Роберт Брындза
Смертельные тайны

Посвящается Рику и Лоле

Человек редко бывает искренен, когда говорит от своего имени. Но позвольте ему надеть маску – и он скажет всю правду.

Оскар Уайльд

Robert Bryndza

DEADLY SECRETS

© Robert Bryndza, 2018

© Хатуева С., перевод, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Глава 1

Поздно вечером, накануне Рождества, Марисса Льюис вышла из электрички на станции Брокли и, слившись с подвыпившей толпой, направилась к наземному переходу. Падали первые снежинки, от людей веяло теплом и алкоголем, и всем не терпелось прийти домой и начать праздновать.

Марисса, безусловно, была красива: черные, как смоль, волосы, точеная фигура и фиалковые, благодаря цветным линзам, глаза. Матери советуют сыновьям остерегаться таких женщин – и она гордилась тем, что она именно такая женщина. Сейчас же она возвращалась домой из лондонского бурлеск-клуба, в котором работала танцовщицей. На ней было длинное винтажное пальто с изысканным меховым воротником, на лице – плотный тон, накладные ресницы и красная помада. На самом верху лестницы идущие впереди два парня обернулись и похотливо осмотрели ее с ног до головы. Проследив за их взглядами, она увидела, что пальто у нее распахнулось, оголив ногу в чулке и подвязке, в которых она выступала. Марисса остановилась и начала застегивать крупные медные пуговицы. Людской поток хлынул в обход нее.

– Надеюсь, мех искусственный, – неодобрительно фыркнул кто-то сзади.

Марисса оглянулась и увидела костлявую девушку с немытой головой и не менее костлявого парня. Сами они шли в поношенных пуховиках.

– Да, искусственный, – ослепительно улыбнувшись, соврала Марисса.

– А мне кажется, что натуральный, – не успокаивалась девушка.

Ее бойфренд между тем открыв рот смотрел на кружевные подвязки Мариссы.

– Фрэнк! – прикрикнула та на него и потащила за собой по лестнице.

Мех и в самом деле был натуральный. Она отыскала это пальто в винтажном секонд-хэнде в Сохо. Там же был куплен и клатч, висящий у нее на плече.

Марисса поднялась по лестнице и двинулась вперед по переходу. Внизу в свете луны сияли рельсы, а крыши домов начали покрываться снегом. В конце перехода, перед спуском, те самые два парня замедлились и остановились. У Мариссы заколотилось сердце.

– Может, помочь? – спросил тот, что повыше, выставив локоть.

Он был очень симпатичный – с рыжими волосами и гладкой, румяной кожей. На нем был костюм-тройка, длинное коричневое пальто и начищенные коричневые кожаные ботинки. Второй был ниже ростом. Одетый также с иголочки, он тем не менее не мог похвастаться столь привлекательной внешностью, как его друг.

– Нет, все в порядке, – ответила она.

– Здесь скользко, – настаивал первый, беря ее под руку.

Эта парочка стояла перед ней, загородив половину лестницы. Оценив ситуацию, Марисса решила, что сейчас лучше уступить.

– Спасибо, – поблагодарила она и оперлась на его руку.

Второй попытался взять у нее клатч, но она с улыбкой покачала головой. Они двинулись вниз по засыпанному солью снежному месиву, зажав Мариссу посередине. От них разило пивом и сигаретами.

– Ты модель? – спросил тот, что повыше.

– Нет.

– А что такое M.L.? – подхватил его товарищ, указывая на аббревиатуру на клатче.

– Это мои инициалы.

– Да? И как тебя зовут?

– Кстати, я – Сид, а это мой друг Пол, – взял инициативу в свои руки рыжий красавчик.

Пол засмеялся, обнажив крупные желтые зубы. Внизу лестницы Марисса еще раз поблагодарила их и высвободила свою руку.

– Хочешь выпить?

– Нет, спасибо, мне надо домой.

Парни остались стоять на ступеньках, вынуждая толпу обходить их. Они же взвешивали свои шансы.

– Да ладно, сейчас же Рождество, – не отставал Сид. Марисса отошла на другую сторону лестницы, и теперь их разделяла толпа. – Может, тебя подвезти? – предложил он, снова подходя к ней.

Пол также переместился к Мариссе, оттолкнув попавшего ему под ноги парня. Его глаза-бусинки сверлили ее насквозь, но взгляд был расфокусирован.

– Нет. Мне надо домой, правда. Вам спасибо и счастливого Рождества!

– Уверена? – спросил Пол.

– Да, спасибо.

– Можно с тобой сфотографироваться? – спросил Сид.

– В смысле?

– Селфи сделать с красивой девушкой можно же? Ты нам понравилась, пусть у нас будет фото, на которое мы будем смотреть долгими зимними вечерами.

Они смотрели на нее, как волки. Голодные, страшные волки. Они прижались к ней с обеих сторон, Сид вытянул вперед руку с «Айфоном», обнял Мариссу, сделал селфи, затем еще одно. В следующую секунду его пальцы были уже между ее ягодиц.

– Отлично, – сказала она, высвобождая руку.

Они показали ей фото. В камеру она смотрела вытаращенными глазами, но выглядела менее испуганной, чем на самом деле.

– Ты в отличной форме, – заметил Сид. – Точно не согласишься выпить с нами?

– У нас есть водка, ром, вино, – подхватил Пол.

Марисса кинула взгляд на пустеющий переход.

– Извините, ребята. Не сегодня, – сказала она, натужно улыбнувшись, и посмотрела на камеру наблюдения, которая висела прямо над ними.

Они проследили за ее взглядом и, наконец поняв намек, отвернулись и пошли.

– Упрямая сучка, – бросил Пол через несколько шагов.

Марисса с облегчением вздохнула. Они подошли к припаркованной машине и еще раз оглянулись на нее. Она еле успела отвести взгляд и лишь услышала, как они заржали и хлопнули дверьми. Только когда они уехали, Марисса поняла, что продолжает стоять, затаив дыхание.

Выдохнув, она снова бросила взгляд на лестницу. С нее спускались последние пассажиры – высокий красивый мужчина чуть за пятьдесят с невероятно бледной женой.

– Черт, – выдохнула Марисса и, метнувшись к ближайшему билетному автомату, уткнулась в экран.

– Марисса! Я тебя вижу! – послышался сзади пьяный женский голос. – Я тебя вижу, шлюха!

Послышалось торопливое цоканье.

– Джанет! – закричал мужчина.

– А ты вообще сюда не лезь! – заорала в ответ женщина, подойдя вплотную к Мариссе. – А ты не смей к нему приближаться! – сказала она, тыча ей в лицо длинным пальцем.

У нее было багровое опухшее лицо, налитые кровью глаза, а красная помада растеклась по трещинкам вокруг рта.

– Джанет! – Мужчина схватил ее за руку и начал оттаскивать от Мариссы.

Они были примерно одного возраста, но у него было красивое лицо с резкими чертами. Марисса невольно подумала о том, насколько более милосердно время к мужчинам.

– Я стараюсь не попадаться вам на глаза, но мы живем на одной улице, и совсем не пересекаться не получится, – улыбнувшись, сказала она.

– Ну ты и сука!

– Ходила в бар, Джанет?

– Да! – зарычала та. – С законным мужем!

– А ты совсем трезвый, Дон. Хотя тебе не повредила бы пара кружек пива. Тогда и женщина рядом станет красивой.

Джанет замахнулась, чтобы ударить Мариссу, но Дон успел схватить ее за руку.

– Хватит. Марисса, ты что, не можешь промолчать? Видишь же, что ей нехорошо.

– А чего это ты говоришь так, будто меня здесь нет? – заплетающимся языком проговорила Джанет.

– Поехали домой.

И он повел ее по улице так, будто она инвалид.

– Проститутка чертова, – пробормотала Джанет, уходя.

– Мне никто никогда за секс не платил! – закричала Марисса ей вслед. – Спроси у Дона!

Он обернулся и с болью в глазах посмотрел на нее. Непонятно было, кого он жалеет – свою жену-алкоголичку или самого себя. Он посадил Джанет в машину, и они уехали. Марисса закрыла глаза, не в силах противиться воспоминаниям о временах, когда он приходил к ней поздно ночью. Ее мать обычно уже спала, и они тихо пробирались в ее комнату и занимались любовью. Она все еще помнила его тепло на своей коже.

Открыв глаза, Марисса поняла, что стоит совершенно одна – все, кто ехал с ней в электричке, разошлись. Снег падал крупными хлопьями на освещенную площадь перед станцией. Марисса повернула направо, на Фоксбери-роуд. В окнах домов горели рождественские елки, и тишину нарушал только хруст снега у нее под ногами.

За крутым поворотом начиналась неосвещенная Хаусон-роуд. Марисса задумалась и замедлила ход. Ей предстояло преодолеть жилую улицу длиной пятьсот метров почти в кромешной тьме – из всех фонарей горело только два. Она планировала пройти этот участок вместе с другими людьми с электрички – всегда находилось несколько человек, кто шел тем же путем, и было не так страшно. Но из-за Джанет и тех молодых придурков об этом плане пришлось забыть.

Марисса прибавила шагу, устремляясь к ближайшему горящему фонарю. Вздохнуть с облегчением она смогла только на Конистон-роуд, ярко освещенной благодаря расположенной на ней школе. Повернув налево, она прошла мимо игровой площадки и перешла дорогу. Скрипучая калитка ее собственного дома была уже в нескольких метрах. Света в окнах не было, и палисадник утопал во мраке. Она достала ключи и почти что вставила их в замочную скважину, как вдруг услышала сзади какой-то шорох.

– Черт! Как же ты напугал меня, Бикер! – выдохнула она, увидев запрыгнувшего на мусорный бак кота. – Пойдем, – сказала она, сгребая его в охапку. – Слишком холодно нам с тобой ошиваться на улице.

Бикер замурлыкал и пристально посмотрел на нее яркими зелеными глазами. Она зарылась лицом в его теплую шерсть. Кот, вытерпев несколько секунд, заерзал у нее в руках.

– Ну и ладно, ты, маленький мешок дерьма.

Он спрыгнул и пулей метнулся в соседний сад.

Марисса уже вставляла ключ в скважину, когда скрипнула калитка. Она застыла. Послышалось тихое царапанье и шаги на снегу. Марисса медленно повернулась.

За спиной у нее стоял человек в длинном черном плаще. На его лице был противогаз – блестящая кожаная маска, плотно облегающая череп. Глаза скрывались за толстыми стеклянными линзами, дыхательная трубка свисала на грудь. Левой рукой в черной перчатке он держал длинный узкий нож.

Марисса попыталась вставить ключ в скважину, но человек подбежал к ней, схватил за плечо и швырнул об дверь. Взмах лезвия – и на стеклянные линзы брызнули капли крови.

Клатч упал на землю. Марисса дотронулась до шеи и только тогда почувствовала жгучую боль от глубокого пореза. Она попыталась закричать, но в горле только булькало, рот заполнился кровью. Она стала поднимать руки. Человек потерял равновесие на скользком снегу и махнул ножом, отрезав ей два пальца и нижнюю часть рукава. Марисса задыхалась. Судорожно пытаясь вдохнуть, она только больше захлебывалась кровью. Взяв ее за шкирку, незнакомец потащил ее по дорожке, ударив лицом о кирпичную стойку калитки. Треснула кость, и боль заполонила всю голову.

Мариссу мутило. Она больше не могла дышать. Со спокойной отстраненностью она смотрела, как этот странный человек пытается оттащить ее от входа в глубь маленького палисадника. Он зашатался и чуть не упал, но все же удержался на ногах. Обеими руками он снова взял нож и нанес удар ей в шею. Кровь хлынула на чистый белый снег, и жизнь оставила ее. В последнюю секунду Мариссе показалось, что она узнала лицо, прятавшееся за толстыми линзами противогаза.

Глава 2

Будильник в спальне старшего инспектора Эрики Фостер прозвенел в семь утра. Из-под одеяла высунулась тонкая бледная рука и выключила его. В комнате было темно и холодно. Тусклый свет уличных фонарей проникал сквозь тонкие занавески. Эрика уже три года хотела их поменять, но так и не нашла времени поговорить об этом с хозяином квартиры. Она перевернулась на спину, отбросила одеяло и поплелась в ванную чистить зубы и принимать душ.

Уже одевшись и положив в карман телефон, кошелек и удостоверение, она вспомнила, что сегодня Рождество и она приглашена на праздничный обед к капитану Полу Маршу.

– Черт, – выругалась она, плюхаясь на кровать. – Черт!

Абсолютное большинство сотрудников полиции восприняли бы приглашение на семейный рождественский обед к капитану как подарок судьбы, но Эрика чувствовала тяжесть своих отношений с Маршем.

Она только что завершила изнурительное расследование и арестовала молодую пару, совершившую целую цепочку убийств. Звеном этой цепи стало похищение ими двух маленьких дочек Марша и нанесение телесных повреждений его жене Марси. Дело постепенно приобрело большой резонанс, и Эрика должна была найти и освободить девочек. Ей это удалось, и сейчас она понимала, что Марш и Марси пригласили ее на обед, чтобы выразить свою благодарность. Однако их жест противоречил ее желанию оставить все в прошлом и жить дальше.

Эрика встала с кровати, открыла шкаф и оглядела свой скромный гардероб, большая часть которого годилась только для работы. Пробежав взглядом по аккуратно развешенным черным брюкам, свитерам и белым блузкам, она достала синее платье без рукавов, повернулась к зеркалу над туалетным столиком и приложила его к себе. Без обуви ее рост составлял метр восемьдесят три. Из зеркала на нее смотрела женщина с высокими скулами, большими карими глазами и короткими, мокрыми, торчащими во все стороны волосами.

– Ну и отощала я, – сказала она самой себе, расправляя платье на месте былых округлостей. – На такие кости никто бросаться не будет, да? – сказала она, переведя взгляд на фотографию своего погибшего мужа Марка. – Смерть мужа – лучшая диета.

Испугавшись собственного цинизма, она мысленно попросила у него прощения. Марк тоже работал в полиции. Он, Эрика и Марш сблизились во время совместных учений, а четыре года назад Марк погиб во время облавы на наркопритон. На фотографии, стоящей на комоде, он был снят в гостиной их манчестерского дома, в котором они прожили пятнадцать лет. В луче солнца его коротко стриженные светлые волосы были похожи на золотой ореол.

– Не знаю, что сказать Маршу и Марси, – сказала Эрика, глядя на его красивое лицо. – Я хочу просто перевернуть страницу и двигаться дальше, не делая из мухи слона.

Марк лишь заразительно улыбался ей в ответ.

– Ерунда какая, да? Уже слишком поздно придумывать отмазку, чтобы не идти?

«Да, – словно говорил он. – Давай, Эрика, веди себя хорошо».

– Ты прав, нельзя сливаться. С Рождеством тебя! – Она приложила палец к губам и дотронулась до фотографии в рамке.

Эрика перешла в маленькую кухню, совмещенную с гостиной, где из мебели был только маленький диванчик, телевизор и полупустой книжный шкаф. На микроволновке стояла маленькая пластиковая елка. Много лет Эрика ставила ее на телевизор, но с приходом плоских экранов единственным местом, где ее вид не вызывал бы недоумения, осталась микроволновка. Эрика включила кофемашину и раздвинула занавески. Парковка и проезжая часть за ней были покрыты снегом, который под светом уличных фонарей казался оранжевым. На улице не было ни людей, ни машин. Словно во всем мире была одна она. Налетевший вдруг порыв ветра снял верхний слой снега и пронес его знакомым путем к образовавшемуся у стены парковки сугробу.

Когда Эрика наливала себе кофе, зазвонил домашний телефон. Она поспешила в коридор, надеясь, что случилось чудо и ей звонят сообщить об отмене обеда. Вместо этого она услышала голос Эдварда, отца Марка.

– Я тебя не разбудил, дорогая? – спросил он с милым йоркширским акцентом.

– Нет, я уже встала. С Рождеством!

– И тебя с Рождеством! Холодно у вас там в Лондоне?

– Снег выпал. Всего ничего, по щиколотки, не больше, но в новостях только о нем и говорят.

– А у нас здесь больше метра. А в Беркли еще больше.

Голос у него был какой-то слабый и напряженный.

– Ты там не мерзнешь?

– Нет, дорогая. У меня горит камин. Оставлю его на весь день – гулять так гулять. Жаль, мы с тобой не увидимся.

Эрика почувствовала укол совести.

– Я приеду после Нового года. У меня есть неиспользованный отпуск.

– Надеюсь, сегодня ты не на работе?

– Нет. Сегодня я приглашена на обед к Полу Маршу. Будет вся его семья… После всего, что с ними случилось, я просто не могла отказать.

– А кто это, милая?

– Пол. Пол Марш…

Повисла тишина.

– А, ну да, конечно. Тот молодой человек по имени Пол. Ему в итоге удалось продать свой «Форд»?

– В смысле?

– Вряд ли, правда, ему кто-то даст много за эту ржавую посудину. Ее же рукой можно проткнуть.

– Эдвард, ты сейчас о чем?

У Марша и правда был «Форд», но это было много лет назад, в начале девяностых.

– Ой, это я что-то не то говорю. Плохо спал. Как у них дела после всего, что произошло?

Эрика не знала, что сказать. Она теребила в руках телефонный провод. Эдварду было почти восемьдесят, но он всегда отличался острым умом и адекватным восприятием реальности.

– Еще мало времени прошло. Я их видела только…

По ту сторону провода послышался свист чайника.

– Передавай им привет от меня, хорошо?

– Конечно.

– Пойду, дорогая. Мне нужно выпить чашку кофе с утра и проснуться. И открыть подарки. Береги себя, с Рождеством!

– Эдвард, ты уверен, что ты в порядке? – спросила она, но он уже повесил трубку.

Помедитировав на телефон еще несколько секунд, Эрика пошла к окну. Стоящий напротив величественный и красивый особняк в викторианском стиле, как и остальные дома на ее улице, был превращен в многоквартирный дом. В некоторых окнах горел свет, и в одном из них Эрика увидела, как родители с двумя маленькими детьми открывают подарки, собравшись вокруг большой наряженной елки. По улице шла женщина в пуховике. Она тащила за собой маленькую черную собачку, пряча голову от летящего в лицо снега. Эрика вернулась к телефону, взяла в руки трубку, но снова ее положила.

* * *

Около одиннадцати она собралась и вышла из дома. Валил снег, и из-за закрытых магазинов складывалось ощущение, что все спят. Только несколько детей играли в снежки.

У магазинов на станции Крофтон-парк движение автомобилей замедлилось, а затем и вовсе замерло. Впереди мигала полицейская сирена. Эрика взбодрилась – сирена настраивала на рабочий лад. Машины ползли невероятно медленно. За зданием местной школы дорога налево была перегорожена двумя патрульными автомобилями и заградительной лентой. Рядом стоял констебль Джон Макгорри и что-то говорил двум другим сотрудникам. Поравнявшись с ними, Эрика посигналила, и они обернулись.

– Что случилось? – прокричала она, опустив стекло.

Внутрь сразу полетели снежинки, но ей было все равно. Макгорри, молодой брюнет с небрежно спадающей на лоб челкой, поднял ворот длинного черного пальто и быстрым шагом пошел к ней. У него была гладкая бледная кожа, но щеки горели румянцем. Подойдя к машине, он убрал со лба мешавшую челку.

– С Рождеством, босс. Едешь праздновать? – спросил он, заметив макияж и серьги.

– На обед… А что случилось?

– Зарезали молодую женщину, прямо перед дверью ее дома. Убийца оторвался на ней по полной. Все залито кровью, – сказал он, качая головой.

Машина перед Эрикой тронулась, и Макгорри сделал шаг назад, ожидая, что и она сейчас уедет.

– Желаю хорошо провести время! Я и сам надеялся сдать смену к этому времени. Завтра дежуришь?

– А кто дежурный следователь сегодня? – вместо ответа спросила Эрика.

– Питер Фарли, но он уехал в Кэтфорд, там тройное убийство. Даже в Рождество нельзя обойтись без убийств.

Машина спереди уже отъехала на значительное расстояние, и ожидающий позади Эрики минивэн начал сигналить. Для нее место жестокого убийства было намного более приятным местом, чем праздничный стол у Марша. Минивэн снова засигналил, и Эрика заехала на тротуар, чуть не сбив Макгорри. Взяв удостоверение и пальто, она вышла из машины.

– Покажи мне место преступления.

Глава 3

У кордона Эрика предъявила удостоверение, и они с Макгорри пошли по улице мимо обветшалых домов, жители которых, разной степени одетости, стояли у дверей и смотрели в сторону заградительной ленты в конце улицы. А кто-то подтянулся ко второму кордону, у которого сновали полицейские.

Эрика с трудом поспевала за Макгорри – туфли на каблуках, которые она надела на праздничный обед, скользили по льду. В более теплое время года она бы просто сняла их и пошла босиком.

– Худшего дня для перекрытия улицы не придумать. Нам приходится разворачивать людей, приезжающих в гости к родственникам, – сказал Макгорри.

Обернувшись, он увидел, что Эрика цепляется за ближайший забор и передвигается с крайней осторожностью.

– Что? – переспросила она, поймав его взгляд.

– Ничего. Ты на каблуках.

– Какая редкая наблюдательность, следователь!

– Я хочу сказать – прекрасно выглядишь. Очень… красиво.

Эрика нахмурилась и двинулась дальше, но поскользнулась. Макгорри еле успел ее подхватить.

– Не хочешь взять меня под руку? Осталось немного.

– Не хочу, но так, наверное, будет быстрее. Не хотелось бы растянуться прямо перед всем народом.

Она взяла его под руку, и они медленно двинулись дальше.

– А я тоже один раз надевал каблуки, – признался Макгорри.

– Да?

– Пятнадцатисантиметровые шпильки. В Хендоне мы устраивали благотворительное рождественское представление. Я играл Леди Брэкнелл в пьесе «Как важно быть серьезным».

Несмотря на свое раздражение, Эрика улыбнулась. Невозможность передвигаться с нормальной скоростью сводила с ума.

– Шпильки? А разве Леди Брэкнелл – не степенная чопорная дама викторианской эпохи?

– У меня 46-й размер обуви, – сказал он, показывая на свои огромные ступни. – На него получилось найти только одну пару туфель.

– И сколько денег вы собрали?

– Четыреста семьдесят три с половиной фунта.

– Тогда изобрази мне Леди Брэкнелл.

– Сумочку? – спросил он, подражая надтреснутому голосу пожилой аристократичной леди.

Эрика покачала головой и улыбнулась.

– Все-таки хорошо, что ты не бросил основную работу.

Второй кордон стоял перед домом в самом конце улицы. Когда они подошли, Эрика отпустила руку Макгорри. Палисадник заслоняла низкая стена и высокий, покрытый снегом забор. Перед домом работали криминалисты в синих защитных комбинезонах. Сотрудница у кордона внимательно посмотрела на удостоверение Эрики.

– Уже вызвали дежурного инспектора. Он задерживается из-за тройного убийства в Кет…

– Но его здесь нет, а я – есть, – перебила ее Эрика.

Та кивнула и подняла пластиковую ленту. Они подошли к фургону криминалистов. Строгая женщина средних лет, с сережкой в носу и коротким седым ежиком на голове, выдала им по комбинезону. Они сняли пальто и оставили их на крыше фургона.

– Ну и дубак, – сказал Макгорри, быстро натягивая защитный комплект на тонкий костюм.

– Ночью было до минус двенадцати, – включилась в разговор сотрудница.

Эрика одной рукой оперлась о фургон, встала на одну ногу и стала натягивать на себя комбинезон. Острый каблук на левой ноге прорвал синтетический материал вдоль икры.

– Черт!

– Давайте мне этот, держите новый, – сказала коллега, подавая ей другой комплект. Эрика надела его, но произошло то же самое. – Нужно без каблуков было приходить, особенно в такой день.

Эрика метнула на нее красноречивый взгляд. Макгорри отошел в сторону. С третьего раза ей удалось справиться с каблуками, она натянула комбинезон, застегнула его, и они вместе с Макгорри подняли капюшоны. Затем им пришлось надеть бахилы, что тоже составило для Эрики определенную сложность. Наконец они подошли к калитке и вошли в крошечный, забитый людьми палисадник.

На маленьком клочке земли вместе с двумя ассистентами работал судмедэксперт Айзек Стронг – высокий худой мужчина за сорок. Из-под его капюшона виднелась линия темных волос с глубокими залысинами на лбу. Тонкие длинные брови придавали его лицу недоуменное выражение.

Прямо под эркерным окном на спине лежала окровавленная молодая женщина в распахнутом длинном пальто. На морозе лужа вытекшей из ее перерезанного горла крови застыла и напоминала красный сорбет. Кровью было пропитано и тонкое зеленое платье без бретелей, в разрезе которого была видна левая нога в черном чулке и подвязке. Замерзшие кровавые брызги покрывали и эркерное окно, и откос под ним.

– Доброе утро. С Рождеством, – поздоровался Айзек, качая головой.

Его неловкое приветствие повисло в воздухе. Эрика посмотрела на лицо девушки. Оно было сковано – не только морозом, но и страхом. Рот был открыт, обнажая сломанный почти под корень передний зуб. Синие глаза, несмотря на помутневший взгляд, были ослепительно красивы даже после смерти.

– Личность уже установлена? – спросила Эрика.

– Двадцатидвухлетняя Марисса Льюис, – ответил Айзек.

– По документам?

– Тело нашла утром ее собственная мать. В кошельке были права.

Эрика села на корточки и присмотрелась. Квадратный клатч с инициалами M.L. валялся под снегом у забора, рядом с черной туфлей на высоком каблуке. На обоих объектах была нанесена цифровая маркировка.

– Кто-то трогал тело?

– Нет, – ответил Макгорри. – Я первым прибыл на место вместе с полицейскими. Мать сказала, что и она ничего не трогала.

– Время смерти установлено?

– Из-за сильных заморозков это затруднительно, – ответил Айзек. – Горло перерезано очень острым лезвием. Порезы глубокие, повреждены сонные артерии с обеих сторон, что привело к быстрой кровопотере. Смерть наступила в считанные мгновения. Указательный палец на правой руке отрублен практически полностью, также есть порезы на большом и среднем пальцах, на самих руках, что позволяет предположить, что она пыталась защищаться.

– Из палисадника можно выйти или за калитку, или в дом, – добавил Макгорри.

Эрика увидела замерзшие брызги крови и на выцветшей голубой входной двери.

– Это ее ключи? – спросила она, заметив связку с брелоком в виде сердца.

– Да, – подтвердил Макгорри.

Эрика закрыла глаза и представила, каково это – оказаться лицом к лицу с вооруженным ножом маньяком в этом маленьком пространстве. Открыв глаза, она снова начала вглядываться в лицо Мариссы.

– У нее сломан нос.

– Да. И левая скула. Передний зуб нашли у опорного столба калитки, – сообщил Айзек.

Эрика и Макгорри посмотрели на него и увидели посередине цифровую отметку. На кирпичной кладке лежал снег. Рядом стоял мусорный бак на колесах и коробка для стекла, переполненная пустыми бутылками из-под водки. Эрика повернулась и посмотрела на дом. Занавески были задернуты, свет не горел.

– А где мать?

– У соседей, – ответил Макгорри, указывая на дом через дорогу.

– А мы уверены, что жертва жила здесь? Она не в гости к матери приехала?

– Это нужно проверить.

– Поднять тело будет непросто, – сказал ассистент Айзека, закончив вычищать снег из-под забрызганных кровью ног.

– Почему? – спросила Эрика.

Ассистент был невысокого роста, с большими ярко-карими глазами. На Эрику он смотрел снизу вверх.

– Вся эта кровь, – показал он на лужу замерзшей крови под телом, – намертво приморозила ее к земле.

Глава 4

Айзек и Эрика пошли к калитке. Он поднял голову на серое, низко висящее облако.

– Мне нужно ее убрать отсюда до того, как изменится погода. По прогнозам, грядет новый снегопад, – сказал он.

Эрика снова повернулась и посмотрела на тело. Ассистенты Айзека осторожно выкапывали его из замерзшей окровавленной земли. Эрика ощутила хорошо знакомую смесь ужаса и предвкушения, которая всегда посещала ее на месте преступления. В ее жизни многое не поддавалось контролю, но в ее силах было выследить того, кто это сделал. И она выследит.

– Как думаешь, когда получится сделать вскрытие?

Айзек надул щеки и выдул воздух.

– Не раньше чем через несколько дней. Извини. У меня запарка. В это время года обычно бывает много подозрительных смертей. Кстати, я говорил тебе? Меня перевели. Я теперь работаю в морге при больнице района Льюишем.

– А это еще почему?

– Потому что морг в Пендже продали застройщикам. Несколько недель назад появился большой рекламный баннер с названием жилого комплекса «Апартаменты Парксайд». И мы выехали на той неделе. Еще и из-за этого много задержек.

– Название что надо, – заметила Эрика, поднимая бровь. Айзек отзеркалил ее мимику.

– А, и вот еще что, – сказал он. – Брызги крови. Убийца неизбежно был весь в крови, и у него в руках было оружие. Но за воротами нет ни одной капли крови.

– Думаешь, он вытер нож? Или припарковался у самых ворот?

– Это вопрос к тебе. Дам знать, как будут готовы результаты вскрытия.

И он вернулся в палисадник.

Эрика и Макгорри сняли комбинезоны, сдали их и вышли за ограждение. Было так холодно, что они сразу же оделись и застегнули пальто. Как раз в это время подъехал большой сервисный грузовик и попытался припарковаться. Одна из полицейских машин стала выезжать, чтобы освободить ему место, но застряла в снегу. Колеса проворачивались и визжали, но автомобиль не двигался с места.

– Значит, можно предположить, что у убийцы была машина, – начала рассуждать Эрика. – Совершив преступление, он сел в нее и уехал. Но куда?

Эрика бросила взгляд направо и налево. Дом, у которого произошло убийство, замыкал единый блок домов со смежными стенами. В сторону от него, перпендикулярно улице, уходил переулок. Через дорогу в ряд располагались задние дворы домов, стоявших на Хаусон-роуд, параллельной Конистон-роуд.

– Нужно как можно скорее сделать обход. Сегодня Рождество, люди должны быть дома. Мы должны выяснить, видел ли кто-нибудь что-нибудь, а также получить информацию о возможных подозреваемых: это люди, склонные к домашнему насилию, с судимостями или имеющие условный срок.

Двое полицейских подошли и начали толкать застрявшую машину. Двигатель взревел, колеса закрутились.

– В конце соседней улицы – наземный переход над железной дорогой. Он ведет к домам Фитцуильям-эстейт, – заметил Макгорри.

Эрика кивнула.

– Его тоже стоит включить в обход, но там нужно действовать с осторожностью.

Она знала, что в Фитцуильям-эстейт, как и в других многоэтажных домах в бедных районах, было небезопасно. Эрика посмотрела вдоль переулков, тянущихся поперек ленточной застройки.

– Нужно проверить, выходят ли на эти переулки чьи-нибудь задние дворы.

Патрульную машину наконец вызволили из снежного плена, и они отступили в сторону, пропуская ее. Она повернула направо в конце улицы и припарковалась около школы. Сервисный фургон встал на освободившееся место и заглушил двигатель. В установившейся вдруг тишине послышался щелчок затвора фотоаппарата. Эрика повернулась к Макгорри.

– Ты слышал?

Он кивнул. Они подняли головы на ближайшие окна, но нигде никого не было. Вдруг за спиной послышался шорох. Эрика повернулась и посмотрела на крону высокого дуба, стоящего у забора на противоположной стороне улицы. По его веткам карабкался вниз молодой человек, по виду чуть старше двадцати. Ступив на металлические перекладины забора, он спрыгнул в переулок. У него были длинные светлые волосы, и выглядел он довольно неряшливо. На его шее на ремне висел фотоаппарат с телеобъективом. Посмотрев на Эрику и Макгорри, он кинулся в заснеженный переулок.

– Эй! Стой! – закричала Эрика.

Макгорри побежал по переулку вдогонку за парнем в длинном развевающемся пальто, Эрика – следом. Беглец запрыгнул на крышку мусорного бака и перескочил через высокую стену, за которой возвышались деревья. Несколько секунд спустя к баку подбежал Макгорри, задрал пальто и неуклюже запрыгнул на него. Когда он ухватился за заснеженную хвойную ветку и забрался на выступ стены, до него доковыляла и Эрика.

– Что там? – спросила она, но он уже спрыгнул с другой стороны, а приземлившись, выругался.

Ветви деревьев над стеной качнулись, сбросив с себя снег, и замерли. Послышалась новая порция ругательств, и Эрика инстинктивно потянулась к карману за рацией, но ее там не было. Она посмотрела в сторону улицы, где произошло убийство, но до нее было слишком далеко.

– Черт, вдруг он что-то сломал, – пробормотала она, с ужасом подумав о том количестве бумаг, которые придется оформлять в этом случае.

Отбросив эту некрасивую мысль, она сняла туфли, засунула их в карман, подобрала пальто и стала забираться на крышку бака. Под тяжестью ее веса крышка треснула и прогнулась. Эрика уперлась ногой в стену и для равновесия ухватилась за ветку ближайшего дерева. Тут же ей на голову упала шапка снега. По другую сторону стены уровень земли был выше, и Эрика мягко спрыгнула на подложку из земли и листьев, прямо за которой стоял плотный ряд деревьев. Надев туфли, она прошла в большой заснеженный сад, следуя двум рядам следов на снегу. В саду было два больших сарая, теплица и длинный парник. Высокие стены обеспечивали надежную защиту от уличного шума.

Макгорри медленно продвигался к сараям. Он повернулся к Эрике и приставил палец к губам, показывая на второй из них, стоящий ближе к дому. Она кивнула. Дом был большой и явно видал лучшие времена. Краска у окон слезала, а сами окна с подъемным механизмом были покрыты копотью. Высокие ворота в углу загораживали переполненные мусорные баки. У задней двери было маленькое крыльцо с крышей и ступеньками, заставленными горшками с растениями.

Когда Эрика приблизилась к Макгорри, из дома донесся какофонический бой множества часов. Парень вышел из-за сарая и побежал назад к стене. Макгорри был быстрее и сбил его, повалив на землю. Эрика побежала к ним, но потеряла туфлю и упала в снег.

– Успокойся! – сказал Макгорри отбивающемуся изо всех сил худосочному блондину, когда один из ударов пришелся ему по лицу.

– Пусти меня! – закричал он.

У него было узкое лицо, широко посаженные яркие голубые глаза. Эрика встала, оставив в снегу туфлю. Макгорри барахтался в снегу, с трудом сдерживая парня, который продолжал размахивать руками и бороться. Наконец он вырвался и уложил Макгорри лицом вниз. Макгорри начал махать руками. У него получилось схватиться за камеру и, ухватившись за ремень, затянуть его на шее парня. Тот отпустил голову Макгорри и схватился за душивший его ремень.

– Назад! – закричал кто-то сзади. – Отпустите его!

На крыльце с ружьем в руках стояла полная пожилая женщина в оранжевом домашнем комбинезоне, со спадающими на плечи седыми волосами. На носу у нее были большие очки с толстыми линзами, которые увеличивали глаза, словно лупа. Женщина навела на них ружье и пошла вперед.

Эрика подняла руки. В глазах у пожилой женщины было что-то нездоровое, и инстинкты подсказывали Эрике, что они имеют дело с красным уровнем опасности. Макгорри кашлянул и выплюнул изо рта снег, не ослабляя хватки ремня. Парень судорожно хватался за горло.

– Джон, отпусти его! – закричала Эрика.

Макгорри отпустил ремень, и парень завалился на снег, откашливаясь.

– Я – старший инспектор Эрика Фостер из лондонской полиции, а мой коллега – инспектор Джон Макгорри. Мы предъявим удостоверения, но вы должны опустить ружье. Прямо сейчас.

Женщина смятенно переводила взгляд с Эрики на Макгорри, но ружья не опускала.

– Это мой сын, вообще-то! И моя территория!

– Мы из полиции, а ваш сын находился на чужой территории и фотографировал место преступления, – сказала Эрика, пытаясь понять, на что способна эта женщина.

– Джозеф! Отойди от них! – закричала она, продолжая держать их на прицеле.

Джозеф, весь в снегу, кашляя и шатаясь, подошел к ней.

– Элспет! – послышалось сзади.

Из задней двери вышел пожилой мужчина, похожий на эксцентричного профессора. На нем был длинный голубой плащ-накидка и видавшая виды шапочка с блестками. На лбу на ремне держалась лупа, похожая на огромный вытаращенный глаз.

– Элспет, ну-ка быстро опусти ружье!

– Мы из полиции и можем предъявить удостоверения, – сказала Эрика.

Сердце у нее колотилось все быстрее. Как это глупо – вляпаться в такую историю! Еще и босиком! Отмороженные ноги уже потеряли чувствительность. Мужчина осторожно забрал у Элспет ружье и открыл ствол.

– Он не заряжен, – сказал он, уверенным егерским движением перекидывая его через плечо. – И у нас есть на него разрешение.

