вы можете упустить!

– Боитесь, что упаду прямо здесь? – саркастически поинтересовалась Стелла.

– Даже если такое произойдёт, вам не о чем беспокоиться! – голос Сач*Фаффа зазвучал ниже. – Я донесу вас на руках куда угодно ещё бережнее, чем свою самую прекрасную орхидею! Ибо вы стократ прекраснее!

– Да ладно! – пьяная ирония в голосе претендентки звучала совместно с обидой и разочарованием. – Можете не ухищряться во лжи, кронпринц! Не такая дура, чтобы не понять, как вы все тут ко мне относитесь! Как он! Я для вас уродливый мутант!

Она отобрала у него свой бокал и принялась допивать остатки вина, но Сач*Фафф решительно и мягко отстранил её руку с бокалом от губ.

– Если вы заметили, Стелла! – Его лицо внезапно оказалось прямо перед лицом претендентки, и голос приобрел сексуальные интонации. – Я – Пэчуа. Мы не являемся подобными Текам. У нас свои критерии красоты. В которые совершенно не вписываются их стандарты. Я нахожу Теков нелепыми и непривлекательными. Но вы, прекраснейшая Стелла, из другой галактики. Вы абсолютно не такая, как они. Вы восхитительны…

Он опустился вниз, к её ногам, и Стелла ощутила, как его змеиное тело медленно обвивается вокруг неё, скользя снизу вверх, и низкий шёпот вибрирует вокруг:

– Я никогда не видел ничего более прекрасного и совершенного… – Голова Сач*Фаффа оказалась над её ухом, и его шипение стало ещё тише и ещё сексуальней: – Пусть Теки видят вас по-своему, но их мнение и критерии мне глубоко безразличны…

Кольца его хвоста с лёгким нажимом скользили по её бёдрам, охватывая талию, и голова Сач*Фаффа оказалась возле другого уха претендентки:

– По критериям Пэчуа вы невыразимо притягательны… Другой столь ярко выраженной индивидуальности в этой галактике не существует… Даже остальные женщины-претенденты блекнут на вашем фоне…

Его змеиные кольца вновь заструились по её телу, и Стелла поняла, что сидит уже не в объятиях кресла, а в объятиях Сач*Фаффа. Его мускулистый торс замер перед ней почти вплотную, и кронпринц плавно раздул спинной капюшон, глядя ей в глаза немигающим взглядом:

– Вы – магнит, затягивающий меня в жерло кипящего вулкана… Воплощение секса в первозданном виде… Идеальное творение Вселенной, олицетворяющее саму суть женской красоты… Единственная и неповторимая уникальность, осознание которой недоступно примитивному разуму… Только истинный ценитель утончённости и изысканности может быть достоин находиться у ваших ног…

Он плавно свернул капюшон, медленно скользнул вниз, свиваясь в кольца у её ног, и вновь пополз вверх, обвивая её голень, бедро, перетекая между ног на ягодицы и поднимаясь вокруг талии, снова оказываясь перед её лицом, но уже без одежд.

– Истинную красоту и уникальность Императрицы может оценить только Пэчуа… – завораживающе прошипел Сач*Фафф, сжимая охватившие её тело кольца. – Недаром усопший Император был без ума от наших женщин… Только Пэчуа способны узреть и оценить истинного повелителя Экстервита… Экстервит не ошибается… Его выбор пал на вас не случайно…

Пьяная Стелла слегка разомкнула губы и с томным выдохом заскользила ладонями по мускулистому торсу Сач*Фаффа:

– Вы умеете быть убедительным, кронпринц… – На её лице расцвела мстительная ухмылка, и Величайшая Стелла обвила его руками, игриво прикусывая за губу.

Несколько минут следящие за ходом событий должностные лица наблюдали за показаниями анализаторов, выводящих многочисленные параметры психики претендентки, совокупляющейся с агентом влияния. Уровень мстительного удовлетворения Величайшей превышал уровень удовлетворения сексуального, и Владыка Юкойя коротко поздравил всех с успешным завершением операции. Рычаги влияния на претендентку найдены, это главное. Проблем с ней меньше не станет, но теперь ею можно управлять по вполне понятному алгоритму, и этого хватит, чтобы тихо и спокойно дождаться дня Мишкоатли, не привлекая внимания.

* * *

– Продолжайте, министр! – Владыка Тенок окинул взглядом собравшихся на стратегический совет лидеров своей администрации. – Каковы наши шансы на успех наступления на центральное пространство Чиалори?

– Теоретически – очень высокие. – Министр обороны продолжил доклад: – За последние месяцы наш альянс существенно вырос, и численность имеющихся в нашем распоряжении войск увеличилась на шестьдесят процентов. Это позволяет нам создать семикратный численный перевес на направлении основного удара, а по количеству истребителей – более чем восьмикратный.

– И что же нам мешает? – Владыка Тенок разглядывал стратегическую карту. – Опять специфика противника?

– Так точно, о Владыка! – подтвердил министр, зажигая рядом с картой новый массив данных. – Математическая модель операции прогнозирует колоссальные потери с обеих сторон. Чиалори – фанатики! Они единственные из всех субъектов Империи не воспринимают императорскую гонку как особую форму соперничества за имперский трон! Для них любая война – это война на выживание или на уничтожение!

– В захваченных солнечных системах Чиалори соблюдают все законы императорской гонки, – возразил Тенок. – Они не бомбят планеты и не высаживают на их поверхность оккупационные силы. Лишь грабят склады и хранилища, как все. В остальном их активность ограничивается космическим пространством захваченных систем. В прошлом месяце войска нашего альянса вполне успешно выдавили Чиалори из системы, захваченной ими три месяца назад во время пресс-конференции с покушением на нашего претендента.

– Это так, о Владыка! – не стал спорить министр обороны. – Но сейчас речь идёт о боевых действиях на территории противника! Держаться зубами за чужое пространство во время императорской гонки Чиалори не будут. Но вторжение в собственные миры они воспринимают только как войну на уничтожение, и никак иначе. Все архивные данные подтверждают это полностью! Мы столкнёмся не только с их флотом, но и с тотальной партизанской войной, масштабными диверсиями и повсеместным саботажем! Они уже модернизируют системы наземной обороны для ведения огня по целям, находящимся вне планетарных орбит. Населению раздаётся оружие, все частные гражданские суда, включая атмосферные, оборудуются системами защиты и нападения за счёт государства, и население с удовольствием идёт на это! У них очереди на вооружение! Планетарные гарнизоны формируют из добровольцев не только наземные армии, но и диверсионные эскадрильи, предназначенные для ведения партизанской войны во внутрисистемном пространстве. Наши потери не закончатся с захватом той или иной солнечной системы Чиалори.

– Всё это уничтожается орбитальными ударами. – Владыка Тенок недовольно нахмурился. – Позаботьтесь об этом заранее, ещё во время космических боёв.

– Но тогда нам придётся наносить орбитальные удары не только по военным объектам на поверхности планет. – Министр обороны буравил Владыку настороженным взглядом. – Партизанские эскадрильи скрываются среди гражданского населения. Фактически, это частные средства транспорта граждан, оборудованные оружием и защитой. Чтобы нейтрализовать их целиком, придётся бить по всем населённым пунктам. Чиалори немедленно ответят тем же, особенно в захваченных системах. Это приведёт к обоюдным колоссальным жертвам среди мирного населения планет.

– Последствия? – Тенок посмотрел на министра внешних сношений.

– Подобное развитие событий на руку Чиалори, но не нам! – немедленно ответил тот. – Фанатичность Чиалори лишь возрастёт, и это вызовет нежелательные последствия. Их инженеры и дизайнеры, работающие по многочисленным контрактам во всём пространстве Империи, разорвут контракты и вернутся в своё пространство, вести священную войну! Это не понравится многим имперским субъектам, не говоря уже о черни, которая будет возмущена орбитальными бомбардировками. Мы рискуем потерять союзников и обрести новых противников. Кроме того, население нашего пространства не является фанатиками и добровольно гибнуть в планетарных мясорубках не станет. Математическая модель прогнозирует мощный отток людских ресурсов из пространства нашего альянса. Мы рискуем остаться в меньшинстве. Кроме того, если на престол взойдёт не наш претендент, совершенно неясно, как отреагирует новый Император на огромные жертвы, вызванные орбитальными бомбардировками, инициаторами которых будем являться мы.

– За первые полгода гонки мы потерпели ряд крайне позорных поражений, – в голосе Владыки Тенока зазвенел металл. – Чиалори отобрали у нас целое созвездие – одиннадцать солнечных систем! Теперь наши силы превосходят возможности противника! Пришла пора продемонстрировать это! Чиалори должны потерпеть крупное поражение! Желательно несколько! Мы должны показать, что стали сильнее наших врагов, и существенно сократить мощь их флота! Только так у нас появится реальный шанс пробить дорогу к императорскому дворцу в день Мишкоатли! Для чего мы собирали столько сил и привлекали в альянс союзников? Удар по пространству Чиалори сейчас – это очень важный политический знак! Если мы захватим хотя бы несколько их солнечных систем, наш альянс вырастет вдвое! Все увидят, что Чиалори совершили свою обычную ошибку и история повторяется!

– Но вне своего пространства Чиалори не ведут абсолютистской ксенофобской риторики, – возразил министр внешних сношений. – Более того, они всячески снижают градус ненависти к чужакам за пределами собственных границ. Они избрали новую линию поведения: все, кто не пересёк их границ, считаются дружественными индивидами! Агрессию вызывают лишь те чужаки, которые находятся в пространстве Чиалори во время боевых действий.

– Это напоминает позицию Сияющих. – Владыка Тенок на секунду задумался. – Мы можем использовать данное сходство в целях дискредитации Чиалори?

– Моё министерство уже работает над этим, – доложил министр внешних сношений. – В ближайшее время мы предоставим наши соображения на этот счёт. Пока же наша рекомендация такова: Великий Доминион Цетеки должен сосредоточиться на возвращении утерянных территорий. Необходимо отбить всё, что было захвачено Чиалори, и полностью восстановить наши довоенные границы. После этого можно атаковать ресурсные системы противника.

– Это рассеет наши силы! – возразил министр обороны. – Мы повторим ошибку Мезтеков, которые распылили свои войска по пространству альянса Уэргов и теперь не в состоянии нанести противнику мощный удар! У Чиалори нет таких финансовых резервов, как у бывшего Императорского Доминиона, и успехи в расширении альянса позволили нам нивелировать их высокую численность, но на стороне противника по-прежнему перевес в технологиях. Рассеивать сконцентрированные ударные кулаки нельзя! Только мощными кулаками мы сможем перемолоть крупные силы противника и серьёзно снизить их численность ко дню Мишкоатли!

– В таком случае, – Владыка Тенок принял решение, – наш план видоизменяется! Министерству обороны сосредоточиться на возвращении Доминиону потерянных территорий! Параллельно готовить мощный удар по пространству Чиалори! Министерству внешних сношений усилить работу с потенциальными кандидатами в наш альянс! Применяйте любые методы: можете сравнить Чиалори с Сияющими, найти аналогии с предательством Ххззутов, объявить возврат захваченных врагом территорий священной заботой о Теках в целом и о населении нашего Доминиона в частности – разрешаю любые методы на ваше усмотрение. Воспользуйтесь имиджем нашего претендента. Народный Император посетит какую-нибудь из освобождённых солнечных систем, если потребуется. Соответствующие подразделения займутся этим.

Владыка Тенок сделал многозначительную паузу, окидывая присутствующих суровым взглядом, и закончил:

– Через месяц я жду от всех конкретные предложения по главному вопросу: где, когда и как именно мы устроим Чиалори мясорубку. Это должен быть беспроигрышный удар, который позволит нам получить подавляющее численное преимущество над их войсками в день Мишкоатли! Мы уступаем им в технологиях, единственный шанс не пропустить их к императорскому дворцу – это полностью окружить и заблокировать все силы противника во всех четырех транзитных солнечных системах, ведущих к Экстервиту! Даже если мы не сможем уничтожить их претендента там, она не должна получить возможность совершить гиперпрыжок! Чтобы добиться этого, наш численный перевес во всех четырёх системах должен быть значительным! Получить подавляющее превосходство путём одного лишь строительства боевых кораблей мы не сможем – противник строит свой флот быстрее! Нам нужно расширение альянса и снижение численности вражеских войск! И то и другое появится в результате крупной знаковой победы, одержать которую можно только на территории противника!

Владыка Тенок распустил совещание и велел начальнику разведки задержаться.

– Я получил ваш доклад о провале операции по ликвидации Величайшей Ксении. – Тенок смерил главного разведчика суровым взглядом. – Вы считаете, что продолжать подобные операции бессмысленно? Включая контракты с наёмными убийцами?

– Именно так, о, Владыка! – хмуро ответил тот. – Тщательный анализ ситуации и разбор предыдущих неудач показывает, что дальнейшие попытки будут лишь тратой серьёзных ресурсов. Чиалори не скрывают местонахождения Величайшей Ксении. Она живёт в главной резиденции Владыки Ксипила на Куалькане. Для неё выстроили отдельные апартаменты рядом с апартаментами Милинтики. Но добраться до неё невозможно. Пространство Чиалори испытывает всплеск фанатизма. На Куалькане не осталось ни одного не-Чиалори. Любой чужак задерживается ещё на дальней орбите и выдворяется за пределы пространства Чиалори.

По лицу начальника разведки скользнула мимолетная гримаса злого разочарования:

– Шпионская работа стала невозможной. Агентурная работа по эффективности близка к нолю. Наши старые шпионы из числа Чиалори либо раскрыты и уничтожены, либо предельно напуганы и скрываются в первую очередь от нас самих. Вербовка новой агентуры полностью провалилась, Чиалори отказываются от контакта и сразу же сообщают о подобных попытках в спецслужбы. Мы потеряли множество своих людей и все основные секретные базы в пространстве Чиалори. У разведки Ица-Уэргов аналогичная ситуация, их потери в пространстве Чиалори ещё выше. По нашим данным агентура Мезтеков вообще свернула всю свою активность в системах Великого Доминиона Чиалори и сосредоточилась на сборе информации в их Малом Доминионе. Если за пределами своего пространства Чиалори пытаются свести собственную ксенофобию к минимуму, то внутри него ненависть к чужакам зашкаливает. Подобного всплеска у Чиалори не было полторы тысячи лет.

Главный разведчик криво усмехнулся:

– Даже простые батраки требуют от Величайшей Ксении после того, как она взойдёт на престол, «проредить пространство некоторых низших цивилизаций». Вряд ли это входит в планы Владыки Ксипила, но на текущий момент такие настроения крайне упрощают ему охрану своего претендента. Поэтому Ксипил всячески поощряет подобный настрой своих граждан. В этих условиях заброска на Куалькан агентов заранее обречена на провал. Рекомендую отказаться от подобных операций до тех пор, пока ситуация не изменится. Или рассмотреть вариант массированного сконцентрированного удара по резиденции Ксипила силами флота.

– Чиалори наверняка ожидают от нас подобной атаки. – Владыка Тенок поморщился. – Или у вас есть другие сведения?

– В последние дни мы фиксируем отток войск из столичной системы Великого Доминиона Чиалори, – подтвердил начальник разведки. – Сейчас преждевременно делать какие-либо выводы, но мы предполагаем, что Чиалори, аналогично нашим намерениям, стремятся нанести нам крупное поражение незадолго до дня Мишкоатли и готовят серьёзное наступление. Если переброска войск продолжится, то оборона Куалькана на какой-то момент ослабнет.

– Если таковой момент настанет, – Владыка Тенок вонзил в главного разведчика пронзительный взгляд, – мы не должны пропустить его! Разрешаю вам любые расходы! Отменяйте операции по ликвидации их претендента и переориентируйте все имеющиеся силы и средства на наблюдение за обороной Куалькана!

Система правительственной связи максимального уровня секретности вывела входящий запрос, и Владыка Тенок увидел пиктограмму камердинера Величайшего Эмиля. Тенок жестом велел начальнику разведки ожидать и принял вызов.

– Претендент? – коротко осведомился он.

– В безопасности! – по-военному отсалютовал камердинер. – Но с ним возникли проблемы. Претендент изъявил желание прервать контакты с Ксоко.

– Что не так на этот раз? – Тенок подал начальнику разведки знак подключиться к разговору. – Вы надавили на неё, как планировалось?

– Да, Владыка. – Камердинер хмуро вздохнул. – Он получил, что хотел.

– И остался недоволен? – Тенок скептически поднял угольно-чёрные брови. – Чем?

– Всем, – коротко ответил камердинер и отправил Владыке запись только что состоявшегося разговора с претендентом.

Видеосфера вспыхнула изображением апартаментов Величайшего Эмиля. Претендент восседал в своём кресле, в воздухе перед ним висел небольшой столик с чашкой псевдонаркотического напитка и вазочкой со свежеприготовленной выпечкой. Его камердинер стоял напротив, олицетворяя собой квинтэссенцию внимания и почтительности, поодаль с печальным видом застыла личный андроид претендента.

– Да на фига мне это надо?!! – Величайший Эмиль округлил глаза, прямо демонстрируя главному камердинеру, что пребывает в тихом шоке. – Это просто жесть какая-то! Она вообще нормальная?!!