– Мальчик мой! Мальчик мой! – запричитала Элспет, сгребая Джозефа в охапку.

Она стала ощупывать его, проверяя, все ли в порядке с шеей.

– Они тебя поранили? Ты в порядке? – спрашивала она, заглядывая ему в глаза.

Джозеф, казалось, был сбит с толку и все не мог прийти в себя.

– Почему у вас допускается такое свободное обращение с ружьем? – спросила Эрика.

Макгорри, пытаясь отдышаться, встал на колени и сплевывал снег.

– Прошу пройти в дом. Там можно будет обсохнуть и во всем разобраться, – ответил мужчина.

Глава 5

Стоя на крыльце, Эрика и Макгорри отряхнули снег с одежды и ног, а затем прошли в теплую, уютную кухню. Элспет не отходила от Джозефа ни на шаг, словно он был маленьким ребенком. Она подвела его к стулу у длинного деревянного стола. Макгорри встал рядом с жарким камином в углу. Кухня была оформлена в деревенском стиле: снизу – закрытые шкафы, сверху – открытые полки. Из зеленой духовки доносился ароматный запах индейки.

– У него уже сыпь начинается! – вскричала Элспет, наклонив голову Джозефа.

Не выпуская фотоаппарат из рук, он злобно смотрел на Эрику и Макгорри.

– Присаживайтесь, – предложил мужчина, отодвигая стулья.

– Покажите сертификат на оружие, – сказала Эрика, не обращая внимания на стул.

– Конечно, – с готовностью проговорил он, поставив ружье у камина и выдвигая кухонный шкаф.

– С ружьем все по закону, – повторила Элспет.

Она сняла с Джозефа мокрое пальто и набросила ему на плечи полотенце. Эрика заметила, что он не выпустил из рук фотоаппарат, даже когда мать снимала с него пальто.

– Как вас зовут?

– Моя фамилия Питкин. Зовут меня Дэвид, а это – Элспет и Джозеф. Я так понимаю, вы не должны были сегодня дежурить? – спросил он, перестав шарить в шкафу, и указал на промокшие и потерявшие форму туфли Эрики.

– Нет.

– Ехали куда-то отметить Рождество?

Эрика только в этот момент поняла, что так и не предупредила Марша, что не приедет на обед. Она проигнорировала вопрос и задвинула эту мысль на задворки сознания.

– Где вы работаете?

– Я часовщик, – ответил Дэвид, стуча по налобной лупе. – Чиню часы – настенные и наручные. Если честно, это, скорее, хобби, которым я стал заниматься после того, как покинул коллегию адвокатов. А, ну вот, нашел, – добавил он, вытаскивая согнутый лист бумаги.

– Вы работали адвокатом? – спросила Эрика с упавшим сердцем.

– Да, тридцать лет.

Эрика взяла лицензию и начала ее проверять.

– Это ружье Элспет. У меня есть свое. Мы любим стрелять. На уровне хобби, разумеется.

– Здесь все в порядке, – заключила Эрика, возвращая ему документ. – Но если стрельба – хобби, почему ружье так легкодоступно?

Элспет оторвалась от созерцания шеи Джозефа.

– Я храню его в кабинете в закрытом шкафу! Я увидела вас в саду, как вы там крались. А у нас район уже не тот, что раньше. Когда-то он был безопасным, а сейчас чуть ли не каждый день в дома влезают, наркоманы шляются. Посмотрите, что вы с ним сделали! У него будет огромный синяк!

– Также хочу напомнить вам, старший инспектор Фостер, о том, что в Британии действует закон, разрешающий применение разумной силы в рамках самозащиты, – заметил Дэвид.

– И она часто вот так размахивает двустволкой посреди дня, если кого-то видит в саду? С моей точки зрения, это перебор, – ответила Эрика.

– Знаете что, я не потерплю, чтобы в моем собственном доме про меня в моем присутствии говорили «она»! – выпалила Элспет. – Я собиралась угостить вас кофе и ореховым тортом в знак того, что больше не держу на вас зла, но теперь, после такого, даже не подумаю.

Макгорри отвернулся, пряча смешок, но Эрике было совсем не до смеха. Больше всего ей сейчас хотелось забрать фотоаппарат, в который вцепился Джозеф, и вернуться на место преступления.

– Обычно суды соглашаются с тем, что наличие угрозы в доме или на прилегающей территории квалифицируется как небезопасная ситуация, – заметил Дэвид. – Суть закона в том, что у человека должно быть право защищать себя, свою собственность и тех, за кого он несет ответственность.

– Жизнь вашей жены и сына ни одной минуты не была в опасности, – перебил его Макгорри.

– Да? А вас как зовут, молодой человек?

– Джон Макгорри, констебль.

– Констебль Макгорри, а почему вы применили удушающий захват к моему сыну? Это было явно вне рамок закона.

– Я не…

– Пожалуйста, не врите. Вы ремнем от фотоаппарата пытались сдавить ему шею. Это противозаконный прием, к кому бы он ни применялся. В былые времена полицейских обучали удушающему захвату, но я бы не сказал, что вы настолько взрослый и опытный, чтобы…

– Я просто… – краснея от раздражения оправдывался Макгорри, но Эрика взглядом заставила его замолчать.

– И ваш руководитель тоже должна это знать, – добавил Дэвид.

– Я это знаю, – подтвердила Эрика. – Также информирую вас, что, прибегнув к удушающей хватке, полицейский, в зависимости от обстоятельств, представляет обоснование применения силы. В связи с тем, что ваш сын пытался задушить моего сотрудника, уткнув его лицом в снег, самозащита в форме удушающей хватки может считаться разумной или даже необходимой. Зайдите на сайт полиции Западной Мерсии, там это совсем недавно было подробно описано в акте о свободе информации.

Дэвид не смог скрыть своего раздражения.

– Все равно это никак не объясняет, по какой причине вы преследовали моего сына.

– Ваш сын зашел на огороженное место преступления.

– Что не является уголовным преступлением.

– Он фотографировал место преступления.

– И это тоже не запрещено законом.

Эрика еле заметно улыбнулась.

– Он сбежал от сотрудника полиции.

– Да. И именно поэтому мы сейчас все здесь, и он окажет вам содействие в разумных рамках.

– В фотоаппарате вашего сына может содержаться информация, полезная для расследования, – сказала Эрика.

Она уже жалела, что погналась за мальчишкой и теперь вынуждена оправдываться перед этим отставным адвокатом, которому только и надо, что переспорить ее.

– Где находится место преступления? – спросил Дэвид.

– Я не могу ответить на этот вопрос.

– На Конистон-роуд было обнаружено тело, – включился Джозеф.

У него был тихий, хорошо поставленный голос и чуть ли не аристократическое произношение.

– Ты обнаружил тело? – переспросила Элспет, не переставая вытирать мокрые волосы сына полотенцем.

– Да нет же, мама. Полиция обнаружила тело.

– Нам запрещено раскрывать подробности текущего расследования, – объяснил Макгорри.

– Вы считаете, что это убийство? – спросил Дэвид.

– Убийство? – эхом повторила Элспет.

– Марисса Льюис. Кто-то ее зарезал прямо на крыльце, – сказал Джозеф.

– Это все домыслы, – начала было Эрика.

– Нет. Я был на месте, когда обнаружили тело, – сказал Джозеф, невольно прижимая к себе фотоаппарат.

– Вы вызвали полицию? – спросила Эрика.

– У меня с собой не было телефона.

– Но вы сфотографировали место преступления до прибытия полиции?

– Тебе необязательно отвечать на этот вопрос, Джозеф. Мы купили ему новый объектив на Рождество, – ответил Дэвид.

– Из всего нашего района только с Мариссой Льюис и могло случиться что-то подобное, – сказала Элспет, качая головой.

– Это все тоже домыслы, – сказал Дэвид. – Но ведь в них нет ничего противозаконного?

Он говорил с подчеркнутым спокойствием, и Эрика глубоко вздохнула.

– Конечно, нет, но могла бы она – вы – объяснить?

Элспет накинула полотенце на спинку свободного стула, перекрестилась и повернулась к Эрике.

– У Мариссы Льюис своеобразная репутация. Вернее, была. Если вы понимаете, о чем я. Репутация распутной девушки. Она работала стриптизершей.

– Вы видели ее за работой? – поинтересовался Макгорри.

– Конечно же, нет. Никто не видел.

Она многозначительно взглянула на Дэвида и Джозефа, и они покачали головами и потупились.

– Мне рассказала мой парикмахер.

Эрика присмотрелась к распущенным грязным седым волосам, рассыпанным по плечам Элспет, и задумалась, что же именно делала с ними парикмахер.

– А кто ваша парикмахер?

– Лучшая подруга Мариссы Льюис – Шэрон-Луиз Брайтуайт. Работает в салоне «Золотые локоны» около станции Крофтон-парк. Марисса как-то попросила ее разместить в салоне афишу с рекламой ее… выступления. Так вот, из одежды на ней были только чулки, подвязки и лифчик! – Элспет мотнула головой от возмущения. – А также Шэрон говорила мне, что у Мариссы был роман с женатым мужчиной с ее улицы. И еще у нее были другие парни параллельно.

– А как зовут этого женатого мужчину?

– Дон Уолпол. Джанет – его жена. Несмотря на это все, они по-прежнему вместе.

Эрика снова повернулась к Джозефу.

– Значит, сегодня спозаранку вы сидели на дереве напротив дома Мариссы Льюис и делали фотографии? Что именно вы снимали?

– Восход, – ответил он с фальшивой улыбкой.

– Значит, вы залезли на дерево, чтобы сфотографировать восход, но решили не слезать, когда увидели, что в близлежащем саду лежит труп и дорога огорожена полицией?

– Я увидел тело, когда услышал крик матери Мариссы.

– Во сколько это было?

– Не знаю.

– Мы открыли подарки без десяти семь, – сказал Дэвид. – Позавтракали, и около 7:20 Джозеф ушел. Восход сегодня был в 8:05.

– Сразу после рассвета мать Мариссы вышла из дома, – сказал Джозеф. – А часов я не ношу.

– Вы не знаете, почему мать Мариссы подошла к двери?

– Нет.

– Скорее всего, она пошла выкинуть пустые бутылки. Она пьет, – добавила Элспет. – Это не самая благополучная улица.

– Последние дни шел снег, и было облачно. Как вы собирались рассмотреть восход? – спросил Макгорри.

– Если бы все фотографы мыслили так, они бы ни одной фотографии не сделали, – ответил Джозеф.

– Вы профессиональный фотограф?

– Слово «профессиональный» здесь лишнее. Вот вы – профессиональный полицейский? Вы действовали как профессионал, когда чуть не задушили меня?

– Слушай, ты, маленький му… – двинулся на него Макгорри. Эрика предупреждающе подняла руку.

– Джозеф, хватит тратить время, ответьте на наши вопросы.

– Он не обязан отвечать на ваши вопросы! – громко сказала Элспет.

– Молодая женщина подверглась жестокому нападению и убийству на собственном крыльце. Сейчас она могла бы быть в кругу семьи, а не лежать на снегу с вскрытым горлом. У нее сломаны скулы, возможно, ее изнасиловали, – заговорила Эрика. – Джозеф не обязан отвечать на мои вопросы, но он может владеть информацией, которая поможет в расследовании.

Джозеф впервые смутился и заерзал на стуле.

– Ну ладно, я и правда какое-то время смотрел на все это, но потом очень быстро приехала полиция. Они перекрыли дорогу. Я не знал, что делать. Когда я залезал на дерево, оно не стояло на месте преступления. А когда слезал, уже стояло.

– Вы сделали фотографии тела?

– Нет.

– Можно взглянуть на фотографии из вашего аппарата?

– Нет. Это пленочная камера, – ответил он, демонстрируя аппарат.

Эрика подошла и убедилась, что это винтажная модель без цифрового монитора. Она хотела взять ее в руки, но Джозеф быстро перевернул ее, открыл крышку и достал ролик с пленкой. Затем он вытащил негатив и бросил его на стол.

– Все. Больше никаких фотографий нет. Все засвечено.

Эрика пристально посмотрела на него. У него было необычное лицо, в котором сочетались хрупкость и жесткость одновременно. Джозеф вызывающе смотрел на нее.

– Я считаю, мы помогли вам всем, чем смогли, – сказал Дэвид. – Если это все, мы бы хотели продолжить праздновать Рождество.

* * *

Эрика и Макгорри вышли через парадную дверь. Снег закончился, и на улице вновь начали сновать машины. Выйдя на тротуар, они оглянулись и еще раз посмотрели на дом Питкинов. Осыпающийся и оседающий, он казался инородным элементом, вклинившимся в стройный и красивый жилой блок.

– Будто с неба упал, – сказал Макгорри.

Эрика засунула руки в карманы и вся сжалась от холода. Они зашагали к Конистон-роуд.

– Придется обо всем этом отчитаться, – сказала она.

– И об удушающей хватке?

– Они не сказали, что будут жаловаться, но это не значит, что не будут. Какой же ты идиот, Джон. Вот какого черта тебе понадобилось заходить так далеко?

– Он распускал руки, я пытался… утихомирить его, остановить его удары. Чисто инстинктивно. К тому же, как ты и сказала, в соответствии с документом о свободе информации, я могу оправдать этот захват.

– Все равно, он может пожаловаться, и это приведет к проблемам. Ты всегда должен контролировать ситуацию. Всегда должен просчитывать последствия собственных действий.

– Это невозможно.

– Конечно, черт возьми, это невозможно, но именно это и подразумевает служба в полиции. Нельзя допускать необоснованного применения силы.

– Извини, – сказал Макгорри, краснея.

– Ладно. В такое уж мы время живем, Джон. Все на все обижаются, и ты всегда оказываешься виноват. Будь умнее. Думай головой. Я постараюсь в отчете не касаться этого аспекта.

Они шли по переулку вдоль высокой стены сада семьи Питкин. Тут Эрика заметила что-то за мусорным баком и остановилась.

– Что? – спросил Макгорри.

Она села на корточки и, достав из кармана прозрачный пакет для улик, подняла с земли маленький черный пластиковый контейнер цилиндрической формы. Встав и посмотрев на него, она положила его в пакет и умудрилась снять с него крышку через пластик.

– Пленка для фотоаппарата, – сказала она, улыбнувшись Макгорри.

– Отснятая?

– Надеюсь. Я успела посмотреть на его камеру до того, как он вытащил оттуда пленку. Он сделал всего один кадр на той пленке.

– Думаешь, эту он полностью отснял на дереве и вставил новую? – воодушевленно спросил Макгорри.

– Будем знать точно, когда проявим пленку и снимем отпечатки с катушки.

Глава 6

Когда Эрика и Макгорри снова вернулись на Конистон-роуд, обход домов уже был в самом разгаре. Полицейские стучались в двери по обеим сторонам улицы и разговаривали с жильцами. Присутствие полиции резко контрастировало с Рождественской иллюминацией на окнах. Снова пошел снег, и, хоть и было всего три часа дня, начало темнеть.

Они зашли в сервисный фургон, и Эрика поручила Макгорри поскорее отправить катушку с пленкой криминалистам и затем на проявку. Сама Эрика снова вышла наружу. Тело Мариссы в маленьком черном мешке как раз вывозили на тележке через узкую калитку. Все оторвались от своих занятий и наблюдали за ее передвижением. Эрика удивилась, насколько маленьким было тело девушки. Когда его загрузили в фургон и захлопнули двери, Айзек на прощание кивнул Эрике. На нее вдруг накатила волна усталости и депрессии, но она заставила себя не погружаться в эти ощущения. Глубоко вздохнув, она почти с радостью приняла приветствие только что прибывшей коллеги с короткими светлыми волосами, в длинном голубом пуховике.

– Констебль Тания Хилл. Я буду закреплена за семьей жертвы, – представилась она, протягивая руку.

– Что вам уже известно об этом преступлении? – спросила Эрика.

– Я только видела тело молодой девушки. И огромное количество замерзшей крови, – ответила она, поднимая ворот пуховика. – Мать, судя по всему, нуждается в поддержке. Доход низкий, испытывает серьезные проблемы с алкоголем.

– Она сейчас у соседки. Хорошо, что вы здесь. Я как раз хотела с ней поговорить.

Они перешли дорогу и оказались у красивого дома с новенькими пластиковыми окнами и забетонированным палисадником. Эрика нажала на кнопку звонка. Ей открыла миниатюрная женщина средних лет в бархатном красном спортивном костюме и блестящих тапочках. Короткая стрижка на белоснежных волосах не шла к испещренному морщинами лицу. В левой руке она держала сигарету.

Эрика предъявила удостоверение и представила себя и коллегу.

– Как вас зовут? – спросила она.

– А кто интересуется? – вызывающе спросила женщина глубоко прокуренным голосом.

– Я, – ответила Эрика.

– Меня зовут Джоан Филд.

– Могли бы мы зайти в дом?

Джоан отступила в сторону. Пол прихожей покрывал изысканный темно-синий ковер.

– Только без обуви, – не преминула заметить она.

– Можно ли обращаться к вам просто по имени? – спросила Тания.

– Нет, я бы предпочла «миссис Филд».

– Я – сотрудник по координации, – сказала Тания, ставя свою обувь возле лестницы. – Моя задача – обеспечивать поддержку семье, быть связующим звеном между Мэнди и сотрудниками из следственной группы.

Джоан оглядела ее с ног до головы.

– Быть связующим звеном? Это сейчас так называют снять трубку?

Тания оставила иронию без внимания.

– А где Мэнди?

– На кухне.

Она повела их мимо гостиной, где стоял массивный мебельный гарнитур, обитый красным бархатом, и маленькая серебряная елка. Никаких иных декоративных элементов или фотографий в комнате не было. Она выглядела нежилой. Кухня оказалась маленькой и выходила окнами на заснеженный сад. В ней было чисто, но тесно. Потолок и стены пожелтели от никотина, а в наполненной водой раковине плавала замороженная индейка в пластиковой упаковке.

Мэнди, мать Мариссы, была огромных размеров. Грязный розовый спортивный костюм еле вмещал ее пышные формы. Она сидела за столом, деревянный стул был слишком мал для ее ягодиц. Эрика скользнула взглядом по старым кроссовкам Мэнди – они были разрезаны посередине, чтобы вместить опухшие стопы. Она была очень бледной, с красными и влажными глазами.

– Мэнди Трент? – спросила Эрика.

– Марисса не из детдома. Она моя родная дочь, – сказала Мэнди, заметив ее удивление. – У нее фамилия отца, а я вернула себе свою, когда он свалил. Марисса унаследовала худобу от него, – с горечью проговорила она.

– Я так понимаю, вам обеим чай? – спросила Джоан, подходя к чайнику.

– Если можно, – сказала Эрика. Тания кивнула, и они сели на стулья.

– Мэнди, я буду вашим контактным лицом, – сказала Тания, положив руку ей на плечо. – Вам предстоит много трудных моментов, и я помогу вам, объясню, что будет происходить дальше.

Мэнди зажгла сигарету и выдохнула дым прямо в лицо Тании.

– А что будет происходить дальше? Потащите меня на опознание? Это она.

– Вы можете ответить на ряд вопросов? – спросила Эрика.

– Я нашла ее у входной двери, на улице, когда пошла выносить мусор утром. Она просто лежала там – тихо и неподвижно. Везде была кровь.

– Во сколько это было?

– Где-то в восемь.

– Марисса жила с вами? – спросила Эрика.

– Да. Она с шестнадцати лет платила мне за то, что я занимаюсь хозяйством.

– Вы знаете, где Марисса была вчера вечером?

– Она выступала. Не спрашивайте, где именно. У нее было много мест. Она танцевала бурлеск, работала по клубам по всему Вест-Энду. Несколько раз в неделю.

– А вчера вечером вы ничего не слышали? Не слышали, как она вернулась домой?

– Нет.

– Вы ждали ее дома к какому-нибудь часу?

Мэнди покачала головой.

– Я уже не пасу ее. Она взрослый человек.

– Во сколько вы легли вчера?

– Где-то в десять.

– Вы ничего не слышали?

– В смысле?

– Крики, звуки из палисадника. Может, машина проезжала.

– Нет.

– Ключ Мариссы был в скважине, когда вы ее нашли?

– Да. Я сказала об этом полиции.

– До десяти вечера вы были в гостиной?

– Да, телик смотрела, ерунду какую-то. Раньше под Рождество показывали стоящие вещи.

– Как давно Марисса работала танцовщицей? – спросила Тания.

– Три-четыре года. Дела у нее шли хорошо, ее всегда куда-то приглашали танцевать. Хотя зарабатывает она немного. Зарабатывала. Бывало, заплатит мне за хозяйство, а потом через три дня эти же деньги занимает у меня.

– Реквизит стоит целое состояние, – заметила Джоан, доставая из шкафа чашки. – Костюмы, в которых она танцевала. Перья, плюмаж. Мэнди даже переселилась в заднюю комнату, чтобы у Мариссы было больше места для хранения, да?

– Та комната к сортиру ближе, ну и я решила дать ей место для вещей, – объяснила Мэнди.

Ей словно не хотелось признавать, что она совершила добрый поступок. Эрика не могла понять, почему Мэнди так обыденно говорит о смерти Мариссы. Джоан принесла чай.

– У Мариссы были серьезные отношения с кем-нибудь? – спросила Эрика.

Мэнди выдула облако дыма и беззвучно усмехнулась.

– Все, кто были, почему-то надолго не задерживались, и ни до чего серьезного не доходило. Вокруг нее терлось много местных парней, плюс было несколько поклонников, которые приходили к ней на выступления, покупали подарки… – Эрика и Тания переглянулись. – Не хочу плохо говорить про умершего человека, но моя дочь была настоящей шалавой. Спала с двумя мужчинами с нашей улицы, оба женатые. И, помимо них, у нее были еще проходные парни. Это только те, про которых я знаю.

– А как зовут женатых? – спросила Эрика.

– Дон Уолпол, живет в доме 46 с женой. Марисса с ним спала несколько лет назад, когда ей было шестнадцать.

– По слухам, он с ней спал еще и до того, – вмешалась Джоан, со знанием дела кивая головой.

– Дон Уолпол – не растлитель малолетних, Джоан. Он просто сделал то, что сделал бы любой на его месте. Ему принесли все на блюдце с голубой каемкой. Марисса рано созрела. В четырнадцать она уже выглядела на двадцать, – сказала Мэнди, зажигая следующую сигарету от догорающего окурка.

– А второго как зовут?

– Иван… как же его…

– Стовальски, – подсказала Джоан.

– Да. Поляк. У него немало денег на счету, и этим, я думаю, он ей и нравился. Уж точно не своим внешним видом. Вечно бледный и замученный какой-то. Несколько месяцев он около нее ошивался.

– Вы знаете, когда они виделись в последний раз?

– Нет, не знаю. Он звонил к нам в дверь пару недель назад, но в дом не заходил.

– Марисса, кроме танцев в клубах, еще где-то работала?

– Нет, – покачала головой Мэнди. – Несколько часов в неделю еще ухаживала за пожилой женщиной в Хилли-филдс, на противоположной стороне от станции.

– Как ее зовут?

– Эльза Фрятт, – ответила Джоан. – Ей девяносто семь. Аристократка, несмотря на имя Эльза. Живет в большом доме с видом на поле.

– Мариссе очень повезло с этой подработкой, – сказала Мэнди. – Она только и делала, что возила ее по магазинам. Та женщина внесла ее в страховку на свою машину. Так что она не то чтобы за ней ухаживала. Думаю, Эльзе просто нравилось общаться с Мариссой – так же, как женщине нравится некоторая грубость в мужчине. Мне кажется, ей было интересно с простыми людьми.

– А друзья у нее были? – поинтересовалась Эрика.

– Предполагаю, что большинство ее друзей умерли. Вы что, не расслышали? Ей девяносто семь.

– Нет, я про Мариссу спрашиваю.

Мэнди выдохнула дым и отхлебнула чаю.

– Девушки, с которыми она работает в бурлеск-шоу, – отборные суки. Так она говорила. Но у нее есть одна подруга еще со школы. Работает парикмахером, Шэрон-Луиз Брайтуайт.

– В салоне «Золотые локоны»?

– Да, там.

– А можно попросить вас составить список всех клубов, где работала Марисса?

Нижняя губа Мэнди затряслась, и она начала тереть глаза.

– Черт побери, да я мысли в кучу собрать не могу, какие списки… Еще все в прошедшем времени – жила, работала…

– Поговорим об этом позже, – сказала Тания, дотронувшись до руки Мэнди.

– Когда я смогу вернуться домой? – спросила она, одергивая руку.

– Сейчас в доме криминалисты. Они проверяют, нет ли там вещественных доказательств, которые могут помочь следствию. Мы сообщим, как только все будет закончено, – пообещала Эрика. – Если вы захотите, Тания найдет вам временное размещение.

– Нет, я останусь здесь, с Джоан, – ответила Мэнди.

Джоан кивнула, но было заметно, что она не в восторге от этой перспективы.

Глава 7

– Что думаете обо всем этом? – поднимая повыше ворот пальто, спросила Эрика, когда они с Танией вышли из дома Джоан.

– Горе все переживают по-своему.

Эрика поморщилась.

– Давайте оставим банальности. Вы видите убитых горем родственников изо дня в день. Но здесь явная враждебность.

– От обеих, да. Но, думаю, Джоан лишь идет на поводу у Мэнди. Это она задает тон, и у нее больше неприязни к дочери.

– Не всех жертв любят родственники.

– Думаете, мать стоит отнести к подозреваемым?

– Сейчас все подозреваемые. Надо сказать криминалистам, чтобы посмотрели на ее одежду и взяли соскобы из-под ногтей.

Эрика подозвала молодую сотрудницу в форме, и та взволнованно направилась к ним через дорогу.

– Как вас зовут?

– Кей Хорнби, мэм. Констебль Кей Хорни, – поправилась она.

– Найдите кого-нибудь из криминалистов и сложите в прозрачный пакет одежду матери жертвы, Мэнди Трент, и возьмите у нее соскобы из-под ногтей.

– Да, мэм. Ммм, у меня в машине есть кроссовки, – сказала она, посмотрев на туфли Эрики – насквозь промокшие и потерявшие всякий вид.

Эрика бросила взгляд на черные ботинки молодой сотрудницы.

– Какой у вас размер?

– Тридцать восьмой. Вы не думайте, они не потные и вонючие из спортзала. Я в них только машину вожу. Просто решила предложить, мэм.

Она, очевидно, переживала, что перешла черту.

– Спасибо. Буду очень благодарна, – сказала Эрика.

– Конечно, мэм. Сбегаю принесу.

У Эрики завибрировал телефон. Она достала его из кармана и двинулась вперед по улице.

– Ты где, черт возьми? Время почти четыре!

Это был Марш.

– Прости. Меня вызвали на место преступления. Девушку убили на крыльце на Конистон-роуд, у станции Крофтон-парк.

– Ты сегодня не дежуришь.

– Помогаю. Многие сегодня отпросились из-за Рождества.

– Я в курсе!

– Просто объясняю, почему я здесь.

– Я тебя ждал на обед.

– Я знаю, извини. Я не приду. У меня есть подарки для девочек, я их передам позже.

– Я еще раз говорю: я тебя ждал на обед.

– Это что, приказ?

– Нет. Просто хотел тебя видеть. Марси и девочки хотели тебя видеть.

Марш замолчал. Прислушиваясь к тишине, Эрика поняла, что он просто повесил трубку. Она вернула телефон в карман и, чтобы не погружаться в чувство вины, торопливо направилась к сервисному фургону, где ее ждала Кей, держа в руках бело-розовые беговые кроссовки.

– Спасибо.

– В них лежат носки.

Эрика сняла свои побитые туфли, и, опираясь на Кей, надела носки и кроссовки.

– Так гораздо лучше. Спасибо.

Из фургона вышел Макгорри. Он заметил Кей, улыбнулся и повел бровью.

– Верну их вам вечером, – пообещала Эрика.

– Не проблема. Носите сколько нужно, – сказала Кей и пошла к криминалистам, вежливо кивнув Макгорри.

– У тебя что, девушки нет? – спросила Эрика, заметив, как он провожает ее взглядом.

– Да есть, – несколько раздраженно ответил он.

– Знаешь, молодые сотрудницы не обязаны на тебя западать.

– Не понимаю, о чем ты.

Эрика закатила глаза.

– Ладно, давай работать.

* * *

У входа в дом дежурил сотрудник. Тело Мариссы убрали, и в палисаднике осталась только замерзшая лужа крови. Дорожку расчистили от снега и места, где была кровь, пометили желтыми цифрами.

В доме было грязно. Мебель была старая, пахло сыростью и чем-то жареным. В гостиной стояла маленькая елочка, кухня утопала в грязной посуде и грязи. Лестница вела наверх в мрачный проход с тремя дверями – в ванную и две комнаты. Эрика и Джон натянули перчатки. Окно ближайшей к лестнице спальни выходило на дорогу, где сейчас работала полиция. Комната была аккуратной и чистой: свежевыкрашенные стены и потолок, новая мебель. На кровати лежало красивое покрывало с цветочным узором. Вдоль одной из стен стояло три манекена в костюмах из перьев. На одном был черный корсет. На полках вдоль противоположной стены лежали головы-манекены в париках. Туалетный столик у окна был завален косметикой. Перед встроенным шкафом в ряд аккуратно стояли туфли на высоких каблуках самых разных цветов.

– Она что, маршмэллоу здесь жарила? – спросил Макгорри, подходя к маленькому камину.

Он взял в руки один из металлических прутьев с почерневшими концами, стоявших у решетки.

– Мне кажется, это факелы, с которыми выступают глотатели огня, – сказала, присмотревшись, Эрика.

На стене висело несколько фотографий в рамках. На первой Марисса в прозрачном розовом белье лежала в огромном бокале для шампанского. На второй она стояла в черных чулках, подвязках и с кисточками на сосках и держала у рта горящий прут. В последней рамке был рекламный постер. На нем Марисса лежала на шезлонге в серебряном корсете в окружении мускулистых мужчин в белье. На афише было написано:

НОЧЬ С МИСС ЖЕЛТЫЙ БРИЛЛИАНТ

14 ИЮЛЯ 2017

МУЖСКОЙ КЛУБ В БЕТНАЛ-ГРИН

– Видимо, это ее сценическое имя – Мисс Желтый Бриллиант, – сказал Макгорри.

Эрика заметила золотую вышивку в форме бриллианта на шнуровке черного корсета на втором манекене.

– Логотип в виде бриллианта здесь и на афише – один и тот же. И на других двух костюмах он тоже вышит, – отметила Эрика.

– Бриллиант для Мисс Желтый Бриллиант, – задумчиво сказал Макгорри, проводя пальцем по вышивке.

– Нужно узнать, это марка одежды или вышивка нанесена по заказу. Первое, что мы должны проверить – помимо телефона, – ее страницы в соцсетях.

– Криминалисты сказали, что в доме нет ни ноутбука, ни стационарного компьютера. Телефона тоже не было – ни в доме, ни при ней.

– Значит, телефон похищен.

Эрика подошла к шкафу и открыла его. Внутри нашлось еще два бюстгальтера для бурлеска с вышитыми на них бриллиантами. Была и повседневная одежда: джинсы, джемперы, несколько обычных платьев и пар обуви. На двери висели фотографии Диты фон Тиз, танцующей бурлеск и лежащей в гигантском стакане для мартини.

Они вышли из комнаты и двинулись дальше по коридору, мимо грязной маленькой ванной, в комнатку в конце дома. Она больше напоминала кладовку. Из мебели в ней были только односпальная кровать и шкаф. Кровать была завалена мешками для мусора с одеждой и полотенцами. На подоконнике лежала расческа и стояла банка крема для лица. На батарее висели огромные грязно-серые трусы.

– Ого, – воскликнул Макгорри, взяв их в руки. Эрика посмотрела на него, но ничего не сказала. – Она отдала лучшую комнату Мариссе?

– Она сказала, что дочь платила ей за то, что она вела хозяйство.

– Не похоже, что она тут живет.

Мешки были покрыты слоем пыли.

– Сказала, что легла спать около десяти.

– Может, она спит на диване? – предположил Макгорри.

Они спустились вниз, в гостиную. На диване у окна лежало смятое одеяло и подушка. На полу валялась пустая литровая бутылка дешевой водки и две пустые тубы чипсов «Принглз».

– Она не упоминала, что спит на диване, – сказала Эрика и подошла к окну. На нем была грязь, конденсат и капли крови Мариссы. Через одинарный стеклопакет и неплотно прилегающую раму тянуло холодом. Все, что происходило на улице, прекрасно прослушивалось.

– Может, она была слишком пьяна, чтобы что-то вспомнить, – сказал Макгорри, указывая на пустую бутылку.

Эрика услышала, как захлопнулась дверь сервисного фургона и кто-то прошел мимо по тротуару. Возможно, убийца лежал в саду и поджидал Мариссу.

– Интересно, была ли у нее возможность закричать, – спросила Эрика, обращая вопрос скорее к себе, чем к Макгорри.

Глава 8

Эрика и Макгорри подошли к фургону, где шестеро коллег собрались на небольшой перекус. Они о чем-то говорили, но, увидев Эрику, замолчали.

– Не обращайте на меня внимания, – сказала она.

– Еду привезли, мэм, – сказал один из них, показывая на угловой столик с термопотом и горкой бутербродов.

– Спасибо. Как вас зовут? – спросила она.

– Констебль Рич Скевингтон, мэм.

Эрика и Макгорри взяли по бутерброду и налили в бумажные стаканчики горячего кофе. В тишине звук льющейся жидкости казался очень громким. Эрика обернулась. Коллеги были молоды, и она не знала никого из них.

– Кто может рассказать мне, как идет обход? – спросила она, распаковывая бутерброд.

– С Доном Уолполом и Иваном Стовальски поговорить пока не удалось. Ждем номера их телефонов, – сказала Кей, одолжившая Эрике кроссовки.

– А люди из других домов? Удалось что-то выяснить? – спросила Эрика, запивая бутерброд кофе.

– Половина домов пустуют, но местные, кто знал Мариссу Льюис, знали и про ее роман с Доном Уолполом, и про то, что она спит с Иваном Стовальски за спиной его жены.

– Нет единого мнения по поводу того, ушла от Ивана жена или нет, – сказал Рич. – Их пожилая соседка с глазами-бусинками говорит, что они уехали на север Англии к ее родственникам на Рождество. Также мы осматриваем сады и мусорные баки на предмет мобильного телефона жертвы, но пока ничего не нашли.

– А как дела у ребят, которые поехали в жилой комплекс?

– Я только что вернулся оттуда, – включился в разговор еще один молодой сотрудник. – Мы поговорили с привычным контингентом подозрительных лиц. Несколько парней сказали, что слышали о Мариссе Льюис.

– В смысле – «слышали»? – переспросила Эрика.

– Они утверждают, что она ходила по рукам, – это их слова, не мои. Один из них судим, сидел три года за изнасилование. Второй – тоже судим, за вооруженное нападение и нанесение тяжких телесных повреждений. У обоих есть алиби, всю ночь до шести утра они провели в клубе «Н20» на Нью-Кросс-Гейт. По их словам, мы можем запросить съемку с камеры оттуда.

Эрика закатила глаза.

– Этот клуб… Знаю его. И не сосчитать, сколько раз мы уже запрашивали съемку с камер оттуда. Ладно, пусть кто-нибудь этим займется… А что они положили в эти бутеры? – воскликнула она с полным ртом.

– Праздничный рождественский бутерброд. Больше на заправке ничего не было, – сказал Рич.

Эрика выплюнула все, что успела откусить, назад в упаковку.

– Я понимаю всю прелесть индейки и клюквы, и даже соус ничего, но печеный-то картофель зачем класть в сэндвич?

Эрика выбросила недоеденный бутерброд в мусор и обвела взглядом полицейских, которые отвели глаза, не желая попадаться ей под горячую руку. Почти все ее ровесники взяли сегодня выходной, чтобы провести день с семьей или второй половиной. Ей не хватало ставших почти родными коллег, с которыми она часто работала вместе, – инспекторов Мосс и Питерсона, сержанта Крейна. Интересно, хорошо ли им сейчас. Эрика была рада, что с ней Макгорри. Пусть он почти что новичок, но он предпочел остаться на посту, рискуя нарваться на гнев своей подруги, которая ждет его дома.

У Эрики зазвонил телефон. Номер был незнакомый, и она решила выйти из фургона. На улице стемнело, в горле першило от холода.

– Привет, Эрика, это Ли Грэм.

– Привет, с Рождеством! – поздравила его она.

– И тебя с Рождеством! Мне сегодня не повезло, я в лаборатории.

Ли работал криминалистом и компьютерным экспертом, и они пересекались на нескольких расследованиях. Эрике нравился Ли. Между ними иногда проскальзывал легкий флирт, но ничего более. Эрика подумала: «Не потому ли он решил выйти на работу в Рождество, что в данный период у него нет отношений?»

– Чем я обязана такой чести? – спросила она.

– К сожалению, я звоню не по личному вопросу. Увидел твое имя на срочном запросе о проявке пленки.

– Да. Как скоро сможешь сделать?

– Уже сделал. Отсканировал и отправляю их на твой рабочий мейл. А оригиналы отправлю обычной почтой.

– Спасибо. Пиво за мной.

– Будем надеяться, – ответил он.

Эрика услышала сигнал уведомления на телефоне.

– Кажется, пришел твой мейл.

– Хорошо, тогда не задерживаю тебя. С Рождеством! – сказал он и повесил трубку.

Она открыла сообщение и просмотрела приложенные фото. Большинство кадров было сделано с дерева напротив комнаты Мариссы. На нескольких ночных кадрах она, явно только что после душа, была завернута в полотенце. Затем голая, надевающая белье. Далее было три фотографии, также с дерева, мертвого тела Мариссы в снегу. Затем еще три, но уже с более низкой точки – скорее всего, с высоты его собственного роста.

– Джозеф Питкин, маленький лживый гаденыш, – пробормотала Эрика.

Она подошла к калитке Мариссы. Замерзшая кровь в палисаднике быстро исчезала под свежим слоем снега. Эрика задрала голову и посмотрела на толстые голые ветки дерева.

– И часто ты здесь выслеживал ее, Джозеф?

Она снова просмотрела фотографии и увидела, что в самом конце сообщения была приписка от Ли:

Владелец камеры использует профессиональную 35 мм пленку ILFORD DELTA 100, а проявляет ее, вероятно, в темной комнате. Ли.

Эрика уже хотела было возвращаться в фургон, но вдруг почувствовала едкий запах горящего пластика. Повернув голову, она увидела, что в конце переулка, ведущего к дому Питкинов, в небо поднимается дым.

Эрика рванула в ту сторону. Густой черный дым валил из-за хвойных деревьев в саду Питкинов. Она взобралась на мусорный бак. На этот раз, в кроссовках, сделать это было гораздо легче. Подтянувшись на стену, она увидела Джозефа в длинном пальто, суетящегося вокруг металлической бочки, из которой вырывалось пламя. На снегу рядом с ним лежала коробка с бумагами. Он взял пачку и швырнул ее в бочку. Пламя разгорелось с новой силой, и в темное небо полетели искры. Окна дома были темными, и Джозефа освещал только свет костра.

Эрика тихо спрыгнула на землю между стеной и деревьями и пошла к нему. Джозеф услышал хруст ее шагов по снегу.

– Прекрати сейчас же, – сказал она.

Он схватился за лопату, приставленную к бочке, но Эрика быстро рванула вперед и выхватила ее. Она подумала, что он бросится бежать, но вместо этого он плюхнулся на снег, зажав голову руками. Эрика достала телефон и стала звонить Макгорри.

Глава 9

– Здесь целые пачки фотографий Мариссы, – сказала Эрика, просмотрев стоявшую у бочки коробку.

Она взяла в руки черно-белый снимок с ее выступления. Макгорри собирал те, что выпали из коробки на снег. Огонь в бочке потух, но сохраняющееся в ней тепло согревало их в этот холодный вечер.

– Вот это кадр что надо! – воскликнул Макгорри, задержавшись на снимке Мариссы, где она стояла на сцене в одних трусиках и с кисточками на сосках. Зубами она эффектно снимала с себя длинную черную перчатку.

– Давай без глупых комментариев. Просто сложи их все в мешок, – сказала Эрика и посмотрела на дом.

В кухне горел свет. Над сидящим на стуле Джозефом нависали двое полицейских. Один говорил с ним, второй – записывал. Джозеф плакал.

– Как думаешь, он не притворяется?

– Он же маменькин сынок!

К этому моменту с Джозефа слетела вся его былая самоуверенность. От волнения он выдирал собственные волосы, а потом встал и начал кричать на полицейских. Один из них толкнул его назад, на стул, который чуть не перевернулся, и закричал что-то ему в ответ. Эрика сняла резиновые перчатки и зажгла сигарету. Из огня спасти ничего не удалось. На дне ведра осталась только черная кучка. Ей требовалось быстро принять решение, задерживать Джозефа или нет, вызывать его на допрос или нет. По его словам, родители ненадолго ушли в гости к соседям. Она посмотрела на часы. Было почти восемь. Она глубоко затянулась, и тут зазвонил телефон. Отойдя к стене, она посмотрела, кто звонит. Это был Марш. Выключив звук, она вернула телефон в карман и случайно уронила зажженную сигарету. Та упала куда-то под деревья. Эрика снова достала телефон, включила фонарик и стала искать окурок. Сигарета нашлась под ветками хвои – она даже не успела потухнуть. И тут чуть поодаль Эрика увидела небольшой участок разрыхленной земли. Днем его не было. Она крикнула Макгорри, чтобы тот принес стоявшую у бочки лопату.

– Взгляни, – сказала она, когда тот подошел. – Когда мы прыгали со стены сегодня днем, ничего такого не было. Копай.

Она направила фонарик вниз, а Макгорри начал ковырять землю. Не прокопав и метра, он наткнулся на небольшую грязную упаковку, обмотанную пленкой. Эрика надела новые перчатки и села на корточки. Стряхнув землю, она начала аккуратно разворачивать слои полиэтилена, предполагая добраться до упаковки гашиша. Но под последней пластиковой оберткой оказался айфон в розовом чехле со стразами. Сзади кристаллами Swarovski было написано «Марисса».

– Офигеть, – не сдержался Макгорри.

– Да уж. Вызываем его на допрос.

Эрика убедилась, что телефон выключен, положила его в чистый прозрачный пакет, и они с Макгорри направились в дом. Дэвид и Элспет Питкин как раз вернулись от соседей.

– Какова цель настоящего вторжения? – спросил Дэвид, еще не успевший снять толстое пальто и серую шапку с кисточкой.

Элспет устремилась к Джозефу, пристально вглядываясь в его заплаканное лицо.

– Что они с тобой сделали? – воскликнула она.

Джозеф молча вытаращился на нее.

– Мистер и миссис Питкин, хорошо ли у вас прошел вечер? – спросила Эрика, лучезарно улыбаясь.

Дэвид повернулся к ней.

– Что здесь происходит?

– Ваш сын жег в саду фотографии жертвы убийства.

Элспет многозначительно посмотрела на мужа, но тот проигнорировал ее взгляд.

– Фотографирование не является нарушением закона. Мы уже обсуждали это с вами, старший инспектор Фостер.

– Зато кража мобильного телефона у трупа и закапывание его в саду – нарушение закона, – сказала Эрика, продемонстрировав им пакет с мобильным телефоном. – Это называется «сокрытие улик».

– А откуда нам знать, что это не вы его туда закопали? – вскричала Эспет срывающимся голосом.

Эрика кивнула своим коллегам в форме.

– Джозеф Питкин, я арестовываю вас по подозрению в сокрытии улик…

– НЕТ, НЕТ, НЕТ, МОЙ МАЛЬЧИК! – заплакала Элспет, бросаясь наперерез полицейским.

– …сокрытии улик по делу об убийстве. Вы можете хранить молчание, но, если во время допроса вы скроете что-то, на что впоследствии будете ссылаться в суде, это может повредить вашей защите. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

– Вчера вечером он был с нами! Он никуда не выходил! – не унималась Элспет, протягивая руки к сыну. Один из полицейских отодвинул ее в сторону и надел на Джозефа наручники, зафиксировав руки сзади. – Не трогайте меня! Вы не имеете права! – визжала она.

Дэвид с побледневшим лицом наблюдал за происходящим.

– Пожалуйста, осторожнее, мой сын очень уязвим, – попросил он.

– Заберите у него телефон, – дала команду Эрика.

Ее коллега запустила руку в карман пальто Джозефа, достала оттуда смартфон и передала Эрике. Та выключила его и положила в прозрачный пакет.

– Обыщите дом сверху донизу. Вы как знаток законов, мистер Питкин, вряд ли будете спорить с тем, что ваш сын предоставил мне достаточно поводов для обыска без ордера.

– Пожалуйста! Не сажайте его в камеру. Пожалуйста! – кричала Элспет.

Когда Джозефа выводили на улицу, Дэвиду пришлось держать ее под руки.

Глава 10

Камеры временного содержания в участке Льюишем-роу находились в подвале. От остальных помещений их отделяла стальная массивная дверь. Эрика работала в полиции давно и помнила, что раньше это промозглое место называли «отсек». Как ни называй, узкий коридор с грязно-зелеными стенами и толстыми стальными дверями с решетками по обеим сторонам наводил тоску.

Дежурил сегодня Рэй Ньютон – невысокий, упитанный мужчина, с залысинами и густыми усами. Он уже ждал Джозефа, которого подвели к его столу двое полицейских в форме.

– Его уже полностью обыскали, – сообщила Эрика. – Мы ждем информации о том, кто будет защищать его интересы.

– Ну что ж, молодой человек, – начал Рэй, доставая планшет и протягивая ему ручку, привязанную к столу толстой бечевкой. – Нам нужно будет подписать ряд документов, поэтому сейчас с вас снимут наручники. Попрошу без фокусов. Будете вести себя хорошо – получите то же в ответ.

Джозеф снова начал истерить и кидаться из стороны в сторону, несмотря на сковывавшие его движения наручники.

– Вы! Да вы суки! – орал он, поворачиваясь к Эрике и Макгорри.

– Хватит! – остановил его Рэй.

– Да они мне дело шьют! Я ничего не сделал! Ничего!

– Оставляем его вам, – сказала Эрика, кивком приглашая Макгорри пойти с ней.

Поднявшись по лестнице и миновав массивные двери, они оказались в холле участка и подошли к торговым автоматам.

– Обожаю, когда на меня орут матом в Рождество, – съязвил Макгорри.

– Да, это сразу создает праздничное настроение, чувствуешь себя так, словно сидишь перед камином с чашкой чего-нибудь горячего в руках.

– Хочешь попарить его в камере ночку? – спросил Макгорри.

– Хочу дождаться утра, а утром допросить его, – поправила его Эрика. – Кей сейчас пытается разблокировать телефоны.

У нее зазвонил телефон, и она быстро поговорила с полицейским, оставшимся у Питкинов.

– Нашли импровизированную темную комнату в маленьком шкафу в комнате Джозефа, но фотографий там нет, – рассказала Эрика, закончив говорить.

– Успел их сжечь до нас, – уверенно сказал Макгорри.

– Кей умеет работать с электронными гаджетами. До допроса нужно понять, что есть на его телефоне и на аппарате Мариссы. Надеюсь, что-нибудь обнаружится.

– Странная семейка, да? Хотя богатеи всегда странные. У него что, ума не хватило снять чехол с именем Мариссы перед тем, как закапывать?

– Не стоит недооценивать глупость людей. Надо будет еще сравнить его отпечатки с теми, что были на катушке с пленкой.

– Как думаешь, Марисса Льюис знала, что он ее постоянно фотографирует?

– Думаю, он ходил на ее шоу, билет купил.

– Тогда зачем их жечь?

Эрика устало покачала головой.

– Надо будет получить подтверждение, что телефон зарегистрирован на Мариссу, и выяснить все что можно про Джозефа. Есть ли судимость и тому подобное.

Эрика нажала на кнопку на кофе-автомате, оттуда выпал стаканчик и стал заполняться дымящейся жидкостью.

– Мэнди Трент рассказала обо всех, с кем общалась Марисса. И Джозефа она не упоминала. Попрошу Танию спросить насчет него, – сказала Эрика, вытаскивая стаканчик.

– У нас нет достаточно улик, чтобы предъявить ему убийство. И у него есть алиби, – добавил Макгорри.

– Со слов матери.

– У нас нет никаких доказательств, что вчера вечером он был на месте преступления.

– Пока нет. Пока. А еще нет ни отчета о вскрытии, ни данных от криминалистов. Игра еще даже не успела начаться.

Макгорри зевнул, вложил в автомат деньги и выбрал кофе. Пока напиток наливался, Эрика смотрела на усталое лицо коллеги.

– Иди домой, отдохни. Завтра жду тебя на допрос.

Они оба отпили по глотку и тут же выплюнули все назад в стакан.

– Что это еще за дрянь?

– Суп из бычьих хвостов, – скривился Макгорри.

– Ты нажимал на кофе?

– Да.

Они выбросили стаканы в маленькое мусорное ведро у автоматов. Эрика положила в аппарат следующую порцию монет и выбрала кофе с молоком. Когда напиток был готов, она его понюхала.

– Снова этот проклятый суп! Кафетерий, значит, закрыт, и мы должны травиться этим бычьим супом!

– Наверное, ошиблись, когда заправляли автомат, – предположил Макгорри.

Эрика закатила глаза и отправила в мусорку и второй стаканчик.

– Куда катится эта страна? В сэндвичи кладут картошку, вместо кофе – бычьи хвосты в супе! Я ни одного человека не знаю, кто ест этот суп, но в дешевом кофейном аппарате он почему-то на третьем месте после чая и кофе.

– Его даже в консервах продают.

– Этот суп?

– Да. У моей Наны весь шкаф ими забит. Она его обожает.

Эрика посмотрела на него и засмеялась.

– Ладно, вали домой, съешь праздничный ужин. До завтра! – попрощалась она.

* * *

Ее кабинет на четвертом этаже был так мал, что туда с трудом помещался маленький стол, стул и шкаф для документов. Кей работала за лэптопом, к которому был подключен телефон Джозефа.

– Извини, кофейный автомат глючит, а на кухне ничего нет, – сказала Эрика. – Как дела?

– «Айфон» запаролен. Его придется отправлять в отдел по киберпреступлениям, и то не факт, что у них что-то получится. В «Айфон» влезть практически невозможно. Пробила номер IMEI – это телефон, продававшийся с тарифным планом.

– То есть по такому телефону сложнее получить информацию. Черт.

– Зато телефон Джозефа без пароля, это хорошая новость. Только что скачала все эти видео, – сказала Кей, показывая на окно на экране со списком файлов.

Эрика немного обрадовалась и уселась рядом. Кей начала открывать файлы один за другим. Некоторые были очень короткими – на одном была кошка, потягивающаяся за окном комнаты Джозефа. На другом – раскрасневшаяся Элспет, вынимающая огромный плетеный каравай из печи. Затем еще одно с кошкой в саду, когда она охотилась среди горшков с цветами за бабочкой адмиралом – игриво, по-кошачьи, но смертельно опасно для бабочки.

– Все это так мило, – сказала Эрика.

Когда Кей кликнула следующее видео, они чуть не подпрыгнули от резкой и оглушающей музыки. Сначала играло что-то непонятное и в кадре был хаос, но затем изображение сфокусировалось. На маленькой сцене в переполненном клубе за красным бархатным занавесом стояла Марисса Льюис. Тот, кто снимал видео, сидел в зале, где-то сзади, потому что виднелись затылки впереди сидящих людей. Волосы Мариссы были убраны в локоны, на губах – красная помада, на глазах – огромные накладные ресницы. Она медленно расстегивала длинный черный плащ. Когда он упал на пол, на ней остался розовый шелковый корсет в стиле 50-х, чулки, подвязки и туфли на шпильке. Во время ее выступления камера дрожала. Постепенно Марисса сняла с себя все, оставшись в трусах и с кисточками на сосках. Поклонившись под аплодисменты, она продефилировала за сцену.

– Вот это да! А она хороша! – сказала Кей.

– Я думала, она что-то низкопробное танцевала, а это – ну, профессиональный бурлеск, – согласилась Эрика.

Далее в телефоне обнаружилось несколько фотографий с того же вечера. На одной из них Джозеф позировал с Мариссой у столиков в клубе. Кто-то их сфотографировал.

– Как думаешь, Марисса его знала? – спросила Эрика, пока Кей пролистала шесть почти одинаковых снимков, на которых Джозеф обнимал Мариссу за талию.

– Он похож на ненормального фаната, от которого хочется побыстрее избавиться. Зачем ему надо было делать шесть кадров? К шестому ей уже явно хотелось исчезнуть, – сказала Кей.

– Когда они сделаны?

– Почти год назад. В январе.

Кей открыла остальные фотографии с того вечера. На них Марисса говорила с кем-то и позировала. Кадры у барной стойки были нерезкими. На следующих снимках фон уже был другим – совершенно темным, подсвеченным вспышкой.

– А это еще что? – спросила Эрика.

– Временная метка та же – тот же вечер, то же время.

– Такое ощущение, что это в гримерке.

На фотографиях была пустая комната с большим зеркалом и лампами вокруг него. С близкого расстояния была снята вешалка с костюмами для бурлеска. На полу валялись черные кружевные трусики. Чья-то рука поднесла их к камере. На них был вышит бриллиант.

– Желтый бриллиант. Он вышит на всех костюмах Мариссы, – сказала Эрика.

За этими фотографиями последовало видео с домом Мариссы Льюис. Съемка велась сверху, ночью, и в объективе было окно ее комнаты. Изображение дрожало, было слышно, как в микрофоне телефона шумит ветер. В кадре появилась Марисса – она ходила по комнате в полотенце. Подойдя к туалетному столику, она взяла щетку и принялась расчесывать мокрые волосы. Затем полотенце упало, и она осталась голой. Снимающий попытался приблизить изображение, и оно потеряло резкость. Когда фокус восстановился, Марисса стояла у окна и смотрела прямо в камеру.

– Черт, – сказал Джозеф, но его голос заглушал ветер.

Камера продолжала снимать. Марисса стояла и, не двигаясь, смотрела в камеру. Затем она положила руки на грудь и повела их вниз. У лобка она остановилась, погрозила пальцем и задернула шторы. Камера еще несколько секунд снимала окно, а затем съемка прервалась.

– Она знала, что Джозеф за ней следит? – предположила Кей.

– Она знала, что кто-то за ней следит.

Кей включила еще одно ночное видео с тем же самым окном. На этот раз спальня Мариссы была ярко освещена, и она вошла внутрь с высоким мужчиной намного старше нее. Марисса словно специально подвела его к окну, и в камеру попало его лицо. Кей промотала видео вперед. Они подошли к постели, начали целоваться и раздевать друг друга. Это было самое долгое видео с телефона – оно длилось десять минут. Когда они начали заниматься сексом, камера приблизилась.

– Надо извлечь четкое изображение лица этого мужчины и узнать, кто это. Когда было сделано видео?

– Четырнадцатого декабря этого года. Думаешь, она знала, что их снимают?

– Могла даже сама попросить заснять их, – сказала Эрика, потирая уставшие глаза и откидываясь на спинку стула. – Что ты думаешь про него?

– За то время, которое мы были в доме? Мне он показался испуганным и сильно привязанным к матери.

– Пока он соответствует всем параметрам. Зациклен на Мариссе. Ходит за ней, следит за ней. Украл ее телефон, фотографировал ее труп. Но нужны результаты криминалистической экспертизы. Чтобы арестовать его, мне нужен анализ ДНК.

* * *

В подвальном помещении участка Льюишем-роу было тихо. Распахнутые пустые камеры ждали новых постояльцев, желающих провести здесь Рождественскую ночь. Закрытой была только одна дверь в самом конце длинного коридора. Рэй встал из-за стола и, скрипя ботинками, пошел на обход. Его нужно было проводить четыре раза в час, один раз каждые пятнадцать минут. Рэй открыл решетку на закрытой двери и посветил внутрь фонариком. Джозеф лежал на кровати в углу.

– У тебя все нормально, парень? – спросил он.

Джозеф дернул плечом и отвернулся к стене.

– Да, отлично, – буркнул он.

Люк с грохотом закрылся, и Джозеф сморщился от этого резкого звука. Он заерзал, пытаясь найти удобное положение. По щекам у него текли слезы.

Глава 11

За шесть километров от участка, на улице Уолпол-роуд района Сиденхэм, свистел ветер, гоняя снег и наметая сугробы у стен. Диана Кроу вышла из дома своей подруги Фионы в начале двенадцатого ночи. Она хотела уйти раньше, но Фиона настояла, чтобы они вместе досмотрели фильм.

Дрожа от холода, Диана наклонила голову и поспешила выйти с темной заснеженной улицы на широкую дорогу. Несмотря на мороз, лицо у нее горело от четырех бокалов сладкого шерри. Пропустив маленький фиат, она начала переходить дорогу. Снег валил весь день, и тротуар было не отличить от проезжей части. Она осторожно шла вперед, боясь споткнуться о бордюр. Наконец она ступила на тротуар и вздрогнула. Было так тихо! Во всех окнах горел свет, но занавески были плотно задернуты. До дома оставалось идти всего несколько минут. Фиона предлагала ей вызвать такси, но Диана подумала, что это бред – платить уйму денег за тридцать секунд езды. Между их домами – всего три улицы.

Около железнодорожной станции было темно. Фонари не горели, и площадка перед входом была погружена во мрак. Машин не было. Прибавив шагу, она стала спускаться в подземный переход. Оттуда пахнуло влажностью и запахом мочи, и Диана закрыла рот воротом пальто. Внизу было абсолютно тихо, и тишину нарушал только гул ее шагов. Улица по ту сторону перехода, залитая оранжевым светом ламп, казалась такой далекой. Она ускорила шаг и уже почти вышла на свет, когда вдруг от стены отделилось что-то темное, высокое и преградило ей путь.

Она остановилась, не в силах сделать шаг. Впоследствии она спрашивала себя, почему она не повернулась и не побежала – ведь до ее двери оставалось менее минуты. Почему она не оказала сопротивления, не закричала? Она просто стояла, парализованная страхом, и ждала приближения этой огромной фигуры, которая подошла, тихо шаркая, и нависла над ней. Когда глаза привыкли к темноте, она увидела, что это человек в противогазе. За стеклами на месте глаз была пустота. Резина облегала его череп, а из-под дыхательной коробки вырывался пар. На маске были нарисованы белые квадратики, похожие на зубы, обнажившиеся в фальшивой улыбке. Он задышал быстрее, и она ощутила какой-то химический запах и потом увидела, что у него расстегнуто пальто и он мастурбирует рукой в перчатке.

Диана уже была готова закричать, но он схватил ее за горло и прижал к холодной кирпичной стене. Тишина вокруг была оглушительной. От его хватки она начала задыхаться, надеясь как можно скорее потерять сознание. Когда глаза начала застилать темнота, он ослабил захват, но, как только она смогла сделать вдох, он снова начал ее душить.

Наверху, на улице, никого не было. Падал снег. Было тихо и спокойно.

Глава 12

Эрика приехала домой поздно. В квартире было холодно. За два года, что она здесь жила, ей так и не удалось разобраться, как работает таймер на бойлере. И сейчас, переступив порог, она первым делом включила обогрев и не снимала пальто, пока воздух не стал теплее.

Затем она набрала горячую ванну – настолько горячую, насколько могла выдержать. Обжигающая вода заставила ее забыть о работе, но так и не стерла из памяти образ Мариссы Льюис, лежащей на снегу. Место преступления всегда рассказывает законченную историю. Маленький палисадник на Конистон-роуд кричал о жестокой битве. Река крови, вмерзшее в снег тело, отброшенная туфля. Порванный клатч, выпавшие из него вещи. Ключи, так и оставшиеся торчать в замочной скважине. Если бы она подошла к двери на несколько секунд раньше, успела бы она повернуть ключ и войти в дом?

Эрике трудно было не тонуть в жалости к жертве. Чтобы сохранить здравомыслие, нужно воспринимать тело не как человека, а как неодушевленный предмет, вещественное доказательство. Но Эрике это не удавалось. Не удавалось ей и жить нормальной жизнью, приходя домой и оставляя работу на работе. Дома ее никто не ждал. После смерти Марка у нее завязались отношения с коллегой, инспектором Джеймсом Питерсоном, и на некоторое время она обрела человека, к которому можно было возвратиться после работы. Точнее, она приезжала к нему домой, они смотрели телевизор, ели еду из доставки и смеялись. Потом Питерсон получил серьезнейшую травму: ему выстрелили в живот, когда они вместе с Эрикой задерживали похитителя и убийцу девушек. Последующее длительное восстановление, попытка вернуться к жизни и работе проложили между ними дистанцию. Конец, казалось бы, прекрасных отношений получился ужасным. И Эрика снова осталась коротать бесконечные вечера наедине со своими мыслями.

Она вспомнила о зубе Мариссы, застрявшем в кирпичной кладке столба. Она закрыла глаза, но он так и стоял перед ней – сломанный у самого основания и со следами красной помады. Эрика открыла глаза и налила в ванну еще немного горячей воды. Ее обычно бледные ноги раскраснелись, вновь и вновь напоминая ей об окровавленных ногах Мариссы с фотографии, сделанной с дерева. Она мысленно перенеслась к дому Мариссы и снова представила ее распахнутое пальто и сидящего на корточках Айзека. Тонкое платье задралось, обнажая белье. На нем не было ни единой капли крови. Сквозь прозрачный материал виднелась аккуратная линия волос зоны бикини.

Выдернув пробку из ванны, Эрика завернулась в полотенце и поспешила в гостиную, где на журнальном столике лежал ноутбук и папка с материалами следствия. В комнате было темно, занавески так и остались незадернутыми. На улице, стуча по стеклу, шел снег. Эрика подошла к компьютеру и еще раз просмотрела фото, сделанные Джозефом. Сначала те, что были сняты с дерева, затем – с близкого расстояния.

– Ты просто больной, – пробормотала она, переключаясь между двумя снимками с разных ракурсов. – Спустился с дерева и задрал ей подол…

У Эрики зазвонил телефон. От неожиданности она чуть не подпрыгнула. На часах было начало двенадцатого. Звонил Эдвард – узнать, хорошо ли прошел обед.

– Я в итоге не пошла. Меня вызвали на работу, – сказала она. – Очень грустная история. Молодую девушку убили прямо на крыльце ее дома.

– Ого. Хочешь поговорить об этом?

– Не особо. Слишком уж мрачно и неприятно это для Рождества. Ты хорошо провел день?

– Да, даже устроил спонтанную вечеринку, – засмеялся он. – Ко мне заглянула соседка Келли со своей мамой Ширли. Принесли большую лазанью и «Монополию». Манчестерский вариант. Ты знаешь, какая там самая дорогая улица?

– Коронейшен-стрит?

– Вот и я так думал. А на самом деле – Лоури на Салфорде. Стоит столько же, сколько Парк-Лейн в Лондонской версии. В Монополию выиграть нельзя, если не раскошелиться на лучшую недвижку.

– Так непривычно слышать от тебя слово «недвижка».

– Вот так я и выиграл. Стал настоящим магнатом!

Он говорил, как абсолютно нормальный человек. В нем не осталось ничего от того сбивающегося с мыслей старика, звонившего утром. На заднем плане у Эдварда работал телевизор.

– Я рада, что у тебя было хорошее Рождество.

– Я только что вернулся с кладбища. Шел снег, но в небе над горами было ясно и светила луна. Я подумал, что это красиво. Правильно ведь?

– Да.

– Не хотел оставлять Марка одного в Рождество, – сказал он дрожащим голосом. – Так тяжело жить без него.

– Это так, – сказала она, вытирая глаза.

– Но ничего не поделаешь уже.

– Ничего.

Повисла долгая тишина, которую нарушал только смех из телевизора.

– Ладно, я просто хотел спросить, как у тебя дела, моя девочка, и пожелать спокойной ночи.

– Спасибо.

– С Рождеством. Я позвоню тебе еще.

– С Рождеством, – ответила Эрика.

Смех на заднем фоне прервался, и Эрика снова погрузилась в тишину своей квартиры. За окном все шел снег. Она задернула шторы и включила свет. Снова зазвонил телефон. На этот раз это была Кей.

– Извините за поздний звонок, но я кое-что нашла в телефоне Джозефа.

– Ничего. Ты все еще на работе? – удивилась Эрика.

– Просматривала скачанные файлы и нашла на жестком диске еще несколько удаленных. Некоторые из них мне удалось восстановить. И они пугают.

– Порнография?

– Нет. Там фото и видео Джозефа. Я их пересылаю вам.

Эрика положила трубку и открыла почту. В приложении было шесть фотографий. Голый Джозеф лежал на спине с выпученными от страха глазами. Его шея, ноги и руки были привязаны к деревянному столу кожаными ремнями. Чья-то мужская рука схватила его за шею, отчего на коже проступили жилы. Эрика открыла видео. На нем была та же сцена, что и на фотографии. Съемка велась, скорее всего, с мобильного телефона.

– Пожалуйста, пожалуйста, отпустите меня. Я никому ничего не расскажу. Я буду молчать! – умолял Джозеф, жмурясь от яркой вспышки камеры.

– Конечно, будешь молчать. Разве ты хочешь, чтобы это увидели все твои знакомые? – говорил искаженный металлический голос. Рука схватила Джозефа за гениталии, и он закричал от боли.

– У меня есть твой адрес, – сказал голос. – Твой телефон. Проболтаешься – и это увидят все твои контакты. Друзья, семья, все.

Ракурс сменился, и в объективе появился стол с расставленными в ряд секс-игрушками. Та же рука взяла самую большую и снова вернулась к Джозефу, который попытался сдвинуть ноги, но они были зафиксированы и привязаны к столу.

– НЕТ! – закричал он. – НЕТ!

Эрика отключила звук и с трудом заставила себя досмотреть видео до конца.

Глава 13

Эрика приехала в участок в самом начале девятого. Работы по реконструкции центра Льюишема, которые начались, еще когда Эрику только перевели на юг Лондона, были почти завершены. По сравнению с уходящими в небо небоскребами элитного жилья, восьмиэтажный полицейский участок теперь смотрелся сущим карликом. Краны этим снежным утром отдыхали от работы, а на первом этаже переливалась огнями рождественская елка.

Заснуть Эрике так и не удалось. После просмотра видео с Джозефом это было невозможно. Судя по съемке, он сам был чьей-то жертвой, но ей по-прежнему требовалось допросить его и выяснить, какую роль он сыграл в убийстве Мариссы Льюис. К тому же еще не поступили результаты вскрытия и ДНК-анализа. Орудие убийства до сих пор не было найдено. Эрику беспокоило такое обилие неизвестности, но с этими фото– и видеоматериалами у нее появился рычаг давления на Джозефа.

* * *

В девять утра два сотрудника в форме привели Джозефа в комнату для допросов. Он был без наручников, бледный, с темными кругами под глазами. Адвокат в дорогом костюме в тонкую полоску вошел вместе с ним. Вид у него был сонный. Он был явно не рад тому, что его вызвали на работу в выходной день. Представившись как Генри Шевалье, он опустился на стул рядом с Джозефом.

Эрика села за стол напротив них, возле не менее сонного Макгорри, на которого Джозеф смотрел с ненавистью.

– Сейчас 9:04, 26 декабря 2017 года, – начала Эрика. – На допросе присутствуют старший инспектор Эрика Фостер, инспектор Джон Макгорри, Джозеф Питкин и его законный представитель Генри Шевалье.

Генри наклонился к Джозефу и прошептал что-то ему на ухо. Тот лишь кивнул. Эрика открыла одну из серых картонных папок, которые были разложены на столе, и достала из нее фотографии с проявленной пленки.

– Джозеф, вы сделали эти снимки? – спросила Эрика, раскладывая их по столу.

На долю секунды в глазах Джозефа отразился шок, после чего он откинулся на спинку стула и сложил руки на груди.

– Мой клиент решил не отвечать на этот вопрос, – сказал Генри.

– Эти снимки – с пленки, которую мы нашли в маленькой катушке в переулке у вашего сада и проявили, – продолжила Эрика. – Думаю, она выпала у вас из кармана, когда вы перелезали через стену.

При этих словах Джозеф нахмурился.

– Мы сняли с нее отпечатки пальцев. Обнаружили большой и указательный палец, и они совпадают с вашими. Поэтому снова спрашиваю. Вы сделали эти фотографии?

Джозеф посмотрел на Генри. Тот кивнул.

– Да, я.

– Вы фотографировали труп.

– Мы и сами прекрасно видим эти фотографии, – ответил Генри.

Эрика взяла снимок лица Мариссы, сделанный с близкого расстояния, – лицо забрызгано кровью, глаза широко раскрыты, с застывшим в них выражением ужаса.

– Эта фотография сделана с высоты, с ближайшего дерева, – сказала Эрика, показывая фотографию Джозефу. Тот не стал смотреть. – Видно, что подол ее платья закрывает бедра.

Эрика взяла другую фотографию.

– А вот здесь, на фотографии, сделанной вблизи тела, подол задран и видно белье. Вы трогали тело, Джозеф?

Он покачал головой.

– Мы нашли видео на вашем мобильном телефоне, которые говорят о том, что у вас была нездоровая страсть к Мариссе Льюис. Вы тайно снимали ее, когда она находилась у себя в комнате и когда занималась сексом с мужчиной.

Джозеф задрожал и побелел.

– Я ее не убивал.

– А что вы сделали? – спросил Макгорри, откинувшись на спинку стула и скрестив руки. – Поиграли с ее мертвым телом? Воспользовались возможностью запустить руки ей в трусы, когда она уже не могла сопротивляться?

– Господа, сохраняйте уважительный тон, – включился Генри.

Эрика собрала фотографии, убрала их в папку и открыла вторую.

– Мы пробили вас по нашей базе. В четырнадцать лет вы отбыли шесть месяцев в колонии для несовершеннолетних за нападение на мальчика в школе и нанесение ему телесных повреждений разбитой бутылкой. Врачам чудом удалось спасти его глаз.

Эрика продемонстрировала фотографию темноволосого подростка с уродливым фиолетовым шрамом и швами от брови через все веко.

– Это была самозащита. Он меня ударил, – объяснил Джозеф.

– Почему же вы не нанесли ответный удар? Вместо этого вы разбили бутылку и врезали ей ему по лицу. Так делают психи, – сказал Макгорри.

– Можно узнать, вы планируете предъявить моему клиенту обвинения? – спросил Генри. – И если да, то в чем конкретно? Он отбыл полный срок наказания за свой поступок. А также у него есть алиби на тот период, когда была убита Марисса Льюис.

– Предоставленное родителями, – уточнила Эрика.

– Отец моего клиента – бывший королевский адвокат с безупречной репутацией. Он утверждает, что Джозеф провел дома всю ночь и вышел только утром.

– Они все спят в одной комнате?

– Что это за бредовый вопрос?

– Бредовый? Место преступления – менее чем в двух минутах ходьбы от его дома. Джозеф уже продемонстрировал нам, что он любит прыгать через стену. Он мог сбегать туда-обратно очень быстро.

– Ключевое слово – мог. Инспекторы, есть ли у вас конкретные доказательства?

– Мы взяли образцы ДНК с тела жертвы. Дом Питкинов обыскивают. Это лишь вопрос времени, – ответила Эрика.

– Да, уже одиннадцать часов позади.

– У меня есть право продлить арест еще на два дня.

– Я бы не советовал, – тихо произнес Генри безапелляционным тоном. Он смотрел прямо на Эрику.

– Это угроза?

– Конечно, нет, – ответил он, фальшиво улыбаясь. – Думаете, я бы стал вам угрожать под камерами и диктофоном? Вы, старший инспектор Фостер, случайно не параноик?

– Нет. Думаю, это просто сказывается отсутствие кофеина в крови, – улыбнулась она.

– У нас кофе-автомат глючит, – добавил Макгорри. – Какую кнопку ни нажимай – получаешь суп из бычьих хвостов.

– Это имеет какое-то отношение к делу? – закатив глаза, спросил Генри.

Воцарилось молчание. Макгорри посмотрел на Эрику. Та вытащила из стопки третью, последнюю, папку, достала фотографии голого Джозефа, привязанного к столу, и кадр из видео. Разложив их на столе, Эрика и Макгорри откинулись назад.

К последовавшей реакции не был готов никто из них. Джозеф, и без того бледный, побелел как мел. У него затряслись руки.

– Подождите. А почему я этих фотографий не видел? – спросил Генри.

– Мы обнаружили эти фотографии и откровенное видео у вас на телефоне, Джозеф, – сказала Эрика. – Кто делал это все с вами? Это он отправил вам эти файлы?

Джозеф покачал головой и встал, уронив стул. Тут его вырвало прямо на стол. Эрика еле успела убрать две папки, и все трое отпрянули в разные стороны.

– Господи! – закричал Генри, с омерзением бросая на пол свои документы, залитые содержимым желудка Джозефа.

Джозеф тихо стоял, наклонившись вперед. Изо рта у него текла слюна. Все были шокированы и не могли вымолвить ни слова. Вдруг он с криком бросился на Эрику, хищно оголив зубы.

– Ты сука чертова! – брызгал слюной он. Макгорри схватил его и прижал его руки к бокам. – Где ты их взяла? Как? Как ты их нашла? Он здесь ни при чем! Ни при чем! Он убьет меня!

– Кто? Кто вас убьет? – спросила Эрика, отходя подальше, потому что Джозеф пытался наброситься на нее. – Нам нужна помощь! – закричала она, поворачиваясь к угловой камере. Через несколько секунд в комнату ворвались двое полицейских и оттащили Джозефа к двери. – Кто вас убьет? Скажите мне имя, и все это закончится.