– Мы подвергли её всестороннему обследованию, прежде чем начать затребованную вами процедуру знакомства. – Камердинер немедленно вывел рядом с собой данные медицинского освидетельствования Ксоко. – Она абсолютно здорова, как физически, так и психически. Более того, она тщательно следит за своим здоровьем и регулярно проходит дорогостоящие профилактические мероприятия…

– Она здорова?! – Эмиль невольно скорчил саркастическую рожу. – Офигеть! Я два месяца её выгуливал, словно какой-нибудь офис-менеджер капризную супермодель! Терпел эти её кривляния и постоянные отъезды на съёмки!

Он придал своему голосу женские интонации и принялся передразнивать Ксоко:

«– Я не могу дать ответ так быстро, мы должны узнать друг друга лучше…» – Чё?!! Что узнавать?! Я – Народный Император! Меня вся Империя знает! И она в том числе!

Величайший Эмиль скорчил плаксивую рожу:

– А это: «– Если мы будем вместе, мне придётся покинуть Великий Доминион Цетеки и уехать в какой-нибудь Малый Доминион, это погубит мою карьеру!» Сто раз сказал, что порешаю все вопросы с её карьерой! До неё так и не дошло! «Я боюсь потерять свою преданную аудиторию!» Да её преданная аудитория всё равно забудет о ней через пару лет, как только её рейтинги пойдут вниз! А со мной у неё появляются перспективы!

Он снова скорчил рожу, теперь уже несчастную:

«– Я иначе представляла себе свою любовь…»! «У меня уже есть возлюбленный, мы строили планы на будущее…» – Какое, на фиг, будущее?! Он же актёр, он бросит её чуть ли не сразу после съёмок, они всегда так делают, я что, голливудские хроники не смотрел, что ли?

– Прошу меня простить, Величайший Эмиль, – виновато перебил его камердинер. – О каких хрониках вы говорите?

– Не важно! – отмахнулся Эмиль. – Я к тому, что она достала ломаться! Всё она прекрасно понимала, и свои перспективы без меня, и свои перспективы со мной! – Он сделал жалобное лицо: – «Вы бросите меня, как только станете Императором…», «А вдруг вы не станете Императором…», «… меня смотрит половина Империи, многие из них не являются вашими сторонниками, я потеряю рейтинг…» – Офигеть в квадрате!

Он многозначительно закрыл лицо рукой и с предельно замученным видом заявил:

– Я даже согласился держать в тайне все наши встречи, включая предварительные переговоры! Лишь бы она не соскочила! И что потом?!! – Эмиль закатил глаза: – «Я так устала, всю неделю шли утомительные съёмки, не могу прилететь…», «Подземные резиденции меня угнетают, я чувствую себя заключенной…», «Этот цвет мне не нравится…», «Этот наряд надоел мне на съёмках, не хочу его надевать…», «Я чувствую себя некомфортно, когда вокруг столько охраны…» – Это андроиды, дура! Им пофиг! Они не живые! Не сплетничают! Не предают! И не ломаются! Во всех смыслах, блин!

Камердинер попытался было что-то сказать, но Величайший Эмиль был слишком возмущён, чтобы его слушать:

«– Мне надо привыкнуть к вам, Эмиль, вы выглядите слишком экзотически…» – Конечно, я выгляжу экзотически!!! Я из другой галактики!!! Я претендент на престол, высшее существо, я не могу выглядеть как стандартные людишки, которых триллионы похожих друг на друга! Я будущий Император, если что!

Он вновь скорчил несчастную рожу:

«– Пожалуйста, не давите на меня, я чувствую себя несчастной в эти минуты…», «Мне нужно время, я не знаю сколько, сердцу не прикажешь…», «Я не могу лечь в постель без желания, это выше моих сил…» – Вчера, когда затащил-таки её в кровать, до последнего не верил, что это всё же произошло! Это вы на неё повлияли?

– Ваша нервозность постоянно возрастала, – печально вздохнул камердинер. – Нам пришлось надавить на неё. Ей было предложено ответить вам взаимностью, иначе широкая общественность узнает, что она вот уже два месяца тайно посещает вашу резиденцию и оказывает вам сексуальные услуги.

– Так она ни фига их не оказывала до вчерашнего вечера! – фыркнул Эмиль.

– Это неважно, – возразил камердинер. – Мы показали ей несколько пикантных видео с тАки и вами. И пообещали объявить, что на видео она. Эксклюзивную лицензию на придание своей внешности секс-андроиду она продала тайно, так что доказать свою непричастность ей будет непросто. Зато рейтинги могут рухнуть очень быстро.

– Или вырасти! – возразил Эмиль. – Постойте… Вы показывали ей видео со мной?!!

– Это совершенно секретная информация! – клятвенно заверил его камердинер. – К ней имеют доступ только андроиды, Владыка и начальник секретной службы! Даже я получил эти записи в ограниченном количестве и сразу же сдал их обратно! Эта информация никогда не будет обнародована, мы её уже уничтожили!

– Тогда для чего вы это записывали?! – Эмиль почувствовал себя неловко.

– Мы… – камердинер вздохнул, явно не желая говорить то, что сейчас скажет, и нехотя объяснил: – мы предполагали, что с Ксоко возникнут проблемы. Поэтому определённые меры были рассчитаны и приняты заранее. Помимо видео мы предложили ей контракт на съёмки в течение десяти лет после того, как вы станете Императором, если её рейтинги пойдут вниз.

– Так вот почему она согласилась! – усмехнулся Эмиль. – Как дело запахло баблом галактического масштаба и галактической известностью, так силы сразу нашлись! Где она сейчас?

– Улетела на съёмки. – Камердинер сверился с собственными данными: – Это в соседнем созвездии. Они продлятся неделю, но мы можем повлиять на кинокомпанию…

– Не надо! – оборвал его Эмиль. – Пусть снимается хоть всю жизнь! Чтобы больше я её здесь не видел!

– То есть как… – не понял камердинер и торопливо поправился: – Прошу прощения, Величайший Эмиль…

– Да вот так! – снова оборвал его претендент. – Мне этого секса с ней хватило! Это реально был рак мозгов! Этого она не может, того не хочет, то не делает, сё не умеет, так стесняется, эдак не любит – да на фига мне такое счастье?!!

Эмиль ткнул пальцем в тАки, молча стоящую в стороне и напряжённо прислушивающуюся к разговору:

– Она в сто раз – нет – в тысячу раз лучше! Никогда не выпендривается, не устаёт, умеет всё и всегда мне рада! Сделайте мне ещё одну такую же, а эта офигевшая тёлка пусть катится подальше! И никаких ей контрактов! Обойдётся, овца! Купите у неё вторую лицензию на ещё одну тАки, и пусть радуется, что не осталась без бабла! Да, и вторую сделайте рыжей!

– Рыжей?! – до крайности удивился камердинер, срочно выводя рядом с собой отредактированное изображение тАки с волосами цвета початка кукурузы. – Вы, наверное, имели в виду вот так?

– Нет, это блондинка! – Эмиль недовольно поморщился. – Не люблю блондинок! Рыжая – это вот так! – Он коснулся светосенсора видеоредактора и придал волосам на картинке рыжий цвет. – Во! Ну, или ещё вот так можно! – Волосы стали огненно-красными.

– Но… Величайший Эмиль… – Камердинер явно не ожидал такого требования. – Я понял, о каком оттенке вы говорите… Но это же цвет генетической инвалидности! То, о чём вы говорите, невозможно у носителя полноценного генотипа, к какому бы разумному виду таковой ни относился. Рыжина возникает в результате близкородственного кровосмешения, так называемого инбридинга. Рыжий цвет указывает на наличие генетического дефекта. Чем он ярче выражен, тем сильнее хромосомные повреждения индивида.

– Что?! – Эмиль недоверчиво нахмурился. – Да у меня на планете каждый второй или рыжий, или каштановый, особенно женщины! Этот цвет считается самым секси!

– Носители дефектных ДНК должны симпатизировать носителям аналогичных дефектов, это одна из составляющих эволюции – дефектная генетическая линия быстрее выродится и освободит жизненное пространство, если её представители образовывают детородные союзы друг с другом. – Камердинер увидел взгляд Эмиля, наполняющийся разочарованием вкупе с личными комплексами, и поспешно добавил: – Мы сделаем вам андроида с рыжим волосом! Как пожелаете! Только будет лучше, если его не будет видеть никто, кроме вас и охраны, иначе падение ваших рейтингов неизбежно!

– Да? – Эмиль разочарованно нахмурился. – Не хотелось бы… Нет проблем, рыжую сделаем, когда стану Императором! Пока делайте черноволосую, такую же, как эта! – Он вновь указал пальцем на тАки, радостно пританцовывающую в уголке. – Будут, типа, близняшки! Всегда хотел зажечь с близняшками! тАки! Ты умеешь это… ну… делать это вдвоём? То есть втроём… ну… Если вас двое…

– Конечно! – тАки замерла и застенчиво опустила глаза. – В мою матрицу заложены все аспекты ведения личной жизни. Я могу выполнять роль первой или второй девушки в женской паре. Я рассчитана на совместимость как с другими моделями, так и с живой девушкой… – Её личико вдруг стало невыразимо печальным: – Вы хотите меня утилизировать?

– Да щас! – Эмиль иронически фыркнул. – Лучше утилизировать эту тупую тёлку, чем тебя! Просто хочу женскую пару, как положено! И чтоб без рака мозгов!

– Ура! – по-детски обрадовалась тАки и засияла от счастья. – Я вас обожаю, Величайший Эмиль! Вы лучше всех! Ксоко просто не смогла разглядеть вас настоящего за оболочкой из обманчивой внешности…

– Мы можем провести приватные переговоры с несколькими кандидатками, – осторожно предложил камердинер. – Из числа тех звёзд, которыми вы заинтересовались. Предложим те же условия, как в случае с Ксоко…

– Не тратьте время зря! – отмахнулся Эмиль. – Не хочу больше парить себе мозг со всеми этими идиотскими ухаживаниями и уламываниями! Вот стану Императором – сами сбегутся! А пока сделайте мне вторую тАки! Да, и ещё: сделайте мне такие же копии с первых двух или трёх кандидаток из того списка! Они там все супер, даже не знаю, кого выбрать. Пусть будут для разнообразия! И одну сделайте рыжей! Пусть охрана прячет её от всех, я не против.

– Будет исполнено, Величайший Эмиль! – Камердинер выполнил поклон и покинул апартаменты претендента.

Владыка Тенок молча отсмотрел полученный материал и пожал плечами:

– Для нас так даже проще. Сделайте ему андроидов согласно озвученным пожеланиям. Пусть развлекается с полимерными женщинами, раз живые его не устраивают. Секретная служба будет в восторге. И я вместе с вами.

– Но Экстервит уничтожает Величайших, если они не плодят Регентов, – во взгляде камердинера мелькнуло опасение. – Сейчас, пока на троне нет Императора и все претенденты имеют шанс стать таковым, требования по воспроизводству Регентов не действуют. Но как только Империя обретет нового Императора…

– Если он взойдёт на трон, то будет делать что пожелает, – оборвал камердинера Тенок. – Экстервит не стесняет Императора ни в чем. Андроиды – так андроиды, такие прецеденты бывали, это есть в архивах. Если же мы проиграем гонку и при этом он останется в живых, расскажем ему о перспективах. Он быстро передумает.

– А если мы не успеем? – возразил камердинер. – Если всё произойдёт слишком быстро? Мы рискуем остаться без претендента. Быть может, объяснить ему заранее?

– Объясним в день Мишкоатли. – Владыка Тенок на мгновение задумался. – У нас будет время, пока наши флоты пробьют ему дорогу к императорскому дворцу. До тех пор приоритетная задача – сохранить его живым. И чем меньше вокруг него будет людей, тем легче этого достичь.

– Предлагаю продолжить обработку Ксоко, – произнёс камердинер. – Она сейчас в шоке, но если не прекращать с ней работу, то ко дню Мишкоатли она смирится с неизбежным. Привезем её к претенденту и инициируем между ними половой акт в тот же час, если трон достанется не ему. Это увеличит наши шансы.

– Принимается. – Тенок кивнул внимательно слушающему начальнику разведки. – Этим займется разведка. Вы же сделайте, как хочет претендент. И чтобы никто, кроме андроидов, не видел эту уродливую рыжую гадость, которую он заказал! Нам ещё внутри секретной службы слухов не хватало!

– Будет исполнено, о Владыка! – Камердинер претендента по-военному отсалютовал, и Владыка Тенок разорвал связь с резиденцией Величайшего Эмиля.

Три месяца до дня Мишкоатли

Карина коснулась светосенсора прямой линии правительственной связи и активировала персональный вызов Владыки Мазатля. Но вместо Мазатля ответил один из его помощников:

– Владыка Мазатль в настоящий момент проводит совещание с генералитетом, – вежливо сообщил он, выполняя церемониальный поклон перед претендентом. – Могу ли я помочь вам, Величайшая Карина?

– Хотела бы дождаться Владыку и лично выразить своё возмущение действиями моей охраны, – голос Карины звучал подчёркнуто корректно. – Не думаю, что в эту проблему должен вникать кто-либо другой, потому что охрана ссылается на личный приказ Владыки. Дождусь, когда он освободится.

– Как пожелаете, Величайшая Карина! – почтительно согласился помощник. – Я поставлю ваш вызов первым в списке абонентов, ожидающих ответа Владыки. Он узнает о вашем звонке, как только военные снимут криптографическую защиту совещания.

– Жду, – сухо заявила она, и помощник с поклоном отключился.

Ждать пришлось долго, и, коротая время, Карина принялась изучать подборку имперских новостей. Две тысячи цивилизаций, составляющих Вечную Империю Тихуакан, это невероятно много, каждая из них генерирует какие-то события, информация о которых поступает в имперскую информационную сеть. И то, что для кого-то является событием планетарной важности, на другом конце имперского пространства размером в шестьдесят процентов галактики вообще не имеет никакого значения. А тут ещё война с Хаосом, междоусобные войны других участников императорской гонки – разобраться самой в имперских новостях, идущих в сети бесконечным потоком, было просто невозможно.

Но тот, кто владеет информацией, как известно, владеет миром. В этой галактике сей постулат знал каждый, и потому все более-менее значимые игроки на политической арене имели собственные аналитические службы, в реальном времени обрабатывающие никогда не прекращающийся информационный поток. Те, у кого на столь сложную и дорогостоящую структуру средств не имелось, пользовались услугами частных аналитических центров, агрегирующих контент новостных агентств. Великий Доминион Мезтеки, естественно, имел свои аналитические ресурсы, коих насчитывалось больше двух десятков, включая коммерческие. Однако спецслужбы и правительство Доминиона пользовались услугами отдельного собственного центра, высокопрофессионального, оснащённого в высшей степени передовыми технологиями и закрытого для простых смертных.

Аналитический центр аппарата Владыки Мезлина функционировал круглосуточно и каждые два часа обновлял информационную сводку. Чтобы ознакомиться с ней целиком хотя бы вкратце, требовалось вдвое больше времени, к тому моменту какая-то часть информации могла устареть, поэтому сводка всегда разбивалась на категории для удобства пользования. Копаться в заунывной рутине имперских будней Карине было решительно неинтересно, но образ деловой интеллектуалки, находящейся в курсе политических событий Империи, требовал умения поддержать беседу на соответствующие темы. Поэтому Карина мельком просматривала информационную сводку перед каждой встречей, в ходе которой могла представиться возможность продемонстрировать своё уверенное понимание политических реалий.

Понять, работало ли это с Владыкой Мазатлем, не получалось. Провести разговор с Владыкой посредством видеосвязи удавалось довольно редко, а добиться личной аудиенции являлось и вовсе немалым достижением. Великий Доминион Мезтеки вёл войну с альянсом Уэргов, попутно предпринимая серьёзные усилия для привлечения сторонников и ещё более серьёзные усилия для противодействия шпионажу конкурентов. Бывший Императорский Доминион обладал безумно огромными средствами и не скупился на шпионов, диверсантов и наёмных убийц всех мастей. Из-за чего многие независимые имперские аналитики заявляли, что Владыка Мазатль рискует проиграть императорскую гонку за шаг до победы. Ибо, если Великий Доминион Мезтеки разгромит альянс Уэргов пусть даже целиком, но в этот момент лишится Величайшего Гиля из-за действий какого-нибудь удачливого убийцы, то без претендента все его победы окажутся бесполезны. На этот случай у него ведь есть запасной претендент, которой якобы нет, но все очень хотят её отыскать!

Карина недовольно скривилась. Надеяться на всех этих суперкиллеров бессмысленно. Во-первых, Величайшего Гиля охраняют тщательнее, чем Владыку Мазатля, причём намного. Во-вторых, скорее суперкиллеры убьют её! Её охраняли не столь фанатично, из-за чего она неоднократно подвергалась опасности погибнуть! В те моменты она об этом не знала, но потом, когда выяснялось, что на неё было совершено очередное покушение, закончившееся гибелью очередного андроида-двойника, её охватывал такой стресс, что успокоиться без вмешательства личных медиков не удавалось. Все секретные объекты, на которых её прятали, в конце концов оказались скомпрометированы, шпионы Уэргов сделали их координаты общеизвестными. Закончилось тем, что Карину перевезли в ту же резиденцию, где прячут Величайшего Гиля, потому что других надёжных мест не осталось во всём Великом Доминионе, который занимает чуть ли не половину спирального рукава!!!