Бьющегося в истерике Джозефа вывели из комнаты.

– Скажите мне, как его зовут. Я смогу вас защитить!

Дверь захлопнулась.

– Босс, допрос закончился, – сказал Макгорри, положив ей руку на плечо.

Эрика взглянула на Макгорри, на адвоката, на перепачканный стол и постаралась прийти в себя.

– Да.

– Боже мой, – в очередной раз воскликнул Генри, поднимая свою сумку и проверяя, испачкал ли он рукав пиджака. – С ума сойти!

Когда он вышел, Эрика и Макгорри так и продолжили стоять, не в силах выйти из оцепенения.

– Одно мы знаем точно: он плотно пообедал, – сказал Макгорри, сморщив нос.

Глава 14

В коридоре к Эрике и Макгорри подошла Кей с пачкой бумажных полотенец. Она смотрела трансляцию допроса в соседней комнате.

– Что это вообще было? – спросил Макгорри. Он взял салфетку и начал промокать рукав костюма. – Какая мерзость, только этого мне для счастья не хватало сегодня.

Стараясь не испачкаться, он аккуратно снял пиджак.

– Я попала в точку. Наступила на больную мозоль, – сказала Эрика, тоже взяв салфетку.

Но, осмотрев себя, она поняла, что каким-то чудесным образом не запачкалась.

– Непонятно, имеют ли эти фото и видео какое-то отношение к убийству Мариссы Льюис. Они больше похожи на порно-месть, – сказала Кей.

– Мне надо куда-то деть этот пиджак, босс. Две секунды, – сказал Макгорри и убежал, с омерзением зажав его двумя пальцами.

– Порно-месть – это когда обиженный любовник публикует интимные видео назло бывшему партнеру. Нет. Здесь человек, снимающий видео, шантажирует Джозефа, чтобы он молчал, – ответила Эрика.

– Мы не можем давить на больное место, чтобы заставить его говорить.

– Но я была так к этому близка!

– Как мы можем быть близки к чему-то совершенно непонятному, мэм?

– Пусть хорошенько уберутся в комнате, где был допрос, – сказала Эрика, возвращая ей полотенца. – И перестань называть меня «мэм».

Вернувшись в свой кабинет, она позвонила Айзеку и криминалистам, но и там и там ей ответили, что результаты будут готовы только на следующий день. Тогда Эрика связалась с сотрудником, который обходил дома на Конистон-роуд, и узнала, что ни с Доном Уолполом, ни с Иваном Стовальски еще поговорить не удалось. Зато имелись контакты Шэрон-Луизы Брайтуайт, подруги Мариссы из парикмахерской. Эрика поблагодарила собеседника и записала ее телефон. Не успела она набрать ее номер, как в дверь постучали.

– В чем дело?

Дверь открылась, и показалась голова Макгорри.

– Так, босс. Доктор осмотрел Питкина. По здоровью отклонений нет. Давление в норме, температура в норме, инфекций нет. Но он порекомендовал перед следующей попыткой допроса дать ему пару часов отдыха и возможность успокоиться. Он все еще не в себе.

Эрика посмотрела на часы. Близился полдень.

– Через пять часов мне нужно будет решить, продлевать ли арест еще на двое суток. И я никак не продвинулась в плане улик, чтобы предъявить ему обвинение… Ты, вообще-то, можешь зайти в кабинет. Необязательно в дверях стоять.

Макгорри вошел и закрыл за собой дверь.

– Спрошу в лоб. Думаешь, он ее убил?

– Не знаю, способен ли он на это, – пожал плечами Макгорри. – Тот, кто это сделал, совсем с катушек съехал. Рубанул ее ножом. Наверняка сам весь залился ее кровью. Ну и кровавый след тянется только до калитки, а машины у Питкина нет. Орудие убийства мы так и не нашли.

– Кто его шантажирует этими фотографиями?

– Мужчина или женщина. Судя по его реакции, думаю, это все же мужчина. На фото видно, что он не по доброй воле участвует во всем этом. Если даже что-то такое и было вначале, к тому моменту, как его раздели догола и привязали, все изменилось. Над ним – более физически слабым – совершают насилие, и он просто в ужасе. Не говоря уже о том, что он заблевал нам весь кабинет, когда понял, что у нас есть эти фото и видео.

– Может, он работал мальчиком по вызову? – предположила Эрика. – Но нет, семья у него небедная.

– Он, кстати, стоит на учете на бирже труда.

– Слишком много вопросов касательно него, и ты прав, он очень перепуган на видео. Надо быть осторожными. Кто бы ни был этот человек, он наводит на Джозефа ужас.

Глава 15

Четырьмя этажами ниже Джозеф лежал в камере на узкой кровати, под ярким светом лампы, уставившись в узкое окно. От страха он почти впал в ступор. Его отвели к доктору, помыли и вернули в камеру. На нем были темные джинсы, порванные на коленях, и толстый темный свитер. Обувь и ремень у него забрали.

Из коридора слышались голоса. В участок привезли молодых парней – они шумели, кричали и ругали дежурного.

«Откуда у них эти фотографии? – думал Джозеф. – Я же их удалил. Он сказал мне, что, если я буду молчать, никто их не увидит».

Джозеф представил себе лицо мужчины по имени Т – широкое красивое лицо с высоким лбом и пронизывающим взглядом. Он подумал, они друзья, раз Т решился показать ему, что у него в подвале.

– Вот где я развлекаюсь, – сказал тогда он.

Подвал был темный, с низкими потолками и бетонным грязным полом. Спертый воздух пропитался потом. Он увидел доски, клетку и кожаные ремни. Стены были заклеены вырезками из порножурналов. Джозефа не шокировали голые тела или секс. А вот от выражения лиц мужчин и женщин, которые на фотографиях были в подчиненных позициях, у него пошел мороз по коже. В их глазах застыл неподдельный ужас. Некоторые были в крови.

– Это реальные фотографии? – спросил он тогда.

Т кивнул, положил руку себе на пах и пошел на Джозефа.

– Мне пора идти. – Он попытался метнуться к двери.

– Давай выпьем по последней, – сказал Т, крепко ухватив Джозефа за кофту.

Желая разрядить обстановку и спрятать свой страх, Джозеф согласился. В напиток было что-то подмешано, и он проснулся голым и привязанным к столу, без малейшей возможности двигаться.

Он не знал, как долго это продолжалось. Его сковывал страх смерти, но еще страшнее было смотреть в глаза мужчине, для которого крики и боль другого человека служили источником возбуждения. Последнее, что он запомнил, – противогаз. Удушливый запах смеси пота, резины и амилнитрата так и не выветрился из памяти.

Несколько раз этот человек душил Джозефа до потери сознания, и он приходил в себя от дыхания рот в рот. Как его фотографировали, он не помнил, но зато помнил видео под яркой вспышкой телефонной камеры. Он получил его на следующий день по электронной почте. В теле письма было написано:

Фотографии у меня в надежном месте. Будешь держать язык за зубами – там они и останутся. Т.

А теперь полиция знает. И будет расследовать. Есть ли у них само письмо? Расскажут ли они родителям? Кто еще об этом узнает? Джозеф засунул руки между ног и начал всхлипывать и метаться на кровати. По телу снова прошла волна ужаса и рвотный позыв, но в желудке ничего не осталось, только желчь. Он хотел вытереть рот, но пальцы застряли в дыре на колене.

Услышав, как открывается люк, он подпрыгнул от неожиданности. Шум в конце коридора сразу стал громче. Ребята все еще кричали, но теперь уже каждый из своей камеры.

– Ты в порядке, парень? – спросил дежурный.

Джозеф повернул к нему голову и через силу кивнул. Люк снова захлопнулся, и крики стали тише. Джозеф схватился за разорванные на колене джинсы и оторвал от них длинный кусок ткани.

Наконец в коридоре все утихло, всех распределили по камерам, и через пятнадцать минут дежурный снова пришел проверить Джозефа Питкина. Открыв люк, он увидел, что на кровати и в зоне видимости его нет.

– Парень, ты в порядке? – спросил он, направив фонарь на стальной унитаз и раковину в дальнем углу.

Люк был высоко на двери. Увидев кусок ткани, обернутый вокруг маленького крепления на люке, дежурный запаниковал. Просунув руку внутрь, он нащупал полоску плотного материала и макушку Джозефа.

– Черт! Черт! – закричал он и побежал по коридору к своему столу, где нажал на тревожную кнопку.

Заверещала сирена, он схватил ключи и рванул назад, к двери камеры Джозефа. Когда он ее отпер, дверь было трудно открыть внутрь, мешал вес тела. На помощь к нему уже спешила опытная коллега. Когда им наконец удалось войти в камеру, они обнаружили Джозефа висящим на куске джинсовой ткани в полуметре от пола с синим лицом и красными выпученными глазами.

– Снимаем его, быстрее! – закричал дежурный.

Коллега заранее захватила с собой ножницы и теперь срезала самодельную петлю. Дежурный положил Джозефа на пол и ослабил хват петли.

Она тихо стояла, пока он несколько минут пытался откачать подростка. Она знала, что он мертв. В ее опыте было много подобных случаев.

Глава 16

Рост суперинтенданта Мелани Хадсон составлял чуть более полутора метров, но за ее светло-серыми глазами, светлыми волосами и фигуркой дюймовочки скрывался стальной характер.

Она уже устроилась поудобнее перед телевизором с коробкой конфет, вместе с мужем и маленьким сыном, когда зазвонил телефон, и ей сообщили, что в ее участке погиб молодой человек.

Она тут же поехала туда и успела увидеть, как выносят тело Джозефа Питкина. Она приняла доклады двух дежурных и стала подниматься по лестнице в свой кабинет. Повернув за угол, она увидела сидящую перед ее дверью Эрику.

– Ты здесь давно в темноте сидишь? – спросила она, локтем нажав на выключатель.

– Мне так лучше думается.

Мелани поставила на пол сумку и открыла дверь кабинета. Эрика зашла за ней.

– Расскажи мне все с самого начала, – сказала Мелани, указав на стул напротив себя.

Эрика прошлась по всем событиям дня, связанным с Джозефом, начиная с момента, когда она увидела его на месте преступления, и заканчивая последовавшим за обнаружением фото и видео арестом.

– Мне нужны от тебя видео проведенных допросов и подробный письменный отчет. И отчет Макгорри. Что-то еще хочешь мне рассказать?

Эрика потупилась.

– Отец Джозефа – бывший адвокат. Когда мы бежали за ним, уже в самом конце, Макгорри ввязался с ним в драку, если точнее, в борьбу. Он пытался не дать ему уйти. И он держал его за ремень на шее.

– Что значит «держал»?

– Отец, Дэвид Питкин, сказал, что это удушающий захват.

– И это так?

– Все были на эмоциях. Джозеф распускал руки и дрался, в какой-то момент он повалил Макгорри. И Джон действовал в рамках самозащиты.

– Применял ли он удушающий захват?

Эрика почесала голову.

– Черт возьми. Да.

– Как долго?

– Не знаю. Несколько секунд. Секунд десять.

– Как ты понимаешь, предстоит полное расследование, по какой причине Джозеф Питкин повесился. Он был под спецнадзором из-за риска самоубийства.

– Почему частота обхода – всего раз в пятнадцать минут? Ведь очень многое можно сделать за это время. Он умудрился разорвать джинсы!

Эрика вытерла слезы и, выпрямившись, взяла салфетку.

– Я хочу сообщить родителям.

– Нет. Это не лучшая мысль.

– Он оказался в камере из-за меня.

– Он оказался в камере, потому что у тебя были серьезные причины арестовать и допросить его. Кроме того, у тебя был конфликт с семьей. Им нужен кто-то, кто не участвовал в этом процессе. Я сама сообщу родителям вместе с сотрудником, которого закрепят за семьей.

– Я не знала, что у него проблемы с психикой. У меня нет его выписки, но его осмотрел доктор после того нервного допроса. И доктор заключил, что его можно допросить снова, после перерыва. Но мы не успели. Он должен был сыграть ключевую роль в моем расследовании.

– Хорошо. Я отпускаю тебя до завтра, – сказала Мелани.

– Ты снимаешь меня с дела?

– Нет. Я посмотрю видео допроса, и мне нужно поговорить с дежурным и сотрудниками, проводившими арест. От тебя я жду подробный письменный отчет. И хочу поговорить с Макгорри.

– Хорошо, – сказала Эрика, вставая со стула.

– Подожди, сядь.

Эрика снова села.

– Что?

– Скажу тебе кое-что, и знаю, что тебе это не понравится, но хочу, чтобы ты меня выслушала.

– Что?

– У тебя был очень тяжелый год, Эрика. Еще только неделя прошла с того дела об убийстве и похищении.

– Десять дней, – поправила ее Эрика и закрыла глаза, погружаясь в воспоминания.

То следствие выжало из нее все соки. Молодая пара, Нина Харгривз и Макс Хастингс, совершили в Лондоне целый ряд убийств и краж. СМИ сделали из них новых Бонни и Клайда, после чего капитан Марш выступил с роковым заявлением, обличая обоих убийц.

Марш подумал, что поступает умно, предъявляя им ультиматум, но добился он только того, что у убийц появились имена и лица. Им не составило труда раскопать подробности личной жизни Марша и узнать, что его жена из богатой семьи и что у них две маленькие дочери.

Они напали на Марси, когда та была дома одна. Сотрудникам детского сада Нина Харгривз сказала, что она – новая няня девочек. И дело приросло эпизодом похищения. Вопреки советам, Марш и Марси заплатили выкуп в двести тысяч фунтов, но все закончилось, только когда Эрике удалось выяснить, где Нина и Макс держат двойняшек. Оказалось, что они в заброшенном Дартмуре, на юге Англии.

Последовавшая кровавая бойня, в которой Макс и Нина переключились друг на друга, надолго останется в памяти Эрики. Она спасла двойняшек, которые не пострадали физически, но с уверенностью можно было предположить у них глубокие психологические травмы.

– Эрика! Эрика!

Она открыла глаза. Мелани обеспокоенно смотрела на нее.

– Что случилось?

– Извини. Я устала и все еще не могу отойти от шока. Это такая трагедия – молодой человек покончил с собой. Но он еще был и моим главным свидетелем.

Мелани достала кошелек, вынула визитку и передала ее Эрике.

– Доктор Джи-Пристли, клинический психолог, – прочитала та, взглянув на Мелани. – Это для меня?

– Да.

– Думаешь, я схожу с ума? Слетаю с катушек?

Мелани подняла руку, останавливая ее.

– Нет, не думаю. Сразу хочу сказать – это мой доктор. Хожу к нему раз в неделю.

– Ты ходишь на психотерапию?

– Да.

Эрика не знала, что сказать, и только смотрела на визитку.

– Что все это значит? Ты меня направляешь к доктору? Я только что успешно завершила расследование, поймала двух убийц-рецидивистов, спасла дочерей капитана районной полиции, и вместо поздравлений ты меня направляешь на психотерапию?

– Эрика. Нет. Я говорю сейчас с тобой как с подругой или коллегой. Это частный разговор. Он не имеет никакого отношения к полиции, к расследованиям или суициду Джозефа Питкина. Ты – один из лучших моих сотрудников, и я уверена, что ты в самое ближайшее время вернешься к работе над этим делом, но я хочу, чтобы ты обратилась за помощью. Это моя должностная обязанность – сообщать, когда мои сотрудники страдают от особенностей нашей работы.

– Ты собираешься куда-то сообщить обо мне?

– Нет! Слушай, что я говорю, идиотка чертова!

Эрика посмотрела на нее и улыбнулась.

– Прости, – начала извиняться Мелани.

– Все нормально. Я предпочитаю, чтобы меня называли чертовой идиоткой, а не кормили всякими корпоративными шаблонами. Значит, это твой врач? – переспросила она, поднимая визитку.

– Да.

– А можно спросить, почему ты…?

Мелани глубоко вздохнула и откинулась назад.

– В первый раз я забеременела близнецами. Относила полный срок, устроила праздник перед родами, вся семья и муж ждали в роддоме, когда смогут взять на руки малышей… А они оба родились мертвыми. – Мелани глубоко вздохнула и вытерла слезу. – Доктора не знали, почему так случилось. Ни у кого в моем роду такого не было. Беременность развивалась идеально, как по учебнику. И для меня было невыносимо то, что для произошедшего не было никаких причин. Я потеряла веру и почти все остальное. Это почти убило меня.

– Мне очень жаль. Когда это было?

– Десять лет назад, но мне пришлось пройти долгий путь, прежде чем я смогла вернуться к нормальной жизни. Я не думаю, что это вообще возможно – полностью отойти от того, что произошло, но сейчас все хорошо. Поэтому я говорю сейчас с тобой как друг, без снисхождения. Не разрушай себя, Эрика, и не сгорай на работе. Она не стоит этого. Я не хочу указывать тебе, как жить твою жизнь, но я тебе не враг. Как я и сказала, ты – один из лучших моих сотрудников, и я хочу, чтобы так оно и было. Хочу, чтобы ты продолжала делать свое дело, но тебе нужно сохранить здравомыслие.

Эрика снова посмотрела на визитку.

– Можно мне подумать?

– Конечно, просто не думай слишком долго. А пока езжай домой и поспи. Я тебе позвоню. И позови Макгорри.

Эрика вышла из кабинета и закрыла за собой дверь. В коридоре на стульях ждали Макгорри и дежурный. Оба они были в шоке.

– Как прошло? – спросил, выдохнув, Макгорри.

– Нормально. Просто говори всю правду, как было. Мне пришлось рассказать об удушающем захвате. Я дала ей понять, что ты действовал в рамках самозащиты. И то же самое напишу в отчете.

– На джинсах, на джинсах… – повторял дежурный, потрясенно мотая головой.

– Ты делал то, что должен был, – сказала ему Эрика.

– Но этого оказалось недостаточно, – ответил он.

Эрика положила ему руку на плечо, попрощалась и вышла из участка. В машине, на заднем сиденье, она увидела рождественские подарки двойняшкам и поехала к Маршу.

Глава 17

Марш жил недалеко от Хилли-Филдс, в большом доме на красивой улице, с которой открывался сногсшибательный вид на Лондон. Когда Эрика подъехала, солнце как раз вышло из-за туч, и белый снег заискрился золотом. В глубине души она надеялась, что Маршей нет дома и она просто оставит подарки на крыльце и уедет, но звук телевизора было слышно даже снаружи. Глубоко вздохнув, Эрика взялась за железное дверное кольцо и постучала.

Дверь распахнулась через считанные мгновения. Перед ней стоял Марш. Он заметно похудел и осунулся, но в свои сорок пять оставался красивым мужчиной.

– Эрика! – удивленно воскликнул он.

– Понимаю, что опоздала на целые сутки, но хочу передать девочкам подарки и извиниться за то, что вчера не появилась, – сказала она, демонстрируя пакеты.

Не успел Марш что-то сказать в ответ, как из-за его спины появилась Марси.

– Ты все-таки доехала. С Рождеством! – обнимая Эрику, сказала она. – Как ты?

Красавица Марси тоже очень похудела. Обычно блестящие, черные волосы свисали длинными прядями, а плотный слой тонального крема не скрывал следов нападения – синяков под глазами и опухоли там, где ей сломали нос.

– Все хорошо, – смущенно ответила Эрика.

Долгая история их отношений была непростой до того момента, как Эрика спасла их маленьких дочек.

– Заходи внутрь, там же холодно, – позвала Марси, похлопывая Эрику по плечу. – Ты не очень-то тепло одета, при такой погоде нужно что-то посерьезнее, чем кожаное пальто.

Ее проводили в гостиную, натопленную чересчур жарко. В камине полыхал открытый огонь, рядом с ним стояла огромная елка. В кресле в углу дремал отец Марси, Леонард, в кресле около елки – отец Марша, Алан.

– Садись, – суетилась Марси. – Я сейчас устрою нам фуршет. У меня есть мясная нарезка, сыры, брокколи и сырный суп.

– Здорово, – откликнулась Эрика.

– Может, что-нибудь выпьешь? Шампанского? – предложил Марш.

– Пол, говори потише. Они же спят! – театральным шепотом отругала его Марси.

– Я говорю точно так же, как и ты, – зашипел он в ответ.

– Нет, ты орешь, как ненормальный… Иди помоги мне с едой. Извини нас, Эрика.

Они вышли из комнаты, а Эрика принялась разглядывать спящих раскрасневшихся дедушек. Отец Марси, Леонард, – загорелый и одет с иголочки: в синих свободного кроя брюках и клетчатой рубашке с галстуком. Алан, в старых джинсах и желтом вязаном свитере, смотрелся гораздо неряшливее. Леонард заерзал, кашлянул и выпрямился, постепенно приходя в себя. С почти комической медлительностью он осознал, что перед ним стоит Эрика.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте.

– Мы ведь знакомы с вами, да? Вы – та девушка из полиции, – сочным, хорошо поставленным голосом с аристократическим акцентом проговорил он. – Вас зовут Ульрика, да?

– Эрика Фостер, старший инспектор.

Он неловко поднялся, подошел и с улыбкой протянул ей руку, сверкая неестественно белыми вставными зубами. Они обменялись рукопожатием, а затем он вдруг подался к ней и расцеловал в обе щеки.

– Мы очень благодарны за то, что вы сделали для Пола и Марси и двойняшек. Спасибо! – сказал он, не переставая трясти ей руку.

– Спасибо. Я просто делала свою работу.

– Это был сущий кошмар. Я смотрел новости, тело Макса Хастингса даже не показали.

– Да…

Леонард так и не выпускал ее руку.

– Пол говорит, что та женщина направила на него сигнальную ракету, и ему разорвало всю голову, мозги разлетелись повсюду. Как вы думаете, девочки это видели?

– Да, думаю, да.

– Мой дед воевал в Первую Мировую, в окопах… Его, конечно же, контузило. Он вспоминал, как у молодых парней затылки отрывало осколками снарядов… Это сейчас нам всем советуют идти к психотерапевтам, а тогда они носили все в себе.

Тут проснулся Алан и начал медленно приходить в себя, облизывая губы и потирая глаза. Он был постаревшей копией Марша, с грубоватым лицом и густыми, коротко стриженными седыми волосами.

– Алан, это Ульрика, женщина из полиции, которая поймала тех ублюдков.

– Здравствуйте. Меня зовут Эрика, – сказала она, вынимая ладонь из захвата Леонарда.

– Ульрика… Шведское имя. Это вы погоду объявляли? – на полном серьезе спросил Алан.

– Погоду?

– У бедного старикана шарики за ролики зашли, – тихо сказал Леонард, стуча по голове.

– Я все слышал! – сказал Алан. – Это медсестра?

К счастью, в этот момент в комнату вошел Марш, неся поднос с шампанским.

– Папа, это Эрика. Эрика Фостер. Мы вместе учились в Манчестере, – сказал он. Алан кивнул, но не было похоже, чтобы он что-то понял.

– А вы с нами обедали? Пол, она с нами обедала?

– Нет, пап, Эрика только что приехала, – медленно и громко произнес Марш.

Повисла неловкая тишина. Леонард взял пульт и включил телевизор. Комната наполнилась громкими звуками, и на экране появились кадры из фильма «Звуки музыки». Дети капитана фон Траппа стройным шагом спускались по лестнице.

– Пойдем на кухню, – тихо сказал Марш.

Эрика улыбнулась, посмотрев на двух дедушек, тут же погрузившихся в происходящее на экране.

– Прости. Папа уже путается в событиях. Тяжелое у нас было Рождество. Мне все приходится по десять раз повторять, – сетовал Марш, пока они шли на кухню. – Леонард еще соображает, он просто не слушает никого. Живет в своем мире.

– Кто не слушает? – спросила Марси, поймав обрывок его фразы. Она накрыла изысканный фуршет на длинном столе.

– Твой отец.

– По крайней мере, мой отец знает, какой сегодня день недели.

– Ты преувеличиваешь, – отрезал Марш.

– Это факт. Его нужно оформить в пансионат. Очень тяжело принимать его здесь. А с моим отцом все в порядке. Если помнишь, он вчера выиграл у нас в «Битву умов».

Эрика не отрывала взгляда от своего бокала с шампанским, стараясь держаться подальше от линии огня.

– Я не говорю, что у него то же самое, что у моего отца. Но он упертый, и то, как он общается с твоей матерью…

– Моя мать ничуть его не лучше бывает.

– Тогда почему она сегодня предпочла уехать? Лучше бы я уехал вместо нее.

Марси подняла на него взгляд. В глазах у нее стояли слезы.

– Наверное, мне стоит уйти, – сказала Эрика.

– Нет, останься, пожалуйста, – попросила Марси, прикладывая салфетку к глазам. Марш стоял рядом с ней, изо всех сил пытаясь сдержать свой гнев.

Разряжая напряжение, в кухню вбежали Софи и Миа – худенькие четырехлетние малютки в одинаковых фиолетовых бархатных платьях и плотных бежевых колготках. Длинные темные волосы были собраны розовыми резинками. Увидев Эрику, они без слов подошли и обняли ее. Эрика поставила бокал и села на корточки, обнимая их и прижимаясь щекой к их волосам, вдыхая их запах. В этой теплой, светлой кухне случившийся кошмар казался чем-то нереальным и далеким.

– Мы так рады тебя видеть, – храбро начала Софи.

– И я очень рада вас видеть, – ответила Эрика.

Они смотрели друг на друга. Миа печально кивнула – в ее больших карих глазах отражались все ее чувства. Эрика ругала себя за то, что не пришла вчера на обед.

– Я купила вам подарки. Пусть я и с опозданием вас поздравляю, но все равно – с Рождеством!

Она вручила девочкам два пакета, те достали оттуда подарки и принялись с радостным предвкушением разворачивать упаковку. Внутри обнаружился набор для изготовления блестящих стикеров и еще один – для плетения модных резинок для волос – разноцветных, с цветами и блестками.

– Я привезла два разных подарка, но я помню, что вы любите друг с другом делиться, – сказала Эрика.

Лица девочек светились восторгом и изумлением.

– Девочки, что нужно сказать Эрике? – подсказала Марси.

– Спасибо, Эрика! – сказали они хором.

– Вам ведь еще не дарили такие наборы? У меня племянницы примерно вашего возраста, это они порекомендовали мне купить их.

– Нет, у нас таких нет, и это лучшие на свете подарки! – закричала Миа, снова обнимая Эрику.

Девочки посмотрели на Марси.

– Мамочка, давай, – сказала Софи.

Марси подошла к шкафу, достала оттуда маленькую подарочную коробочку и передала ее Софи. Миа тоже взялась за краешек, и они вместе преподнесли ее Эрике.

– Это – тебе от нас, – сказал Миа.

В упаковке оказалась ювелирная коробочка с цепочкой и маленьким серебряным крестиком. Марси взяла коробку, расстегнула цепочку, а Миа убрала волосы с шеи Эрики, чтобы они смогли надеть подарок.

– Как красиво, – сказала Эрика, глядя на девочек, а затем и на Марси с Маршем.

Все улыбались. Потом двойняшки достали из карманов новые «Айфоны» и уверенно провели по экранам своими маленькими пальчиками.

– А это нам папочка и мамочка подарили, – сказала Софи. – Они хотят, чтобы мы всегда были на связи с ними из-за того, что случилось.

Они показали Эрике экраны телефонов с ее фотографией в новой цепочке. Она выглядела очень изможденной и бледной – почти прозрачной на фоне белого холодильника.

– Ты очень красивая, – сказала Софи.

– Но тебе бы не помешало немножко поесть, – добавила Миа.

Это замечание разрядило обстановку, и все засмеялись.

– Девочки, идите мойте руки, – сказала Марси.

Эрика подождала, пока девочки выйдут из комнаты.

– Как они?

Марси и Марш переглянулись.

– Как ни странно, учитывая все обстоятельства, хорошо, – сказала Марси. – Софи намного сильнее. Она присматривает за Мией.

– Еще они часто уходят в угол говорить друг с другом на своем придуманном языке, – добавил Марш.

– Учебников со схемой действий в таких ситуациях не существует. В начале года поведу их к психотерапевту, – сказала Марси.

– А вы сами как? – спросила Эрика.

Они снова переглянулись, словно до этого им и не приходило в голову, что они – пара. С ответом никто не торопился.

– Живем одним днем, – сказал Марш и погладил Марси по ноге, которую та тут же отдернула.

– Давайте есть, – предложила она.

Через некоторое время Эрика поехала домой. Подарок девочек придавал ей сил, и она постоянно трогала цепочку, пока вела машину. В кои-то веки она была рада, что дома никого нет. Атмосфера в доме Марша была настолько враждебной, что, несмотря на огромные размеры дома, казалось, в нем не хватает места присутствующим.

Эрика наливала себе водку в стакан со льдом, когда позвонила Мелани.

– Я разобралась в ситуации с Джозефом Питкином. На данном этапе могу заключить, что это было трагическое стечение обстоятельств.

– Понятно. Ты сказала его родителям?

– Да. Как и можно было ожидать, они убиты горем.

– Винят меня?

Мелани вздохнула.

– Не буду ничего тебе говорить. Но, конечно же, они смотрят на эту ситуацию совсем под другим углом.

– Ты спросила у них про фотографию и письмо от человека под именем Т?

– Нет, Эрика, не спрашивала… – Мелани помолчала. – Ты мне нужна завтра в участке. Дам тебе людей для расследования убийства Мариссы Льюис. Выспись хорошо.

Положив трубку, Эрика подошла к окну в гостиной. Света в соседних окнах не было, и на заснеженной улице было темно. Вдруг в тусклом свете фонаря показалась лиса. Ее шкурка лоснилась и переливалась. Она осторожно пробиралась к мусорным бакам, надеясь полакомиться остатками рождественских обедов. Не уверенная, все ли вокруг спокойно и можно ли продолжать путь, она остановилась. Эрика не сводила с нее глаз.

– Давай. Все спокойно, беги, – подбодрила она зверька. Лиса медленно зашла на парковку, прошла мимо засыпанных снегом машин и направилась прямиком к бакам. – Вот, молодец.

Вдруг наверху что-то скрипнуло, в окне зажегся свет, осветив участок парковки. Лиса обернулась, а затем молниеносно скрылась в темноте.

Глава 18

Темные зимние вечера в пригороде Лондона всегда радовали мужчину, который именовал себя Т. Он выходил из дома под покровом темноты, одетый в черное, пряча в кармане длинного пальто кожаный противогаз.

Южная часть Лондона тянулась на многие километры, и каждый раз среди бесконечных рядов блочных домов, темных переулков, маленьких укромных парков и кустарников ему удавалось найти что-то новенькое. Камер наблюдения в пригородах почти не было, а на железнодорожных станциях они были установлены только в освещенных зонах.

Ему казалось, что маскировки лучше, чем его собственное лицо, не найти. Оно было совершенно неприметно – пусть и не олицетворение шаблонных черт, но вполне обычное. Именно поэтому за месяцы поисков полиция могла похвастаться только снимком противогаза.

Его всегда удивляло, насколько люди ненаблюдательны. Особенно те, кто ездит на электричках на работу. У них всегда только одно желание – добраться до места назначения. На то, что их окружает, они не обращают почти никакого внимания. На глазах у них шоры, как будто они боятся вступить в контакт с внешним миром. А вот безработные, пьяницы и бездомные представляют для него ощутимую опасность. Они совсем по-другому взаимодействуют с окружающей реальностью, они лучше настроены на нее и не ограничиваются перемещением своего тела из точки А в точку Б. Эти люди, вынужденные каким-то непонятным образом выживать у всех на виду, превратились в часть привычного пейзажа и стали настоящими мастерами наблюдения, безошибочно вычленяя из людской массы тех, из кого можно выжать немного мелочи, стрельнуть сигарету или продать наркотики.

К счастью для Т, люди – по крайней мере, те из них, кто что-то из себя представляет, – не обращают внимания на бездомных. Было бы настолько легче выбрать подходящего бездомного, предложить ему пару фунтов и завести в темный угол. А за пять фунтов с ним можно было бы делать все, что хочешь, в зависимости от степени безнадежности его состояния.

Но так неинтересно. Т подстегивал страх, который он испытывал, выбирая в жертву чистенького и преуспевающего человека. Каждый раз, когда он затаскивал в темный угол приличного, хорошо одетого, прилежного налогоплательщика и вырывал его тем самым из маленького мирка благополучия, он видел недоумение на его лице. Оно говорило: такие вещи не могут случиться со мной, они случаются только с другими, плохими людьми. А я – хороший.

Противогаз, помимо практической пользы, доставлял и чувственные ощущения – от плотного прилегания к коже, от запаха его собственного пота, смешанного с запахом животного страха. Толстые линзы искажали внешнюю действительность и немного увеличивали лица жертв.

Сегодня он побудет обычным зрителем. Снег приглушал все звуки и еще больше облегчал задачу. Он будет смотреть и ждать. Имен жертв он никогда не знал, главным было взорвать их обыденный график. Как же это просто – вычислить, когда они уходят из дома, во сколько уходят на работу, во сколько возвращаются. Как же скучно живут люди! Даже в Рождество.

А когда узнаешь их график, все остальное – дело техники.

Глава 19

На следующий день Эрика приехала в участок рано утром и зашла в маленький кухонный уголок, расположенный рядом с раздевалкой для сотрудников. Пока она рассматривала батарею чашек на полке, вошли два сотрудника – мужчина и женщина. Они вернулись со смены и еще не успели переодеться.

– Доброе утро, мэм, – хором поздоровались они, не скрывая удивления.

– Доброе утро! Какую чашку можно взять? Они все чьи-то, наверное?

Мужчина, ростом чуть ниже Эрики, протянул руку и достал две чашки, подавая одну своей смутившейся коллеге.

– Те, что с цветочками, никто не использует, мэм, – сказал он.

Эрика достала чашку, и, пока в чайнике закипала вода, повисла неловкая пауза. Когда он выключился, все остались на местах.

– Наливайте первые, вы заслужили, – сказала Эрика.

Молодой человек зачерпнул ложкой кофе из большой банки и насыпал по кружкам.

– Тяжелая была ночь?

Он кивнул.

– Когда приходит время выгонять народ из пабов, наступает привычный ад. А на праздниках подростки еще больше пьют и дерутся.

– И еще нас трижды вызывали, когда людям казалось, что они видели человека в противогазе, – добавила женщина.

– Человека в противогазе? – переспросила Эрика.

– Да. О нем последние пару недель говорят в местных новостях. Вы не слышали?

– Нет, я была занята другим следствием.

– Какой-то мужчина в противогазе нападает на женщин и мужчин. Его излюбленные места – железнодорожные станции или рано утром, или поздно вечером, когда ушел последний поезд.

– Сколько уже жертв?

– Пять, начиная с середины ноября.

– Он их насилует?

– Не всех. Первых двух жертв он душил до потери сознания, а когда они пришли в себя, его уже рядом не было. В новостях вчера утром было обращение к гражданам за информацией, после того как в Рождество он напал на женщину рядом со станцией Сиденхем.

– Ей до дома оставалось меньше минуты, – добавил ее коллега.

– И вот мы всю ночь ездили по вызовам тех, кому показалось, что они что-то видели или слышали. Все эти вызовы оказались ложными.

Взяв чашки, они вышли, и в кухню, прямо в огромном пуховике, зашла инспектор Мосс – низкорослая, упитанная коллега Эрики. Ее ярко-красные волосы были покрыты снежинками, а бледное лицо – веснушками.

– Доброе утро, босс. Как Рождество? – спросила она, расстегивая пуговицы и доставая себе чашку.

– Ну…

– Ты ведь работала, да?

Эрика кивнула.

– Произошло убийство, по нему как раз и собираю сейчас совещание.

– Ну а на праздничный рождественский обед ты попала?

Эрика замотала головой.

– Съела бутерброд – первый в тот день, и он же последний.

Мосс скорчила гримасу.

– А я съела первый, и он же последний, рождественский пудинг в виде смузи. К нам приезжал мой брат Гарри с женой и детьми.

– Сколько их?

– У него всего одна жена.

– Очень смешно.

– Трое.

– Они поладили с Джейкобом?

Мосс потерла глаза и налила в чашку кипяток.

– С ним – да, но они не ладят между собой. Сейчас у них тот самый возраст – семь, восемь и девять. В общем, это был цирк с конями. Наш дом слишком маленький для этого всего. А за праздничным обедом дети спрашивали про слово на букву «л».

– Про Лапландию?

Мосс усмехнулась и принялась размешивать молоко в чашке кофе.

– Ха-ха. Нет. Про лесбиянок, а точнее, про меня и Силию. Почему мы поженились, как мы поженились, как это у нас родился Джейкоб. Силия, конечно, справилась с ситуацией, но вопросов у них был миллион. Даже про хлопушки забыли! Все в целом было хорошо, просто я не ожидала такого поворота.

Эрика хотела еще что-то сказать, но тут в кухню вошел высокий красивый чернокожий мужчина. Увидев Эрику и Мосс, он замер от неожиданности.

– Ой. Доброе утро, – поздоровался он, придя в себя. Это был инспектор Питерсон.

Мосс переводила взгляд с Эрики на Питерсона, пытаясь понять, что делать дальше.

– Черт возьми. Он наконец-то вернулся на работу! – воскликнула она.

Он кивнул и, широко улыбнувшись, показал удостоверение. Вся серьезность с его лица мгновенно улетучилась.

– Ты выглядишь гораздо лучше, – заметила Эрика. Его появление стало для нее сюрпризом. Приятным сюрпризом. – Хорошо отметил праздники?

– Нельзя сказать, чтобы это были праздники. Больше похоже на отсчет дней до начала работы. Так получилось… В общем, это было прекрасное Рождество, одно из лучших.

– А поподробнее? – спросила Эрика, желая проверить свою догадку. Он явно с кем-то познакомился. Впрочем, задав вопрос, она тут же пожалела об этом.

– Ну, сегодня – мой официальный первый рабочий день, – сказал он, меняя тему. Повисла неловкая тишина.

– Хороший ты выбрал день. Через пять минут в штабе совещание. Не опаздывай, – сказала Эрика, взяла свою чашку и вышла.

Мосс и Питерсон какое-то время молчали, затем Мосс подошла к двери и проверила, нет ли рядом Эрики.

– Ты виделся с ней на праздниках?

– Нет.

– С вами все будет нормально? Очень не хотелось бы оказаться между молотом и наковальней. Вы мои самые любимые люди.

– То есть я вхожу в этот почетный перечень? – засмеялся Питерсон.

– Иногда. Всяко бывает. Ты бы хоть позвонил ей в Рождество. Я знаю, что вы расстались, но она работала даже в праздник. А это ее выходной. Ты ведь знаешь, она одинокая старенькая птичка, это я в самом добром смысле говорю. Я приглашала ее к нам в гости, но она не захотела мешать.

– Я собирался приехать к ней, а потом кое-что… случилось, – сказал Питерсон. – Я все еще пытаюсь это уложить в голове.

Он улыбнулся и помотал головой, словно до сих пор не веря в произошедшее.

– Судя по всему, кое-что хорошее?

Он подошел к двери и закрыл ее.

– Сделай мне кофе, и я тебе расскажу.

Глава 20

Совещание собрали в самой большой штабной комнате на первом этаже.

Эрика встала перед трехметровой картой Лондона, похожего на бесконечный лабиринт улиц внутри северной и южной кольцевых дорог. Город окружала трасса M25, а через его центр толстыми синими венами текла Темза.

В следственную группу вошли двадцать человек – сотрудники полиции и гражданские. Сегодня они впервые собрались все в одном месте. Здесь были люди, с которыми Эрика уже работала раньше: светловолосый сержант Крейн, так и не вернувшиеся с кухни Мосс и Питерсон, разбирающие документы Макгорри и Кей. Они оба кивнули и улыбнулись Эрике, когда она проходила мимо. Инспекторы Найт и Темпл вместе с констеблем Сингхом, обладающим невероятно острым умом, размещали на маркерной доске информацию по делу.

Суперинтендант Хадсон тихонечко вошла в комнату, закрыв за собой дверь, и встала у дальнего стола. Она кивнула и улыбнулась Эрике.

– Доброе утро всем! – начала Эрика. – Надеюсь, все хорошо отметили Рождество. К сожалению, праздник закончился слишком быстро.

Она подошла к паспортной фотографии Мариссы Льюис.

– Двадцатидвухлетняя Марисса Льюис была убита на ступеньках своего дома на Конистон-роуд в южной части Лондона. Я еще не получила результаты вскрытия, но, по предварительным оценкам, смерть наступила поздно вечером накануне Рождества.

Открылась дверь, и вошли Мосс с Питерсоном, держа в руках чашки с кофе. Мосс повернулась к Эрике и беззвучно, одними губами прошептала извинения. То же самое проделал и Питерсон. Они прошли и сели рядом с ксероксом, у выходящих в коридор окон.

– Спасибо, что присоединились к нам. Не знала, что растворимый кофе так долго заваривается.

– Извини, босс, – сгорая от стыда, ответила Мосс. Питерсон виновато смотрел на свою кружку.

– Марисса Льюис получила многократные удары острым лезвием с зазубринами, – продолжила Эрика и показала увеличенные фотографии ранений. – На данном этапе орудие убийства не найдено, но из отчета криминалистов, работавших в доме, мы уже знаем, что место преступления ограничено палисадником. Внутри дома следов крови Мариссы нет. Мы еще ждем дополнительных подробностей от криминалистов и результатов вскрытия.

– Уже можно заключить, что мать Мариссы непричастна? – спросил Макгорри.

– Нет. Но если предположить, что Мариссу убила она, это означает, что ей пришлось где-то помыться и избавиться от одежды и только после этого переступить порог дома. На этом этапе мы никого не исключаем из числа подозреваемых. Пока подозреваем всех.

Далее Эрика рассказала обо всех событиях, связанных с Джозефом Питкином, включая его самоубийство. Эта новость была встречена гробовым молчанием. Суициды в участковых камерах служили лучшим напоминанием о том, насколько нестабильным и уязвимым бывает состояние арестованных.

– На данном этапе мы все еще считаем, что Джозеф Питкин имеет какое-то отношение к этому делу. Я считаю, нам нужно вооружиться более убедительными доказательствами и обратиться к его родителям за дополнительной информацией. У нас есть фотографии и видео с его мобильного телефона, подтверждающие, что у него были отношения с жертвой. Несколько раз, чаще всего в вечернее время, он тайком снимал ее на видео, когда она была в своей комнате. Думаю, в какой-то момент она узнала, что он снимает ее. Необходимо установить, делал ли он это с ее согласия, или, может, была некая причина, почему она разрешала ему себя снимать. На одном из видео Марисса занимается сексом с мужчиной, подходящим под описание соседа по имени Дон Уолпол.

На доске было размещено несколько кадров с этого видео.

– Дон Уолпол женат, ему чуть за пятьдесят. По некоторым данным, у него были отношения с Мариссой, когда та была еще подростком. Он тоже живет на Конистон-роуд. Другой сосед с той же улицы, Иван Стовальски, тоже имел сексуальную связь с Мариссой. Ему около тридцати пяти, он поляк, живет в Лондоне с женой. Марисса работала танцовщицей бурлеска в лондонских клубах. Также она опекала пожилую женщину, которая живет в Хилли-Филдс, совсем рядом.

Пока Эрика говорила, инспекторы Найт, Темпл и констебль Сингх продолжали развешивать на доске фотоматериалы дела.

– Я бы также хотела, чтобы мы уделили особое внимание матери Мариссы. Она сказала нам, что спит наверху, в дальней комнате, и утверждала, что именно там она и спала в ночь на Рождество. Однако при осмотре дома стало очевидно, что эта дальняя комната уже давно никем не используется: постель завалена старой одеждой и покрыта пылью. Зато в гостиной мы нашли постельное белье на диване, который стоит напротив однокамерного окна без изоляционного покрытия – совсем близко к тому месту, где убили Мариссу.

Эрика сделала небольшую паузу, чтобы информация лучше улеглась в головах сотрудников.

– Из-за праздников все замедлилось, в том числе нам не удалось сделать полноценный обход домов. Я хочу поблагодарить всех, кто говорил с соседями, но нам придется все повторить. Нужно получить как можно больше информации по Мариссе Льюис и двум соседям, имена которых я назвала. Нам интересны все, кого люди упомянут в связи с ней: друзья, родственники, коллеги, названия клубов. Нам пока не удалось получить доступ к ее «Айфону» и посмотреть почту и соцсети. Сделан запрос на детализацию телефонных звонков и на съемку с камер наблюдения вблизи Конистон-роуд и станции Брокли. Необходимо установить, возвращалась ли она тем вечером домой на электричке, как обычно. Сержант Крейн распределит между вами все эти задачи. Нужно восстановить картину с самого начала рождественских праздников.

Комната забурлила, а Эрика подошла к Мосс и Питерсону.

– Прости, босс, – снова извинилась Мосс.

– Добро пожаловать, Джеймс.

Питерсон, казалось, был застигнут врасплох.

– Спасибо, – сказал он, поднимаясь со стула.

Еще несколько человек подошли и похлопали его по спине, поздравив с возвращением, и распределились по комнате.

– Хорошо выглядишь. В смысле, набираешь вес, – поправилась она. – Становишься похож на самого себя.

– Нужно еще немного набрать, – ответил он, расстегивая пиджак и подтягивая штаны на плоском животе. – Но чувствую себя, как раньше.

– Давай не усугублять эту тему, на тебя смотреть стыдно! – усмехнулся Крейн, хлопая себя по пивному пузу.

– Говори за себя! – включилась Мосс, шутливо хватая себя за бока. – Лично у меня просто кость широкая!

– Ладно, народ, не будем расслабляться. Я думаю, раз ты только включаешься в процесс, тебе лучше поработать за компьютером в участке?

Питерсон кивнул.

– Мне нужен новый логин для системы. Говорят, мой деактивирован из-за длительного отсутствия.

– Да. Пусть Крейн позвонит насчет этого.

Эрика улыбнулась ему, он – ей, и глаза их встретились. Питерсон отвел взгляд первым.

– Мосс, ты со мной. Джеймс, начинай собирать всю информацию про Мариссу Льюис, нужно понять, из чего состояла ее жизнь.

Он кивнул и отошел, оставив Эрику с Мосс, которая не сводила с нее глаз.

– Что?

– Ничего. Вроде бы, между вами все нормально. Круто. Куда едем?

– Хочу поговорить с лучшей подругой Мариссы.

Глава 21

Эрика договорилась встретиться с Шэрон-Луиз в баре «Брокли Джек». Он располагался на той же улице, что и салон, в котором она работала и который так и не открылся после праздников, хотя было уже 27 декабря. Пока они ехали по району Крофтон-парк, снова пошел снег. Упав на дорогу, он сразу таял и превращался в слякоть. Проехав станцию, продуктовый и другие магазины, они наконец увидели указатель на парикмахерскую «Золотые локоны».

– Почему в названии салона обязательно должна быть какая-то игра слов или аллюзия? – спросила Мосс, вглядываясь в броский бело-золотой интерьер салона, когда они проезжали мимо. – В молодости я стриглась в «Герр Кутц», хотя владелец никакого отношения к Германии не имел. А когда училась в Хендоне, ходила в салон под названием «Волосы дыбом».

– К чему ты ведешь?

– У вас в Словакии нет такого? Игры слов в названиях парикмахерских?

– Нет.

– Сюда ходит рабочий класс – и ничего плохого в этом нет – женщины, которым нравится ухаживать за собой. Уверена, что клиентки здесь постоянные, приходят и перемывают косточки местным. Здесь не как в проходных салонах в центре Лондона.

– Думаешь, эта Шэрон-Луиз сплетница?

– Парикмахершам все рассказывают. Ты сама не замечала, что, когда приходишь стричься, всегда в итоге вываливаешь больше, чем нужно? Я, например, даже чувствую себя обязанной говорить.

– Когда я прихожу стричься, что бывает нечасто, я прошу со мной не разговаривать, – сказала Эрика.

– Не сомневаюсь, – усмехнулась Мосс.

Эрика слишком поздно заметила старушку, ступившую на проезжую часть. Она резко дала по тормозам, и их с Мосс бросило вперед. Машина с визгом остановилась в считанных сантиметрах от пожилой дамы, которая как ни в чем не бывало продолжала тащить за собой через дорогу изношенную хозяйственную сумку. У нее были длинные седые волосы, и на мгновение Эрика решила, что это Элспет Питкин. Но старушка обернулась, и стало понятно, что она намного старше. Да и, судя по сжатым челюстям, зубов у нее не было.

– Ох, вроде обошлось, – выдохнула Мосс.

Старушка ступила на тротуар. Эрика представила себе опухшее лицо Джозефа, лежащего в камере с петлей на шее. Сзади начали сигналить.

– Ты в порядке?

Эрика кивнула. Они свернули на парковку бара, которая в начале одиннадцатого утра была практически пуста.

Внутри было тепло и достаточно тихо. За барной стойкой пожилой мужчина смотрел телевизор и пил пиво. В угловой кабинке сидела крупная девушка в маленьких круглых очках и в платье с цветочным принтом. У нее были длинные блестящие золотистые волосы с розовыми прядями и круглое лицо. Она помахала, и женщины направились к ней.

– Здравствуйте, – приветствовала она их, встав и пожав руки. – Меня зовут Шэрон-Луиз, но вы можете звать меня просто Шэрон. – На столе перед ней стоял стакан апельсинового сока.

– Хотите что-нибудь заказать? – спросила Мосс.

– Да… прикончила бы пакет чипсов… Ой, то есть… «Прикончила» – плохое слово.

– Все нормально, – успокоила ее Мосс. – С каким вкусом?

– Томатный соус или креветочный коктейль.

Эрика попросила сок, и Мосс направилась к барной стойке.

– Всю ночь не спала, после того как узнала про Мариссу, – Шэрон вытащила салфетку, подняла с носа очки и осторожно промокнула глаза.

Эрика села напротив нее. Через несколько минут вернулась Мосс с двумя стаканами сока и чипсами и села рядом с Шэрон.

– Кто вам рассказал про Мариссу? – спросила Эрика.

– Маме позвонила соседка, которая живет на Конистон-роуд. Ужасно вспоминать, что я с ней попрощалась заранее. Но я думала, что когда-нибудь мы еще увидимся. – Она заплакала, достала скомканную салфетку и снова приподняла очки, чтобы приложить ее к глазам. – Извините. Просто в голове не укладывается… а весь мир живет как ни в чем не бывало. Везде рождественские украшения, музыка играет. Такое ощущение, что всем все равно. Но такова жизнь.

– Почему вы прощались с Мариссой?

Шэрон протянула руку и открыла упаковку чипсов, вывалив их на середину стола, чтобы все могли есть.

– Она должна была уехать в Америку.

Эрика и Мосс удивленно переглянулись.

– Когда?

– Завтра. Такой был план.

Глаза у нее снова наполнились слезами, и она снова взяла салфетку.

– А куда именно? – спросила Мосс.

– В Нью-Йорк.

– Почему?

– Ее здесь все достало – погода, то, как все здесь устроено. «Здесь я всегда буду никем», – говорила мне она. Она считала, что у нее нет шансов. Без хорошего образования и без денег. Она мечтала стать второй Дитой фон Тиз, а в Нью-Йорке бурлеск очень популярен. Там больше возможностей. И если много работать, то можно прорваться. Она хотела начать все заново.

– У нее было разрешение на работу? – спросила Эрика.

– Нет, только туристическая виза на полгода. Но за выступления чаще всего платят налом, так что работать она точно планировала. Плюс у нее был Иван.

– Иван Стовальски?

Шэрон кивнула.

– А у него какие были планы?

– Он собирался уехать с ней. Он работает в фармацевтической сфере и нашел там работу.

– Это тот Иван Стовальски, который женат и живет на Конистон-роуд? – удостоверилась Мосс.

– Их брак развалился давным-давно. Эзра живет своей собственной жизнью.

– А она знала о его планах?

– По словам Мариссы, он многое от нее скрывал. Он такой… слабак. Бесхребетный. Не понимаю, как ему удается работать на руководящей должности, иметь в подчинении столько людей… В личной жизни он совершенно безнадежен. Они уехали накануне Рождества, поздно вечером, проведать родителей Эзры, которые переехали на север Англии. Марисса сказала, что там он собирался все рассказать Эзре и вернуться один. Сегодня.

Эрика поморщилась.

– Я знаю. Все запутанно.

– И сколько времени Марисса поддерживала отношения с Иваном?

– Год. Он много чего ей оплачивал: костюмы, реквизит. Это все очень дорого стоит. Он, конечно, потерял от нее голову и впал в зависимость.

– В чем это выражалось? – спросила Эрика.

– Всегда ревновал, когда она танцевала. Спрашивал ее, говорил ли с ней кто после выступления, часто сам приходил, садился в первый ряд и следил, чтобы все было в порядке. Марисса собиралась бросить его, но он рассказал ей про Нью-Йорк, и она решила, что это ее шанс. Он все оплатил.

– А мать ее как отнеслась к этой затее? – спросила Эрика.

– Мэнди? Я даже не знаю, поставила ли Марисса ее в известность. Они не особо ладят. Ладили. У Мэнди много проблем. Она никогда нормально не работала. Когда Марисса была маленькая, она вечно шлялась с какими-то мужиками, пила и употребляла наркотики. У Мариссы было ужасное детство. Ее дважды забирала опека – в десять и двенадцать лет.

– Почему Марисса осталась жить с матерью, когда повзрослела?

Шэрон пожала плечами.

– Все не так просто. Они привязаны друг к другу. Кроме того, они получали социальные выплаты – все, на которые только могли претендовать. Мэнди получает пособие по инвалидности, Марисса получала пособие как ее опекун и компенсацию за муниципальный налог… Черт! – опомнилась Шэрон. – Я подставила Мэнди.

Эрика отмахнулась.

– Мы не мошенничество с социальными пособиями расследуем. Хотя как им это удавалось? Ведь они мать и дочь, под одной крышей жили.

– У Мариссы фамилия отца. А мать зовут Мэнди Трент.

– Кстати, где отец Мариссы?

– Она его лишилась еще в детстве. Он был строителем, что-то здесь рядом они строили…

Глаза Шэрон снова увлажнились, и она достала салфетку.

– Как же мне будет ее не хватать.

Она доела чипсы и начала собирать крошки. Мосс пошла за добавкой, и Эрика решила дождаться ее возвращения, чтобы дать Шэрон возможность немного успокоиться.

– А что вы знаете про Джозефа Питкина? – спросила Эрика.

Шэрон небрежно махнула рукой.

– Никчемный тип, которому в жизни все приносят на блюдечке с голубой каемочкой.

– Почему так?

– Родители у него при деньгах. Он учился в лучших школах, и его оттуда отчисляли. Он мог стать всем, кем только пожелает, но превратился в полный ноль. Он с ума по ней сходил, приходил на шоу, – Шэрон с омерзением покачала головой. – Мелкий дрищ, да еще и маменькин сынок. Его мать иногда заходит в салон постричься. Волосы вечно грязные, от нее самой воняет. Мы не в восторге от таких клиентов, но она оставляет щедрые чаевые.

– Марисса его когда-нибудь просила сфотографировать ее?

– В смысле?

– Он занимался любительской фотосъемкой.

– Вот оно что. Я так понимаю, родители купили ему технику? Она мне никогда об этом не рассказывала. Подождите, а почему вдруг «занимался»?

Эрика вкратце рассказала, что случилось с Джозефом.

– Какой кошмар, – сказала Шэрон, загружая в рот очередную порцию чипсов. – Впрочем, я не удивлена. Странная семейка. Всегда было ощущение, что с ним что-то не так. Ходят слухи, что Элспет кормила его грудью до девятилетнего возраста. Марисса шутила, что его мамочка мечтает, чтобы с ней он и девственность потерял.

Мосс наморщила лоб.

– Мальчик только что покончил с собой.

– Я поняла. Грустно, конечно, но что? Вы хотите, чтобы я притворялась и делала вид, что расстроена? Я к нему симпатии не испытывала.

– А что он вам сделал?

– Ничего. Он не отставал от Мариссы. Странный и скользкий тип. Она рассказывала мне, что несколько раз она поздно возвращалась домой с шоу, а он сидел у нее на крыльце и ждал ее, чтобы поговорить.

– Она когда-нибудь сообщала о нем в полицию?

– Нет. Не думаю, что она ощущала какую-то опасность от него. Уж насколько она была худышкой, а он еще меньше весил, мне кажется.

Эрика откинулась на спинку стула и провела рукой по волосам.

– Ладно. Что вы знаете про Дона Уолпола?

Шэрон вздохнула.

– Вы о чем-нибудь, кроме ее мужиков, не хотите спросить? На дворе 2017 год. Люди трахаются. Он ей нравился. Ей вообще нравились мужчины постарше. Она только и делала, что рассказывала, какой у него большой член и как он умеет им пользоваться, – Шэрон снова сморщилась от омерзения.

– Марисса спала еще с кем-то из мужчин старше нее? Может, были случайные связи?

– Да. И ей не стыдно было рассказывать об этом. Клеила каких-то мужиков в электричке по дороге домой. Богатых. Парочку даже из Фитцуильям-истейт. Это не считая Дона, Ивана. И со всеми это был просто секс. Она просто использовала мужчин для секса. Близкие отношения у нее были только с друзьями. Я была ее единственной настоящей подругой. Я знала настоящую Мариссу.

– И какой была настоящая Марисса?

– Подо всей этой броней она была добрая. Мы в школе с ней подружились. Меня травили, и она единственная из всех со мной разговаривала.

– Она заступалась за вас? – спросила Мосс.

– Да. И учила меня, как правильно питаться. Советовала сменить имидж, чтобы меня больше не травили. Подсказала мне идти учиться на парикмахера. И обещала пойти со мной в клинику, если я решусь на лазерную коррекцию зрения. Обещала держать меня за руку и после отвезти меня домой.

– Вы собирались сделать операцию?

– Да… когда-нибудь. А теперь кто будет держать меня за руку?

Эрика и Мосс замолчали, ожидая, когда Шэрон успокоится.

– Серьезно она относилась только к Ивану?

– Я же сказала вам, она его не любила. У него были деньги. И он мог увезти ее отсюда.

– А что вы знаете про женщину, за которой присматривала Марисса? – спросила Эрика.

– Эльза Фрятт? С ней Эрике тоже просто повезло. Сына миссис Фрятт стало напрягать, что она живет одна. Она тогда еще упала вроде… И он захотел поместить ее в дом престарелых. В итоге они договорились, что она найдет кого-то, кто будет за ней присматривать. Всех официальных соцработников она отмела. Ну, тех, которых специально обучают и проверяют. Миссис Фрятт разместила объявление в арт-кафе на Брокли-хай-роуд. Оплата у нее была пятнадцать фунтов в час! Мне кажется, ее заинтересовала Марисса. И Марисса, со своей стороны, выжимала из этой работы все что можно. Обедала у нее, и они ездили по всяким садовым магазинам. Миссис Фрятт даже вписала ее в страховку на свой порше. Марисса сказала, что попросит взять его, когда мы поедем на операцию.

– Сколько часов в неделю она работала на миссис Фрятт?

– Десять или пятнадцать. Отличная была работа. Совсем рядом. И старушка платила наликом.

– Судя по всему, Марисса была достаточно сложным человеком, – сказала Эрика и поймала на себе взгляд Шэрон. – Прошу прощения, мне нужно было сформулировать эту мысль в виде вопроса, а не в виде наблюдения.

– Ничего. Я просто думаю, как это прокомментировать. Не сказала бы, что она была сложным человеком. Она производила впечатление на людей. Она, хоть и не имела образования, очень хорошо соображала и была очень красивой. – Шэрон снова заплакала, достала салфетку и начала прижимать ее к лицу. – Она… она понимала, на какую кнопку жать с каждым человеком, – вставила Шэрон между всхлипываниями. – Но кому понадобилось ее убивать? Она всегда была сама собой, не притворялась. И за это я… она мне очень нравилась. Можно увидеть ее тело? Я хочу попросить Мэнди, чтобы мне дали сделать ей прическу. Не хочу, чтобы ее как старушку причесали.

* * *

– Надо же! И что ты о всем этом думаешь? – спросила Эрика, когда они вернулись в машину. Шэрон медленно удалялась от них по Крофтон-парк-роуд, то и дело прикладывая салфетки к лицу.

– Она многое нам рассказала. Думаешь, это все?

– Не знаю. Не похоже, что она что-то скрывает. Хотя если Марисса использовала людей, то для чего ей была Шэрон?

– Бесплатные стрижки?

Мосс скорчилась.

– Да ладно! В Лондоне куча отличных мастеров, да и можно легко пойти к стажеру, который с радостью на тебе потренируется. Нет, должно быть что-то другое.

У Эрики зазвонил телефон.

– О, это Макгорри, – сказала она, посмотрев на экран. – Да?

Она выслушала его, поблагодарила и отложила телефон.

– Иван Стовальски вчера вечером вернулся в Лондон. Один. Давай съездим и послушаем его версию событий.

Глава 22

Иван жил в самом конце Конистон-роуд, у пересечения с Крофтон-парк-роуд, в блоке из нескольких смежных домов. Слева от него шел капитальный ремонт, а дом справа отчаянно в нем нуждался.

На звонок в дверь никто не ответил, все занавески в доме были задернуты. Эрика снова нажала на звонок, но он лишь эхом отозвался в пустых комнатах.

– В Рождество занавески были открыты. В отчете сотрудников, обходивших квартал, сказано, что в гостиной стоит елка, – вспомнила Эрика.

Мосс заглянула внутрь через почтовое отверстие.

– О боже, – закашлялась она. – Понюхай.

Эрика подставила нос к отверстию и отпрянула, закашлявшись.

– Черт. Это газ.

Они отошли к калитке и посмотрели на дом. Все окна были закрыты, занавески наглухо задернуты. В одной комнате шторы, казалось, были дополнительно подоткнуты одеялами. Эрика достала рацию и вызвала подкрепление. Снова подойдя к почтовому отверстию, она громко крикнула прямо в него:

– Полиция. Есть кто дома?.. – так и не дождавшись ответа, она закашлялась. – Очень высокая концентрация!

– При такой может взорваться весь ряд. А сейчас большинство людей дома, – сказала Мосс, показывая на горящие у соседей окна.

Эрика кивнула и попыталась выбить дверь. С первого раза она не поддалась, и Эрику отбросило назад. Со второй попытки дверь треснула и распахнулась внутрь, а сама Эрика приземлилась на ковер в прихожей. Дышать было невозможно, и она закрыла нос рукавом.

– Надо открыть окна и двери и найти источник, – сказала она, выйдя на улицу, чтобы сделать глоток воздуха.

Мосс глубоко вдохнула, закрыла рот и нос, и они ринулись в дом. Даже в темноте было видно, что дом обставлен со вкусом. В гостиной Эрика бросилась к задернутым шторам и раздвинула их. Окна подъемной конструкции с двойным стеклопакетом имели неприступный вид. Рамы из толстого дерева были заклеены скотчем, а нижний стык на подоконнике был заткнут одеялом. Когда легкие уже готовы были разорваться, Эрика дала знак Мосс, и они снова выбежали на улицу. Из глаз лились слезы, они хватали воздух ртом и пытались отдышаться.

– Нужно… открыть окна и двери, – с трудом выдавила из себя Эрика.

Мосс кивнула. Они глубоко вдохнули и пулей влетели в гостиную.

Эрика взяла тяжелый стул, а Мосс, вытирая рукавом хлынувшие из глаз слезы, нашла на столе ножницы. Взявшись за рукоятку, как за кинжал, острым концом она стала бить в стекло – раз за разом, пока не проткнула его насквозь. То же самое она проделала и с двумя другими окнами. Кивнув Эрике, она отошла, и та, размахнувшись, ударила по стеклу ножками стула. Все три окна удалось разбить. Стекло полетело наружу, и внутрь начал поступать свежий воздух.

Они снова поспешили на улицу отдышаться.

– Эй, вы! Что это вы делаете? – закричал пожилой мужчина из дома напротив. На шейной цепочке у него висели очки, а в руках он держал газету.

– Возвращайтесь в дом! – закричала Мосс.

– Сначала скажите, чем вы заняты!

– Полиция, возвращайтесь в дом! – хором крикнули они.

– Теперь в кухню, она дальше по коридору, – скомандовала Эрика.

Они снова глубоко вдохнули и побежали внутрь, мимо лестницы, у которой газом пахло гораздо сильнее. Маленькая современная кухня выходила в сад. Дверь печи и все газовые горелки были открыты до отказа и громко шипели. Мосс закрыла их все. В кухне была огромная стеклянная раздвижная дверь, но ключа от нее нигде не было видно. Ножниц тоже не было, зато на полу лежал тяжелый каменный дверной стопор. Эрика подняла его и швырнула в стекло. Он отскочил, и она сама еле успела отпрыгнуть.

Обе они уже кашляли и задыхались. Эрика снова подобрала камень и бросила в стекло. Оно все пошло трещинами, но не сломалось. В легких уже совсем не оставалось кислорода, и Мосс упала на колени. С третьей попытки камень пробил огромную стеклянную панель. Шатаясь, они вышли в заснеженный сад и стали с наслаждением вдыхать холодный, чистый воздух.

– Наверх. Надо проверить, что наверху, – сквозь кашель проговорила Эрика.

Вдохнув, они снова пошли внутрь. В доме уже чувствовалось, что газ понемногу рассеивается.

Послышалась сирена – прибыли пожарные. Планировка дома была такая же, как и у Мариссы. Наверху с одной стороны от лестницы было две комнаты – ближняя и дальняя, а с другой – ванная. Двери санузла и дальней комнаты были открыты. Эрика и Мосс распахнули там окна и побежали к ближней комнате. Она оказалась заперта. Уже чувствовалось, что загазованность уменьшается и снизу идет свежий воздух. На лестнице послышались чьи-то шаги и голоса.

– Сюда! – закричала Эрика. На второй этаж поднялись трое пожарных. – Нам нужно выбить дверь.

Под ударом топора дверь треснула и открылась. Изнутри полился газ, пожарные вбежали и раскрыли шторы и окна.

На аккуратно заправленной кровати лежал высокий, стройный мужчина, с бледным лицом и редкими светлыми волосами. Эрика узнала его по фотографиям из штаба – это был Иван Стовальски. В комнату вошли два медика с чемоданчиками и начали проверять его состояние. Эрика и Мосс отступили.

– Пульс слабый, – констатировала женщина-врач. Вместе с коллегой она зафиксировала его на носилках и опустила на пол.

– Его зовут Иван Стовальски, – сказала Эрика.

– Иван, вы меня слышите? – обратилась к нему женщина.

Реакции не было. Она ударила его по щеке, он тихо застонал, и у него задрожали веки.

– В крови угарный газ. Ставим капельницу с кислородом, – скомандовала она коллеге, открывая чемоданчик.

Только в этот момент Эрика увидела, на чем именно он лежал. Сначала она подумала, что это яркое покрывало, но, присмотревшись, она поняла, что по всей кровати были разложены фотографии Мариссы Льюис. На некоторых она лежала голой в постели, на каких-то – принимала душ и танцевала бурлеск в клубе. Также были десятки снимков улыбающихся Мариссы и Ивана в парках и популярных лондонских местах. А еще – ее костюмов, черного корсета и красного шелкового бюстгальтера.

Эрика взглянула на медиков. Они подключили капельницу и надели на Ивана воздушную маску.

– А в руке что он держит? – спросил кто-то из пожарных.

Эрика осторожно вынула из его руки некий предмет.

– Это нижнее белье, – сказала она, рассматривая красные трусики с вышитым с краю золотым бриллиантом. – Оно принадлежит Мариссе. Это ее знак.

Глава 23

Медикам удалось стабилизировать состояние Ивана. Он дышал, но в сознание так и не пришел.

Эрика и Мосс вышли на тротуар проводить скорую.

– Ну вот, еще один подозреваемый чуть не умер у нас на руках, – сказала Мосс.

– Но все же не умер.

Пожарные проверили дом и газовые коммуникации, а также состояние чердака. После того как они дали зеленый свет, к работе приступили криминалисты.

Эрика вышла из огороженной зоны и села в машину к Мосс. Та пила воду из бутылки.

– Ты нормально?

– Да, только в горле першит, – ответила Эрика.

– И у меня. И это при том, что я курю по пачке в день.

– Его отвезли в больницу Университетского колледжа. Я сказала, что хочу поговорить с ним, когда он придет в себя. Судя по камерам, его машина выехала из платной зоны в северном направлении в 23:30 накануне Рождества.

– Не поздновато ли для поездки к родственникам?

– Если они поехали на север, то добраться должны были очень поздно.

– В четыре или пять утра. Зачем так поздно уезжать? Нужно узнать, во сколько Марисса вернулась с выступления. Если раньше, то он мог и успеть.

Эрика закашлялась – в легких еще оставались токсины – и, прищурившись, подняла глаза в небо, на светло-серое облако. Соседи начали выглядывать из окон и выходить на улицу. Вышел и мужчина в очках, все еще сжимающий в руках газету. Палисадник Ивана Стовальски был завален разбитым стеклом.

– Ты в состоянии продолжать работать? – спросила Эрика у Мосс, которая все пила воду.

– А то!

– Хочу поговорить с Доном Уолполом и матерью Мариссы.

Мосс вышла из машины, и они пешком двинулись по улице. Через два дома от Ивана на крыльце курил пожилой чернокожий мужчина с седой головой.

– Иван пытался покончить с собой? – спросил он их с мягким африканским акцентом.

На нем были растянутые серые штаны и оранжевая толстовка, вся в дырках от сигарет. Он чуть отклонился назад и, прищурившись, смотрел на Эрику и Мосс, как будто ожидал от них какой-то выходки. Они остановились у его калитки.

– Мы не можем разглашать детали расследования, – ответила Эрика.

– Это убийство – темное дело. Я давно наблюдаю, как Иван унижается перед этой девчонкой. А она не его уровня. Видел только что, как его выносили на носилках. Он пытался покончить с собой, так ведь?

Он подошел к ним и положил руку с горящей сигаретой на плечо Эрике.

– Видите, напротив машина стоит? – показал он на белый «Альфа ромео» с сильно помятым бампером. Фонари на правой стороне были разбиты, на грязном снегу валялись осколки пластика.

Эрике было некомфортно ощущать его руку на плече. Изо рта у него пахло леденцами от кашля и сигаретами. Она осторожно высвободилась и сделала шаг в сторону.

– Да.

– Это он сделал. Вернулся сегодня рано утром, въехал в эту машину, фары себе разбил. И не стал даже осматривать ничего, не постучал к соседу, чтобы данными страховок обменяться.

Он снова затянулся и сложил руки на груди.

– Во сколько это было? – спросила Мосс.

– В семь утра или около того.

– Почему вы не спали?

– Я уже старый, – усмехнулся он, выдохнув клуб дыма. – И жена не разрешает мне курить в доме.

– И вы уверены, что это был Иван Стовальски?

– Не знаю, какая у него фамилия, но я же не слепой! Это сделал тот поляк.

Эрика и Мосс стояли и обдумывали услышанное.

– Он, скорее всего, услышал, что она умерла – эта девушка, с которой он связался.

– А откуда вы знаете, что у него с ней были отношения? – спросила Эрика.

– И вы еще называетесь следователями? Я знаю, потому что я тут провожу большую часть дня. Я много вижу, а люди не обращают внимания на старика. Она раньше часто приходила к нему домой. После того как его жена уходила на работу.

– Когда это было?

– Летом. С тех пор как похолодало, она нечасто здесь бывала. Последний раз я ее видел накануне Рождества.

Он вдруг направился к своему крыльцу и открыл входную дверь.

– Эй! – окликнула его Эрика, но он просто протянул руку внутрь и вернулся с пепельницей.

– Моя жена выбрасывает пепел и никогда не возвращает пепельницу на место, – он поставил ее на столб калитки, затушил одну сигарету и зажег другую.

– Во сколько вы видели Мариссу?

– За день до Рождества я видел ее дважды. Сначала днем. Еще только начинало темнеть, значит, это было до четырех. Она вышла из дома Ивана чернее тучи. Он выскочил за ней, умолял ее вернуться. Как же жалко он выглядел! В джинсах и футболке, без обуви. Встал на колени, плакал и умолял. А на земле-то – снег! Вот тогда-то мне и стало понятно, что она за штучка. Вы в курсе, что она была стриптизершей? Стриптизерша, у которой вот тут что-то есть, – сказал он, стуча по голове, – это гремучая смесь.

– Вы поняли, почему они ругались? – спросила Мосс.

– Нет. Она кричала на него матом, чтобы он валил и оставил ее в покое. А он за ней шел, как верный пес, но она ему сказала не приближаться к ней, а то она вызовет полицию.

– Так и сказала – «вызову полицию»? – уточнила Эрика.

– Ну, я же не глухой. Говорю вам то, что сам слышал.

– Он потом вернулся в дом?

– Да, чуть позже, поджав хвост.

– Когда вы ее видели второй раз?

– Около десяти, она шла домой и прошла мимо меня.

– Одна?

– Да.

– Вы не знаете, был ли дома Иван в это время?

Он задумался.

– Свет горел, мне кажется.

Эрика и Мосс задумались.

– С вами кто-то беседовал? – спросила Эрика.

– Это кто например?

– Полиция. В Рождество был обход домов, и, думаю, вы бы не стали это все скрывать от моих коллег.

Мужчина погрозил Эрике пальцем.

– Вы попридержите лошадей, Джульет Браво. Меня не было дома в Рождество. Мы были у моей дочки и внуков, а они живут в Брент Кросс. Мы уехали рано утром.

– Во сколько?

– Около семи. Дороги были ужасные.

– Что-нибудь еще видели утром?

Он покачал головой.

– Хорошо. Спасибо. Можно прислать к вам сотрудника, чтобы он взял у вас свидетельские показания?