Она невольно скривилась ещё раз. Как же всё-таки ей не повезло! Почему, спрашивается, Высшие Силы не пожелали сделать так, чтобы она попала сюда первой, а не последней, и чтобы к самому влиятельному лидеру! Впрочем, определить, кто в императорской гонке является самым влиятельным, не могут даже самые рейтинговые имперские политические обозреватели. Карина быстро поняла, что рассуждать на эту тему выгодно. Любая позиция имеет свои доводы, правоту либо ошибочность которых может доказать только день Мишкоатли, и чем больше терминов и ссылок на свежие политические новости, тем выгоднее твоя позиция в глазах окружающих.

Величайший Гиль делает именно так! Карина поняла это не сразу, но после того как начала штудировать заголовки информационной сводки правительственного центра, начала замечать схожесть его фраз со своими. Просто в отличие от неё Величайший Гиль имеет неограниченный доступ к Владыке Мазатлю, от которого получает определённую эксклюзивную инфу. Ей же пробиться к Владыке подчас вообще нереально. Потому что она запасной претендент без шансов занять трон и потому что формально её не существует. Поэтому Мазатль прячет её даже от собственных граждан. Но на этот раз она настоит на аудиенции хотя бы в формате видео. Даже если ей придётся поставить Владыке Мазатлю ультиматум! За свои перспективы необходимо бороться, это она поняла очень чётко. Такая возможность у неё есть, и отказываться от неё она не будет, несмотря ни на что.

Вызов Владыки застал её за просмотром сводки с фронтов. Мазатль был, как всегда, вежлив, корректен и сух, и эта сухость всякий раз напоминала Карине о том, что она запасной вариант. Всё прямо как в её личной жизни, оставшейся в далекой захолустной галактике, хвала Эмиссару!

– Моя охрана препятствует моему желанию провести личную встречу с Величайшим Гилем. – Карина тщательно поддерживала образ деловой женщины, поэтому исключила из своих интонаций даже намёк на слезливость или нервозность. – В ответ на моё требование подчиниться начальник охраны заявил, что выполняет ваш приказ, Владыка! Учитывая, что он делает это не в первый раз, хочу узнать, чем обусловлено это ваше распоряжение?

– Обеспечением вашей безопасности, Величайшая Карина.

Владыка Мазатль в беседах с ней всегда был почтителен, но она понимала, что эта почтительность тоже своего рода сценический образ. Потому что основной претендент может быть только один, и вопросов о расставлении приоритетов здесь не возникает. Но запасной претендент в любой момент может пройти в дамки, и эту возможность учитывает каждый. Особенно Владыка. Что совершенно не мешает ему поступать с её желаниями и требованиями на своё усмотрение.

– Мы ведём крайне непростую императорскую гонку, – продолжил Мазатль. – Последний раз нечто подобное в Империи случалось тысячу лет назад, и практического опыта нет ни у кого. Мы тщательно изучаем архивы, но ошибки в любом случае неизбежны. Наша задача состоит в том, чтобы не допускать фатальных. Поэтому мы делаем всё, чтобы обезопасить своих претендентов. Жизни наших Величайших для Великого Доминиона Мезтеки превыше всего.

– Понимаю вашу позицию и полностью её разделяю, – с достоинством заявила Карина. – Однако не понимаю, как моё совместное времяпрепровождение с Величайшим Гилем может угрожать нашей с ним безопасности. Мне сказали, что эта резиденция абсолютно надёжна.

– Во время императорской гонки не существует абсолютно надёжных резиденций, – веско ответил Владыка Мазатль, вперив в неё многозначительный взгляд. Мол, такая выдающаяся интеллектуалка не может не понимать этого. – Да, мы считаем эту резиденцию полностью безопасной. Однако мы должны быть готовы к любому развитию событий. И если таковые развернутся не в нашу пользу, то у вражеского ликвидатора может оказаться возможность атаковать вас обоих одновременно. Поэтому ваши личные встречи нежелательны. Но вы всегда можете воспользоваться защищенной линией правительственной связи. Ваша беседа пройдёт абсолютно конфиденциально.

Рили?! Карина блестяще сохранила невозмутимость образа, но про себя саркастически расхохоталась. Конфиденциальность?! Здесь?! И она должна в это поверить? Спасибо, но она не такая дура. Величайший Гиль более чем понятно и неоднократно намекал ей, что у претендента не существует конфиденциальных бесед. А ей требуется нечто большее, чем просто беседа с Гилем! Но на этот раз она заставит Мазатля уступить. У неё есть способ! Он, кстати, всегда лежал на поверхности, она о нём знала, но не обращала внимания. Величайший Гиль любезно намекнул ей, в какой стороне искать, когда при их последней видеобеседе она выразила сожаление о том, что охрана всячески препятствует их личным встречам. Карина намёк поняла и быстро разобралась, на что необходимо надавить!

– Интересы нашего Доминиона для меня превыше личных! – красноречиво заявила она. – Мне неинтересна роль легкомысленной прожигательницы жизни, такой как претендент от Великого Доминиона Чиалори! Поэтому делаю всё, чтобы быть полезной вам и нашему общему делу. Сейчас от меня мало что зависит, но всё равно пыталась содействовать по мере возможностей. Но…

Неожиданно лицо Карины приняло усталое и подавленное выражение. Она печально поморщилась, словно произносить то, что она сейчас произнесёт, ей совершенно не хотелось, однако у неё не осталось выбора.

– …в последнее время чувствую себя очень угнетённой, – нехотя сообщила Карина, придавая своему голосу приглушённые депрессивные интонации. – Постоянно нахожусь взаперти, вокруг меня одни андроиды охраны и несколько камеристок. Ощущаю себя заключенной элитной тюрьмы, окружённой надсмотрщиками и конвоирами. Так хочется вырваться на свободу!

Она тяжело вздохнула и устремила на Мазатля болезненный взгляд:

– Понимаю, что это всего лишь эмоции, но с каждым днём чувствую, как угасает интерес к жизни. Не хотела обращаться к вам с этой проблемой, но моя охрана не оставила иного выбора. Прошу вас позволить мне проводить личные встречи с Величайшим Гилем хотя бы иногда. Готова согласовать их периодичность с секретной службой! Эти беседы для меня настоящая отдушина, Величайший Гиль уникальная личность, бесценный кладезь знаний и мудрости, настоящий Император! И живой человек в отличие от андроидов охраны! Мне не нужно опасаться его, как опасаюсь камеристок после каждого известия об очередном покушении на моего двойника или двойника Величайшего Гиля. Прошу вас, Владыка, не превращайте мою жизнь в тюрьму. Меня это очень угнетает…

Она подавленно умолкла, словно ощущала вину за сам факт столь щекотливого разговора.

По другую сторону линии правительственной связи Владыка Мазатль бросил взгляд на данные психоанализа текущего состояния собеседника. Медицинские алгоритмы сообщали, что Величайшая Карина, по своему обыкновению, лжёт. Ложь в её исполнении всегда выходила убедительно, и психологи считали, что на родной планете это являлось для Величайшей Карины источником дохода, как в профессиональной, так и в личной сферах жизни. Владыка Мазатль взял за правило пропускать любые её фразы через психоаналитические алгоритмы, однако сейчас ситуация оказалась нестандартной. Без тщательного профессионального анализа невозможно понять, на что именно направлена её ложь. Мазатль отправил срочный вызов в медицинский центр резиденции и вернулся к разговору:

– Ваше благополучие и душевное равновесие для нас превыше всего, Величайшая Карина. Я не могу не пойти навстречу вашим пожеланиям. В ближайшее время секретная служба согласует с вами ваш новый график с учётом высказанных вами пожеланий. Могу ли я помочь вам чем-либо ещё?

– Пока этого достаточно. – Образ Карины вновь был сдержан и уравновешен. – Очень благодарна вам за вмешательство, о Владыка! Надеюсь, что больше проблем не возникнет и мне не придётся отвлекать вас от задач государственной важности. Прошу извинить, что отняла у вас время, но другого выхода у меня не осталось.

Владыка Мазатль выполнил церемониальный поклон, и Величайшая Карина отключилась. Мазатль коснулся светосенсора, активируя скрытую линию связи, и вопросительно посмотрел на седовласого медика:

– Ваш вердикт, академик? Она действительно ощущает себя в неволе? Мы не можем рисковать. Если Экстервит сочтёт, что она лишена свободы не по собственному желанию, он убьёт её, и мы лишимся запасного претендента. Это неприемлемо.

– В основном она лжёт, пытаясь таким способом добиться желаемого. – Старый медик нахмурился, вновь просматривая выведенные перед собой графики психологической активности, сформированные во время разговора Мазатля с претенденткой. Спустя пару секунд он продолжил:

– Она не испытывает тёплых чувств к Величайшему Гилю, недовольна вами и ещё более недовольна своим положением в очереди на трон. Вполне очевидно, что она стремится соблазнить Величайшего Гиля ради обретения статуса фаворитки и устроила этот спектакль ради того, чтобы вновь получить возможность контактировать с ним лично. Однако…

Медицинский академик указал на перепады сразу нескольких графиков активности головного мозга претендентки:

– Вот здесь и здесь хорошо заметно, что она действительно чем-то угнетена. Точнее, испытывает страх и сильное волнение время от времени. Вероятно, это происходит тогда, когда тревожащая её мысль приходит ей в голову. Иными словами, что-то пугает её не постоянно, а периодически. Это может оказаться страхом перед наёмными убийцами, депрессивной реакцией на мысли о крайне низких перспективах стать Императрицей и, как вариант, ощущением лишения свободы в том числе. Отныне мы будем тщательно анализировать её поведение. Через несколько дней я предоставлю вам исчерпывающие рекомендации. Пока же предлагаю пойти на небольшие уступки.

Владыка Мазатль коротко попрощался с академиком и вышел на связь с начальником секретной службы:

– Вы всё видели, генерал?

– Так точно, о Владыка! – подтвердил тот.

– Согласуйте ей личную беседу с Величайшим Гилем, – приказал Мазатль. – Один раз! И примите все меры для обеспечения её безопасности. Чем она сейчас занята?

– Разговаривает с ним по закрытой линии и строит глазки, – хмуро доложил генерал. – Мне не нравится этот приказ, о, Владыка! И не нравится реакция Величайшего Гиля. Он отложил личную встречу с парой представительниц Малого Доминиона Цапотеки ради этого разговора и всячески демонстрирует Величайшей Карине свою заинтересованность ею. Это крайне тревожный признак.

– Я разделяю ваши опасения, генерал. – Владыка Мазатль недовольно поморщился. – Но мы не можем рисковать. Экстервит не слушает ничьих оправданий. Наши медицинские специалисты займутся поисками решения этой проблемы. Пока решения нет, одну личную беседу пусть проведут. Примите все необходимые меры.

– Будет исполнено. – Начальник секретной службы не скрывал разочарования. – Но все необходимые меры подразумевают контактное сканирование Величайшего Гиля. Дистанционное сканирование может не выявить весь спектр существующих диверсионных средств. Мы подвергнем обыску будущего Императора и его личные вещи в апартаментах?

– Чтобы в случае его восхождения на престол он выместил на нас затаённую злобу? – риторически переспросил Владыка. – Не будем заводить ситуацию в столь опасное русло. Предпримите все меры, за исключением заведомо оскорбительных. Вам не хуже меня известна степень его скрытности и злопамятства. В конце концов, это всего лишь беседа под присмотром десятков телохранителей. Он не станет действовать прилюдно, для этого он слишком хитёр и осторожен. Он захочет дождаться более удобного момента.

– Все уместные меры будут приняты, – подтвердил получение приказа генерал.

Владыка Мазатль разорвал связь с начальником секретной службы и отправился на совещание с высшими военными чинами своего альянса. Двадцать минут телохранители вели его через сеть телепортаторов, запутывая следы, чтобы никто из непосвящённых не смог определить, из какой именно резиденции Владыка прибыл на совещание. Пока андроиды секретной службы делали своё дело, Мазатль размышлял о сложившейся политической ситуации. Оная являлась двоякой настолько, что более напоминала поединок артиллериста и снайпера. Артиллерист бьёт по площадям из тяжёлого орудия, накрывая мощными зарядами джунгли, в глубине которых где-то затаился снайпер. Ещё несколько залпов, и снайпер превратится в кровавую кашу вместе с деревьями, за которыми прячется. Но если снайпер сумеет заметить артиллериста до рокового залпа, то для победы ему будет достаточно одного меткого выстрела. В данном случае двух.

И эта аллегория сильно беспокоила Владыку. Военные успехи Великого Доминиона Мезтеки в последний месяц были особенно результативны. Ица-Уэрги потеряли ещё одну узловую солнечную систему, а их союзники по альянсу утратили контроль над целым созвездием. Этого удалось достичь благодаря организации собственного альянса. После знакового захвата крупного индустриального узла Ица-Уэргов войсками Мазатля два месяца назад позиции Золина сильно пошатнулись. Расчёты военачальников Великого Доминиона Мезтеки оправдались: потеряв самое крупное производство истребителей, Ица-Уэрги оказались вынуждены уйти в глубокую оборону и полностью отказаться от контрнаступлений и даже от локальных контратакующих действий.

Политики заговорили о возможном поражении бывшего Императорского Доминиона, и это побудило колеблющихся к более решительным действиям. Малый Доминион Цапотеки после непростых секретных переговоров присоединился к Великому Доминиону Мезтеки. Спустя неделю примеру Цапотеков последовал Малый Доминион Толтеки. Эти тоже вытребовали для себя массу уступок в будущей финансовой политике Империи, но победа в императорской гонке того стоила. Альянс «Мезтеки» был образован, и новые союзники вступили в войну против Малых Доминионов Уэргов.

Воспользовавшись численным преимуществом, объединённые войска Цапотеков и Толтеков нанесли поражение сводному флоту Лхас-Уэргов и Тетль-Уэргов. Оба Малых Доминиона квадратных карликов были вынуждены оставить ключевые позиции, и союзники Владыки Мазатля отрезали от их пространства пограничное созвездие. Созвездие не являлось крупным, однако полная блокада его солнечных систем лишила Уэргов определенной части людских и промышленных ресурсов.

Достигнутый успех необходимо было срочно развивать, и военачальники Мазатля настаивали на мощном ударе по центральным системам Ица-Уэргов. Захват одной, а в идеале – нескольких древнейших солнечных систем квадратных карликов побудит многих нейтральных наблюдателей присоединиться к альянсу «Мезтеки». И послужит более чем серьёзным основанием для Малых Доминионов Лхас-Уэрги и Тетль-Уэрги задуматься о своих перспективах. И вытекающей из них целесообразности разорвать альянс с Ица-Уэргами. С этим планом были согласны и политические советники.

В оппозиции к военно-политическому блоку находились экономисты, требующие первоочередного захвата ресурсных систем квадратных карликов. Ведущаяся война ввергала Доминион в крупные расходы, объёмы которых с приближением дня Мишкоатли возрастали, и экономический блок советников Мазатля категорически рекомендовал сконцентрировать усилия на извлечении прибыли из противостояния с Уэргами любыми возможными способами.

И с теми и с другими были не согласны спецслужбы. Контрразведка и иже с ними добивались скорейшего вторжения в те системы Ица-Уэргов, в которых Золин мог укрывать своего претендента. Основных доводов у спецслужб было три. Первый: утрата Ица-Уэргами ресурсных баз никак не скажется на их обороноспособности в короткой временной перспективе. Финансовые резервы бывшего Императорского Доминиона огромны и запросто позволят им продержаться до дня Мишкоатли. Второй: именно уничтожение претендента является целью ведущейся войны. Война закончится в ту же секунду, когда Империя увидит труп Величайшего Григория.

Третий аргумент спецслужб являлся последним и наиболее весомым: мы проигрываем в противостоянии с бесконечными деньгами Ица-Уэргов. С каждой неделей желающих получить награду за головы Величайших Гиля и Карины становится всё больше, и агенты Золина подбираются к нашим претендентам всё ближе. Во всём громадном пространстве Великого Доминиона Мезтеки фактически не осталось стопроцентно надёжных объектов, которые могут служить резиденцией для Величайших. Золин не скупится на щедрые авансы наёмным убийцам, шпионам и потенциальным предателям. И на ещё более щедрые обещания в случае, если таковые преуспеют.

Десятки оплаченных Золином криминальных картелей и синдикатов ведут охоту за претендентами от Большой Тройки, и давно привыкшие к коррупции имперские граждане не прочь оказать им содействие за хорошие деньги. Девяносто девять процентов персонала, обслуживающего нужды наших претендентов, включая телохранителей, являются андроидами, но риски продолжают расти. Владыка Мазатль хмуро скривился. Переплатить Золина невозможно. По окончании императорской гонки в Империи станет больше на несколько тысяч мультимиллионеров и на несколько десятков тысяч – миллионеров попроще. Все они разбогатеют на том, что работали на Ица-Уэргов. Это лишний раз доказывает, что императорскую гонку необходимо выигрывать любой ценой!