– Если я буду дома, то конечно.

Он широко улыбнулся, обнажив полный рот желтых зубов, и женщины отправились дальше.

– Значит, они поссорились с Иваном в день убийства, – подытожила Мосс. – И он был дома, когда она вернулась домой в десять.

– Тучи сгущаются, – задумчиво проговорила Эрика.

Глава 24

До дома Дона Уолпола нужно было пройти всего несколько кварталов. А от него до дома Мариссы – еще шесть. Его аккуратный дом ничем не отличался от соседних. Сколько же на юге Лондона вот таких присоединенных один к другому домов, думала Эрика. Они даже не воспринимаются по отдельности, а сливаются в один. В ее родной Словакии таких домов было очень мало. Их место занимали шаблонные многоэтажные дома с тесными квартирками.

Палисадник перед домом Уолполов был открытый, от тротуара его отделял только низкий кирпичный забор. Из-под снега торчали красные шапочки садовых гномов. Номера на доме не было. Изнутри доносился звук телевизора.

Эрика позвонила, и через мгновение дверь открыла грузная женщина с красными глазами в потертой красной толстовке.

– Да? – сказала она, держась за стену.

– Вы Джанет Уолпол?

– А кто спрашивает? – спросила она, пошатываясь.

Было очевидно, что она пьяна.

Эрика и Мосс представились и предъявили удостоверения.

– Ваш муж дома?

Она запрокинула голову и закричала:

– Дон! Полиция хочет поговорить с тобой про твою шлюху!

С лестницы донесся шум, и к двери подошел Дон. Он был в джинсах и джемпере-поло и выглядел намного моложе и свежее своей жены. У него была внешность красивого ботаника.

Джанет испытывала явное удовольствие от его смущенного вида.

– Он сейчас в штаны наложит, смотрите, – презрительно сказала она, осмотрев его с ног до головы. – Да у него яиц не хватило бы, чтобы убить эту маленькую сучку. Да чего говорить, у него вообще нет яиц.

Она протянула руку, чтобы схватить его за ширинку, но Дон успел перехватить ее.

– Хватит, Джанет.

– Ой, он делает мне больно, – заскулила она, и он тут же отпустил ее.

– Я не делал ей больно, – извиняющимся тоном сказал он.

– Мы бы хотели поговорить с вами, мистер Уолпол, – сказала Эрика. – Может, лучше будет встретиться где-то вне дома?

– Все нормально. Проходите в кухню. Я скоро подойду.

Они прошли по безукоризненно чистому коридору, миновали лестницу и оказались в уютной кухне с видавшей виды деревянной встроенной мебелью. На экране телевизора, который висел на стене, шел старый черно-белый фильм. Звук был приглушен. На столе стояла чашка с кофе, перед которой лежала развернутая на спортивной странице газета «Гардиан».

На холодильнике не было привычных семейных фотографий. Поверхность была пуста, за исключением магнитика из Барселоны. В углу на стойке стоял плоский монитор. Эрика подошла и тронула мышку. Появилась заставка – фотография Дона и Джанет в садах какого-то поместья. Он неуклюже обнимал ее за плечи, но она стояла на расстоянии. Улыбок на их лицах не было.

За холодильником возвышались ряды коробок «Пино гриджио». Мосс подошла к окну, выходящему в сад.

– Ого! Глянь-ка, сколько пустых бутылок, – удивленно позвала она Эрику.

Та подошла и увидела сложенные в несколько уровней пустые бутылки, грозившие вывалиться из небольшого контейнера для стекла.

– Думаешь, это недельный объем? – спросила Эрика.

– Чуть больше, чем недельный, – послышалось сзади, и они повернулись. Дон вошел в кухню и аккуратно закрыл за собой дверь. – Получилось ее уложить, – сказал он тоном родителя, которому только что удалось убаюкать ребенка. – У моей жены много лет проблемы с алкоголем. Но, как я понимаю, вы здесь не из-за этого?

– Мы пришли узнать о ваших отношениях с Мариссой Льюис, – сказала Эрика.

Дон кивнул. Высокий и подтянутый, с объемными мускулистыми руками – он выглядел очень импозантно.

– Хотите кофе?

– Нет, спасибо.

Они сели за стол, и он убрал газету.

– Мы слышали, что у вас с Мариссой были отношения, – начала Эрика.

– Да, об этом многие знали. Примерно шесть лет назад она постучала к нам в дверь узнать, не нужна ли нам уборщица. Тогда она ходила по соседским домам в поисках работы. Ее мать перестала получать какие-то компенсации, и у них не было денег. Я дал ей работу, потому что знал, что ее мать пьет. У Джанет тоже усугублялась проблема с алкоголем. Я тогда подумал, что я-то хотя бы взрослый и у меня есть работа и больше возможностей решать эту проблему. А ей было всего шестнадцать.

– Как все началось? – спросила Мосс.

– Не знаю, она просто часто бывала у нас. Потом начала кидать на меня взгляды, и однажды, когда Джанет спала, мы оказались в постели.

– Как долго длились ваши отношения?

– Пару лет. Джанет нашла волос Мариссы на своей щетке для волос. Марисса тогда приняла здесь душ.

– И что случилось?

– Она очень разозлилась, грозила мне разводом. Ударила Мариссу по лицу, у нее пошла из носа кровь. Марисса пошла домой, потом к нам пришла Мэнди, и они устроили настоящую драку. Прямо на улице кричали, орали. Я пытался их разнять, мне сломали нос и выбили зуб.

– И тогда все закончилось между вами и Мариссой?

– Да, – ответил он, скрестив руки и откинувшись на стуле.

– И вы больше ее не видели?

– Нет. Ну, я встречал ее, она же живет по соседству, но между нами уже больше ничего не было.

– Вы больше не встречались и не занимались сексом? – спросила Мосс.

– Нет. Я же сказал вам. Нет.

Повисла пауза. Эрика достала свой телефон, пролистала галерею, нашла видео и поставила телефон на стол. На экране начало воспроизводиться видео, снятое Джозефом Питкином: в комнату Мариссы входит человек, похожий на Дона, беспокойно осматривается, они целуются около окна, и Марисса начинает расстегивать его штаны.

– Хватит, больше не нужно, – сказал Дон. Он встал из-за стола и подошел к окну. Эрика остановила видео и вернула телефон в карман. – Бывают ситуации, когда думаешь: и как я до такой жизни докатился вообще?! У вас не бывает такого?

Эрика и Мосс молчали.

– А ведь я хотел добиться многого. Тренировался в юношеской команде клуба «Миллуолл». Мне говорили, что смогу играть профессионально. Я так и планировал, но потом попал в аварию и сломал ногу.

– Как это связано с тем, что вы соврали о свидании с Мариссой? – спросила Эрика.

– Она меня возбуждала. Была очень сексуальна, с ней я чувствовал себя живым.

– Она соблазнила вас?

Он молча кивнул, вытирая слезы.

– Несколько месяцев назад она захотела еще одно свидание.

– Видео снято в сентябре.

Он кивнул.

– Мы занимались сексом, как вы сами видели. Было здорово.

– Она была инициатором или вы?

– Она. Совершенно неожиданно прислала мне смс как-то вечером. Джанет была в отключке. Она в последнее время стала больше пить. Пьет целый день, потом становится агрессивной и ее рвет повсюду. Здоровье все хуже. Она для меня уже как ребенок. Несколько месяцев назад я понял, что просто ее опекун. Я либо работаю, либо ухаживаю за ней. Я терплю ее отношение, готовлю, убираюсь, кормлю ее. Когда ее вырвет, убираю за ней. Поэтому, когда мне пришло сообщение от красивой молодой девушки, которая хотела меня оттрахать, я пошел. И мне не стыдно.

– Почему это было всего однажды? – спросила Эрика.

– После секса она мне сказала, что, когда мы в первый раз переспали, ей было пятнадцать, – сказал он, пряча лицо в ладони.

– И, как я понимаю, она собиралась об этом сообщить в органы?

Он кивнул.

– Она сказала мне, что случаи растления малолетних получают большую огласку и что ей поверят.

– А вы ее принуждали к сексу?

– Нет! Все было по взаимному согласию. Вы должны мне поверить. Я думал, ей есть шестнадцать. Она выглядела как женщина. У нее было сформировавшееся женское тело. Я не… Я бы никогда…

Он начал всхлипывать, по его щекам потекли слезы. Эрика вытащила упаковку бумажных платочков, достала один и протянула ему. Он взял и смущенно вытер лицо.

– Она сказала, что либо я даю ей пять тысяч, либо она идет в полицию.

– И вы ей поверили?

– Да.

– Как вы отреагировали на ее требование? – спросила Мосс.

– Она все сделала по-умному. Попросила меня встретиться с ней в центре Лондона, в переполненной кофейне. И там сказала мне, как все будет.

– Вы заплатили ей? – спросила Эрика.

Он кивнул и начал тереть лоб.

– Думал, обойдется одним разом, но она вытащила из меня еще пять.

– Как передавались деньги?

– Банковским переводом.

– Ей было пятнадцать на момент первого секса с вами?

– Это официальный допрос?

– Ей было пятнадцать? – повторила Эрика, повышая тон.

– Хорошо, ладно. Да! Это было за два дня до ее шестнадцатого дня рождения. Я этого не знал. Она мне рассказала в сентябре, но это было всего за два дня, – воскликнул он, поднимая вверх два пальца. – То есть, если бы все случилось после выходных, то это было бы законно. Получается, в эту пятницу я педофил, а в следующий понедельник – уже нет? Если меня осудят по сексуальной статье, знаете, что мне грозит? Я потеряю работу. А у нас ипотека. Жена не может себя обслуживать. Вы сами видите, как все… История попадет в прессу.

Эрика терла лоб, Мосс качала головой.

– Когда вы в последний раз видели Мариссу, Дон? – спросила Эрика.

– Накануне Рождества. На станции.

– Во сколько?

– Около 21:45. Джанет увидела ее у билетных автоматов и начала орать на нее.

– Что она говорила?

– Все то же, что и обычно: «сука», «шлюха».

– Джанет знает про шантаж?

– Нет.

– Где вы были после встречи с Мариссой? – спросила Эрика.

– Я был здесь, – сказал он, глядя ей прямо в глаза. – Я работал.

– Кем вы работаете?

– Я графический дизайнер. Работаю из дома.

– У вас есть дома рабочий кабинет? – спросила Мосс.

– Я работаю на кухонном столе.

– А как же вторая комната наверху?

– Я там сплю, – вздохнул он.

– А Джанет?

– Джанет спит в большой комнате. А эти вопросы обязательно задавать? Я не понимаю, к чему они.

– Ваша жена могла бы подтвердить ваше алиби на время убийства Мариссы, но вы спите в разных спальнях, и она чаще всего пьяна к вечеру, – объяснила Эрика.

– Я не убивал Мариссу, – сказал он, и у него затряслись руки.

– Вас не было дома в Рождество? Мы делали обход домов, задавали вопросы.

– Утром мы с Джанет уехали в гости к ее сестре. Она живет в Гринвиче, и мы ездили к ней на обед. Она может это подтвердить.

– Во сколько вы уехали?

– Около восьми. Хотели успеть ко времени, когда они открывали подарки. У нее дети и внуки.

– У вас есть дети?

– Нет. Мы пытались, но у Джанет не получилось. Она выносила две полные беременности, но дети умирали. Люди ничего этого не знают про нее. Она пьет не на пустом месте. Вы меня арестуете?

– Нет. Я пришлю коллегу, он возьмет у вас свидетельские показания. Также мы возьмем ДНК на анализ. Это, конечно, добровольно, но, если вы откажетесь, мы примем это во внимание.

– Я могу подумать?

Эрика и Мосс переглянулись.

– У вас двадцать четыре часа. Я бы также хотела обыскать дом. В случае необходимости я готова запросить ордер на обыск.

– Обыскивайте. У меня и так почти не осталось достоинства. О себе я рассказал честно. Мне прятать нечего.

Глава 25

– Надо же! Мариссе хватило смелости его шантажировать, – удивилась Мосс, когда они вышли из дома.

– Полиция бы серьезно взялась за ее заявление, – сказала Эрика. – Еще вызывает подозрение его нежелание сдавать ДНК.

– И что с этим делать?

– Надо узнать о нем побольше. Не вижу смысла предъявлять ему обвинения в растлении Мариссы, тем более что она мертва, но мы можем использовать этот козырь, если он не согласится пройти ДНК-тест. Еще нужно узнать у матери Мариссы, в курсе ли она ее планов насчет отъезда в Америку.

Эрика позвонила Тании и недолго поговорила с ней.

– Мэнди все еще у соседки.

Они перешли дорогу по диагонали и оказались на крыльце Джоан. Сегодня на ней снова был бархатный спортивный костюм, на этот раз ярко-синего цвета. Выглядела она уставшей и раздраженной.

– Мы пришли к Мэнди, – сказала Эрика.

Джоан заставила их снять обувь и проводила в гостиную. Мэнди сидела в кресле с высокой спинкой, а Тания – на диване рядом. Она выключила звук телевизора, по которому шла программа «Сегодня утром». На большом полированном журнальном столе стояли кофейные чашки и полупустая коробка конфет с начинкой. Под глазами у Мэнди появились темные круги.

– Есть новости? – спросила она с надеждой в голосе.

– Мы в процессе, – ответила Эрика. – Можно поговорить с вами?

– Да.

– Мэнди спрашивала меня, когда можно будет заняться похоронами, – сказала Тания.

– Смогу ответить на этот вопрос через день-два, – сказала Эрика, сев у окна. – Еще нужно кое-какие дела завершить с Мариссой.

– Какие дела?

– Мы должны достоверно установить причину смерти – над этим работают судмедэксперты. Не беспокойтесь о теле.

Повисла долгая пауза. В комнату вошла Джоан, всем своим видом олицетворяющая раздражение.

– Можно забирать чашки? – спросила она.

– Да, спасибо, – ответила Тания.

Джоан начала расставлять чашки на подносе и заметила на столешнице темную каплю.

– Что это такое? – недовольно спросила она.

Все уставились на маленькую каплю чая на полированной поверхности. Она стерла ее пальцем и достала салфетку.

– Это же пятно от чая! А этот стол только что отполировали шеллачной политурой!

Мэнди смотрела на Джоан.

– Это не я. Моя чашка стояла на подставке!

– Значит, это моя вина, простите, – сказала Тания.

Джоан молча взяла поднос и двинулась на кухню. Там, судя по грохоту посуды, она начала загружать ее в посудомойку.

– Кажется, мое присутствие начало ее раздражать, – тихо сказала Мэнди. – Но я даже представить не могу, как пойду домой. У меня перед глазами стоит, как она лежит на спине с вытаращенными глазами.

– Тания. Не могла бы ты помочь Джоан на кухне? – попросила Эрика.

– Конечно, – понимающе посмотрев на Эрику, ответила та и ушла, закрыв за собой дверь.

Джоан перестала громыхать посудой на кухне, и Мэнди немного расслабилась.

– Хорошая девушка эта Тания, – сказала она и достала из кармана толстовки телефон. – Вот, то и дело смотрю на фотографии Мариссы. Боюсь забыть, как она выглядела.

Пролистав галерею, она нашла фотографию Мариссы в костюме для бурлеска. Снимок был сделан на их кухне, девушка стояла рядом с мусорным ведром и прислоненной к двери шваброй.

– Очень красивая, – сказала Мосс.

– Да. Не знаю, откуда это у нее. Посмотрите на меня. Далеко не красавица, да и у ее отца зубы торчали во все стороны, – засмеялась она и тут же заплакала. – У меня больше нет семьи. Хотя, конечно, и раньше особо не было.

– Мэнди, есть кое-что очень важное для нашего расследования. А именно – время, когда на нее напали. Во сколько, вы говорите, вы легли спать?

– Я не помню. Что я говорила? Около десяти?

– У нас есть два свидетеля, которые видели, что Марисса вышла из электрички на станции Брокли в 21:45. И еще один человек видел, как она прошла мимо его дома на Конистон-роуд около десяти.

– Кто?

– Дон Уолпол и его жена ехали с ней в одном поезде. Они видели ее у билетных автоматов без пятнадцати десять. А мужчина из дома 37 курил на крыльце, когда она проходила мимо около десяти.

Мэнди прикрыла глаза.

– У него плохо со зрением.

– Его слова подтверждают показания Уолпола. От станции менее десяти минут ходьбы. Если вы еще не спали в десять или только ложились, вы могли что-то услышать.

Мэнди открыла рот, но тут в комнату пулей ворвалась Джоан с тряпкой и полирующим средством. Следом бежала Тания.

– Я же попросила вас, я разговариваю с Мэнди, – резко сказала Эрика.

– Пятна нужно вытирать сразу, а то потом их не отскребешь!

– Джоан, пожалуйста, не могли бы вы заняться этим позже? – попросила Тания.

– Это мой дом! И я могу делать здесь все, что захочу! – завопила Джоан.

От гнева у нее скривились губы, и она стала похожа на маленькую трусливую собачку.

– Извини, Джоан, – обратилась к ней Мэнди. – Сегодня попробую переночевать у себя дома. Нам еще совсем немного осталось поговорить с инспектором, а потом поможешь мне собрать вещи?

Джоан тут же преобразилась, и лицо ее приняло крайне участливое выражение.

– О! Ты уверена, дорогая? Ты можешь здесь оставаться столько, сколько захочешь. Это вообще не проблема…

– Да нет. Мне лучше будет пойти домой.

– Может, так будет лучше. Я соберу твои вещи, – сказала она, заторопившись наверх. Тания вышла с ней и закрыла за собой дверь.

– Мэнди, мы остановились на том, слышали ли вы что-нибудь, когда Марисса пришла домой.

– Инспектор, вы уже, наверное, знаете, что у меня проблема с алкоголем, – сказала Мэнди. – Мне было стыдно об этом говорить, но в тот день я просто вырубилась. Я выпила больше обычного. Сейчас такое время года, когда холодно и темно… Помню, что вечером сделала себе бутерброд с сыром, а после этого – ничего до самого утра.

– Во сколько вы проснулись?

– Рано. Мне приспичило в туалет.

– Вы спали на диване внизу?

– Да.

– А до этого говорили, что наверху.

– Я была не в себе. Думаю, что спала внизу. Помню только, что сидела на унитазе и услышала, как скребется кот.

– У вас есть кот?

– Да, его зовут Бикер. Он был бездомным и приходил к нам за едой. И вот я со второго этажа услышала, что он скребется, спустилась и увидела ее.

Мэнди приложила к лицу большую опухшую руку и начала плакать.

– Простите меня, я правда больше ничего не могу вспомнить. Не могу.

– Вы знали, что Марисса хотела переехать в Нью-Йорк?

– Одна?

– Нет, с Иваном. Ему предложили туда перевестись по работе, и он собирался взять с собой Мариссу.

– А не жену?

– Нет.

На лице Мэнди отобразилось крайнее недоумение.

– Она ведь знала, что мне нужны те деньги, что она платит мне по хозяйству…

Ее глаза заполнились слезами, и она начала машинально тереть стол коротким пальцем.

– Это похоже на нее. Собиралась свалить, не сказав мне ни слова. Знаю, что о мертвых плохо не говорят, но она была эгоистичной сукой, – сказала она, вытирая лицо тыльной стороной ладони.

– Простите, что пришлось вам это сказать. Не хотим ничего от вас скрывать, – сказала Эрика.

– Все равно хочу, чтобы вы поймали того, кто это сделал. Может, Марисса и была сукой, но она моя плоть и кровь, – сказала Мэнди, пригвоздив Эрику холодным и жестким взглядом.

Глава 26

Далее Эрика и Мосс направились к дому миссис Фрятт.

– Черт возьми. Мы поговорили с тремя людьми, и у каждого совершенно не похожее на других впечатление о Мариссе, – констатировала Эрика. – У нее что, для каждого была отдельная маска? То она добрая, то сучка. То искренняя, то лживая. Уж очень у многих был повод ее убить.

– Думаешь, мать убила?

– Сейчас под подозрением все, включая ее. Но никаких улик против нее нет. В доме нет крови. Как бы окровавленная Мэнди вошла внутрь и все с себя смыла, не оставив и следа? Да и в доме хаос, не похоже, чтобы она наводила порядок на скорую руку. Наоборот, ощущение такое, что там месяцами не убирались.

– И какой бы у нее был мотив? Марисса платила ей деньги за хозяйство. А с ее смертью она теряет этот источник дохода, – рассуждала Мосс.

Миссис Фрятт жила недалеко от Марша – на Ньютон-авеню в Хилли-филдс, по другую сторону от большого кладбища Крофтон-парк. Большие представительные дома стояли в глубине от проезжей части, отгороженные от нее огромными лужайками. И такая близкая Конистон-роуд казалась параллельным миром со своими скученными в ряд домами.

– У нее при входе скребок для обуви. Сразу видно – аристократка, – отметила Мосс, когда они подошли к входной двери.

Рядом с ней в белую мраморную ступеньку был врезан элегантный железный скребок. Эрика потянула дверную ручку, и внутри зазвенел звонок. Через несколько минут дверь открыл высокий, упитанный пожилой мужчина с тонкими, редеющими черными волосами. Он вопросительно посмотрел на них, и Эрика вместе с Мосс предъявили удостоверения и представились.

– По нашим сведениям, здесь проживает Эльза Фрятт, за которой присматривала Марисса Льюис, – обратилась к нему Эрика.

– Да, мы слышали новости, – ответил мужчина, испытующе осматривая пришедших. Макушка у него блестела от пота. – Я Чарльз, сын Эльзы Фрятт.

– А как вы узнали? – спросила Мосс.

– Позвонила ее мать. Сказала, что ее убили с особой жестокостью и что она больше не придет на работу.

На вид ему было около семидесяти.

– Можно поговорить с вашей матерью?

Он отступил в сторону и пропустил их в дом. Из холла открывался вид на большую лестницу. Потолок здесь был высоким, на уровне второго этажа.

– Она в гостиной, – сказал Чарльз.

Женщины прошли за ним мимо старых напольных часов у лестницы, под огромной стеклянной люстрой. Чарльз сутулился и имел странную, неровную походку. Первая комната, которую они миновали, была заставлена книгами. В ней стояла огромная елка, со вкусом украшенная белыми фонариками. За ней была просторная гостиная, окна которой выходили в заснеженный сад. Эта комната имела более жилой вид – здесь стояли большой телевизор, множество кресел и столик, на котором лежали журналы и книги. На самом большом диване сидела пожилая женщина. Эрика ожидала увидеть сморщенную беспомощную старушку, но Эльза Фрятт оказалась миниатюрной женщиной с волевым подбородком, стальным взглядом и идеально ровной спиной. Одета она была в шерстяную юбку и твидовый пиджак. Единственной ее уступкой холодному времени года были тапочки из овчины. Короткие волосы были красиво уложены, но морщинистое лицо несло отпечаток всех прожитых лет.

– Доброе утро, я – Эльза Фрятт, – представилась она, вставая и пожимая им руки. – Со слуховым аппаратом я слышу абсолютно все, – добавила она, показывая на уши.

Передвигалась она, в отличие от сына, легко. В ее выговоре сквозила едва заметная резкость и какой-то хрустящий звук, родину которого Эрика никак не могла угадать. Вместе с Мосс они представились и показали удостоверения.

– Хотите кофе с пирожками? – предложила Эльза. – Чарльз, ты ведь умеешь пользоваться кофемашиной?

– Да, конечно.

– Подогрей пирожки из магазина. И выкинь те, что купили на ярмарке.

Чарльз кивнул. Эрика смотрела, как он, весь потный, идет к двери, и подумала, не болен ли он.

– Лично я предпочитаю покупные пирожки, а не домашние. А вы как? – спросила Эльза.

– Мне все равно, лишь бы были пирожки, – ответила Мосс.

В камине горел огонь. Они уселись на противоположном диване, а Эльза сложила руки на коленях и впилась в них взглядом голубых глаз.

– Вы пришли поговорить по поводу Мариссы? – спросила она, качая головой и цокая. – Какой ужас. И кому понадобилось убивать такую молодую девушку?

Она приложила скрюченный палец ко рту и снова сокрушенно замотала головой. Казалось, она вот-вот заплачет, но ей удалось сдержать слезы.

– Можно ли сказать, что Марисса была вашей сиделкой? – спросила Эрика.

Услышав это слово, миссис Фрятт лишь отмахнулась.

– Скорее она была компаньонкой. Ходила для меня в магазин, вела ежедневник. Я доверяла ей то, что вряд ли можно доверить обычной домработнице.

– Если позволите такой вопрос: много ли у вас прислуги?

– Нет, – засмеялась она. – Из-за моих слов может сложиться впечатление, что я веду красивую жизнь. Но это не совсем так. Ко мне каждый день на несколько часов приходит женщина, чтобы убраться и приготовить мне обед. Еще есть садовник, и он же делает все, что нужно от мужчины по дому. Чарльз много чего делает. Марисса стирала мне одежду, помогала мне с магазинами и всеми личными нуждами.

– Сколько она у вас проработала?

– Чуть больше года. Я вывесила объявление в местном кафе и в Интернете. Вернее, не я, а Чарльз все это сделал. Я хотела найти кого-то, кто живет рядом.

– Вы знали, что Марисса еще работала танцовщицей? – спросила Эрика.

– Конечно. Я несколько раз ходила на нее смотреть.

– В стрип-клубы? – удивилась Мосс.

Миссис Фрятт посмотрела на Мосс так, словно только что заметила ее присутствие.

– Стрип-клубы? Я ни разу не была ни в одном стрип-клубе. Я ходила смотреть на Мариссу в «Кафе де Пари» на Лестер-сквер. И раз в неделю она выступала в Сохо – не помню название клуба. Он маленький, и там гораздо веселее. Она не занималась стриптизом. Бурлеск – это искусство, и она была профи, – произнесла миссис Фрятт, закусив губу и еле сдерживая слезы. – Извините. Она просто была такой живой. С ней было намного веселее.

– Можно ли узнать, сколько Марисса зарабатывала у вас?

– Деньги я не обсуждаю, – сказала она, задрав нос. – Я очень хорошо ей платила. Она работала три-четыре часа ежедневно.

– Миссис Фрятт, я все пытаюсь распознать ваш акцент, – сменила тему Эрика. – Вы, видимо…

Эрика сделала паузу, но миссис Фрятт ничего не сказала.

– Можно узнать, откуда вы?

– Из Австрии. Это имеет отношение к делу?

Эрика удивилась.

– Нет. Просто обратила внимание. Я сама из Словакии.

– Да, я тоже заметила ваш акцент, вы редуцируете гласные.

– Я учила английский в Манчестере. Там я жила, когда приехала из Словакии.

– Вот как, – ответила миссис Фрятт, склонив голову набок и холодно улыбаясь Эрике.

– А вы где приобрели свой симпатичный… Где вы выучили английский? – не менее холодно спросила Эрика.

– Моя семья приехала в Англию, когда началась война. Мой отец был дипломатом.

В этот момент в комнату вошел Чарльз с большим подносом, на котором стоял красивый фарфоровый чайный сервиз: чашки, блюдца, молочник и сахарница. Миссис Фрятт наблюдала, как он пытается куда-то его пристроить. Когда он поставил его к себе на колено, она не двинулась с места, чтобы убрать стопки книг и журналов на столе. Чашки и френч-пресс уже начали сползать набок. Мосс еле успела встать и взять у него поднос.

– Господи! Сначала поставь поднос, а потом убирай вещи, – отчитала его миссис Фрятт. – Мужчины не в состоянии продумать свои действия даже на один шаг вперед.

Судя по взгляду, который Чарльз бросил на мать, он был готов ее убить. Но вместо этого он просто сгреб книги и журналы и освободил стол.

– Чарльз – первоклассный ювелир с энциклопедическими знаниями о драгоценных камнях, металлах и старинных украшениях, но в быту он безнадежен.

Чарльз взял поднос и поставил его на стол.

– Все готово, мама.

Он вышел из комнаты. Миссис Фрятт разлила кофе.

– Когда магазин закрыт, ему некуда себя деть.

– Магазин? – переспросила Эрика.

– Он ювелир в Хаттон-Гарден, – похвалилась Эльза. – Женился на милой еврейке, и им в наследство достался магазин. Конечно, все держится на нем. Он знает все. Его приняли в обществе, а это очень тяжело заслужить, если вы понимаете, о чем я.

Некоторое время все молча пили кофе.

– Вы кого-то подозреваете? – прервала тишину миссис Фрятт.

– Мы узнали, что Марисса вела очень насыщенную жизнь. Она вам что-нибудь рассказывала?

– Немного. У меня сложилось впечатление, что она профессионал. Ее очень хвалили и ценили, и она хотела уехать. Я видела девушек, с которыми она танцевала. Мне показалось, они очень дружны. А вот эта ее вульгарная подруга – как же ее зовут? – ужасное создание в очках с толстыми линзами… У нее еще такое имя, типичное для комедийных сериалов.

– Шэрон, – подсказала Мосс.

– Да, она. Марисса говорила, что она к ней липла, как банный лист, от нее было не отвязаться. Надоедала ей постоянно, чтобы она стала лицом парикмахерской, где она работала, – миссис Фрятт скорчила гримасу омерзения.

– Как я понимаю, вы туда не ходите? – спросила Эрика.

– Нет. Я хожу в «Чарльз энд Чарльз» в Челси, и качество услуг стоит всех затрат на дорогу туда.

– Значит, у вас не сложилось впечатления, что у Мариссы были враги? – спросила Мосс.

– Ну, насколько я ее знала… Не забывайте, она была… Я понимаю, что так больше не говорят, но она была моей подмогой. Мне она нравилась, но между нами пролегала пропасть в виде разницы в возрасте и социальном положении, и мы не могли быть очень близки. По крайней мере, я с ней близка не была. А вот ей ничто не мешало жаловаться мне на свою ужасную мать. Толстую алкоголичку и мразь во всех отношениях. – Миссис Фрятт подалась вперед и подлила им кофе. – Марисса, правда, рассказала мне кое-что нехорошее. Несколько недель назад она возвращалась с выступления домой, шла со станции Крофтон-парк. Было поздно и темно. Когда она проходила мимо кладбища, к ней подошел очень высокий мужчина в противогазе.

– Что? – от неожиданности Эрика чуть не уронила чашку на стол.

– Да, она шла пешком со станции одна – что, по-моему, чистое безумие, – и тут он вышел с кладбища и потащил ее к воротам, там есть темный угол. К счастью, ей удалось отбиться и убежать.

Эрика и Мосс переглянулись.

– Она заявляла об этом в полицию?

– Я не знаю. Она рассказала мне мимоходом, как про очередное приставание. Но, кажется, этот случай не столь безобиден. Я смотрела новости, там говорили про мужчину в противогазе, который нападает на людей поздно вечером, когда они идут домой с электрички. Несколько недель назад он напал на женщину и молодого мужчину. И еще на одну девушку – в рождественскую ночь. Вы знаете, кто это?

Эрика ничего не ответила. Она вспомнила, что утром ей рассказывали про этого человека коллеги в участке. Внезапно с задворок сознания он передвинулся в центр и завладел ее вниманием.

– Вы можете точно сказать, когда и где это было? – спросила Эрика.

– Точную дату я не знаю. Где-то в начале ноября. Она рассказывала, что приехала на последней электричке, и на станции было малолюдно. Было уже после полуночи. Она шла домой со станции Крофтон-парк, и прямо около входа на кладбище на Брокли-роуд из ниоткуда возник этот высокий человек в черном. Он весь был в черном – длинное черное пальто, черные перчатки. И в противогазе. Она сказала, что ей было очень страшно. Он попытался затащить ее на кладбище.

– Он приставал к ней? – спросила Мосс.

– Да. Попытался, но ей удалось сбежать. По улице ехала машина и спугнула его. Она побежала со всех ног, бежала до самого дома. Ей очень-очень повезло. Но в этом вся Марисса. Я всегда считала, что у нее есть ангел-хранитель. Вернее, до вчерашнего дня, – печально добавила она.

Глава 27

По пути в участок Эрика и Мосс заехали перекусить. Первая половина дня выдалась богатой на события: Шэрон рассказала им про планы Мариссы уехать из страны, Иван попытался покончить с собой, Марисса, как выяснилось, шантажировала Дона, и в довершение всего миссис Фрятт рассказала о нападении на Мариссу мужчины в противогазе.

Все эти мысли и вопросы без ответов сводили с ума, и Эрика чувствовала, как подступает головная боль. Доехав до участка, они сразу же пошли в штаб. На информационной доске появился большой постер с изображением Мариссы Льюис в костюме для бурлеска. Макгорри, Питерсон и еще двое сотрудников стояли рядом с ним, у стола.

– Прямо слюнки текут, – говорил Питерсон.

– Что здесь происходит? – отрезала Эрика, чувствуя подступающую злобу.

Питерсон хотел что-то ответить, но она перебила его:

– Я понимаю, что Марисса была весьма сексуальна, но она – жертва убийства. Вам что, обязательно ошиваться рядом с ее фото в нижнем белье?

Повисла неловкая тишина.

– Мы повесили именно эту фотографию, потому что на ней видна вышивка с ее символом, – объяснил Питерсон. – Видишь бриллиант на корсете?

– Да. Я в курсе. Она выступала под именем «Желтый Бриллиант».

От яркого освещения пульсация в затылке только усилилась.

– Мы связывались с магазином в Сохо, где был куплен этот костюм. Я узнал, что они также подгоняют одежду по размеру и делают вышивку, и мне дали контакт мастера, который вышивал этот бриллиант.

– Ясно. Тогда почему вы стоите у доски и отпускаете шуточки?

– Мы стоим тут, потому что только что привезли обед, – ответил Макгорри, показывая на бутерброды на столе рядом с доской.

– И я говорил, что слюнки текут от бутерброда с сыром и солеными огурцами, – добавил Питерсон, глядя ей прямо в глаза.

Всем остальным было явно не по себе.

– Хорошо. Молодцы. Мне нужна распечатка с расписанием всех выступлений Мариссы за последний месяц. И пришли мне контакт человека, который делал вышивку.

– Хорошо, – ответил Питерсон.

– Мосс, расскажи всем о событиях сегодняшнего дня и обнови информацию на доске.

– Конечно, босс.

Эрика вышла. Мосс подошла к столу и взяла себе бутерброд.

– Что с ней? – спросил Макгорри.

– Много всего случилось сегодня.

– Это не повод вымещать все на нас, – сказал Питерсон.

Мосс выразительно посмотрела на него и начала рассказывать обо всем, что произошло.

* * *

Эрика вышла из комнаты, зная, что сделала глупость. Она заметила, как сотрудники смотрели на нее, пока она отчитывала Питерсона. Знают ли они, что у них с Питерсоном был роман?

Автомат с кофе починили, и она нажала кнопку с эспрессо. Мысли ее крутились вокруг возвращения Питерсона и того, как они будут работать вместе. Он профессионал и ценный кадр, но если ничего не изменится, ей придется просить его перевести.

– Никогда нельзя гадить там, где ешь, идиотка чертова, – обругала она себя, дожидаясь, пока нальется кофе.

Поднявшись по лестнице в свой кабинет, она загрузила базу данных уголовных дел и вбила в поиск «противогаз».

Обнаружилось четыре случая за последние три месяца – двое мужчин и две женщины подверглись нападению высокого мужчины в противогазе. Каждый раз инциденты происходили неподалеку от железнодорожных станций поздно вечером либо рано утром. Первой жертвой стала двадцатилетняя Рэйчел Элдер – медсестра из госпиталя Льюишем. На нее напали, когда она шла на станцию Джипси-Хилл, чтобы добраться на работу. Неизвестный мужчина затащил ее в переулок, продемонстрировал половые органы и схватил за горло. Душил он ее достаточно долго. Когда она уже теряла сознание, он ослабил хватку и дал ей возможность сделать вдох, но потом снова сжал ей горло. По ее словам, она потеряла сознание, а когда пришла в себя, его уже не было.

Второй случай произошел у станции Ист-Далвич. Двадцатилетний актер Келвин Прайс задержался после работы в баре в Вест-Энде и ехал домой на последней электричке. В первом часу ночи его также затащил в переулок мужчина в длинном развевающемся черном пальто и противогазе со стеклянными линзами, душил его несколько раз до потери сознания. Мужчина при этом мастурбировал и демонстрировал гениталии.

– О боже, – не удержалась от эмоций Эрика.

Третье нападение случилось у станции Пендж-Ист. Пострадала некая Дженни Торндайк. Она шла на электричку рано утром, когда из ниоткуда появился мужчина в черном и в противогазе. Она попыталась отбиться, но он нанес ей удар по лицу и затащил в небольшую зеленую зону около станции, где сильно избил и попытался задушить.

А последний случай произошел в Сиденхэме в Рождество. Шестидесятилетняя Диана Кроу возвращалась домой от подруги, и в подземном переходе на нее напал незнакомец. Он ее душил, бил по лицу, сломал скулу. В полицию она обратилась только на следующий день.