И в этом свете параноидальная ревность Величайшего Гиля доставляет дополнительные проблемы. Старый уродец хочет быть единственным претендентом, чтобы у Доминиона не было иного выбора, кроме как трястись над ним денно и нощно. Что и так делается с самого начала войны! Но его мутировавший мозг не желает верить никому, кроме себя, и потому Величайший Гиль успокоится лишь тогда, когда либо усядется на трон, либо избавится от конкурентки. До тех пор он видит только одну данность: участнику императорской гонки необходимо посадить на трон своего Императора, а кто именно из имеющихся в его распоряжении претендентов окажется таковым, для Великого Доминиона не имеет значения. Параноик уверен, что при наличии конкурента его драгоценную жизнь охраняют недостаточно ревностно. Особенно от самого конкурента.

Девятнадцатый по счёту телепортатор оказался последним, и Владыка Мазатль прибыл в секретный бункер штаба войск Великого Доминиона Мезтеки. Объект максимального уровня безопасности. Здесь укрывали одного из андроидных двойников Величайшего Гиля. Андроид, об истинной природе которого знали только три человека во всём Великом Доминионе Мезтеки, прожил больше полугода, и бункер считался абсолютно надёжным. До прошлого месяца, когда двойник был убит офицером бункера. Офицер тоже считался абсолютно надёжным, но миллионы, обещанные спецслужбами Золина за убийство претендента, сделали своё дело.

Владыка Мазатль принял доклад от министра обороны и начал совещание. Сегодня помимо военных здесь присутствуют представители спецслужб, а также политического и экономического сектора. Необходимо выработать стратегию дальнейших действий в ведущейся войне, и ошибка в таком деле будет стоить слишком дорого. На этом сразу сделали акцент экономические советники.

– Позиция спецслужб наиболее логична. – Руководитель экономического блока вывел на центральную видеосферу подробные данные по расходам на военные нужды. – Лишив Ица-Уэргов претендента, мы выигрываем войну. Промежуточная цель достигнута. Но это в теории.

Повинуясь его команде, штабной ИИ увеличил яркость подсветки систем, обозначенных спецслужбами в качестве потенциальных целей, и он продолжил:

– Что мы имеем на практике? Сколько солнечных систем необходимо захватить для гарантированного уничтожения их претендента? Десять? Двадцать? У нас нет точных данных, только предположения! Уэрги будут сражаться за каждую из них! Потери неизбежны, и незначительными они не будут, потому что ни одна из этих систем не является индустриально значимой. То есть пока мы будем захватывать, удерживать и обыскивать множество второстепенных планет, Уэрги будут продолжать строить флоты и наносить удары по нашим распылённым силам. А если ни одна из этих систем не окажется той, где спрятан их претендент? Или квадратным карликам удастся эвакуировать его до или во время наших атак? Шанс добиться поставленных спецслужбами целей туманен, зато перспективы серьёзных потерь, как военных, так и экономических, более чем реальны! Мы рискуем подойти к дню Мишкоатли с потрепанным флотом, численность которого оставит желать лучшего. А ведь на пути в систему Экстервита нам будут противостоять все участники императорской гонки, а не только альянс Уэргов!

– Если агенты Золина доберутся до наших претендентов раньше, чем мы доберёмся до Величайшего Григория, – возразил начальник контрразведки, – то о пути в систему Экстервита можно будет забыть! Как и о самой императорской гонке!

– И даже в этом случае наш вариант действий всё равно эффективнее остальных! – заявил министр экономики. – Я ни в коем случае не желаю нам проигрыша! Но мы настаиваем на том, чтобы наша позиция была рассмотрена внимательно! Захватив ресурсные системы Уэргов, мы сможем увеличить качество и количество наших флотов. В день Мишкоатли военное ведомство скажет нам спасибо! Помимо этого, мы превратим расходы на войну в прибыль! Часть этой прибыли можно будет пустить на финансовое противодействие Золину и мотивацию наших людей! И, в конце концов, в случае проигрыша мы не останемся в убытке! Это немаловажно, если учесть, что в первые десятилетия правления нового Императора всем проигравшим гонку придётся нелегко! Мы за то, чтобы, рассчитывая на победу, тем не менее быть подготовленными к худшему!

– Вряд ли возможно подготовиться к чужому Императору. – Министр обороны скептически поморщился. – Тем более если его Доминион вновь окажется Ица-Уэргами. У нас отберут всё, что было захвачено, и наверняка с лихвой. Я понимаю позицию экономического блока, но по-прежнему настаиваю на нашем варианте. Пространство Ица-Уэргов необходимо завоевать. Полностью! Нас в десять раз больше, чем весь альянс Уэргов. Учитывая, что захватывать обитаемые планеты мы не будем и вести планетарные бои на чужой территории в условиях повышенной гравитации нам не требуется, установление полного контроля над всем пространством Ица-Уэргов является хоть и не простой, но всё же выполнимой задачей. Мы блокируем Уэргов на поверхности их планет, перережем все их связи между собой, лишим космической инфраструктуры – и бесконечные финансовые ресурсы не помогут Золину, даже если он успеет бежать в другой спиральный рукав.

– Политический блок поддерживает министерство обороны, – немедленно заявил министр внешних сношений. – Бывшим Императорским Доминионом в Империи недоволен каждый! Никто не рискует открыто выступать против самого богатого субъекта, но если мы завоюем пространство Ица-Уэргов, у нас есть все шансы объединить в наш альянс большую часть спирального рукава! Нам даже не придётся оккупировать пространства Малых Доминионов квадратных карликов, этим займутся наши союзники. В случае успеха мы соберём мощные силы ко дню Мишкоатли. Кроме того, установив полный контроль над пространством Ица-Уэргов, мы можем воплотить в жизнь предложения экономистов и спецслужб: приступить к разработке ресурсных месторождений Уэргов и искать нору, в которой Золин прячет своего претендента. И Ица-Уэрги мало что смогут нам противопоставить!

– Всё это может оказаться бесполезным, – министр внутренней безопасности не скрывал разочарования позицией предыдущих ораторов, – если мы потеряем своих претендентов раньше, чем сумеем реализовать ваши планы. – Он испытующе посмотрел на военных: – Министерство обороны уверено, что мы сможем полностью завоевать пространство Ица-Уэргов за три месяца?

– Если бросить все силы, включая союзников по альянсу, то шансы есть, – ответил министр обороны. – Пятнадцать процентов их территорий уже захвачено нами. Ещё пять процентов контролируется участниками нашего альянса. Как было сказано ранее, без штурма планет задача серьёзно упрощается. В первую очередь необходимо захватить их исторические, наиболее древние и крупные солнечные системы. Главное в кратчайшие сроки лишить противника верфей и возможности массированного строительства флота. Без полноценной тыловой поддержки их флот быстро ослабнет. Даже если мы не сможем уничтожить его полностью, то ко дню Мишкоатли остатки сил Ица-Уэргов будут настолько слабы, что не смогут прорваться в систему Экстервита.

– Лишь бы к тому времени мы сами не выпали из императорской гонки, – хмуро изрёк начальник контрразведки. – Беречь претендентов всё трудней. Захватим мы всё пространство Ица-Уэргов за три месяца или не успеем – стопроцентной гарантии нет. Штурмовать планеты мы не будем, и ничто не помешает Золину прятать претендента на блокированной планете и продолжать финансировать наёмных убийц из источников, находящихся за пределами пространства Уэргов. А таких у бывшего Императорского Доминиона более чем достаточно. Ваш план страдает от нехватки времени. Если бы до дня Мишкоатли оставалось не три месяца, а три года, я был бы «за». Но в текущих реалиях наш блок видит лишь один способ победить: мы должны начать штурмовать все подозрительные объекты, на которых Ица-Уэрги могут прятать своего претендента. Даже если мы не сумеем ликвидировать Величайшего Григория, мы заставим Золина бросить все средства на защиту претендента. Ему должно быть не до финансирования криминальных структур!

– Что бы мы ни делали, – невесело возразил министр экономики, – загнать Золина в состояние финансового голода за три месяца мы не сможем. На такое требуются годы. Финансировать преступные синдикаты, охотящиеся на наших претендентов, он не перестанет.

– Тогда тем более необходимо начать штурмовать его секретные объекты! – решительно заявил министр внутренней безопасности. – Пусть Ица-Уэрги столкнутся с проблемой отсутствия безопасных мест! Пусть перевозят своего претендента с места на место, готовят новые объекты, занимаются ротацией персонала! Это поможет нашей агентуре выследить Величайшего Григория! Мы увеличим награду за его голову. Да, мы не можем авансировать каждый встречный синдикат наёмных убийц. Но мы сделаем итоговую награду более чем привлекательной! И если криминал увидит, что в хвалёной системе безопасности Ица-Уэргов, основанной на гигантских зарплатах, появились бреши, то найдутся желающие получить и наш приз! Предлагаю провести штурм главной резиденции Владыки Золина на Иче-Инкаль!

– Штурмовать столицу Империи? – удивлённо поднял брови Владыка Мазатль.

– Правила императорской гонки допускают атаку любого местоположения претендента, – уточнил министр обороны. – Но по нашим данным Величайшего Григория на Иче-Инкаль нет. Золин вывез его из столичной системы задолго до начала боевых действий. Это подтверждают несколько независимых агентурных источников.

– Зато политический эффект будет мощнейшим, – заявил министр безопасности.

– С политическими эффектами необходимо быть осторожными! – Министр внешних сношений предостерегающе поднял руку. – Подобные акции требуют тщательной проработки! Иначе можно повторить ошибку Чиалори. Фактически они сами способствовали появлению у Величайшего Эмиля статуса «народного Императора». Это сыграло против них! Нам ещё предстоит столкнуться с этим народным любимцем!

– Цетеками и Чиалори займёмся позже, – властно произнёс Мазатль. – Чем острее протекает их конфликт, тем лучше для нас. Сейчас необходимо одержать победу над Золином. Я внимательно выслушал аргументы всех сторон и вижу, что при любом варианте у нас нет главного ресурса – времени! Исходя из этого, приказываю министерству обороны подготовить наступление на один из наиболее значимых индустриальных центров противника. Повторим наш успех и сократим возможности Ица-Уэргов по строительству флота. Конкретный объект атаки выберите самостоятельно, исходя из оптимальных условий. Экономическому блоку подготовить предложения по наиболее привлекательным с точки зрения захвата ресурсным системам противника. Параллельно силам специальных операций начать разработку комплекса операций по штурму секретных объектов Ица-Уэргов. Пусть Золин почувствует, что мы взялись за его претендента всерьёз.

* * *

– Корабельные медицинские отсеки не имеют возможностей для выращивания тел, это слишком сложное, слишком массивное и слишком дорогостоящее оборудование. – Доктор Куори в окружении светосенсорных интерфейсов перемещалась от одного медицинского устройства к другому, и масса состоящих из разноцветного света экранов, табло и графиков, замерших в воздухе вокруг неё, синхронно перемещались вместе с королевским врачом.

– Помимо этого, – продолжила доктор Куори, несколькими короткими движениями ногтя словно протыкая последовательность светосенсоров, – сама технология клонирования требует длительного времени и значительных затрат энергии. Применение всего этого на боевых кораблях не функционально и не рационально.

Она запустила процедуру лечения, и лепестки хирургического пенала сомкнулись над Юлой. На этот раз полученная ею травма не представляла особой проблемы: небольшой вывих плеча, который устранялся под местным наркозом, безболезненно и за пару минут. Особенно впечатлял Юлу местный наркоз: никаких уколов или жутко ледяных спреев. Небольшая округлая шляпка ультразвукового излучателя приближается к больному участку на расстояние в пару сантиметров и совершенно беззвучно лишает нерв чувствительности на определённое время. И никаких болей после! Наркоз отходит абсолютно неощутимо.

– На моём медицинском корабле, – доктор Куори сверилась с ходом лечебной процедуры, отображающимся на её световых мониторах, – имеется оборудование для клонирования, но даже там оно установлено в единственном экземпляре. Работать сразу с двумя пациентами я не могу, а в технологии постдекапитационного криогенного сохранения фактор времени является решающим. Криогенная заморозка не может хранить мозг долго, у врача есть максимум трое суток для вскрытия гермошлема и переноса сохраненной головы внутрь специализированного медицинского аппарата, предназначенного для искусственного жизнеобеспечения спасённого мозга. За трое суток вырастить клонированное тело невозможно. Данная процедура требует по меньшей мере месяц работы, а чаще два, если отказаться от серьёзного перерасхода энергии. Что, как правило, и делается.

– Это оборудование, на вашем корабле, – Юла ощутила приятное тепло в области плеча, – для чего оно тогда установлено? Для экстренных случаев? Если нет возможности отправить криоконтейнер в стационар?

– Совершенно верно, – подтвердила доктор Куори. – Для экстренных случаев и для особо важных пациентов. – Она перевела на Юлу успокаивающий взгляд и поспешила уточнить: – Мы ни в коей мере не считаем, что с вами может произойти что-либо подобное! Но, будучи дальновидными профессионалами, мы готовы к любым событиям, даже непрогнозируемым. Поэтому оборудование моего корабля целесообразнее оставить свободным. К тому же в тот момент у нас не было чрезвычайной спешки. Флот заранее подготовил наступательную операцию, по итогам которой планировалось открытие ноль-перехода в пространство Тенкатль. Я была осведомлена об этом, поэтому Пассифлора и Протея оказались своевременно доставлены в центр клонирования в столичной системе королевства. Это лучший из центров клонирования, так что за будущее наших героев можно быть абсолютно спокойными. Вместе с ними туда же переместили криоконтейнеры трёх пилотов истребителей, чьи гермошлемы смогли сохранить мозг носителей в момент гибели их боевых машин.

– Когда они вернутся в строй? – поинтересовалась Юла тоном праздно любопытствующего собеседника. – Пилоты, наверное, пострадали сильнее?

– При эвакуации декапитацией редко бывает разница, – ответила королевский врач. – Если получивший столь ужасный урон боец не погиб мгновенно, то гермошлем либо цел и сумел сохранить мозг, либо оказался повреждён и, соответственно, не сумел. Так что время на клонирование и восстановление примерно одинаково для всех. Разница лишь в навёрстывании профессиональных навыков. В отличие от мозга, сохранившего весь жизненный опыт и информацию, новое тело не имеет мышечной памяти предыдущего. Его требуется тренировать заново. Разумеется, этот процесс контролируется, выразимся так, «опытным» головным мозгом и потому проходит значительно быстрей, нежели обучение с ноля. Но в любом случае обучение требует времени. У профессионалов высокого уровня в среднем на это уходит полгода.

– Рада, что с ними всё будет хорошо! – Юла закрыла глаза, делая вид, что расслабляется в хирургическом пенале, и спрятала довольный взгляд.

Значит, эти две топовые красотки не успеют вернуться в Первый Королевский до дня Мишкоатли! Это хорошо! Разумеется, ни о какой ревности речь не идёт, конечно же, нет! Просто ей бы не хотелось, чтобы они отвлекали Ксочипепа от исполнения служебных обязанностей. На кону стоит трон Империи, по факту даже двух Империй.

– Доктор, что такое леденцы с бромом? – поинтересовалась она, не открывая глаз.

– Леденцы с бромом? – Юлиане показалось, что в голосе доктора Куори мелькнули странные интонации, но в следующую секунду королевский врач ответила вполне обычным тоном: – Леденцы с бромом выдаются мужской части личного состава Королевских вооружённых сил. Они служат для нейтрализации либидо, мужчины снабжаются ими бесплатно. Почему вас это интересует, Величайшая Юлиана?

– Услышала как-то мельком от кого-то из сослуживцев, что он принимает леденцы с бромом, – равнодушно ответила Юла. – Удивилась, что за семь месяцев службы не сталкивалась с ними ни разу. Думала, может, я тоже должна их принимать.

– Вам они ни к чему. – Доктор Куори вновь коснулась светосенсора. – Мы закончили. Ваше плечо в полном порядке. Вы можете идти.

– Спасибо, док! – Юла поймала себя на мысли, что вполне себе нормально вжилась в роль солдата и благодарит доктора Куори так же, как её сослуживцы.

– Я всегда рада оказать вам любую помощь, Величайшая Юлиана. – Королевский врач выполнила лёгкий поклон. – Я нахожусь здесь исключительно ради вас!

Юла покинула медотсек и направилась к транспортным капсулам, вспоминая события прошедших двух месяцев. Ничего кардинально особенного за это время не произошло. Первый Королевский провёл несколько удачных нападений на имперские ресурсные системы и успешно избежал возмездия. Первое из них было организовано на следующие сутки после боя, в котором чуть не погибли Пассифлора и Протея. Имперцы не ожидали, что только что спасшийся из смертельной ловушки Первый Королевский окажется настолько дерзок, что устроит нападение на ресурсную систему. В результате победа оказалась быстрой, а добыча – существенной, потому что застигнутые врасплох имперцы не успели эвакуировать ни одно из многочисленных хранилищ в поле астероидных шахт. До отказа набитые королевские грузовики уходили через ноль-переход, вместе с ними в пространство Тенкатль отправили раненых.

С того момента Первый Королевский углубился в центральные имперские сектора настолько далеко, что ноль-переход в Хаос больше не открывали. Командование берегло энергию для более коротких ноль-перемещений, чтобы своевременно уходить от многочисленной погони. Теперь за Первым Королевским гонялись не только два десятка имперских флотов, но и флоты сил самообороны Малых Доминионов и всевозможных Лиг имперских миров, территории которых подверглись нашим нападениям.

Последнее из таких нападений произошло вчера. Мы ловко провели имперские флоты, искавшие нас в другом секторе, и высадились в какой-то вражеской системе. Имперцы нас здесь, как обычно, не ожидали, и хотя охраны в системе оказалось вдвое больше, чем численность Первого Королевского, превосходство в технологиях послужило решающим фактором. Сражение было жёстким и бескомпромиссным, имперцы вызвали помощь отовсюду, откуда только вообще могли успеть боевые корабли, но мы не дрогнули. Юла, как обычно, наблюдала за ходом боя с десантного сиденья «Тройки» и даже вполне сносно понимала, что происходит на видеосфере. Сказывается опыт!

Пока командование грамотно маневрировало боевыми эскадрами, блестяще используя превосходство в технологиях, грузовики и вспомогательные суда загружались трофейными ресурсами прямо во время сражения. В глубине мощного и очень обширного астероидного поля грузовики были плохой мишенью для дальнобойных орудий вражеских линкоров, командование сразу поняло это и использовало. Грузовики закрыли полями преломления, имперские линкоры потеряли цель, а потом им стало не до грузовиков. Бой шёл до тех пор, пока последний королевский грузовик не заполнился под завязку и не ушёл в гипер, прямым курсом в пространство Тенкатль. Командование объявило, что у нас полностью закончились грузовики, настолько успешным оказалась эта операция.

Первый Королевский совершил гиперпрыжок под носом у двадцати имперских флотов, секунду назад вышедших в реальный космос. Можно представить, как были взбешены имперцы, которым не хватило каких-то минут, чтобы захлопнуть ловушку. Их подвело собственное астероидное поле! За нами бросились в погоню, но Первый Королевский трижды прерывал гиперпрыжок, что истрепало Юлиане все нервы, зато в итоге ушёл от преследователей невредимым. Суммарно сражение и последующая погоня длились больше суток, все вымотались, зато после всего этого командование объявило, что флот проведёт на гипертрассе почти три дня.

Первые десять часов были выделены на сон и саморемонт, а вот с началом вторых была разрешена продажа алкоголя. Впервые за последние три месяца. В гиперпространстве связь невозможна, поговорить с кем-либо на других кораблях нереально, но не приходилось сомневаться, что весь флот с нетерпением ожидает этого знаменательного момента. Пока измотанные экипажи отсыпались, а ремонтные службы чинили повреждения и возились с проверками корабельных систем, диверсионный батальон, которому не пришлось принять участия в сражении, проводил изнурительные тренировки. Которые в ожидании выпивки оказались не то что не изнуряющими, а откровенной симуляцией. Даже Ксочипеп в сегодняшнем спарринге бил Юлу кое-как и совсем не сильно. Под конец тренировки она совсем расслабилась и попалась на очень опасный бросок, но Ксочипеп выполнил его одной рукой, наверное, потому, что второй рукой уже мысленно держал бокал. Юла получила несильный вывих, и он тут же отправил её в медотсек, напутствуя фразой: «Встретимся в баре!»

Поэтому сейчас Юла спешит туда, предвкушая возможность наконец-то нормально отдохнуть и расслабиться от души! Спиртное в этой галактике ей нравилось: мягкое и отлично релаксирующее, местные жители плохо переносят высокий градус и потому алкоголь здесь другой. Жестокой бомбы, бьющей тебя по башке, тут не нальют. Под местную выпивку можно получить очень даже неплохой релакс, а ей этого давно не хватает.

Пока Юла шла в бар, её обогнало едва ли не три десятка сослуживцев. Все торопились с довольными физиономиями, с ней здоровались, спрашивали, как дела с памятью, и приглашали присоединиться к всеобщему веселью. Юла благодарила и улыбалась в ответ, стараясь в этот момент удерживать взгляд собеседника на своём лице. Улыбка – её самая сильная сторона. В отличие от фигуры. Там, в медицинском центре королевского дворца, доктор Куори выправила ей форму черепа и откорректировала лицо до параметров, близких к идеальным. Даже по местным меркам у Юлы теперь очень даже симпатичная мордашка. Особый упор доктор Куори сделала на её улыбку. Мимические мышцы Юлы были зафиксированы так, что милая и одновременно сексуальная улыбка получалась без каких-либо специальных стараний, ей надо было лишь улыбнуться, и всё выходило самым выгодным образом.

Как сказала Куори, в день Мишкоатли, когда королевство Тенкатль заявит о своём претенденте, её изображение будут транслировать на всё пространство Империи, и видеорежиссёры сразу клюнут на такую улыбку. Юлу станут показывать крупным планом, это отвлечет зрителя от дефектов её телосложения и послужит дополнительным плюсом. Приятный претендент с секси-улыбкой и никакой агрессии – это позволит расположить к себе простых граждан. Поддержка толпы будет нелишней и на первых порах царствования, и потом, когда придёт время этой самой толпе сражаться за королевство Тенкатль за пределами Империи.

В этих же целях армейское снаряжение Юлы не было выполнено облегающим, как принято у женщин-военнослужащих. Чтобы не выглядеть совсем уж мешком и не портить впечатление, её униформу подогнали по фигуре, но с небольшими допусками, призванными скрывать хотя бы часть анатомических дефектов. Юла несколько месяцев отрабатывала нехитрые психологические приёмы, связанные с применением улыбки, и более-менее сносно научилась привлекать взгляд собеседника к своему лицу. К сожалению, помогало это ненадолго. Потому что если собеседник или собеседница проникались расположением и позитивом благодаря её улыбке, им рано или поздно хотелось убедиться, что у столь привлекательного личика имеется столь же привлекательное всё остальное. Естественно, их ждало разочарование. Но доктор Куори заявляла, что это не проблема: имиджевые съёмки Юлы, предназначенные для трансляций на территорию Империи, специально будут проводиться в портретном формате.

Это ободряло, но… но не во всём. С тех пор как Ксочипепа выписали из медотсека, он стал ещё более замкнут и почти не разговаривал с ней на темы, не связанные со службой, тренировками и подготовкой к дню Мишкоатли. В тот раз он пролежал в госпитале несколько суток, в течение которых Юлой занималась доктор Куори. Всё было обставлено грамотно: через два часа гиперперехода Юлу вызвал комбат, который сообщил, что медики забирают её на плановое обследование, положенное для тех, кто пережил тяжёлую форму амнезии. Неделю Юла жила в отдельной каюте медотсека, предназначенной для старшего медперсонала, и в батальоне вообще не появлялась. За это время доктор Куори сделала ей несколько гипнограмм, провела полный курс обследования, обновила ресурс индивидуального медблока и сделала что-то там ещё.

В десантный отсек Юла вернулась на несколько суток позже Ксочипепа. Их специально выписали не одновременно, чтобы избежать лишних умозаключений среди сослуживцев. На теле Ксочипепа появилась пара новых шрамов, один из которых находился на бедре и был реально немаленьким. После тренировок, во время принятия душа, Юла смотрела на перечеркнувший его мускулистое бедро свежий рубец и вспоминала объяснения доктора Куори.

Вражеский заряд пробил защитное поле вместе с бронёй экзоскафандра и выжег кусок мягких тканей вместе с фрагментом бедренной артерии. Чтобы остановить артериальное кровотечение, автоматика скафандра залила биопластиком всю рану целиком. Это должно было вызвать отказ повреждённой ноги даже несмотря на воздействие медицинских нанороботов, но Ксочипеп смог добежать до точки эвакуации на анестезии и усилителях конечностей.

Насколько Юла помнила школьный курс биологии, на Земле в случае перебития бедренной артерии смерть пострадавшего наступает чуть ли не через несколько секунд, если сразу же не поместить его на операционный стол. Там ещё есть какая-то возня с медицинскими жгутами и их аналогами, но это всё сложно, требует подготовки, каких-то навыков, знаний, и всё такое. И при любом раскладе уж точно раненый не будет бегать и вести бой, ну или тащить на бегу эвакуационный контейнер. А в этой галактике подобное ранение для полевой медицины является мелким.

Поэтому увеличившаяся неприязнь Ксочипепа никак не могла быть вызвана какими-то там фантомными болями или прочими последствиями ранения. Юла была на сто процентов уверена в причине этой неприязни: Ксочипеп думал о Пассифлоре с Протеей, и на их фоне кривое-косое тело Юлы выглядело вообще полнейшим уродством. А ведь на личико она вполне может посоперничать с любой из цветочной пары! Это несправедливо, так к ней относиться! Она же не виновата, что из другой галактики, да ещё с планеты, населённой мутантами! Кто вообще об этом знал ещё десять месяцев назад?!! Или девять… Она уже привыкла к местному календарю и плохо помнит, сколько там, на Земле, с тех пор прошло времени. Короче, она такое не заслужила! Тем более она – будущая Императрица! Он мог бы быть с ней добрее!

Так что сегодняшняя попойка была очень кстати. Она дождётся, когда Ксочипеп достаточно опьянеет, применит к нему свою улыбку и ненавязчиво разговорит его! Надо выяснить, как он относится к ней в действительности. Трезвый он всегда начеку и часто напоминает ей о том, что за ними наверняка ведётся тщательное наблюдение.

Когда Юла вошла в бар, веселье там было уже в разгаре. Все столики были переполнены, людей было больше, чем кресел, поэтому многие сидели на краю столешниц. Девчонки из второго взвода с бокалами в руках зажигательно танцевали прямо на барной стойке, и это никого не возмущало, наоборот, народ подбадривал их одобрительными фразами. Офицеры батальона, включая комбата, находились здесь же и принимали участие в возлиянии не меньше остальных. Помещение бара было совсем не маленьким, это всё-таки флагманский линкор, и отыскать Ксочипепа среди веселящейся толпы удалось не сразу.

Он обнаружился за одним из центральных столиков с бутылкой в руках. Вокруг сидели офицеры его диверсионной команды, в которой, кроме Юлы, других младших чинов не было. Рядом с ними десятка два сослуживцев танцевали что-то заводное, и Юла сразу отметила нескольких девушек, бросавших на Ксочипепа взгляды слишком уж часто. Ксочипеп заметил её издали и махнул рукой, подзывая к столику.

– Садись! – Он уступил ей своё кресло и уселся рядом на край столешницы.

– Юла, ты почему так долго? – вежливо улыбнулся ей один из офицеров. – Осталось всего четыре часа до запрета спиртного, надо успеть повеселиться!

– Задержалась в медотсеке. – Юла включила улыбку, периферийным зрением отмечая, как взгляды сидящих за столом офицеров переключились на её лицо. – Док продержала меня в пенале дольше обычного. Но я полна решимости наверстать упущенное!

– Наш человек! – весело заявил кто-то, зажигая перед ней светосенсорное меню бара. – Что желаете выпить? Мы угощаем!

– Надо начать с чего-нибудь сладкого, – улыбающаяся Юла коснулась ногтем названия слабоалкогольного тропического коктейля. – А то после зубодробительных спаррингов с добрейшим Ксочипепом мне очень не хватает простой детской радости!

Ксочипеп полностью проигнорировал её намек, с хмурой улыбкой салютуя бутылкой одной из девушек, как бы случайно танцующей неподалёку от неё. Вместо него заговорил сосед напротив:

– Ксочипеп в бою хорош! Тренировки с ним пойдут на пользу. Потом оценишь, когда попадёшь в настоящую передрягу. К тому же во время интенсивной подготовки есть шанс справиться с амнезией. У меня была амнезия, правда, легкая. Семь лет назад неудачно попал под орбитальный удар, доктора откачали, но оказалось, что я вообще не помню прошедший год жизни, даже чуть больше. Восемь месяцев не мог вспомнить ни дня, потом разом вспомнил всё сразу. Произошло это во время учебной отработки штурма флагмана условного противника. У тебя, конечно, проблема посерьёзнее, но шансы тоже есть.

– Очень на это надеюсь, – продолжала улыбаться Юла. – Правда, хотелось бы, чтобы память ко мне вернулась не от его удара в голову!

Она кивнула на хмурого Ксочипепа, и все засмеялись. Автоматика подала Юлиане заказ, и она сделала глоток, исподволь наблюдая за происходящим. Народ выпивал, танцевал и всячески веселился, зажигательная музыка лилась со всех сторон бара, и местный ИИ рассчитывал звуковое сопровождение так, что в каждом секторе заведения имелась своя музыка и всё это не пересекалось и не сливалось в непонятную кашу. Местные пати ей нравились. Если на секунду представить, что посетители бара одеты не в армейскую униформу, а в модные прикиды, то ни за что не поверишь, что находишься в корабельном баре. Модным московским заведениям, в которых ей доводилось тусить, до этого корабельного бара было как до луны вприсядку. Сказывался невероятный уровень технологического прогресса! Впрочем, в настоящих элитных местных заведениях Юла не бывала, поэтому судить обо всём авторитетно не могла. Но пока её вполне устраивают такие пати. Если война всегда такая, то она не против побыть военной, пока это нужно.

Порядка часа Юла сидела за столом, заправляясь коктейлями, и болтала с офицерами, украдкой наблюдая за Ксочипепом. Тот прикладывался к бутылке нечасто, на неё смотрел ещё реже и либо беседовал с сидящими за столом, либо разглядывал танцующих девчонок. Которых за этот час прибавилось, и как минимум несколько из них танцевали неподалёку. Юла сразу засекла, как они стреляют в него глазками. Сто процентов – для него вытанцовывают! Он вроде вёл себя очень сдержанно, ни к кому с объятиями не бросался, но некоторым особо привлекательным девушкам улыбался очень даже тепло. Юлиане же доставались исключительно хмурые и холодные взгляды. Это обижало, и она стала заказывать себе коктейли покрепче.

В отличие от Ксочипепа сослуживцы держали себя с ней более раскованно. Они шутили, рассказывали хохмы и армейские байки, неоднократно делали комплименты её очаровательной улыбке. Поначалу это её радовало, но со временем она стала замечать больше, и это расстроило её ещё сильнее. Оказалось, что медблок контролирует уровень алкоголя в крови и впрыскивает нанороботов, как только определяет начальное опьянение. Нанороботы его нейтрализуют и не позволяют носителю пьянеть. И получать полноценное удовольствие от выпивки. Поэтому во время таких вот редких вечеринок, приходя в бар, все выключали медблок и наслаждались результатом. Юла об этом узнала только сейчас, хотя это была не первая её пати, и запоздало поняла, почему никогда не пьянела в хлам. Раньше она списывала это на свою генетическую особенность. Она же с Земли, там все умеют пить, а в этой галактике живут одни краснокожие. А о том, что у краснокожих с «огненной водой» проблемы, всем известно ещё со времен Фенимора Купера, или кто там писал про всяких Виниту.

Теперь же оказалось, что упиться до поросячьего визга ей не позволял медблок. С одной стороны, это очень хорошо, потому что она совершенно не планировала валяться мертвецки пьяной, это не её стиль. С другой, снова было обидно. Опять она оказалась отстоем, а её единственное преимущество, которое Юла считала собственной уникальной для этих мест способностью, на поверку явилось действием местных технологий. Короче, ты везде убожество, куда ни посмотри. Всего лишь немного пьяная Юла смотрела везде. И смотрела внимательно. Поэтому стоило только офицерам захмелеть более-менее, как ей стало хорошо видно, что они тоже относятся к ней как к уродцу. Только стараются не обидеть её, поэтому общаются весело и вежливо, но это проявление участия, которое нормальные люди используют по отношению к инвалиду. Потому что никто из них не смотрит на неё как на женщину. Поглазеют на её личико, поумиляются улыбке – и пялятся на танцующих девчонок! Она тоже на них пялится… с тоской и печалью…

Ей тоже хочется танцевать, быть если не в центре внимания, то уж точно не чувствовать себя хуже всех! В конце концов, она девочка! Что такого в том, что ей тоже хочется ловить на себе страстные взгляды?!

Но вылезать из-за стола и идти танцевать она не решилась даже подшофе. Одна мысль о том, какой контраст она создаст рядом с идеальными местными девчонками, вгоняла Юлу в ещё большую тоску. И редкие, но хмурые взгляды Ксочипепа, уныло бросаемые на неё, добивали, словно молотком по гвоздю в крышку гроба. Юла заказала себе самый крепкий напиток, чем вызвала удивлённые взгляды тех, кто был ещё не настолько пьян, чтобы не заметить её заказ. Местная «огненная вода» дала ей в голову очень даже нормальненько, аж перед глазами поплыло. Правда, вскоре картинка прояснилась, и Юла с тихим хихиканьем представила, как медицинские нанороботы в её крови в ужасе носятся туда-сюда, расщепляя алкоголь до безопасного состояния.