– Тебе тогда повезло, Марисса. Почему же ты не сообщила в полицию? – спросила Эрика, отпив глоток эспрессо.

Она посмотрела, кто расследует дело – это оказался старший инспектор Питер Фарли, – и отправила ему запрос на доступ к материалам, объяснив, что их дела пересекаются. Увидев уведомление о новом сообщении, Эрика открыла его.

Привет, Эрика. Компьютерщики восстановили удаленное изображение в телефоне Джозефа Питкина.

Кей.

Эрика открыла приложение.

Я спрятал фотографии и видео в надежном месте.

Держи язык за зубами – и там они и останутся.

Т.

– Господи… – потрясенно воскликнула Эрика, откинувшись на стуле.

От рисунка по коже шли мурашки. Нарисован он был, скорее всего, шариковой ручкой на желтеющей бумаге.

Раздался стук в дверь, и она подпрыгнула от неожиданности.

– Кто там?

В открытой двери показалась голова Питерсона.

– Сейчас неудобно?

– Что именно?

– Только что говорил с Айзеком Стронгом. Он закончил вскрытие Мариссы. Спрашивает, есть ли у тебя время с ним встретиться.

– Хорошо, спасибо. Я ему перезвоню, – ответила Эрика, потирая виски.

Питерсон вошел в кабинет и закрыл за собой дверь.

– А это еще что такое? – спросил он, увидев изображение на мониторе.

– Это файл, восстановленный с телефона Джозефа Питкина. Он его удалил вместе с порнографическими фото и видео.

– Противогаз? Думаешь, это у него такой фирменный стиль – писать письма и сопровождать их рисунками?

– Не знаю. Мне только что этот ужас прислали. Распространи это изображение по всем, повесь на доску. Проверь, получал ли кто-нибудь из жертв что-то подобное по обычной или электронной почте. Также нужно сравнить это изображение с фотороботом, составленным со слов жертв.

– Да… – мялся Питерсон. – Можно с тобой поговорить?

– У меня есть минута, – ответила Эрика, забирая со стула пальто. – А о чем?

– Мне нужно кое-что с тобой обсудить.

– Это связано с работой?

– Ну…

– А это может подождать? Давай поговорим, когда я вернусь?

Он кивнул. Эрика взяла телефон, ключи от машины и вышла.

Питерсон пошел вниз по лестнице. У кофейного автомата его ждала Мосс.

– Быстро ты. Ну и как она восприняла?

Он покачал головой.

– Она уехала в морг. Не получилось ей сказать.

– Джеймс! Тебе надо это сделать.

– Я знаю. Просто это почти невозможно, когда идет расследование.

– Будь мужиком, выбери время, – сказала Мосс, отпила глоток кофе и вернулась в штаб.

Глава 28

Парковка больницы Льюишем была переполнена, и Эрике пришлось ждать перед шлагбаумом, пока не освободится место. На территории она потерялась, дважды повернула не туда и была вынуждена спрашивать у санитара, где расположен морг. Только после этого она нашла нужное место и припарковалась у короткого, приземистого здания с огромной трубой, из которой в серое небо вырывался черный дым.

На входе ее зарегистрировали, она прошла через крематорий, где в конце длинного коридора наконец обнаружился морг, дверь в который открыл Айзек.

– Ты нас нашла, – поприветствовал он ее.

– Да, это оказалось гораздо сложнее, чем в Пендже.

– И мы еще должны платить за удовольствие попасть на рабочее место.

Айзек провел ее в просторную комнату, где от яркого освещения у Эрики зарябило в глазах. В ряд стояло шесть блестящих стальных столов.

– Не раздевайся, здесь холодно, – сказал он. – У меня под халатом толстовка. Извини, что все заняло дольше, чем хотелось бы.

Пожелтевшее тело Мариссы лежало на первом столе. Айзек снял с него простыню. От пупка до грудины пролегал длинный шов в форме буквы Y. Кровь смыли, и порезы на шее напомнили Эрике жабры. Она перевела взгляд вниз.

– У нее татуировка в паховой зоне. – Она указала на бриллиант над тонкой линией волос на лобке. – То же самое вышито на всех ее костюмах для выступлений.

Айзек кивнул.

– В момент смерти в крови было немного алкоголя, но это вполне ожидаемо, если она где-то отмечала предстоящее Рождество. Иных химических веществ, запрещенных и разрешенных, в крови не обнаружено.

Эрика снова посмотрела на продольный шрам на грудной клетке Мариссы и на ее лицо, которое без косметики выглядело совсем молодым – почти как у подростка. Она глубоко вздохнула и почувствовала, что боль распространилась на всю голову. Ощущение было странное – будто что-то давит на нее сверху и одновременно тянет вверх.

– Она была здорова, все органы в отличном состоянии.

Айзек перешел к изголовью стола.

– Длина ножа – около двадцати сантиметров. На шее три глубоких пореза, один из которых повредил основные артерии. Она просто истекла кровью, и очень быстро. Лезвие было с зазубринами по краю – как у старых десертных ножей.

– Значит, этот нож, возможно, не новый?

Он кивнул.

– Образцов ДНК мы найти не смогли.

– Совсем?

– Нет. Не было ни волос, ни каких-либо выделений. Ее не насиловали.

В комнату вошла коллега Айзека и направилась к стальным отсекам вдоль задней стены. Она щелкнула замком, и из одного из них плавно выкатился ящик. Эрика присмотрелась. В нем лежал труп Джозефа Питкина.

– Что-то не так? – спросил Айзек.

– Этот молодой человек покончил с собой у нас в изоляторе на следующий день после Рождества. Можно подойти?

Коллега Айзека – миниатюрная женщина с мягким взглядом серых глаз – кивнула, и они подошли к телу. Джозеф будто бы уменьшился в размерах и похудел. На шее у него остались яркие красные полосы и темно-фиолетовая отметина под подбородком, где петля вонзилась в кожу и сломала адамово яблоко.

– Мне не дает покоя одна вещь. Хотела показать ее тебе, Айзек, – сказала она и подняла руки Джозефа. – У него пигментация на тыльной стороне ладоней – ярко-белые пятна, и их много. При этом нигде не указано, что в семье есть витилиго или другие кожные заболевания.

Айзек присмотрелся.

– Да. Я не думаю, что это болезненные высыпания. Больше похоже на следы от какого-то отбеливателя, чем на естественную кожную пигментацию.

– Он занимался фотографией, и в доме была темная комната, – сказала Эрика.

– Понятно. Вот и ответ на мой вопрос.

– Растворы для проявки фотографий могут изменять цвет кожи, если человек контактирует с ними без перчаток. А в легких были какие-то следы?

– Нет, – ответила женщина. – Легкие очень здоровые. Как и остальные органы.

Эти слова начали эхом отдаваться в голове у Эрики: «Очень здоровые. Как и остальные органы».

Перед глазами возник рисунок противогаза и видео, на котором рука тянется к горлу Джозефа и начинает его душить. Его лицо краснеет, синеет, вены на шее надуваются… и снова картинка сменилась, и она увидела противогаз.

Тупая боль парализовала голову. Комната начала вращаться, и ей пришлось схватиться за стол.

– Эрика! – встревожился Айзек.

Комната потеряла очертания, в глазах вдруг потемнело.

Глава 29

Очнулась Эрика на диване в кабинете Айзека – теплом и заставленном коробками. Он сидел рядом на корточках и с обеспокоенным видом смотрел на нее.

– Вот, попей, – сказал он.

Она взяла у него из рук стакан воды и принялась пить. Вода была холодная, вкусная и освежающая.

– Измерю тебе давление? – спросил Айзек, доставая прибор.

Она кивнула, и он сдвинул повыше ее рукав, чтобы надеть манжету.

– А что в коробках?

– Книги.

Она терпеливо ждала, пока он нагнетал давление.

– Ты сегодня ела?

– Утром, хлопья.

Он отпустил манометр и перевел стетоскоп на запястье, слушая пульс.

– Давление пониженное: сто на шестьдесят пять, – сказал он, отпустив нагнетатель, достал из кармана маленький фонарик и посветил ей в глаза. Она зажмурилась.

– С каких это пор ты носишь с собой фонарик? У твоих-то пациентов зрачки на свет уже не реагируют!

– Попался кое-кому в праздничной хлопушке. Я его выменял на розовую заколку.

Эрика засмеялась. В голове по-прежнему пульсировало, но боль немного утихла.

– Ты была в обмороке несколько минут. Возьму у тебя кровь?

– Если это абсолютно необходимо…

Айзек вышел и вернулся со шприцем и пробиркой в стерильной пластиковой упаковке. Эрика отвернулась и сморщилась, когда он надел перчатки и стал делать укол.

– Хорошо, этого хватит на один анализ, – сказал он, убрав одну пробирку и насадив на иглу вторую. – Ты последнее время не падала в обморок?

– Нет.

– У врача не была?

– Нет. Сегодня утром я была в одном доме… Его хозяин пытался отравиться, включил газ на полную, заложил двери и окна…

– И ты даже не попросила медиков тебя осмотреть?

– Нет.

– Господи, Эрика! Ты же надышалась газом! Что ты сегодня пила?

– Эспрессо.

– Тебе же нужно токсины вымывать, литрами воду пить.

– Ну ладно, ладно.

Он принес большой стакан воды и батончик «Mars». Эрика попила и откусила шоколадку.

– Расскажи мне, что не успел, про вскрытие.

– Это все. А, хотя нет, есть еще кое-что. Во рту остаточный след парафина. Не могу себе представить, как он туда попал. Видел такое только на суицидах и у конченных алкоголиков, которые ловят кайф всеми возможными способами.

– Она же выступала в шоу, и в ее арсенале есть трюк с поеданием огня, – подсказала Эрика.

– А! Вот загадка и разрешилась.

– Сегодня еду в клуб «Матрикс», где работала Марисса. Хочу поговорить с другими танцовщицами. Не хочешь со мной?

– Очень необычное предложение, – усмехнулся Айзек. – К сожалению, у меня работа.

– Ну ладно.

– Но тебе все-таки нельзя перенапрягаться.

– Да, поеду домой, отдохну часок, поем, – решила Эрика, допивая воду и собираясь уходить.

– Прогоню твою кровь по стандартной панели анализов. Сэкономишь на походе к врачу.

– Спасибо!

– Жаль, что этот парень покончил с собой.

– И мне жаль.

Когда Эрика вышла на улицу, уже стемнело. Множество автомобилей покидало территорию больницы, и на выезде у шлагбаума образовалась пробка. Она нащупала в кармане кошелек и пошла оплачивать парковку. Все чувства, связанные со смертью Джозефа, Мариссы и всех умерших за годы ее работы в полиции, Эрика, по обыкновению, запрятала подальше, в самые глубины своего сознания.

Глава 30

Одевшись соответственно своим представлениям о бурлеск-клубе, Эрика встала у зеркала и засомневалась, не переборщила ли она. Кто-то позвонил в дверь. Открыв, она увидела Питерсона. Тот был в новом черном костюме с голубым галстуком и длинном черном пальто.

– Привет!

– Что ты здесь делаешь?

– Еду с тобой в «Матрикс», – улыбнулся он.

– Почему не позвонил? Или не написал?

– Потому что ты бы меня послала.

– Я бы высказалась в более деловом ключе, поскольку это связано с работой.

Они оба улыбнулись.

– Отлично выглядишь, – сказал он.

– Не похожа на копа под гламурным прикрытием?

Эрика скептически осмотрела свои голубые сшитые на заказ брюки и белую блузку без рукавов. Волосы стояли колом. Она высушила их феном и полила лаком, намереваясь повторить то, что обычно делают в парикмахерских, но в итоге немного перестаралась.

– Нет, не похожа.

– Хорошо. И ты отлично выглядишь. В смысле, нарядно.

– Спасибо. Ты рада, что я еду с тобой? Мы же по делу, и это я разыскал для тебя этого портного, с которым работала Марисса.

– Да, мне не повредит лишняя пара глаз.

Несмотря на снегопад, Сохо гудел. По Олд-Комптон-стрит толпами шли люди, наслаждаясь затишьем между Рождеством и Новым годом. Заснеженные тротуары пестрели цветной подсветкой расположенных здесь баров. Эрика и Питерсон смешались с потоком гуляющих. Весь путь от Форест-Хилла до Черинг-Кросс они проговорили о расследовании. Эрика рассказала о своей поездке в морг, о том, что видела тело Джозефа, умолчав об обмороке. А Питерсон рассказал о состоянии Ивана Стовальски, который так до сих пор и не пришел в себя. Ближе к вечеру в больнице его навестила жена.

– Врачи еще не могут оценить глубину повреждений мозга в связи с дефицитом кислорода, – сказал Питерсон. – Дона Уолпола мы тоже проверили. Осенью он увеличил свой ипотечный кредит на одиннадцать тысяч и перевел десять тысяч на счет Мариссы. Никаких нарушений за ним не числится, даже штрафов за парковку у этого бедолаги нет.

– Но это все равно не означает, что он не мог ее убить.

Больше они ничего не успели обсудить. Выйдя из электрички, они пробились через столпотворение на Лестер-сквер и дошли до Сохо. В воздухе, благодаря рождественским украшениям, витала атмосфера волшебства, и Эрике стало грустно, что у них с Питерсоном все так закончилось. У нее оставалась призрачная надежда на то, что они еще могут спасти отношения, но сейчас она решила об этом не думать.

Клуб «Матрикс» располагался на углу Уордор-стрит и Олд-Комптон-стрит. Входом в него служила маленькая черная дверь с неоновой вывеской, перед которой был огорожен небольшой участок тротуара. У двери за стойкой стоял высокий худой негр в длинном пуховике, сдвинутой на бок маленькой розовой шляпке и с ярко-голубыми тенями на веках.

– Два билета, пожалуйста, – сказала ему Эрика.

– Как вас зовут? – спросил он, окинув их быстрым взглядом.

– Эрика и Джеймс, – ответила она, бросив взгляд на Питерсона.

Их имена прозвучали так, словно они пришли на свидание.

– Мне нужны фамилии! Я тут не просто так стою! – закатил он глаза, тыча в свою папку. Ногти у него были покрыты ярко-розовым лаком.

– Я не бронировала, – смущенно сказала Эрика.

– Тогда извините. Вы самое слабое звено. Следующий! – отмахнулся он, призывая ожидающую за ними пару.

– Наглец, – процедил Питерсон, доставая удостоверение.

– Черт. Я хотела, чтобы мы прошли, как обычные люди, чтобы никто не знал, что мы из полиции.

Смирившись с ситуацией, Эрика достала свое удостоверение. Совершать ошибки она не привыкла. Пара, которая пришла за ними, числилась в списке гостей, и их с преувеличенным почетом проводили за ограждение.

Они снова подошли к стойке. Негр посмотрел на Питерсона.

– Ты сегодня ром не пил?

– Нет.

– А хочешь?

Эрика еле сдержала улыбку.

– Не надо вот этого.

– А что тебе надо? – спросил тот, жеманно потянувшись к Питерсону, изображая вожделение. Эрика сделала шаг вперед.

– Я старший инспектор Эрика Фостер. Это мой коллега инспектор Джеймс Питерсон. Мы здесь с неофициальным визитом и рассчитываем на ваше содействие. Здесь работала девушка, которая несколько дней назад умерла. Она выступала под именем…

– Желтый Бриллиант, – закончил он за нее и продолжил говорить уже без звездного пафоса. – Ужасная трагедия. Мы готовим шоу в ее память. Вы считаете, что ее убил кто-то из наших?

– Нет, но мы хотим поговорить с ее коллегами. Насколько я понимаю, Мартин Фишер здесь работает?

– Да, он костюмер.

– Он работал с Мариссой. Мы бы хотели побеседовать с ним, узнать кое-какие подробности.

– Хорошо, следуйте за мной.

Привратник отцепил заградительную ленту и провел их за дверь. В клубе было очень красиво. Вокруг маленькой сцены с красной занавеской были расставлены черные полированные столики и стулья. Он подвел их к одному из передних столов.

– Как вас зовут? – спросила Эрика.

– Госпожа Эбони. Ну а днем я Дуэйн Морис, – сказал он, отодвигая для Эрики стул и поджигая зажигалкой свечу на столе. – У нас здесь официанты, и вы можете курить вейпы.

Он ушел, и к ним тут же подошла девушка принять заказ. Они ограничились апельсиновым соком и колой.

Вскоре клуб наполнился людьми, и началось шоу. Догола никто не раздевался, но в компании Питерсона Эрика чувствовала себя неуютно. На сцене выступали женщины и мужчины самых разных размеров и типажей. Стриптизерши выходили в образах Адольфа Гитлера, штурмовика из «Звездных войн» и даже террористки-смертницы, которая медленно раздевалась под нарастающее тиканье часового механизма. Под одеждой у нее оказались провода и палочки динамита. В конце ее выступления свет погас и раздался оглушающий взрыв, а когда свет загорелся снова, девушка стояла на сцене полностью обнаженной. На этом шоу закончилось.

– Вот оно как, – сказал Питерсон. – А я перед Рождеством с мамой ходил на «Riverdance».

– Да, здесь атмосфера зажигательнее, чем на ирландском степе.

Дуэйн протиснулся к ним через поток устремившихся к бару гостей.

– Мартин готов поговорить с вами.

Они взяли верхнюю одежду и пошли за ним за сцену. Там находилось тесное пространство, заставленное складными стульями, вешалками для костюмов и старыми пластиковыми контейнерами для еды. Дверь в маленький кабинет была открыта, внутри сидел крупный лысеющий мужчина средних лет в очках и работал за швейной машинкой. Вдоль стены расположились вешалки с костюмами, а за спиной у него стоял стол с телефоном и компьютером. На стене висел огромный постер бродвейского мюзикла «Mame», а остаток стены занимало гигантское зеркало.

– Это старший инспектор Эрика Фостер и инспектор Джеймс Питерсон, – представил их Дуэйн и вышел, закрыв за собой дверь.

– Вы видели шоу? – спросил Мартин, нажимая на педаль машинки. На синей ткани появилась строчка.

– Да, – ответила Эрика.

– И что скажете о террористке?

– Очень продуманное выступление.

Он усмехнулся, поправил очки и начал проверять качество получившегося шва.

– Хотите что-то спросить о Желтом Бриллианте, то есть Мариссе Льюис?

– Вы подгоняли ей костюмы по фигуре? И это вы придумали логотип, который вышит на всей ее одежде? – спросил Питерсон.

– Да. Хотя она всегда задерживала оплату. Не буду подавать все в розовом свете. Она была порядочная дрянь. Жаль, что она умерла, но для меня от этого ничего не меняется.

– За что вы ее не любили?

Мартин отложил ткань в сторону.

– У нее не было ни такта, ни доброты, зато был бешеный напор и амбиции. Она бы по трупам пошла, чтобы добиться своего.

– А чего она хотела добиться? – спросила Эрика.

– Кто ж ее знает. Она хотела прославиться. Хотела стать как Дита фон Тиз. Только вот она не понимала, что нужно учиться этому ремеслу. Каждый может пойти и пытаться подражать Кардашьян. Попытка – не пытка. К нам тут летом заходил один американский футболист. Не спрашивайте кто. Так вот, она без всякого стыда говорила, что попробует затащить его в постель. Даже сказала, что попробует записать секс на видео.

– И у нее получилось? – спросила Эрика.

– Нет. Он выбрал блондинку Дженну Минкс. Она повыше уровнем, чем Марисса. Хотя это ни о чем не говорит.

– Сколько времени Марисса здесь проработала?

– С января. – Он взялся за ножницы и принялся резать кусок желтой ткани. – Надо отдать ей должное, несмотря на все ее недостатки, она умела подать себя и стала одной из самых популярных танцовщиц. Ходят слухи, что для некоторых важных клиентов она не только танцевала.

– Проституция?

Он кивнул.

– Несколько раз богатеи вывозили ее после выступления, и ей не стыдно было рассказывать, что она делала и сколько за это получила.

– И она рассказывала вам?

– И мне, и всем, кто был в комнате, да она бы хоть раковине рассказала.

– А она когда-нибудь говорила о соседях, друзьях или ком-то из знакомых, кто жил рядом?

– Был какой-то романтичный поляк, Иван, которого она долго доила. Бедняга. Часто приходил сюда посмотреть на нее. Сидел в первом ряду с выпученными глазами, не снимая куртки. Сидел нога на ногу, чтобы скрыть эрекцию. Здесь танцевала девушка, у которой парень работал на телевидении, запускал реалити-шоу. Так вот, Марисса стала к нему приставать, но он не проявил к ней интереса. Один раз, за несколько секунд до начала шоу, они подрались и костюмы друг другу изодрали. Мне пришлось их кое-как подшивать прямо на ходу.

– Марисса не рассказывала каких-то подробностей своих взаимоотношений с Иваном?

– Она шутила, что держит его в шкафу… это по поводу его бледности. И она часто ему звонила, чтобы попросить еще денег или новое платье. Ставила его на громкую связь, чтобы все могли посмеяться над ним. Бедолага.

– Марисса когда-нибудь говорила, что он бьет ее или что она его боится? – спросил Питерсон.

– Нет. Там всем заправляла она сама. И кошелек его она контролировала.

– Она когда-нибудь упоминала, что еще где-то работает? – спросила Эрика.

Мартин поправил очки на носу и фыркнул.

– Да. По всей видимости, она была всесторонне одаренной. Работала сиделкой. Хотя, на мой взгляд, это все равно что царь Ирод бы пошел работать в родильное отделение. Она воровала у этой пожилой женщины – сначала одежду и туалетные принадлежности. Та женщина…

– Миссис Фрятт, – подсказала Эрика.

– Да, она однажды пришла сюда посмотреть выступление Мариссы, этого Желтого Бриллианта. Пришла, как Джоан Коллинз, вся в мехах и бриллиантах. Тогда-то мы и поняли, почему Марисса пошла к ней работать.

– Что значит – сначала она воровала одежду и туалетные принадлежности?

– Потом Марисса украла у нее бриллиантовые сережки.

– Когда это случилось? – спросил Питерсон.

Мартин снова отложил ткань.

– Наверное, за пару недель до Рождества. Я подумал, что она врет и просто сочинила это, чтобы набить цену обычным сережкам. Это было очень свойственно Мариссе, она любила врать. Но они вместе с еще одной танцовщицей съездили в Хэттон-Гарден к оценщику. Они оказались настоящими, их оценили в десять тысяч.

Эрика бросила взгляд на Питерсона. Миссис Фрятт ничего не говорила про сережки.

– А Марисса упоминала недавнее нападение? – спросил Питерсон.

– Марисса на кого-то напала? – удивился Мартин.

– Нет, это на нее напали. Около месяца назад, когда она возвращалась домой с электрички. На нее напал мужчина.

Мартин покачал головой.

– Ничего не слышал об этом. А мне приходилось слышать о жизни этой девушки все, хотел я того или нет.

– Вы ведь понимаете, что мы расследуем убийство, а вы нелестно отзываетесь о жертве? – спросил Питерсон.

– Вы хотите, чтобы я врал?

– Нет, – ответила Эрика.

– Я знаю, что это неправильно – плохо говорить о мертвых, и никто не заслуживает того, чтобы его зарезали на собственном крыльце. Это ужасно, – сказал он, снимая очки и крестясь. Очки на золотой цепочке так и остались висеть на его выступающем животе.

– Вы знали, что она планировала уехать в Нью-Йорк?

– Да. Она говорила об этом.

– Без деталей?

– Да, но я спрашивал ее, на что она собирается там жить. Город недешевый, плюс нужна виза и все остальное. И она сказала кое-что, что мне запомнилось. Она сказала, что бриллиант принесет ей счастье и поможет начать новую жизнь

– Бриллиант на ее костюмах?

– Нет. Она вообще хотела убрать его и сменить сценическое имя.

– Она собиралась продать бриллиантовые серьги? – предположил Питерсон.

– Пусть она и не была семи пядей во лбу, но разницу между единственным и множественным числом она понимала. Она имела в виду один бриллиант, и сказала она это еще до того, как появились сережки. Либо она что-то знала, либо просто несла чушь. К сожалению, в случае с Мариссой чаще имел место именно второй вариант.

– Вы были здесь, когда она выступала в этом клубе в последний раз, накануне Рождества?

– Да. И на ней как раз были те самые бриллиантовые серьги.

– Вы в этом уверены? – переспросил Питерсон.

– Да, потому что она зашла сюда в чем мать родила и попросила меня подшить пояс для подвязок. Я глаза ниже ее шеи не опускал. Не увлекаюсь женской анатомией, – сказал он, поджав губы. – Особенно когда ее суют мне под нос без спросу.

– А с кем она ездила к оценщику в Хэттон-Гарден? – спросил Питерсон.

– Она сегодня выступала. Сейчас позову ее.

Он достал телефон и, набрав номер, снял с уха клипсу.

– Венч, ты еще здесь? С тобой хотят поговорить из полиции… Ничего страшного, просто пара вопросов.

Скрипнула дверь, и в проеме появилась миниатюрная женщина в джинсах и фиолетовом шерстяном свитере. Эрика узнала ее – она танцевала в образе штурмовика из «Звездных войн».

– Вы хотели меня видеть?

– Проходи, Элла, не стой в дверях, – сказал ей Мартин, надевая клипсу. – Это Элла Бартлет.

Она улыбнулась Эрике и с интересом взглянула на Питерсона.

– Вы ездили вместе с Мариссой оценивать ее серьги? – спросила Эрика.

– Да. Оценщик сказал, они стоят десять с половиной тысяч. Он предложил их выкупить, потому что бриллианты, по его словам, были исключительной чистоты.

– И Марисса не согласилась?

– В тот раз – нет. Она вся надулась, как павлин, когда поняла, что ей принадлежат такие офигенные сережки. Ей не хотелось с ними расставаться.

– Когда состоялась ваша поездка?

– Где-то неделю назад.

– Вы с Мариссой были подругами?

– Не сказала бы. Мне, как и всем, просто было интересно, настоящие они или нет. А я все равно ехала в ту сторону в спортзал, поэтому решила сходить с ней.

– Вы помните, в каком магазине проводили оценку?

– Нет. Но он был рядом с клубом Джим-Бокс в Фаррингдоне. В паре улиц от него.

Эрика посмотрела на Питерсона. Там сотни ювелирных лавок!

– Я оставлю вам свой номер, и если вы вспомните место, позвоните мне, хорошо? Это очень важно, – сказала Эрика, передавая ей визитку. Девушка кивнула и собралась уходить.

– О, Элла, чуть не забыл. Купил тебе специальный дезодорант для шлема. Здесь ведь очень жарко, – сказал Мартин, передавая ей флакон.

Элла торопливо схватила флакон и смущенно посмотрела на Питерсона.

– С тебя 5.99, – закричал Мартин ей вслед. – У вас есть еще вопросы? Мне нужно успеть сшить шесть стрингов и не опоздать на последнюю электричку.

– Нет, спасибо, – поблагодарила его Эрика, и они вышли.

Глава 31

– Ну и дело нам досталось! – воскликнула Эрика, когда они с Питерсоном шли назад к станции. Они выбрали маршрут, пролегающий по тихим улочкам, чтобы обсудить полученную информацию.

– Что это все-таки за бриллиант? – спросил Питерсон.

– Он был ее символом. Возможно, она думала, что она сможет прославиться под именем Желтый Бриллиант и заработать много денег. Дита фон Тиз получает миллионы, а Марисса хотела стать новой Дитой.

– Все новые и новые пласты…

– Загадок? Обмана?

– Дерьма. Болото какое-то. Такое ощущение, что ее все ненавидели.

Эрика согласно кивнула.

– Марисса много болтала, всем обо всем рассказывала, но, похоже, о нападении мужчины в противогазе она рассказала только миссис Фрятт.

– Пусть даже она много чего выдумывала и не вызывала симпатии, у нее все равно были свои страхи и секреты. Многие боятся сообщить о том, что на них напали или изнасиловали. А самоуверенность может быть и напускной, люди часто блефуют.

Эрика кивнула. Они так увлеклись разговором, что не смотрели, куда идут. Когда они вышли на Риджент-стрит, начался мокрый снег.

– Хочешь кофе? – спросил Питерсон, увидев на углу работающий «Старбакс». – Можно хотя бы переждать снег.

– Хорошо.

Пропустив пару красных автобусов, они перешли дорогу и направились к ярко освещенной кофейне. Эрика заняла столик у окна, Питерсон принес два кофе. За окном переливались огнями рождественские витрины, и Риджент-стрит утопала в свете праздничных гирлянд. Они пили кофе и смотрели на шумную улицу.

– Пройдемся по подозреваемым? Итак, Джозеф Питкин выслеживал, фотографировал Мариссу и снимал ее на видео. Возможно, по ее же просьбе, чтобы шантажировать Дона Уолпола? – начала Эрика.

– Еще есть Иван Стовальски, который был одержим ею настолько, что собирался бросить жену в Рождество и уехать с Мариссой в Нью-Йорк. И он пытался покончить с собой, – добавил Питерсон.

– И Дон Уолпол, с которым она переспала в пятнадцать лет и потом шантажировала его тем, что его засудят как педофила. Также она, возможно, украла бриллиантовые серьги у миссис Фрятт, хотя та не сказала об этом ни слова. А забывчивостью она, как нам показалось, не страдает.

– Как думаешь, знал ли об этом ее сын? Ведь он ювелир и работает в Хэттон-Гарден?

– Возможно. Но миссис Фрятт – единственная, кому Марисса рассказала о нападении.

– И этот мужчина в противогазе как-то связан с Джозефом Питкином, ведь он покончил с собой из-за фотографий, которые ты показала ему во время допроса. Я имею в виду, он был сильно напуган.

– Они стали последней каплей, – устало сказала Эрика. – Вот если бы мы восстановили письмо с рисунком противогаза одновременно с фотографиями, то я успела бы вытащить из него больше информации. Или остановить его… Не знаю.

– Ты не могла знать, – сказал Питерсон, тронув ее за руку.

Она вяло улыбнулась.

– И Мэнди ничего не рассказывает о вечере убийства. Должна же она была хоть что-то услышать.

– Она ведь алкоголичка?

– Да. И могла лежать в отключке на диване, когда Мариссу за окном резали ножом. Завтра нам нужно проверить всех этих людей и понять, у кого есть алиби, а у кого нет. Хочу еще раз зайти к миссис Фрятт и спросить про сережки.

Они сделали еще по глотку кофе и замолчали. Питерсон поежился.

– Эрика, мне кое о чем нужно с тобой поговорить.

У нее зазвонил телефон, она достала его из сумки и увидела, что уже почти половина двенадцатого.

– Черт. Я опаздываю на последнюю электричку, а мне еще сегодня отчет писать.

Она допила кофе и снова взяла телефон.

– Вызову «Uber», – решила она, проводя пальцем по экрану. – О, как раз рядом машина, которая сможет приехать через минуту. Круто. Хочешь тоже поехать?

– Нет, поеду на электричке.

– Думаешь, успеешь?

– Да. Хочу прогуляться. Иллюминация красивая.

Эрика посмотрела на него.

– У тебя все в порядке? Что ты хотел мне сказать?

– У тебя нет времени.

На телефон Эрики пришло уведомление, и у кафе остановилась машина.

– Нет. Такси уже здесь.

– Ничего такого. Езжай.

– Хорошо. Спасибо за кофе. Увидимся завтра с утра пораньше.

Она взяла куртку, накинула ее себе на плечи и выбежала на покрытый слякотью тротуар.

Питерсон посмотрел, как она села в машину и уехала. Он сделал еще глоток кофе, и на телефон пришло смс. Он сразу же перезвонил.

– Я знаю, прости. Думал, что уже освобожусь к этому времени… Да, мы увиделись, но все было по делу… Да, у меня круглосуточно работа. Нет, не сказал ей, но скажу. Я обещаю… Я тоже тебя люблю.

Он положил трубку и посмотрел в окно. Его охватило чувство вины и сожаления. Вины, потому что он был счастлив, и сожаления, что Эрика к его счастью отношения не имеет. Допив кофе, он пошел на станцию Черинг-кросс по улице, увешанной праздничными гирляндами. По дороге он размышлял, какие в жизни бывают крутые повороты судьбы. Крутые в хорошем смысле этого слова.

Глава 32

В машине было жарко. Водитель посмотрела на Эрику в зеркало заднего вида.

– Хотите почитать «Ивнинг Стэндард»?

Эрика согласилась, взяла переданную ей газету и уселась поудобнее. Листая страницы, она останавливалась на разных сплетнях. Вдруг, когда они ехали по мосту у Воксхола, она громко выругалась.

– Все в порядке? – спросила водитель.

– Извините. Просто поняла, что забыла кое-что, – соврала Эрика.

В газете целую страницу занимал материал про ее предыдущее дело – убийц Макса Хастингса и Нину Харгривз, похитивших двойняшек Марша. В этом издании уже выходили громкие статьи, в которых Нина и Макс представали современными Бонни и Клайдом или Майрой Хиндли и Иэном Брейди. На этот раз писали про то, что никто не изъявил желания забрать тело Макса Хастингса, хотя с момента его смерти прошло уже несколько недель. «Ивнинг Стэндард» связался с его матерью, и она сказала, что не хочет иметь с ним ничего общего. Газета приводила ее фразу: «Выбросьте его тело на свалку, он мне не сын». И это говорит человек, которого только что выпустили под залог за создание помех расследованию!

В самом низу статьи была размещена фотография Эрики. Она уже привыкла, что в газетах ее выставляли склочной и конфликтной полицейской шишкой. Сейчас ее вывело из себя то, что они использовали фото, на котором она выходит из своего подъезда. В углу хорошо просматривался адрес: «Манор-маунт SE23», а номер ее машины не был замазан.

Она достала телефон и стала звонить своей коллеге Колин Скенлен, которая отвечала за связи со СМИ.

– Алло? – ответила Колин сонным голосом.

– Колин, это Эрика Фостер.

– Эрика. Уже очень поздно.

– Я только что увидела в «Ивнинг Стэндард» статью про дело Макса Хастингса и Нины Харгривз. В ней моя фотография, на которой виден мой адрес и номер машины.

– Я не могу контролировать, что пишут в прессе, – ответила Колин после длинной паузы.

Эрика прикрыла рукой динамик и сделала несколько глубоких вдохов. Она от всей души ненавидела Колин – ленивую формалистку, которая, по ее мнению, делала ровно столько, сколько нужно, чтобы не потерять работу, но никогда не прилагала ни одного лишнего усилия.

– Я знаю, что с печатной версией ты ничего не можешь сделать, но ты можешь проверить, висит ли это фото на их сайте, и если висит, снять. Прямо сейчас.

Колин вздохнула.

– Сомневаюсь, что кто-то из них сейчас на работе, но я оставлю сообщение. Это я сделать могу, – сухо сказала она.

– Спасибо, – ответила Эрика и положила трубку.

Остаток пути они преодолели в тишине. Эрика то и дело проверяла телефон, ожидая смс или мейла от Колин, но он молчал. В Форест-Хилл они приехали почти в полночь.

Зайдя в квартиру, она включила обогрев, приняла душ и в пижаме вернулась в гостиную. Ей предстояло закончить отчет, который ждала Мелани. Эрика налила себе стакан водки и села на диван с лэптопом, слушая скрип половиц, – это Эллисон, сосед сверху, ходил по своей квартире. Первым делом она зашла на сайт «Ивнинг Стэндард» и увидела ту же самую статью со своей фотографией.

– Черт!

Эрике стало страшно. Ее адрес теперь висит в Интернете. Она встала с дивана, зашторила окна и попыталась успокоиться – в конце концов, номер квартиры никто не знает. Колин по-прежнему молчала, а звонок на ее телефон перевелся на голосовую почту. Тогда, хлебнув как следует водки, Эрика принялась за отчет.

* * *

Посреди ночи ее разбудил звонок домашнего телефона. Перевернутый лэптоп лежал рядом с ней на диване. На часах – почти два ночи. Телефон продолжал трезвонить. Эрика села, поставила лэптоп на журнальный столик и попыталась проснуться. Первой мыслью было, что ей звонит Колин. Пока она приходила в себя, включился ее собственный автоответчик. После сигнала Эрика услышала грубый мужской голос.

– Эрика… Эрика… Эрика-а-а-а-а-а…

Эрика замерла. Голос выдохнул ее имя, а потом раздалось какое-то странное царапание. Бежали секунды. Человек на том конце провода не вешал трубку, а продолжал хрипло прерывисто дышать в нее.

– Эрика… Эрика-а-а-а-а-а…

Голос был низким, грубым и звучал угрожающе. Затем раздался какой-то странный, ни на что не похожий звук, хрип и почти нечеловеческий рык, и она закричала от страха.

Метнувшись к телефону, Эрика выдернула его из розетки, включила везде свет и проверила, заперта ли входная дверь и закрыты ли окна в комнатах. Вернувшись на диван, она попыталась отдышаться и успокоиться. Впервые за годы работы в полиции она пожалела, что у нее нет оружия.

Глава 33

Джейсон Бейтс проснулся по будильнику в шесть утра. Почти сразу же в дверь постучали – это сотрудница социальной службы пришла сменить его, чтобы он смог пойти на работу.