Однако улыбалась она недолго. Вернувшаяся к глазам резкость показала ей возмутительную картину: нахальная девица из третьего взвода, которая раньше играла в танцульки неподалеку от Ксочипепа и строила ему глазки, теперь стоит рядом с ней, совершенно не обращая на Юлу внимания, и заигрывает с ним в открытую! Типа, пританцовывает под музыку и запросто так трётся в танце ягодицами о его бедро! При этом что-то там ему щебечет, а он, хоть и продолжает сидеть на краю столешницы, ничего против её ягодиц не имеет! Особенно бесило то, что ягодицы у нахалки были реально огонь, Юла бы от таких не отказалась…

Танцующая девица развернулась к Ксочипепу лицом, наклонилась к его уху и что-то прошептала, указывая куда-то в сторону барной стойки. Они оба негромко засмеялись, Ксочипеп кивнул и взял её за руку, явно собираясь уходить!!! Почему-то это послужило последней каплей, и Юла не выдержала. Она сделала вид, что собирается идти танцевать, встала из кресла и «случайно» опрокинула на девицу свой бокал с алкоголем. К сожалению, разница в росте не позволила ей окатить эту наглую стерву с ног до головы, но те самые ягодицы она облила от души!

– Ой! – Юла испуганно заломила руки. – Прости! Как же это я так! Не заметила! Я…

– Ерунда! – беззаботно отмахнулась девица, отряхивая свою шикарную задницу ладошкой. – Не обращай внимания! Само высохнет, а после бара сдам на биообработку. Пошли с нами к барной стойке! Там кто-то вызвал комбата на дуэль!

В этот момент Юла поняла, что со стороны барной стойки уже не звучит музыка, а вместо мелодии слышится возбуждённый гомон, и несколько десятков полупьяных глоток почему-то весело скандируют:

– Дуэль! Дуэль! Дуэль!

Все, кто был рядом, немедленно устремились туда, и Юла поспешила за Ксочипепом и девицей, как бы случайно влезая между ними. У барной стойки было пусто, возле неё лицом к лицу на расстоянии полуметра стояли два человека, зато перед ней собралась плотная толпа. Чтобы протиснуться поближе, Юла взяла Ксочипепа за руку, удачненько опередив в этом движении нахальную девицу на полсекунды. Как чувствовала, что она обязательно попытается! Ксочипеп бросил на Юлу исподволь ничего не выражающий взгляд, словно хотел всего лишь выяснить, кто именно взял его за руку. Но Юла сразу включила свою улыбку и с предельно дружеским выражением лица обернулась к нахальной девице:

– Я ничего не помню про дуэли! Расскажи, пожалуйста! Они что, будут драться?!

– Да! – прыснула та. – Бой на стаканах! До потери сознания! Смотри, сейчас всё вспомнишь! Ну, или поймёшь! Нашего комбата ещё никто не побеждал на дуэли!

Участники поединка продемонстрировали всем отключённые медблоки, и дуэль началась. Автоматика бара, видимо, заранее запрограммированная, выдавала по очереди каждому из дуэлянтов по стаканчику с выпивкой. Первый дуэлянт опрокидывал стаканчик залпом, и толпа дружно считала до пяти. Потом свой стаканчик опрокидывал второй дуэлянт, и толпа снова считала до пяти. При этом светосенсорный интерфейс барной стойки вел подсчёт выпитых стаканчиков. Смысл дуэли Юла поняла быстро – что-то подобное ей встречалось на Земле то ли в фильмах, то ли в книгах, неважно. Всё было ясно: в дуэли «кто больше выпьет» проигрывает тот, кто первым «упадёт».

На вид у комбата шансов было меньше, ланд-майору уже за сорок, он, конечно, крепыш и мачо, как вообще все здешние вояки, но его противник лет на пятнадцать моложе. И выглядит свежее. И трезвее.

Однако первое впечатление оказалось обманчивым. Ланд-майор был не так прост, как определила Юла. Он выглядел одинаково пьяным и на первом стаканчике, и на двадцать первом, и на сорок первом. Состояние же его противника заметно менялось в сторону отметки «сейчас упаду». Что и произошло после того, как им был выпита сорок восьмая порция. Толпа, которую вообще не напрягало всякий раз считать до пяти, досчитала до четырех, и в этот момент его ноги подкосились, и молодой дуэлянт рухнул без чувств. Несколько солдат подхватили его под руки и понесли к ближайшему креслу. Комбат невозмутимо опрокинул ещё два стаканчика и гордо ткнул кулаком в сияющую в воздухе цифру «50», выключая дуэльный сервис. Все взревели от восторга и расступились, пропуская ланд-майора. Комбат заплетающимся языком приказал всем веселиться до состояния проигравшего дуэлянта и нетвёрдой походкой покинул бар.

Возбуждённо обсуждающая дуэль толпа разошлась по своим столикам, автоматика вновь включила музыку, и пати продолжилась. А вместе с пати продолжились заигрывания нахальной девицы из третьего взвода. Только теперь она была не одна, к ней присоединилась девчонка из второго, одна из тех, что танцевали на барной стойке в самом начале. Юла даже не успела заметить, в какой момент их стало две! Зато не заметить их после её появления было реально невозможно! Они облепили вновь усевшегося на край стола Ксочипепа, словно пчёлы мёд, и что-то там ему щебетали вдвоём в оба уха! Из-за музыки, в которой тонул их разговор, Юла не могла разобрать, поддается Ксочипеп на ухищрения нахальных девиц или всё ещё помнит о своих обязанностях. Которые заключаются в том, чтобы обеспечивать её легенду, если что! А не тусить на вечеринах со всякими тёлками!

Самое обидное во всём этом было то, что он по-прежнему периодически бросал на неё взгляды, словно проверял, а тут ли она ещё. И во взглядах этих Юла прекрасно видела уныние, досаду и всё ту же неприязнь, давно уже ставшую чуть ли не обязательной! Убедившись, что она всё так же сидит в кресле с коктейлем в руках, он возвращался к девушкам и улыбался им совсем не по-деловому! Юла с возмущением подумала, что для полного счастья ей осталось только услышать от него что-нибудь типа «сиди здесь» и увидеть, как он с девицами удаляется в сторону их кубрика! Эта картина возникала перед её глазами настолько живо, что где-то через полчаса Юла не выдержала.

– Знаешь, ты, кажется права! – Она схватила за руку нахальную тёлку из третьего взвода, стараясь говорить как можно громче. – Во время дуэли у меня было такое ощущение, что я вижу что-то знакомое! Нужна ещё одна дуэль! Вдруг поможет! Составишь компанию?

– Не в этот раз! – Девчонка из третьего взвода стеганула её недовольным взглядом, но конфликтовать не стала и включила улыбку. – Сейчас на дуэль никто не пойдёт, все уже пьяные!

– Это точно, – присоединилась к ней девчонка из второго, одаривая Юлу точно такой же улыбкой и точно таким же взглядом, как предыдущая. – Я так вообще на ногах стою с трудом! Танцевать уже не рискую!

– Ну почему же все пьяные. – Юла зажгла в ответ собственную улыбку. – Ксочипеп очень даже бодр, разве нет? Вы к нему ближе стоите, оцените его состояние!

– Его состояние… – томно протянула девица из второго взвода, окидывая Ксочипепа таким взглядом, словно планировала изнасиловать его прямо сейчас. – У него всегда отличное состояние!

Она коснулась пальчиком его мускулистой груди, но Ксочипеп ненавязчивым жестом отвел её руку и хмуро посмотрел на Юлу:

– Глупая затея. Лучше выпей. Или сходи потанцуй, если не сидится!

Конечно! Юла задохнулась от обиды. Сходи потанцуй! Именно! А мы посмеёмся над тем, как нелепо двигается в танце твоё корявое тело!

– Подтверждаю отличное состояние! – весело заявила девчонка из третьего взвода, демонстративно тыкая Ксочипепа в другую грудную мышцу. – Но сражаться на дуэли ему не с кем. Кроме него все уже тёпленькие…

– Не все! – громко заявила Юла, делая максимально весёлый голос и не прекращая улыбаться. – Я ещё не разогрелась! Ксочипеп, миленький, как насчёт спарринга на стаканах? Я вызываю тебя на дуэль! Кто-нибудь, будьте секундантами!

– Что за глупость? – Недовольный взгляд Ксочипепа дополнился недовольной гримасой. – Ты что, перепила? Вроде не так много выпила, мозги ещё должны работать!

– Не бойся, я выключу медблок! – Юла была само веселье и жизнерадостность. – Соглашайся, не трусь! – Она демонстративно, чтобы все видели, вырубила свой медблок. – Ну же, Ксочипеп! Покажи уровень! Или ты испугался двадцатилетней девчонки?

По легенде ей было двадцать два, но она специально сказала именно так, потому что он знал, что на самом деле ей вообще восемнадцать. Между прочим, свой восемнадцатый день рождения она встретила в королевском медицинском центре в окружении медтехники и без единой живой души, не считая доктора Куори. Так что сейчас самое время наверстать упущенное!

Пьяный народ услышал, в чём дело, и вокруг поднялся довольный гам. Все наперебой подначивали Ксочипепа, кто-то начал скандировать «Дуэль! Дуэль!», и возле их столика быстро собралась толпа. Сразу же начали образовываться лагеря болельщиков, за Ксочипепа болели в основном девушки, за Юлу мужчины, и через минуту весь бар чуть ли не хором требовал от них зрелища. Ксочипеп предпринял попытку отказаться, но его уже никто не слушал. Толпа подхватила его с Юлой на руки и потащила к барной стойке, которой кто-то уже давал указания подготовить дуэльный набор.

Их поставили на ноги друг напротив друга, как положено, и нестройным хором объявили начало дуэли. Юла одарила всех улыбкой, что вызвало всплеск позитива, и первая выпила стаканчик. Довольная толпа досчитала до пяти, и буравящий её злым взглядом Ксочипеп был вынужден потянуться за своей порцией.

Первые десять стаканчиков Юла выпила вообще легко. Потом опьянение стало сказываться, и она ощутила воздействие медицинских нанороботов. Якобы выключенный медблок ввёл их в кровь как-то незаметно, и их активность была гораздо ниже штатной, но на фоне опьянения Юла её чувствовала. Пьяное состояние усиливалось после каждого стаканчика, потом уменьшалось, затем следовала очередная порция, и всё повторялось в режиме «три шага вперед, два назад». В общем итоге она всё равно пьянеет, и в какой-то момент плохо соображающая Юла подумала, что у комбата она точно не выиграет даже с таким медблоком.

Но то ли Ксочипеп не был сильным дуэлянтом, то ли до начала дуэли он выпил слишком много, как бы то ни было, до позорного проигрыша Юлы дело не дошло. У неё в голове уже всё плыло, когда не то на двадцать восьмом, не то на двадцать седьмом стаканчике Ксочипеп пошатнулся и поставил свою не выпитую порцию на барную стойку.

– Сдаюсь, – болезненно процедил он сквозь сжатые зубы. – Ты победила! – И тяжело опустился на пол, скользя по стенке бара.

Он упёрся спиной в стену, обхватив руками согнутые колени, и уткнулся в них лбом. Толпа довольно заголосила, поздравляя Юлу с победой, несколько девчонок поспешили было помогать Ксочипепу, но он что-то грубо буркнул им, не открывая глаз, и все от него отстали с обиженными физиономиями. Пока мужская половина бара хлопала Юлу по плечам и осыпала поздравлениями, Ксочипеп включил медблок, кое-как встал и поплёлся вон из бара, натыкаясь на чужие столики. Пару минут Юла наслаждалась победой и даже демонстративно выпила ещё два стаканчика, подражая комбату, что вызвало у толпы довольный гвалт. Сразу после этого ей стало так нехорошо, что медблок автоматически перешёл в активный режим. К счастью, все вокруг были настолько пьяны, что никто этого не понял.

В голове немного прояснилось, и она поняла, что Ксочипепа в баре уже нет. Толпа потеряла к ней интерес и продолжила пьянствовать, самые стойкие танцевали что-то невразумительное, явно пытаясь не совершать слишком уж резких движений, и Юла решила, что выдержала достаточную паузу. Она покинула бар и поспешила за Ксочипепом. Идти получалось нетвёрдо, в голове всё было сложно, но хотя бы ноги не заплетались, и до кубрика она добралась без ушибов и падений.

Ксочипеп обнаружился в душе, стоящий под водяными струями, тяжело опершись руками в стену. Влезть в гардеробный шкаф с первого раза не получилось, но спустя полминуты Юла всё-таки разделась и зашла в свободную душевую кабину. Минуту она постояла под горячим душем, и её снова начало развозить. За это время Ксочипеп не шелохнулся и даже не открыл глаза, и ждать дальше ей не захотелось. Юла подошла к его душевой и хотела было влезть к нему, но оказалось, что он стоит под холодной водой, и это жутко холодно. Юла кое-как дотянулась до сенсоров управления, сделала воду тёплой и подошла к нему сзади.

– Ты холодный, – игриво промурлыкала она, прижимаясь к нему всем телом и обвивая руками могучую спину. – Не переживай, я тебя согрею! Иди ко мне…

– Иди проспись! – злобно прорычал Ксочипеп, не оборачиваясь. – Я не страдаю тератофилией!

Он ударил ладонью по сенсорам, и заполняющие душевую водяные струи мгновенно стали жутко ледяными. Юлу за полсекунды проморозило так, что крик застыл в горле. Она сама не заметила, как вылетела из санузла, мокрая, дрожащая и стучащая зубами. Оказавшись в кубрике, она бросилась на кровать и зарыдала, но пострадать от горя и обиды не получилось. Медблок, давно ожидающий горизонтального положения перегруженной алкоголем владелицы, мгновенно погрузил её в сон и занялся очищением организма.

Проснулась она поздно. Судя по хронометру, проспала почти пять часов, по земным меркам это где-то двенадцать, даже больше. Ксочипеп обнаружился сидящим в кресле за просмотром каких-то военных материалов. Он выглядел бодро и собранно, как всегда. Увидев, что Юла проснулась, Ксочипеп скользнул по ней ничего не выражающим взглядом, равнодушно пожелал доброго утра и вернулся к просмотру. Флот всё ещё находился в гиперпрыжке, спешить было некуда, и Юла поплелась в санузел, стыдливо косясь на сидящего Ксочипепа. Но тот больше не обращал на неё внимания, что красноречиво свидетельствовало о том, что он либо предпочитает забыть о вчерашнем, либо реально ничего не помнит.

В отличие от него Юла помнила всё очень хорошо. И забыть об этом она не сможет. Потому что для него, быть может, неприятная ситуация произошла вчера. А для неё она происходит каждый день вот уже семь месяцев! И терпеть это дальше у неё больше нет сил! Юла привела себя в порядок, зашла в гардеробный шкаф и надела новую форму. Убедившись, что никаких следов вчерашней пьянки на ней нет, она вылезла из шкафа и подошла к Ксочипепу.

– Мне после вчерашнего нехорошо, – пожаловалась Юла замученным тоном. – Мне нужно к врачу. Медблок не помогает.

Ксочипеп немедленно выключил видео и быстрым движением коснулся какого-то светосенсора, одновременно осматривая её внимательным взглядом. В следующую секунду активированный им светосенсор сменил цвет, и он покинул кресло.

– Доктор Куори ждёт тебя. – Ксочипеп направился к выходу. – Я провожу.

До самого медотсека Юла делала вид, что у неё упадок сил, вялость и болезненная апатия. Ксочипеп придерживал её за руку, и для большей убедительности она держала эту руку максимально безвольно. Доктор Куори встретила их сразу за дверьми в операционную, Ксочипеп передал ей Юлу с рук на руки и удалился. Едва двери закрылись за ним, Юла резко преобразилась и красноречивым жестом потребовала от Куори установить в операционной максимальный режим секретности.

– Защита активирована. – Доктор Куори бросила короткий взгляд на пространство светосенсорного интерфейса, по обыкновению перемещавшегося вместе с ней по помещению. – Что случилось, Величайшая Юлиана?

– Вы в курсе, что произошло вчера? – Юла требовательно посмотрела ей в глаза. – После бара, у нас в душевой?

– Внутри санузла наблюдение не ведётся, – ответила доктор. – Это некорректно по отношению к вам. – В её голосе зазвучала тревога: – Вы подверглись насилию?

– Он меня оскорбил! – Юла внутренне выдохнула. Это хорошо, что они не знают, как всё было. – Назвал меня уродом прямо в лицо! Это… – она задохнулась от обиды, – это меня опустошает! Я так больше не могу!

– С ним будет проведена разъяснительная работа, – заверила её Куори. – За грубость и нарушение приличий он понесёт ответственность!

– Только не это! – вскинулась Юла. – Я и так ему противна, не хватало еще, чтобы он меня возненавидел! Вообще ничего ему не говорите, пусть думает, что тема закрыта! Я пришла не за этим! Не могу так больше! Это никогда не закончится! На меня все смотрят как на урода, не только он! Я требую, чтобы меня сделали нормальной! Вы же можете! Вы запросто клонируете тела для тех, от кого одна голова осталась! Неужели моя проблема сложнее?! Помогите мне, доктор! Иначе я отказываюсь показываться на людях вообще! И больше не выйду из медотсека до самого дня Мишкоатли! У меня больше нет сил терпеть это!

Юла уселась прямо на пол и расплакалась, закрывая лицо руками. Доктор Куори поспешно принялась за манипуляции своим оборудованием, перехватывая управление медблоком Юлы, и спустя полминуты плакать расхотелось.

– Не надо так волноваться, Величайшая Юлиана! – ласково произнесла доктор, помогая ей подняться. – Мы все делаем всё возможное ради вашей победы! Осталось всего три месяца. После того как вы взойдёте на трон, в вашем распоряжении будет Экстервит! Техника Высших Сил! Никто, кроме Императора, понятия не имеет, есть ли предел её возможностей! Вы сможете сделать себя какой угодно…

– Нет! – Юла нервно дёрнулась. – Я смотрела архивы! Никто из Императоров ничего и никогда не делал со своим телом! Все они оставались прежними!

– Возможно, потому, – мягко возразила Куори, – что после обретения престола изменять своё тело им становилось неинтересно…

– Или потому, – ещё более нервно перебила её Юла, – что Экстервит просто не имеет такой возможности! Это оружие, а не медицинская клиника! Он просто не даёт Императору умереть или заболеть, и всё! Больше отсюда не выйду в таком виде!

– Пожалуйста, не расстраивайте себя! – Доктор быстрыми движениями пальцев раздала команды её медблоку, устраняя всплеск нервозности. – Я сделаю всё, что возможно, но в нашем положении главное – не навредить вашему будущему императорству! Объясните, что конкретно вы хотите в себе изменить?

– У вас есть медкарты Протеи и Пассифлоры? – Юла устремилась к видеосфере. – Я знаю, что есть, не может не быть! Выведите мне этих девушек в натуральную величину! Желательно без одежды!

Медкарты цветочной пары в медотсеке, конечно же, нашлись, и вскоре Юла энергично перемещалась вокруг их обнажённых ростовых изображений, указывая доктору на те или иные части тела топовых красоток:

– Хочу такие ягодицы! И такую грудь! Оттенок кожи меня устраивает, можно оставить, но лучше на четверть тона насыщенней! У меня должен быть такой же переход талии в тазовую область! Вот это расстояние у меня несимметричное, а у них симметричное! Почему у меня лобковая кость выпирает? Хочу как у них, чтобы гармонично вписывалось в изгибы тела! Тазобедренный сустав надо округлить! У меня вместо полноценного круглого таза какая-то стекающая вниз кривая трапеция! Одна сторона которой на полсантиметра выше другой! Почему у меня выпирают головки костей – вот тут и тут? Или тут?!

– Это мутационный дефект суставов… – начала было доктор Куори.

– Мне всё равно, что это! – взвизгнула Юла, и медблок вновь принял меры. – Я хочу, чтобы это уродство исчезло! Я хочу правильные пропорции! Удлините мне голень! Сузьте щиколотку! Не хочу размазанную по всей ноге икроножную мышцу, хочу как у них – элегантную полусферу! Выправьте лопатки, хочу идеально ровную спину! Хочу прогиб в пояснице, как у них! У меня руки нелепые, плечо одной длины с предплечьем! Одна ключица на полсантиметра выше другой! Почему шея так криво сидит на плечах? У них она ровная! И талию надо сузить! Она широкая сама по себе, всегда будет такая, сколько ни худей! И сделайте мне красивые колени, как у них! Почему у меня такая противная коленная чашечка?!

На составление полного списка претензий ушло больше часа, вторую половину которого Юла повторяла всё по второму разу, опасаясь, что доктор Куори что-нибудь забудет. Однако королевский врач тщательно зафиксировала всё, после чего вывела посреди операционной ростовое изображение Юлы и наложила на него сетку со всеми затребованными изменениями.

– Величайшая Юлиана, убедительно прошу вас выслушать меня внимательно, – всё так же мягко произнесла доктор. – Вы очень скрупулёзно вникли в анатомию Теков, не зная вашего прошлого, я бы решила, что вы изучали её предметно в высшем учебном заведении…

– Каждый день изучаю её на себе вот уже семь месяцев! – трагически воскликнула Юла. – Сил больше нет! Доктор, просто скажите, когда я стану нормальной?!

– Выполнение ваших требований в полном объёме крайне нежелательно, – попыталась отговорить её Куори. – Это может нести в себе смертельную опасность…

– В чем именно? – На глаза Юлы вновь навернулись слёзы. – Опять этот проклятый Экстервит?!! Что ему может не понравиться?!! Я всего лишь хочу быть красивой! Что в этом такого?!!

– Прошу вас, не нервничайте. – Доктор коснулась пары светосенсоров. – Я на вашей стороне! Всё королевство Тенкатль на вашей стороне! Именно поэтому мы не можем себе позволить рисковать вами! Вырастить такое тело, как вы хотите, без вмешательства в ДНК невозможно! Экстервит уничтожит вас! Ваша ценность в вашей генетической уникальности!

– В моём генетическом уродстве! – разрыдалась Юла, вновь оседая на пол. Её затрясло в плаксивой истерике, и доктору Куори пришлось изрядно повозиться с медицинским воздействием на пошедшую вразнос психику.

– Величайшая Юлиана, прошу вас, держите себя в руках. – Куори опустилась на колени рядом с Юлой и ласково гладила её по голове, словно собственную дочь. – Мне бы не хотелось применять к вашей психике стабилизационную терапию всякий раз, когда вы срываетесь. Это может вызвать пагубное привыкание. Предлагаю компромисс…

– Я устала от компромиссов! – захлёбывалась слезами Юла. – Я хочу быть красивой! Без компромиссов! Не инвалидом со смазливым личиком и уродливым телом, а нормальной девушкой! Почему мне нельзя выглядеть как Пассифлора с Протеей? Или как вы?! Если я Императрица, почему у меня нет права выглядеть так, как я хочу?! Императрице должно быть всё можно!

– Я помогу вам, если вы пообещаете мне держать себя в руках и больше не срываться в подобные истерики. – Куори заботливо вытирала текущие по лицу Юлы слёзы. – Но это будет далеко не просто. Вы уверены, что сможете выдержать?

– Ради своей мечты я готова выдержать что угодно! – заявила Юла, прекращая рыдать. – Что я должна сделать?

– В первую очередь согласиться на понижение своих требований. – Доктор Куори увидела меняющееся выражение её лица и поспешно добавила: – В разумных пределах! Вы останетесь довольны! Выслушайте меня, я объясню всё очень подробно!

Глотающая слёзы Юла молча закивала, и королевский врач продолжила:

– Всё это нельзя сделать за один раз, потребуется несколько месяцев регулярных процедур и много терпения – поначалу нервная система будет испытывать дискомфорт от столь масштабных изменений в строении тела. Возможны боли фантомного характера.

– Я готова! – поспешно заявила Юла, но доктор Куори жестом прервала её фразу.

– Не сомневаюсь, – заверила она Юлу и указала на её ростовое изображение, густо испещрённое пометками требуемых коррекций: – Мы вырастим вам мягкие ткани в необходимых местах, частично сточим суставы и костную ткань там, где это возможно, и нарастим их биоматериалом для придания более правильной формы. Заменим деформированные позвонки на искусственные, у вас будет новый позвоночник идеальной формы. Заменим наиболее мутировавшие кости, но не более пяти процентов от общего количества, чтобы минимизировать риск. Можно выполнить удлиняющие вставки в голени и предплечья, чтобы увеличить длину ног и выровнять пропорции рук, но для этого придётся ломать кости, а я бы очень не хотела возводить всё в абсурд. После такого вам придётся заново учиться ходить и привыкать к своему телу.

– Я готова… – опять начала Юла, и Куори снова остановила её.

– У вас нет на это времени, – мягко возразила она. – Поэтому предлагаю следующее: мы выполним все те желаемые вами изменения, которые можно воплотить в реальность за оставшиеся три месяца с учётом регулярных тренировок. Ваши тренировки придётся сделать ещё более интенсивными, чтобы обеспечить стопроцентное привыкание к изменениям непосредственно по ходу их воплощения. Гарантирую, что внешне вы кардинально изменитесь в лучшую сторону.

– Но идеалом я всё равно не стану, да? – всхлипывала Юла.

– Станете! – решительно заявила доктор. – Но позже. Как только вы взойдёте на престол, Экстервит будет целиком и полностью в вашей власти. После этого вам будет никто не указ, и вы сможете, как подобает истинной Императрице, делать всё, что пожелаете. И даже если окажется, что Экстервит действительно не приспособлен для коррекции внешности, это уже не будет иметь значения! Мы вырастим для вас такое тело, какое пожелаете, и вы будете самой идеальной женщиной в галактике! Согласитесь – ради такой перспективы можно потерпеть три месяца!

– Можно. – Юла с тоской вздохнула, бросая на королевского врача отрешённый взгляд. – Но только если вы сразу исправите мне всё, что можно исправить сейчас!

– Разумеется, Величайшая Юлиана! – с готовностью подтвердила доктор Куори.

– Тогда я согласна. – Юла с тяжёлым вздохом поднялась на ноги. – Куда ложиться? На операционный стол?

– Здешнее оборудование не приспособлено к подобным операциям. – Доктор Куори с сожалением развела руками. – Нам необходимо переместиться на мой медицинский корабль. Как только флот выйдет в реальный космос, мы отправимся туда и сразу же займемся коррекцией…

– Хорошо. – Юла вперила в неё многозначительный взгляд. – Тогда останусь тут и дождусь выхода из гипера в той каюте, в которой ждала, пока вы лечили Ксочипепа после ранения! Я сказала, что больше не выйду отсюда в таком виде, и не собираюсь менять своё решение!

– Да-да, конечно, как вам будет угодно! – немедленно согласилась доктор Куори. – Каюта в вашем полном распоряжении! Заодно я воспользуюсь случаем и проведу вам небольшую серию общеукрепляющих процедур.

Пару часов Юла провела внутри медицинских аппаратов Куори, восстанавливая душевное равновесие, потом с хмурым видом прошла в предоставленную каюту. Она улеглась на кровать, тщательно следя за тем, чтобы со стороны выглядеть мрачной, несчастной и отрешенной. За ней наверняка следят, так что пусть знают, что отделаться от её требований не удастся! Сказочку об оставшихся трёх месяцах пусть оставят себе! Её так просто вокруг пальца не обвести! Она не аутист и прекрасно понимает, что Императрицей может и не стать! Что будет, если в день Мишкоатли план короля Ксикохтенкатля провалится?! Вдруг она не успеет или не сможет попасть в императорский дворец вовремя? Вдруг на трон взойдёт кто-то другой? Та же Ксюха! Она всегда была ушлой тёлкой с претензией на лидерство! Вот и здесь уже обросла кучей связей и заделалась претендентом от какого-то Великого Доминиона. И помимо неё у Юлы конкурентов хватает! Кто-нибудь из них может и победить! Что тогда?!

Никто не даст ей гарантий, что после этого королевство Тенкатль станет возиться с её требованиями! Им нужен не претендент в очереди на престол, а Императрица! Что будет, если Юла ею не станет? Вряд ли они её убьют, это невыгодно. Скорее, попытаются продать имперцам. Особенно если те к тому времени убьют друг другу парочку претендентов. Им-то нужно оставаться в статусе Великих Доминионов, так что они не откажутся! И никто из них наверняка не станет делать её красивой из тех же опасений – вдруг это не понравится Экстервиту и так далее! И даже если в случае проигрыша король Ксикохтенкатль не откажется от неё только из соображений элементарной честности и порядочности, во что лично ей верится с большим трудом, учитывая, как монарх обошёлся с Ксочипепом, кто сказал, что доктор Куори и дальше станет возиться с ней так, как возится сейчас, когда все в ней предельно заинтересованы?! Да никто!

Так что единственно правильное решение в её ситуации – это вытрясти из доктора Куори всё, что только можно, прямо сейчас! Сейчас никто не посмеет портить отношения с будущей Императрицей, и несложно догадаться, что все её требования будут выполнены! Надо только настоять! Поэтому Юла, внутренне торжествуя, со скорбной миной и безумно печальным видом просидела в каюте до самого выхода в реальный космос.

Доктор Куори, как и следовало ожидать, сдержала обещание. Как только Первый Королевский флот вышел из гиперпрыжка, она лично явилась за Юлой и проводила её на борт своего медицинского корабля. В первые минуты Юла даже не поверила, что всё получилось настолько легко. Она ожидала каких-нибудь попыток уговорить её отказаться от задуманного или ссылок на форс-мажор типа сражения или вражеской атаки. Но оказалось, что бездарные имперские вояки опять искали Первый Королевский совсем не там, где он вышел в реальный космос.

Судя по открытым имперским новостным каналам, прямо сейчас имперские флоты мчались в противоположном направлении, потому что засекли Первый Имперский в месте, где его, конечно же, не было. И не просто засекли, а даже вроде как некие передовые имперские части уже вступили с ним в бой. Это невольно развеселило даже Юлу, которая изо всех сил старалась выглядеть предельно печальной. Доктор Куори сказала, что вообще не удивлена таким сообщением имперцев. Империя погрязла в коррупции, и имперским воякам ничего не стоит объявить каких-нибудь пиратов флотом королевства Тенкатль, лишь бы отчитаться о проделанной работе и при этом не рисковать жизнью в бою с настоящими королевскими эскадрами.

Юлу без проблем перевезли на медицинский корабль, и уже через час она укладывалась в недра уникальной медтехники доктора Куори, светясь от радости. Чем бы ни закончилась императорская гонка через три месяца, она получит то, что желает! И если ради этого нужно вытерпеть ещё более изматывающие тренировки – она вытерпит. Во-первых, с медблоком это не так больно. Во-вторых, тренировать её в любом случае будет Ксочипеп, и по его взгляду она будет очень хорошо определять, удаётся ли доктору Куори правильная коррекция её тела!

На этой позитивной ноте автоматика погрузила Юлу в медикаментозный сон, и чрево операционного стола поглотило пациента. Несколько секунд доктор Куори корректировала программу хирургического вмешательства, потом поставила запуск на паузу и коснулась сенсора засекреченной связи. Вокруг её головы образовалась мутная сфера криптографической защиты высшего уровня, и две минуты доктор ожидала ответа абонента. Наконец, перед ней вспыхнуло объёмное изображение короля Ксикохтенкатля. Монарх сдержанным кивком ответил на её церемониальный поклон и вперил в доктора вопросительный взгляд.

– У нас ситуация «Увядший лепесток», – доложила Куори.

– Она всё-таки в него влюбилась. – На лице монарха на мгновение возникла недовольная гримаса. – Он этому потворствовал?

– Нет. – Доктор Куори вывела перед королём запись из душевой. – Ксочипеп полностью соблюдает предписанную ему линию поведения. Он излишне груб, насмешлив и выражает неприязнь в допустимых пределах. Но этого оказалось недостаточно. Я предупреждала о подобной вероятности.

– Я помню. – Ксикохтенкатль с легкой брезгливостью наблюдал, как на видеозаписи голая полупьяная претендентка трётся своим уродливым телом о спину и ягодицы Ксочипепа. – Ему не позавидуешь. – По губам монарха скользнула ироническая усмешка.

Он проводил взглядом выбегающую из душевой Юлу, только что отвергнутую Ксочипепом, и нахмурился:

– Тератофилия? Эта фраза была ошибкой с его стороны. Гипнограмма по нашему языку, внедренная в её сознание, наверняка включала в себя этот термин. Она оскорбилась и требует сатисфакции?

– Хуже. – Доктор Куори коснулась ещё одного светосенсора, и изображение сцены в душевой сменилось изображением истерики, устроенной Юлой в операционной пять часов назад. – Она хочет использовать этот инцидент в качестве предлога для достижения собственных целей.

– Чего она добивается? – Монарх прислушался к требованиям претендентки. – Коррекции фигуры?

– В идеале – полного изменения тела, – объяснила доктор. – Для нас это неприемлемый риск, поэтому я убедила её согласиться на временные уступки. Но это усложняет нам задачу. Никто не знает с точностью в сто процентов, до какой степени можно безнаказанно изменять организм претендента. Я могу откорректировать ей то, в чём уверена. Однако это не сделает её внешность полноценной. Она станет похожа на нормальную девушку, но не более того. Это может быть расценено ею как скрытый обман с нашей стороны.

Несколько секунд король размышлял, после чего изрёк:

– Проделайте с ней то, что не несёт для нас рисков. Если коррекция фигуры требуется ей лишь для того, чтобы соблазнить Ксочипепа, то этого хватит. Мы примем меры на этот счёт.

– Боюсь, что этого может оказаться недостаточно, – возразила доктор Куори. – Она заявляет, что её угнетает, что все считают её инвалидом. Это действительно так, остаточная внешняя инвалидность – это часть её легенды, и легенда сработала эффективно. Однако теперь это её не устраивает.

– Действуйте в безрисковых рамках, доктор, – повторил монарх. – Об остальном позаботятся. Вас оповестят о результатах в ближайшее время.

– Слушаюсь, Ваше Величество! – Доктор Куори поклонилась и разорвала связь.

Король Ксикохтенкатль, стоящий посреди помещения, заполненного объёмной звёздной картой, испещрённой стратегическими обозначениями и отметками флотов воюющих цивилизаций, обернулся к стоящему неподалёку начальнику разведки.

– Вы всё видели, генерал? – поинтересовался он.

– Так точно, Ваше Величество! – подтвердил Ксокойотль. – Объект операции влюбился в своего инструктора. Это неприятный вариант, но он не является чем-то неожиданным. Империя Тихуакан сталкивается с этим вот уже сто пятьдесят тысяч лет, с тех пор, как Экстервит стал выбирать претендентов на трон из чужих галактик.

Начальник разведки вывел рядом с собой массив научных данных и коротко огласил суть:

– Объект происходит из подвергшейся мутациям популяции. Мутации исключают наличие полноценного генотипа. Как следствие, у мутантов нет единых канонов, применяемых к качеству тела. Популяции, мутационные процессы которых находятся на ранней стадии, сокращают понятие красоты до размеров лица. По достижении критических мутационных порогов качество генетики размывается настолько, что из стандартов красоты исключается даже лицо, и генетическая полноценность популяции заменяется на индивидуальность каждой мутировавшей особи в отдельности.

Иными словами, находясь среди мутировавших сородичей, объект считал себя как минимум не хуже других. Оказавшись здесь, объект был удовлетворён изменениями собственного лица, выправить которое гораздо легче, чем весь организм или хотя бы скелет. Но с течением времени, всё дольше находясь в современном обществе, объект понял, что его система оценки привлекательности, ограничивающаяся только лицом, является ущербной для носителей полноценного генотипа. Что послужило причиной развития у объекта комплекса собственной неполноценности. Исправить все мутации без вмешательства в ДНК невозможно, но таковое вмешательство запрещено Экстервитом.

Генерал Ксокойотль вывел рядом с массивом научных данных ещё одну видеосферу, на которой вспыхнули изображения нескольких десятков Императоров и претендентов на трон за последние две тысячи лет:

– Поэтому имперские Доминионы прибегают к простому и эффективному способу: внешность претендентов объявляется уникальной и ни на что не похожей, всячески приветствуется и восхваляется. Этакая визитная карточка пришельца из другой галактики. Этим же приёмом с теми или иными оговорками обосабливается внешность Регентов. Уродливому мутанту гораздо легче поверить в то, что это он уникален и совершенен, а все вокруг – стандартные примитивы, нежели свыкнуться с тем, что он уродливый мутант. Поэтому претенденты всегда с удовольствием проглатывают сказку о собственной уникальности.

Начальник разведки кивнул на калейдоскоп из сменяющих друг друга изображений нелепых уродцев и закончил:

– К сожалению, этот приём не позволил бы нам удержать в тайне существование объекта. Поэтому мы были вынуждены искать другие способы.

– Насколько мы преуспели в сохранении секретности? – поинтересовался король.

– По данным на вчерашний полдень никто не подозревает о наличии у нас объекта, – ответил генерал. – Даже сослуживцы объекта не догадываются о её истинном происхождении. Легенда попавшей в катастрофу любовницы всех устроила.

– Улучшите ей, что можно, и представьте всё как тайную заботу неназвавшегося покровителя, – велел монарх. – Проведите работу с Ксочипепом. Пусть ответит ей взаимностью. Ему обещаны немалые деньги, так что потерпит. В крайнем случае обеспечьте его соответствующими медицинскими препаратами. Какова вероятность, что он начнёт собственную игру, когда поймёт, что имеет на неё влияние?

– Сейчас сложно сказать. – Ксокойотль задумался. – Ксочипеп любит риск и стал легендой среди военной элиты благодаря своей редкой удачливости. Он может решиться на авантюру, но он никогда не был замечен в нелояльности монархии.

– Мы изменили условия сделки, – заметил король. – Это могло озлобить его.

– Он разочарован, это несомненно. – Начальник королевской разведки покачал головой. – Но вряд ли это толкнёт его на предательство. Полагаю, такой вариант исключён. Что же касается вероятности возникновения у него желания стать серым кардиналом у влюблённой Императрицы… Это придётся выяснять посредством тщательного наблюдения. Все его фразы пропускаются через детектор лжи, изменения будут заметны до того, как это выльется во что-либо угрожающее. На данный момент он желает стать очень состоятельным и пожить в своё удовольствие где-нибудь там, где его никто не знает. Он даже согласен согласовать своё место жительства с королевской разведкой при условии, что об этом будут знать только те, кто в курсе ведущейся операции.

– Нас устраивает. – Монарх на секунду задумался. – Заплатите ему. Скажем, пять процентов от обещанной суммы. Для простого офицера это большие деньги. Но для удачливого профессионала, любящего риск, это не та сумма, ради которой он пожелает отказаться от остальных девяносто пяти. Пусть его вера в монархию окрепнет, если пошатнулась. Он нужен нам полностью лояльным и управляемым. Послужит лишним рычагом воздействия на объект, если того потребуют обстоятельства.

* * *

Восседающая за пиршественным столом Карина сделала глоток вина из золотого фужера, не сводя восторженного взгляда с сидящего напротив Величайшего Гиля.

– Полководческий талант герцог-адмирала Атля общеизвестен, – произнесла она деловым тоном. – Тысячи военных обозревателей потерпели фиаско, пытаясь предугадать его действия в прямом эфире. Неудивительно, что кланы Хаоса не в состоянии разгадать тактические и стратегические замыслы этого выдающегося флотоводца!

Чтобы иметь возможность сверкнуть эрудицией на тему ведущейся на окраинах Империи войны, Карина час штудировала авторские каналы самых рейтинговых военных обозревателей. Составив небольшое попурри из их основных тезисов, она заучила его, как заучивала роли, и теперь её спич должен был произвести впечатление.

– Вы невероятно разносторонни, Величайшая Карина! – восхитился Гиль. – Не перестаю восхищаться спектром ваших талантов!

– Всегда считала саморазвитие единственно верным направлением движения, – скромно призналась она, отставляя фужер. – С тех пор как попала в Галактику Теутио Тик*Аль, равняюсь на вас! Вы для меня эталон политика! – Её взгляд стал смущенным: – Пожалуйста, называйте меня просто Кариной, я же просила. Крайне неловко слышать от столь недосягаемой личности, как вы, такое напыщенное обращение в свой адрес. Ещё не достигла подобных высот!

Карина коснулась светосенсора, и её троноподобное правительственное кресло плавно удалилось от роскошного стола на расстояние вытянутой руки. Она элегантным движением поправила отделанный драгоценностями поясок платья и лёгким изящным движением слегка выпрямила ноги, принимая более удобную позу. На Карине было короткое платье от известного маэстро моды Великого Доминиона Мезтеки, выдержанное в деловом стиле, и его летний крой слабо скрывал многочисленные дефекты фигуры гибридного мутанта. Однако наблюдающий за ней Величайший Гиль был более чем доволен её обществом и не скрывал этого.

– Таков этикет, очаровательная Карина! – На его лице вновь появилась заинтересованная улыбка. – Каждый претендент есть величайший разум, достойный повелевать Экстервитом, и все обязаны подчеркивать, что осознают это.

– Согласна: все – обязаны! – Карина бросила на Гиля многозначительный взгляд. – Но не будущий Император! Императору позволено всё!

Она манерным жестом, не сводя глаз с собеседника, вновь взяла свой бокал. Чтобы дотянуться до него, ей пришлось изменить позу и слегка развернуть бедра в сторону собеседника. Карина убедилась, что с этого ракурса Величайший Гиль видит, что на ней нет белья, и закончила:

– Потому что Император и есть закон! Счастлива, что имею возможность общаться с вами, Ваше Величество! Это уникальная возможность научиться у вас многому!

– Вы торопите события, очаровательная Карина! – Взгляд Величайшего Гиля уперся ей в область бикини. – На ступени Мишкоатли ещё предстоит взойти.

– Уверена, что это лишь вопрос времени. – Она сделала глоток вина, оставляя капельку напитка на ободке фужера, и сексуальным движением языка медленно слизнула её, призывно пожирая глазами Величайшего Гиля. – До дня Мишкоатли осталось меньше трёх месяцев. Мы убедительно громим альянс Уэргов на всей его территории, и сегодняшнее наступление наших войск закончится триумфом, после которого к нам присоединятся многие колеблющиеся Малые Доминионы. Наши силы вырастут многократно, и в день Мишкоатли никто не сможет остановить доблестные войска альянса «Мезтеки»! Война между Чиалори и Цетеками достигла пика, через три месяца их силы будут настолько измотаны, что ни те ни другие не окажутся для вас преградой! Первым у подножия Мишкоатли будет стоять претендент от Великого Доминиона Мезтеки, в этом нет никаких сомнений! Это будете вы, Ваше Величество!

Величайшая Карина снова сменила позу, сексуально выгибая спину, и наблюдающий за всем этим Владыка Мазатль отвернулся от видеосферы, на которую телохранители обоих претендентов транслировали сие убогое зрелище. Смотреть без отвращения на попытки соблазнения, предпринимаемые корявым уродливым мутантом, может только другой такой же уродец. Что, собственно говоря, в данный момент и происходит. Величайший Гиль испытывает к Величайшей Карине половое влечение, что подтверждается данными системы биомониторинга.

Владыка Мазатль брезгливо поморщился. За двести лет можно было бы привыкнуть к красоте женщин, в изобилии поставляемых претенденту Малыми Доминионами. Но уродец всегда остаётся уродцем – сколько бы красоток ему ни дали, он не оценит. Деградант способен совокупиться и с красивой самкой, и с обычной, и с некрасивой, если двух предыдущих рядом нет, а гормоны зашкаливают. Лишь бы удовлетворить животный инстинкт. Деградировавший разум не в состоянии оценить прекрасное, он может только его использовать.

И уродливая, то есть, да простит Эмиссар, Величайшая Карина вполне успешно этим пользуется. Она видит успехи альянса и понимает, что шансы Великого Доминиона Мезтеки стать Императорским достаточно велики. И, раз ей не суждено взойти на престол, заранее стремится стать фавориткой Императора. Сказываются неопытность и всепоглощающая жажда власти, свойственные претендентам-новичкам. Император живёт вечно, любая фаворитка, какой бы она ни была, рано или поздно ему надоест. Так происходит всегда. Причём с красивыми женщинами. Что тогда говорить об уродливой гибридной мутантке? Она даже не догадывается, что Величайший Гиль идёт навстречу её попыткам сближения с единственной целью: усыпить бдительность окружающих и найти способ избавиться от конкурентки. Как только он взойдёт на престол, эта кривая пародия на женщину станет ему неинтересна. Владыка Мазатль был уверен, что Император Гиль не пустит её даже на орбиту Экстервита.

Но до коронации почти три месяца, и за это время может произойти всякое. Вчера агенты Золина вновь предприняли попытку покушения на претендентов. На этот раз им удалось перекупить одну из офицеров секретной службы, и нападение произошло прямо здесь, в этой самой резиденции. Пройти через андроидов охраны убийца не смог, преодолеть многочисленные системы защиты ему тоже не удалось. Владыка Мазатль не питал иллюзий относительно уровня боевых технологий Империи, и потому с самого начала императорской гонки сделал ставку на контрабандные технологии Хаоса.

Агенты спецслужб закупили на чёрном рынке самое передовое оборудование, предназначенное для защиты ВИП-персон, и это решение с тех пор полностью оправдало свою эффективность десятки раз. Всё, что смог сделать вчера убийца, хотя тоже был оснащён оборудованием Хаоса, это взять под контроль дрон воздушного наблюдения. Он направил дрон атаковать Величайшего Гиля, прогуливавшегося в парке, но телохранители засекли аномальное поведение машины и уничтожили её в первую же секунду. Претендент даже не узнал о том, что на него было совершено покушение. Убийцу взять живым не удалось, зато удалось схватить предательницу, и та созналась, что её услуги были оплачены спецслужбами Ица-Уэргов.

Одним из итогов произошедшего явилась рекомендация секретной службы воздержаться от проведения длительных прогулок претендентов в парке резиденции. Встречу Величайшей Карины с Величайшим Гилем организовали в закрытом помещении высшего уровня комфорта, и секретная служба была неописуемо счастлива уже тем, что никто из них не предъявил претензий по этому поводу. Однако чем дольше Владыка Мазатль наблюдал за их беседой, тем больше убеждался в том, что необходимо найти предлог, который позволит исключить дальнейшие встречи Величайшего Гиля с Величайшей Кариной до дня Мишкоатли. Иначе претендентка может не дожить до коронации претендента.

– Считаете возможным выступление герцог-адмирала Атля на стороне Владыки Золина? – вопрос Карины привлек внимание Мазатля, и он вернулся к видеосфере.

– Уверен, что Владыка Золин спит и видит это! – Величайший Гиль усмехнулся. – Но это исключено. Законы Высших Сил прямо запрещают использование имперских войск и любых других государственных институтов Империи в императорской гонке. Она проводится исключительно силами самих игроков и их союзников. Частное лицо может оснастить боевой флот и вступить в гонку на свой страх и риск. Великие Доминионы сметут его в мгновение ока, но тем не менее сам факт возможен. Имперский же флот вступить в гонку не может. Любой, кто посмеет нарушить волю Высших Сил, будет уничтожен Экстервитом. В том, что Экстервит всегда бдит, все имели возможность убедиться в день первой конференции претендентов.

– Может ли герцог-адмирал тайно оказывать адмиралам Ица-Уэргов консалтинговые услуги? – Величайшая Карина в третий раз сменила позу, словно испытывала неудобства от длительного нахождения в сидячем положении.

– Исключено. Экстервит невозможно обмануть, – снисходительно улыбнулся Величайший Гиль. – Владыка Золин не станет даже пробовать сделать это. На такие эксперименты способен только самоубийца! И факт того, что военачальники Уэргов не блещут талантами стратегов, подтверждает полную непричастность герцог-адмирала Атля к нашему с ними противостоянию. Убеждён, что все участники императорской гонки, особенно Ица-Уэрги и Чиалори, тщательно проштудировали регламентирующие гонку документы в поисках всевозможных лазеек. Но в части, касающейся использования имперских вооружённых сил, всё более чем однозначно!

Гиль сочувственно посмотрел на Карину и вежливо предложил:

– Очаровательная Карина, не желаете ли немного прогуляться? Проводим слишком много времени в креслах, это не способствует здоровому образу жизни. Можем пройтись по резиденции, осмотреть местную оранжерею, там собраны уникальные образцы редкой флоры из разных созвездий!

– С удовольствием принимаю ваше предложение, – благодарно улыбнулась Карина, поднимаясь из кресла. – Устала сидеть дни напролёт. В условиях постоянных угроз это стало наиболее частым моим занятием!

Величайший Гиль взял её под руку, и они неторопливо направились к выходу из помещения, продолжая беседу. Многочисленные телохранители двинулись следом, не выходя из режима невидимости, ещё более многочисленная когорта охраны бесшумно устремилась вперёд, обеспечивать безопасность маршрута и его конечной точки.

– Как считаете, могут ли Дикие стать проблемой в день Мишкоатли? – Карина обернулась к Гилю, как бы случайно касаясь грудью его плеча. – С тех пор как герцог-адмирал Атль противостоит агрессии Хаоса на других фронтах, Рой Ххззутов и Массив Тс сумели значительно продвинуться вглубь Империи. Понимаю, что наш спиральный рукав бесконечно далёк от подвергшихся нападению секторов Империи, но система Экстервита находится в соседнем с ними спиральном рукаве!

– И тем не менее это тоже очень далеко, – успокоил её Величайший Гиль. – Межзвёздные расстояния огромны, преодоление их через гиперпространство требует времени, свёртывание посредством ноль-перехода требует колоссальных трат энергии. Даже если Дикие окажутся столь глупы, что перебросят в центр Империи свой флот, пусть даже крупный, тут он окажется в меньшинстве и без тыловой поддержки. Справиться с имперскими вооружёнными силами у него шансов не будет. Недаром пиратский флот королевства Тенкатль хоть и превосходит наши войска в технологическом плане, но при этом всячески старается избегать затяжных сражений. Фактически они просто высокотехнологичные грабители, не более того!

Претенденты вышли в просторный коридор и направились в сторону телепортационных контуров, продолжая обсуждать невозможность Диких повлиять на что-либо в день Мишкоатли. Начальник секретной службы доложил Владыке о том, что весь маршрут их следования, включая оранжерею экзотических растений, полностью безопасен, и Мазатль выключил трансляцию претендентов. Пора вернуться к сражению, которое войска альянса «Мезтеки» ведут в системе Лумтун, второй по значимости солнечной системе пространства Ица-Уэргов. В этой системе сосредоточено не только большое количество людских ресурсов Владыки Золина. В космическом пространстве Лумтун размещены основные производственные мощности Ица-Уэргов, задействованные в изготовлении андроидных экипажей для штурмовых фрегатов квадратных карликов.

Эскадры укомплектованных андроидами штурмовых фрегатов в совокупности с истребителями составляют основную ударную силу Владыки Золина, переломить которую флотам Мазатля удаётся с немалым трудом. Захват андроидных фабрик серьёзно обескровит войска Уэргов, а установление контроля над второй по значимости солнечной системой бывшего Императорского Доминиона станет решающим фактором в политическом противостоянии альянсов. Сейчас как никогда важно максимально увеличить ряды своих сторонников и максимально сократить число сторонников Золина.

До дня Мишкоатли остаётся чуть менее трёх месяцев, и наращивать мощь флотов для решающей битвы на подступах к системе Экстервита необходимо уже сегодня. Победит тот, кто первым доставит своего претендента в императорский дворец, а для такого прорыва нужно иметь подавляющее военное превосходство над соперниками. Достичь которого в условиях постоянных сражений проблематично. З