– Как она спала? – спросила добрая женщина с морщинистым лицом.

Спросонья он не сразу вспомнил ее имя. Дон… ее зовут Дон.

– Хорошо, – ответил он.

В случае с его матерью это означало, что за ночь он проснулся всего три раза. Дон сняла куртку и подставила руки к радиатору погреться. Джейсон принялся готовить завтрак и собираться на работу.

Фабрика по производству пластмасс находилась всего в пятнадцати минутах езды на электричке. Выйдя из дома, он обернулся. Его маму подвезли в кресле к окну, чтобы она могла проводить его глазами. Он помахал ей, и она подняла руку. Злость и раздражение утихли. Может, сиделки подвозят ее к окну каждый день, чтобы он вспомнил, что она – тоже человек? Но она похожа на человека, только если смотреть на нее через окно.

На улице было темно и холодно. Туман окутывал его сыростью, как влажная простыня. Он прошел мимо маленькой закрытой кофейни у станции Джипси-Хилл, поспешил миновать турникеты и едва успел заскочить в поезд. Единственный плюс работы за городом состоял в том, что электрички, следующие из Лондона утром, менее загружены, особенно в праздничный период. Джейсон вошел в полупустой вагон и сел у окна. Из радиатора под сиденьем дул теплый воздух. Он надел наушники и включил аудиокнигу, которую планировал слушать и во время работы на погрузчике. На работе он надевал только один наушник – второе ухо оставлял свободным из соображений безопасности.

В Вест-Норвуде он вышел на пустую платформу. До склада было пятнадцать минут ходьбы мимо заброшенных промышленных объектов и разросшихся кустарников. Он поднял воротник и пошел по освещенной фонарями тропинке. Под ногами хрустел снег. Где-то вдалеке только начинало синеть небо. Когда он поравнялся с воротами старого офисного здания, из тени вышел высокий человек в черном пальто и темном блестящем противогазе. Из дыхательной коробки, висящей на груди, валил пар. Нарисованные на ней белые квадратики напоминали растянутый в улыбке рот.

Джейсон остановился и от неожиданности даже не успел испугаться. Сзади доносился стук колес проезжающей мимо электрички. Человек в противогазе чуть помедлил и двинулся к нему.

– Эй, эй! – закричал Джейсон, когда незнакомец подошел и сильно ударил его по лицу.

Очнулся Джейсон некоторое время спустя. Голой спиной он лежал прямо на снегу, перед ним раскинулось сине-голубое небо. Руки были связаны сзади, и лежать на собственных запястьях было крайне неудобно. Ногам было очень холодно, и он понял, что ниже пояса одежды на нем нет. Рот был чем-то заткнут. Он посмотрел по сторонам и попытался застонать, но наружу вырвался только слабое приглушенное мычание. Слева за высокой стеной пронеслась электричка, а справа был вход в бывшее офисное здание. На него смотрели ряды разбитых окон, из некоторых доносилось пение птиц. У входа в здание, примерно в пяти метрах от него, стоял тот самый человек в противогазе. Пальто у него было расстегнуто, и он мастурбировал рукой в черной перчатке. Из дыхательной коробки вырывались клубы пара.

Джейсон почувствовал прилив ужаса и отвращения. Оглянувшись вокруг себя, он увидел сгоревшую машину и использованные газовые баллоны. Были слышны голоса людей, но высокий кустарник загораживал вид на дорогу.

«Люди идут мимо. С электрички», – подумал он и закричал, но получился лишь приглушенный стон.

Голоса стихли. Человек в противогазе неожиданно остановился, застегнул штаны и пошел к нему. Взяв Джейсона за ноги, он потащил его внутрь здания. Джейсон пытался пинаться, но на лестнице ему помешала боль от вонзающихся в голую спину камней. На верхней ступеньке было совсем мало места, и человек в противогазе сел на корточки прямо над ним.

Джейсон пихнул его, и мужчина упал на спину за разбитую стеклянную дверь. Осколок стекла поцарапал ему шею, а противогаз почти слетел, обнажив рот и нос. Он выругался, и Джейсон запаниковал. То, что нападавший потерял контроль над ситуацией, сулило ужасные последствия. Джейсон попытался подняться, но из-за спущенных штанов ноги не слушались. Человек в противогазе медленно сел, снял перчатку и приложил руку к кровоточащему порезу на шее. Потом он отвернулся и снял противогаз, чтобы взглянуть на руку. Удостоверившись, что порез неглубокий, он снова надел маску и перчатки, подошел к Джейсону и втащил его на крыльцо.

Глава 34

В шесть утра, проведя на диване бессонную ночь, Эрика включила телевизор и похвалила себя за стойкость: телефонный звонок хоть и сильно ее напугал, но не парализовал. Привычные звуки из соседних квартир, шум воды по трубам помогали войти в обычный режим. В половине восьмого она заварила кофе и приняла душ. А когда рассвело, раздвинула шторы, и с дневным светом страхи начали понемногу отступать.

Перед самым выходом из дома она включила домашний телефон в розетку и еще раз прослушала ночное сообщение. Человек звонил не со скрытого номера, а с обычного мобильного. Эрика записала его на бумажку, скрутила провод и взяла автоответчик с собой.

В машине, двигаясь в плотном утреннем потоке, она окончательно вернулась в реальность. От Колин так и не было ни звонков, ни сообщений. За прошедшую ночь она много думала над делом, и каждый раз возвращалась к серьгам: почему миссис Фрятт ничего о них не сказала? На часах было начало девятого. Она решила изменить привычный маршрут и проехать через Онор-оук-парк в Хилли-филдс. Подъехав к дому миссис Фрятт, Эрика увидела, что та, тепло одетая, стоит на тротуаре, опираясь на трость. Эрика остановилась рядом с ней на парковочном месте. Миссис Фрятт тут же стала кричать и трясти тростью.

– Езжайте дальше, здесь нельзя стоять. Я это место держу!

Эрика опустила окно.

– Доброе утро. Вас куда-нибудь подвезти? – спросила она.

– Я жду сына. Он должен везти меня на прием к врачу, обещал уже быть здесь, – сказала она, не сводя глаз с пустой улицы и опираясь на трость.

– С вами все в порядке?

– Проблемы с ногой. Четыре дня жду, чтобы кто-то меня принял. Знаете, как трудно записаться к врачу… Где же он? Я опаздываю. Пожалуйста, освободите место.

От холода у нее текло из носа, и она попыталась достать платок и вытереть его, не уронив палку.

– У меня появилось еще несколько вопросов, – сказала Эрика.

– Еще? Вы мне вчера их задали в избытке.

– Марисса украла у вас бриллиантовые серьги?

– Нет.

Эрика не сводила глаз с миссис Фрятт, которая с рассеянным видом смотрела куда-то вдаль.

– Вы в этом уверены?

– Ну конечно, я уверена. У меня полный порядок со здоровьем – и с головой, и со всем остальным.

– Да, вчера вы так и сказали, а сегодня уже торопитесь к врачу.

– И что? Я не делала ничего плохого. Я готова сотрудничать, но мне не нравится ваш тон.

Вдалеке показалась машина, и лицо миссис Фрятт озарилось надеждой, которая тут же сменилась разочарованием, когда та проехала мимо.

– Я поговорила с коллегой Мариссы, который работал над ее костюмами. По его словам, она хвасталась бриллиантовыми серьгами, которые взяла у вас.

– Да? Как странно. Это неправда, – холодно сказала миссис Фрятт, вернув себе самообладание.

– А зачем ему такое выдумывать? – Эрика вглядывалась в лицо старушки, которая по-прежнему всматривалась в даль.

– Если вы этого не знаете, то как могу я? Вы находили сережки на теле Мариссы или у нее дома?

– Этого я не могу рассказать.

– Значит, не находили, – уверенно заключила миссис Фрятт.

– Марисса вместе с другой танцовщицей даже возили их к оценщику в Хэттон-Гарден.

– Ну наконец, черт бы его подрал! Явился! – воскликнула пожилая дама, в сердцах махнув тростью. – Почти вовремя! – к ним подъехал сверкающий белый автомобиль. – Мы закончили? Я не знаю, о каких серьгах говорила Марисса. Скорее всего, она просто водила всех за нос. На нее это очень похоже.

Чарльз вышел из машины и приблизился к ним.

– Ты опоздал! – крикнула миссис Фрятт.

– Пробки, – виновато ответил он и поздоровался с Эрикой. – Все в порядке?

– Марисса вам никогда не говорила, что украла у вашей матери пару сережек?

Миссис Фрятт закатила глаза и двинулась к машине.

– Он ничего не знает. Я – единственная, у кого есть доступ к сейфу, и все мои драгоценности на месте! А теперь – поехали! Я не могу пропустить прием у врача!

Чарльз смущенно улыбнулся Эрике. Она заметила у него на щеке свежую рану, заклеенную пластырем.

– Как вы порезались?

– Бритва выскользнула из рук. Вот что бывает, когда торопишься к матери. – Он улыбнулся странной улыбкой, обнажив крупные кривые зубы. Взгляд его при этом оставался серьезным.

Миссис Фрятт нетерпеливо ждала у пассажирской двери, и Чарльз поспешил к ней. Сзади подъехала машина и начала сигналить. Миссис Фрятт замахала на нее тростью.

– Ну подождите ОДНУ МИНУТУ! – закричала она.

Чарльз усадил ее и пристегнул. Серьезно кивнув Эрике, он сел, и они поехали.

Что-то во всей этой сцене было не так, но Эрика не могла понять, что именно.

– Что ж, я действительно застала ее врасплох, – сказала она самой себе, сев в машину, и позвонила Макгорри.

– Босс, я буду на месте через секунду. Вышел с электрички в Льюишеме.

– Я просто хочу спросить. Ты обыскивал дом Мариссы Льюис, видел все ее вещи. Среди них были бриллиантовые серьги?

– Ювелирные изделия были… но насчет бриллиантов я не уверен. Вряд ли смогу отличить их от бижутерии для выступлений. Могу пересмотреть фотографии криминалистов. А ты сама не помнишь, что мы видели в ее комнате?

– Нет. Можешь проверить фотографии?

– Конечно.

Эрика повесила трубку и стала думать, кто бы мог снять с Эрики серьги. Джозеф Питкин трогал тело до приезда полиции. Мэнди тело обнаружила. Может, их взял Иван? Или Дон Уолпол? Когда он видел ее живой в последний раз?

– Он видел ее на станции накануне Рождества, – победоносно заключила она, завела машину, развернулась и поехала на Конистон-роуд.

Глава 35

Дверь ей открыл сам Дон, и по выражению его лица было понятно, что видеть ее он не рад.

– Сейчас удобно поговорить? – спросила Эрика.

На нем был фартук, из глубин дома доносился аромат бекона. Желудок Эрики откликнулся урчанием.

– А у меня есть выбор?

– Я отниму у вас всего несколько минут.

Он впустил Эрику в дом и повел на кухню. Джанет как раз спускалась вниз по лестнице в безразмерном фиолетовом махровом халате и полотенце на голове. Выглядела она ужасно.

– Кто это? – спросила она, не в силах открыть глаза.

Эрика представилась, но Джанет видела ее как будто впервые. Втроем они прошли на кухню.

– Мне нужно задать вам вопрос о Мариссе, – тихо сказала Эрика.

Дон поспешил к плите, чтобы перевернуть яйца на сковороде. Он был в темных джинсах и коричневой толстой водолазке с высоким воротом. Джанет, шаркая, зашла в кухню и, не обращая внимания на Эрику, достала из холодильника большую бутылку апельсинового сока.

– Я нужна? – спросила она.

– Нет, это просто… – начала объяснять Эрика, но та уже зашаркала к выходу.

– Хочешь яичницу? – предложил ей Дон.

– Нет! – отрезала Джанет.

Эрика смотрела, как она, волоча ноги, идет в гостиную и закрывает за собой дверь. Через несколько секунд зашумел телевизор. Дон вздохнул и повернулся к сковородке. Из тостера выскочил хлеб, который он достал и разложил по тарелкам.

– Хотите ее порцию? А то придется выбрасывать.

Эрика не знала, что сказать. Она вдруг ощутила приступ голода, но все же решила не соглашаться.

– Нет, спасибо. Я хотела всего два вопроса задать…

– Пытаюсь заставлять ее есть, но большая часть ее калорий – из алкоголя. Поэтому у нее такой огромный живот и ножки-палочки.

– Моя мать была алкоголичкой.

– С ней, должно быть, непросто.

– Бывало. Она умерла, уже давно. До сильных запоев не доходило, но она бывала агрессивна и осложняла всем жизнь.

Дон кивнул. У него были грустные глаза, с мешками. Он принялся намазывать маслом тост.

– О чем вы хотите меня спросить?

– Вы сказали, что видели Мариссу за день до Рождества на станции Брокли?

– Да, когда Джанет… перекинулась с ней парой слов, скажем так.

– Вы не помните, на Мариссе были серьги? Вы бы их заметили, они были с бриллиантами.

Дон выложил из сковороды два яйца себе на тост.

– Настоящие бриллианты? Откуда они у нее?

– Не могу сообщить подробности. Были на ней серьги в тот вечер?

– У нее было много поклонников. Уверен, она могла бы выпросить дорогой подарок у какого-нибудь бедолаги.

– Дон. Пожалуйста, вспомните. Что на ней было тогда, на станции? Опишите.

– Помню только, что она была в длинном черном пальто.

– А прическа? Косметика?

– Она была накрашена. И с накладными ресницами… Не могу вспомнить, были ли серьги.

– Можно я спрошу Джанет?

– Сомневаюсь, что она вспомнит.

– Это очень важно для расследования.

Дон поставил тарелку на стол, и Эрика пошла за ним в гостиную. Джанет лежала на диване, мокрые волосы паклями свисали ей прямо на лицо. Она смотрела утреннее шоу, включив звук погромче.

– Джанет. Инспектор хочет с тобой поговорить, – сказал Дон так, чтобы та услышала. Потом он удалился на кухню.

Джанет смотрела на Эрику из-под нависших прядей.

– Что?

– Я хочу задать один вопрос.

– Давайте.

– Можете приглушить звук?

Джанет недовольно нажала на кнопку.

– Спасибо. Вы и Дон видели Мариссу Льюис накануне Рождества.

– Шлюха она, – отрезала Джанет.

– Вы не помните, на ней были украшения?

– Грудь ее я не видела – в кои-то веки пальто у нее было застегнуто. Но на ней были серьги.

– Какие?

– Белые камни, гвоздики, – пожала она плечами.

– Вы уверены?

– Абсолютно, – ответила она, не отводя взгляда от телевизора.

– Почему вы так уверены?

Джанет повернулась к ней.

– Потому что я тогда думала, не вырвать ли их из ушей, и больно ли это будет.

Эрика пожалела, что у нее нет с собой фотографии сережек.

– А могли эти серьги быть с бриллиантом?

– Сомневаюсь, что они были настоящие.

– А вы бы отличили настоящий бриллиант от фальшивого?

– Я что, похожа на женщину, которая разбирается в бриллиантах? – с горечью спросила она.

Вопрос был риторическим. Эрика огляделась и увидела длинное черное пальто на сушилке перед камином. От него поднимался пар.

– Это пальто Дона?

– А чье же еще?

– Он сегодня куда-то ходил?

– Не знаю. Может, за молоком выходил. Вы все вопросы задали?

– Да. Спасибо.

Джанет снова включила телевизор на полную громкость.

* * *

Выйдя из их дома, Эрика села в машину и снова попыталась сложить в голове всю информацию по делу. Проехав немного вверх по улице, она остановилась у дома Мариссы. В палисаднике лежал свежий снег, уже начавший таять. Вблизи находилось два переулка – один около ее дома, второй – на противоположной стороне улицы. А за школой был перекресток, с которого по наземному переходу можно было добраться до жилого комплекса.

Судя по тому, что брызги крови заканчивались у самой калитки, убийца был на машине. После нападения и с него, и с орудия убийства должна была капать кровь, и она капала – вплоть до тротуара. Эрика подъехала к переулку, очень медленно свернула на него и бросила взгляд на капот. Переулок был слишком узкий для ее машины.

Тут зазвонил телефон, и она чуть не подпрыгнула от неожиданности. Звонил Макгорри.

– Босс, приезжай скорее в штаб, дело двинулось.

Глава 36

Эрика припарковалась у участка, схватила сумку и автоответчик и поспешила внутрь. Мосс, Питерсон, Кей и все остальные столпились у стола Макгорри.

– Что случилось? – спросила Эрика, увидев столько радостных лиц.

– Я сводил воедино все свидетельские показания и составлял график передвижений Мариссы в вечер ее смерти, – начал объяснять Макгорри. – До половины девятого она работала в клубе «Матрикс». В тот день шоу началось раньше обычного, и после него никто не остался выпить, все поехали по домам. В 21:10 она села на электричку на станции Черинг-кросс. – Он увеличил видео до полноэкранного режима. – Вот она, бежит на поезд и еле успевает в закрывающиеся двери. – Он проиграл короткое видео, на котором Марисса на высоких каблуках бежит в развевающемся пальто. – В поезд она села одна, с ней никого не было.

– Хорошо. Это все к чему-то ведет?

– О, да, – улыбаясь, заверил Макгорри. Питерсон тоже улыбнулся и кивнул.

– Тогда продолжай.

– Еще есть съемка с камеры поезда, на который она пересела на станции Лондон-Бридж. Он нового образца, и вагоны оснащены видеонаблюдением. – На экране появился заполненный людьми вагон, снятый камерой над дверями. – Вот она, стоит зажатая между двумя парнями. Думаю, они геи, потому что не обращают на нее никакого внимания.

– Хорошо, хорошо, обойдемся без субъективных мнений.

– Я к тому, что в вагоне никакие отморозки к ней не приставали, – пояснил он, пробежавшись по десятиминутной записи. – В 21:42, на станции Форест-Хилл, вагон пустеет.

– А съемок с камер на станции нет? – спросила Эрика.

– Нет. Только с платформы, когда Марисса выходит вместе с остальными пассажирами, – сказал он, открывая следующее видео.

– Хорошо, что еще есть?

– Вот, сейчас будет лучшее. В школе напротив дома Мариссы Льюис, на Конистон-роуд, есть две камеры, по обеим сторонам игровой площадки. С одной из них как раз видна калитка ее дома.

И правда, на последнем видео частично был виден дом Мариссы – просматривалась калитка, начало переулка и часть улицы в сторону перекрестка.

– Есть временная метка? – спросила Эрика.

– Видео начинается в 21:40.

Они внимательно смотрели на безлюдную черно-белую заснеженную улицу и калитку.

– Что это? – спросила Эрика, заметив какое-то движение на 21:51.

– Это кошка, – ответил Макгорри.

– У Мариссы был кот, – уточнила Кей. – Его зовут Бикер.

– Ты его допросила? – пошутил кто-то из сотрудников.

– Отвали, – ответила Кей.

– Тихо! – скомандовала Эрика.

– Вот, – Макгорри показал на одетого в черное человека в противогазе. Он осторожно, но при этом целенаправленно шел по улице, поскользнулся и чуть не упал. У калитки он остановился и посмотрел на дом, а затем прошел дальше и исчез в темном переулке.

– Господи, – выдохнула Эрика.

– Перемотаем запись на семь минут вперед, когда Марисса Льюис подойдет к дому.

Когда на экране появилась Марисса, в комнате повисла тишина. Большинство уже смотрели запись, но и во второй раз напряжение сохранялось. Марисса открыла калитку и исчезла в палисаднике. Через десять секунд человек в противогазе вышел из темного переулка и подошел к калитке. В руках у него был длинный нож. Он открыл дверь и скрылся во тьме.

– Ничего из случившегося в палисаднике на съемке не видно, – сказал Макгорри. – Через четыре минуты он просто выходит наружу.

– Ты уверен, что ничего не видно? – переспросила Эрика.

– Я смотрел несколько раз, в замедленном воспроизведении. Ничего не видно. Совершенно ничего.

Он перемотал видео до момента, когда человек с окровавленным ножом вышел из калитки и оглянулся.

– Он вытирает нож тканью, которую достает из кармана. Кладет нож в карман, поворачивает направо и уходит из кадра. – В комнате стояла полная тишина. – Дальнейшие его передвижения я отследить не смог. Камер в этом районе больше нет. Он мог сесть в машину, мог зайти в дом. Мы не знаем.

– Включи видео еще раз, – попросила Эрика.

Она остановила на моменте, когда человек вышел из калитки, и на лице был четко виден противогаз. Она встала и взяла со своего стола распечатку письма, отправленного Джозефу Питкину.

– Это одна и та же модель? – спросила она, поставив ее рядом с экраном.

– Не знаю. Похоже на старый военный противогаз, – ответил Макгорри.

– Нужно поднять фотороботы, сделанные по описанию жертв нападений. А если их нет, нужно их составить. И поскольку сейчас у нас есть данные с камеры и мы знаем точное время, можно еще раз обойти соседние дома и спросить, не видел ли кто чего. Отлично сработано!

– Я работал с Кей, – улыбнулся Макгорри.

В комнате зазвонил телефон, и Мосс взяла трубку.

– Отлично сработано, ребята.

– Босс, – позвала Мосс, прикрыв трубку ладонью. – Сегодня утром в Вест-Норвуде произошло очередное нападение человека в противогазе. На этот раз – на молодого мужчину, который шел на работу.

Глава 37

Полиция отвезла Джейсона Бейтса в Кембервелл, в спеццентр для жертв сексуального насилия. Эрика приехала туда ближе к вечеру. Центр располагался в маленьком неприметном здании на неприметной улице. У торцевой двери без каких-либо опознавательных знаков ее встретил дюжий сотрудник с густой бородой.

– Удалось что-нибудь обнаружить? – спросила Эрика.

– Да, его уже осмотрели. Взяли образцы и мазки.

– Какие-нибудь следы есть?

– Кровь.

Эрика кивнула. Она не могла открыто демонстрировать свое воодушевление.

– Можно с ним поговорить?

– С ним сейчас старший следователь по этому делу. Джейсон прошел через ад и глубоко травмирован.

– Я знаю. Просто оказалось, что убийство, которое я расследую, связано с этим случаем.

– Подождите минуту, пожалуйста, – понимающе кивнул он.

Эрика села на небольшую скамейку в длинном коридоре. Сотрудник вошел в дверь с табличкой «Первичный осмотр». За ней находился стерильный кабинет с чистыми пластиковыми поверхностями для криминалистической экспертизы.

Эрика посмотрела по сторонам. На стенах висели фотографии – солнечный луг, мешки, наполненные яркими восточными специями, – призванные смягчить унылую больничную атмосферу. Дверь открылась, и в коридор вышел уже знакомый сотрудник с мужчиной средних лет с проседью в волосах. Это был старший инспектор Питер Фарли. Эрика показала удостоверение.

– Здравствуйте, Эрика, приятно познакомиться, – приветствовал ее он.

Она проследовала за ним в маленькую комнату, декорированную – столь же безуспешно – постерами и комнатными растениями. В ней рядом с медсестрой сидел молодой человек, замотанный в одеяло. Из-под его длинного одноразового халата торчали голые ноги. Перед ним стояла нетронутая чашка чая. Он был худощав, со светлыми, чуть рыжеватыми волосами и белесыми бровями. В левом глазу у него лопнул сосуд, и он был весь красный. Губа была порезана, нос – в запекшейся крови. Под обоими глазами синяки. Он заерзал, корчась от боли.

– Это Эрика, моя коллега, – представил ее Питер.

Джейсон кивнул, смотря прямо перед собой.

– Что вы можете рассказать о человеке, который это сделал? – спросила его Эрика.

Джейсон с трудом сглотнул, и его лицо исказила гримаса.

– Высокий. У меня рост метр восемьдесят. Он еще выше. На лице был противогаз.

– Можете его описать?

Он рассказал о том, как противогаз чуть не слетел с головы того человека и как он порезался об осколок стекла в дверном проеме.

– Оттуда мы и взяли образцы ДНК, – заметил Питер.

– Он… он меня изнаси… – пытался продолжить Джейсон. Из заплывших кровью глаз потекли слезы. Эрика хотела взять его за руку, но он оттолкнул ее и продолжил говорить. – Он приблизил свое лицо, то есть противогаз, к моему. Я видел его глаза – темные и маленькие. И белки… я видел белки у него вокруг глаз. Потом он… он меня изнасиловал.

Джейсона начало тошнить, он согнулся и схватился за живот. Сестра дала ему салфетку.

– На этом давайте остановимся, – сказала она Эрике.

– Нет, – запротестовал Джейсон, вытерев рот и скомкав салфетку. – Я хочу рассказать.

Медсестра кивнула.

– Спасибо, Джейсон. Я могу понять, как вам сейчас трудно, – сказала Эрика.

– Вы не понимаете, – возразил он, вытирая глаза. – Этот мудак надел презерватив. Он был сильный, здоровый. – Джейсон смотрел в потолок и качал головой, не в состоянии поверить в произошедшее.

Эрика вопросительно взглянула на Питера, желая знать, удалось ли взять образцы спермы. Он покачал головой.

– Может, что-то еще можете про него сказать? Любые, самые незначительные детали, – подсказывала Эрика.

– Он был весь в черном. Длинный пуховик, черные ботинки, противогаз. Черные кожаные перчатки. Потом он снял одну перчатку и дотронулся до меня.

– Где?

– На шее. Он проверял пульс.

– А как бы вы могли описать противогаз?

– Просто противогаз. Такой же, как в фильмах про войну показывают. На цилиндре, из которого он выдыхал, были нарисованы белые квадратики, – сказал Джейсон. Он качал головой и тер глаза. – Только начинало светать. И от него шел запах. От его дыхания, когда он приблизился. Какой-то химический запах, который бывает на производствах. Или запах лака для ногтей. Не знаю.

– Хорошо. Спасибо, Джейсон.

* * *

Выйдя на улицу, Эрика позвонила Мосс в участок и рассказала ей о Джейсоне и о том, что удалось взять образец ДНК.

– Нужно взять ДНК Дона Уолпола. Отправь к нему кого-нибудь с набором, пусть возьмут слюну.

– Вы вчера с Питерсоном ходили в «Матрикс». Как все прошло? – спросила Мосс.

Эрика вкратце описала их поход, а также свой визит к миссис Фрятт и Дону насчет сережек.

– Я просмотрела все отчеты об обыске в доме Мариссы, но упоминаний о сережках нигде нет. Еще я попросила Танию спросить о них Мэнди, но та совершенно не в курсе, были ли у Мариссы дорогие бриллиантовые серьги.

– Хорошо. На моем столе лежит автоответчик.

– Да, только не совсем понимаю, зачем ты принесла его сюда.

Эрика рассказала про «Ивнинг Стэндард» и странное ночное сообщение.

– В мире куча ненормальных, у кого есть мой номер телефона и кому приятно меня попугать. Можешь пробить тот номер? Он мобильный. Я записала его на бумажке на столе.

– Конечно. И еще одно, босс. Звонили из больницы. Иван Стовальски так и не пришел в себя. Эзра, его жена, приехала утром и сейчас там.

– Хорошо, тогда еду туда. Попробую вытрясти из нее что-нибудь. Интересно послушать ее версию событий. На связи.

Глава 38

Эзра Стовальски оказалась миниатюрной женщиной с короткими светлыми волосами и добрым встревоженным лицом. Палата Ивана находилась на самом верхнем этаже, и Эрика пришла в тот момент, когда медсестра брала кровь у него из вены. Инспектор дождалась окончания процедуры, предъявила удостоверение и представилась.

– Я очень сочувствую в связи с произошедшим, – сказала Эрика.

– Почему вы не оставили его в покое? – гневно воскликнула Эзра. – Зачем вам понадобилось взламывать дверь и спасать ему жизнь? – она говорила с небольшим акцентом, но все слова произносила правильно.

– Меня учили спасать жизни.

Эзра посмотрела на Ивана. Весь серый, он был опутан сетью трубок и проводов и подключен к множеству аппаратов. Грудь поднималась и опускалась под шипение вентилятора. Эзра отвела взгляд и с гримасой боли закрыла глаза.

– Я ничего не знала – что он хочет уехать с ней. Как можно быть такой дурой?

– Вы не дура.

– Успокаивать людей вас тоже учили?

– Это у меня обычно не очень получается. Сегодня со мной что-то не то.

Эзра улыбнулась.

– Вы знали, что он вам изменяет?

– Да.

– Как все началось?

– Она разложила листовки по почтовым ящикам с предложением убраться в доме или погладить белье. Мать никогда о ней не заботилась. Мне стало ее жалко. Я подумала, что, если она хочет найти работу и выбраться из трудностей, это достойно восхищения. Я предложила ей прийти и погладить белье, – она взглянула на Ивана. – Я бы никогда не подумала, что он свяжется с молодой девушкой.

– Когда это было?

– Год назад. Может, чуть больше.

– Вы их застали?

– Нет. Мне было страшно об этом думать, и я была счастлива, что он не… что ему от меня ничего не нужно. Мы уже некоторое время спали в разных комнатах к тому моменту. И я просто спрятала голову в песок. Хотя… я и подумать не могла, что он оставит меня. Что решит меня бросить так хладнокровно. С изменой я могла бы смириться. А вот вранье и неуважение к нашей совместной жизни меня очень ранит.

– Что заставило вас вернуться?

– Свадебные клятвы, – неуверенно сказала Эзра, снова взглянув на своего мужа.

– Что делал ваш муж вечером накануне Рождества после 20:00?

– Он был наверху, в своем кабинете, работал с документами. Я собирала вещи.

– Почему вы выехали только в 23:00?

– А откуда вы знаете, во сколько мы выехали?

– По съемке с камер. В 23:30 вы покинули платную зону в северном направлении.

– И вы подозреваете его в убийстве? – спросила Эзра, удивленно взглянув на Эрику. Эрика молчала.

– Где был Иван с 20:00 до 21:30?

– Он сказал мне, что ему нужно поработать.

– Накануне Рождества?

– Он работает круглосуточно. Ему всегда нужно работать – и вечерами, и по выходным.

– Где вы собирали вещи?

– Наверху, в нашей спальне.

– А где Иван работает, в какой комнате?

– В кухне.

– Вы спускались вниз, пока собирали вещи?

– Нет. Я закончила к девяти. И смотрела телевизор наверху, в спальне.

– Вы видели, что Иван работал на кухне с 21:00 до 22:30?

– Нет. Я просто ждала наверху. Я могла заснуть, задремать. Как раз в это время ее и убили, да?

– Да, такова наша гипотеза. Что-то необычное в Иване вы не заметили в тот вечер? Может, хотите что-то еще мне рассказать? Он ревнив? Следит, с кем вы дружите, с кем разговариваете?

– Нет. По крайней мере, со мной – нет. Я думала, это просто его прихоть. Не знала, что он так серьезно к ней относится, что хочет строить с ней будущее. Что любит ее. Может, он и правда убил ее. Это лишь доказывает, что мы на самом деле не знаем людей, с которыми делим жизнь.

Эзра взяла одеяло и закрыла им подбородок Ивана.

– Он недостоин того, чтобы жить дальше. Это плохо, что я так думаю? – спросила она.

Эрика ничего не ответила.

Глава 39

В начале шестого вечера Макгорри в сопровождении двух полицейских позвонил в дверь Дона Уолпола. Они пришли взять у него образец ДНК. На улице было тихо, снег таял, и дороги постепенно превращались в серое месиво. Никто не открывал, и Макгорри снова нажал на кнопку, прислушиваясь к эху звонка в комнатах. Затем он подошел к окну и попытался что-то рассмотреть меж занавесок.

– Никого нет, – констатировал он.

Полицейские, поеживаясь, переминались с ноги на ногу. Макгорри достал телефон, набрал номер Дона, но попал на автоответчик. Через несколько домов у калитки стоял пожилой мужчина и курил, поставив пепельницу на столб. Макгорри пошел к нему.

– Вы знаете, кто там живет? – спросил он.

Старик затянулся, выдохнул и кивнул.

– Дон и Джанет.

– Вы их сегодня видели?

– Они днем уехали, где-то час назад. Торопились.

– А как вы поняли, что они торопились?

– По скорости движений. Вы видели Джанет? Она не худая. Быстро не ходит.

– Они не сказали, когда вернутся?

– Как вы это себе представляете? Сейчас никто друг с другом не разговаривает. Я просто видел, как они уезжали.

– На машине?

Он кивнул.

– Сумок у них не было?

– Нет.

– Черт, – сказал Макгорри. – Спасибо.

Уходя, Макгорри услышал, как старик зажег следующую сигарету и сказал себе под нос:

– Цирк, а не полиция. Втроем пришли, чтобы в дверь позвонить.

Глава 40

Эрика вышла из больницы в начале седьмого и в который раз осознала, что опять весь день ничего не ела и не пила. Через дорогу был «Старбакс», и она решила зайти и перехватить там сэндвич и капучино. Кафе было переполнено, и, встав в длинную очередь, она подумала, не взять ли все к себе в машину. Но в конце концов усталость и нежелание так быстро возвращаться на холод перевесили. Ей всего-то нужно десять минут, чтобы сесть и обдумать новую информацию. Был ли у Ивана мотив убивать Мариссу? Тогда получили бы объяснение его чувство вины и попытка покончить с собой.

Все места были заняты – в основном молодежью, не отрывавшейся от телефонов и компьютеров. В самом конце зала Эрика нашла маленький столик в окружении трех больших кресел. Два из них были заняты парочкой, держащейся за руки через стол и целующейся. На третьем кресле стояли их пакеты с покупками.

– Прошу прощения, – сказала Эрика. – Можно здесь сесть?

Парень, не прерывая поцелуй, открыл один глаз и посмотрел на Эрику.

– Эй, я с вами разговариваю. Уберите, пожалуйста, пакеты, – попросила она, жестом показывая, что у нее заняты руки.

Парочка, наконец, оторвалась друг от друга.

– Мм, извините, но мы здесь, как бы, кое-кого ждем, – вызывающе сказала девушка и вернулась к поцелуям.

– Когда он придет?

– Я не знаю. Скоро.

– Ну, пока он не придет, можно я здесь посижу?

Девушка откинулась назад и удивленно посмотрела на Эрику.

– Послушайте, женщина, я вам только что сказала, что мы ждем друга. Вы сейчас доставляете мне неудобство.

Ее снисходительный тон задел Эрику. Она с размаху поставила на стол кофе и сэндвич, взяла пакеты и бросила их на пол.

– Эй! Это очень грубо! И там, как бы, дорогие вещи, в этих сумках! Вы что, не видите, они из «Эппл»! – закричал парень.

Эрика села, вскрыла упаковку и начала есть сэндвич.

– Прошу прощения! – крикнула девушка, подзывая идущего мимо с грязными чашками баристу. – Эта женщина ведет себя по-хамски. Она бросила на пол мои пакеты и повредила вещи.

Молодой бариста не остался равнодушным к томному взгляду девушки и повернулся к Эрике, которая, в пуховике и грязной обуви, торопливо ела сэндвич и выглядела несколько неопрятно.

– Прошу прощения, мэм. Если это правда, мне придется попросить вас уйти.

Эрика, не переставая жевать сэндвич, взглянула на молодого человека, который, в свою очередь, смотрел на нее с уверенной снисходительной улыбкой.

– Нет, – сказала она, дожевав.

– Прошу прощения?

– Нет. Я никуда не пойду.

– Он, как бы, сказал вам уйти, – негодующе воскликнула девушка. – Вы же понимаете, что вы не можете оставаться в кафе, если вас выгоняют. Это, как бы, закон.

Ее бойфренд серьезно кивал. Эрика продолжала есть сэндвич, запивая его кофе.

– Мне пойти и позвать управляющего? – спросил бариста.

В ответ Эрика достала из кармана удостоверение.

– Я старший инспектор Эрика Фостер. Предлагаю вам продолжить собирать грязные чашки. Вы видели, какая у вас здесь грязь? А вы оба – вам бы манерам поучиться!

– Что? Вы не имеете права так со мной разговаривать! – возмутилась девушка.

– Мы все можем говорить друг с другом так, как считаем нужным. Это называется «демократия». Конечно, как сотрудник полиции я имею право вас остановить и обыскать. А если очень сильно захочу, могу и задержать. Вы могли просто дать мне сесть на это свободное кресло, но нет, вы же молодое поколение, которое считает, что имеет право на все. Сейчас вы пожинаете то, что посеяли. Вы мне нагрубили – и в ответ я могу очень сильно осложнить вам жизнь. Поэтому предлагаю хороший вариант – отвалите от меня, дайте мне посидеть здесь десять минут и спокойно съесть сэндвич.

Девушка и парень встали, взяли свои пакеты и ушли под взглядами посетителей с соседних столиков. Бариста смотрел на Эрику, раздумывая, действуют ли в такой ситуации ее полномочия сотрудника полиции. В конце концов, так ничего не решив, он ушел за кассу.

Эрика быстро доела сэндвич, взяла стаканчик с кофе и, провожаемая взглядами, вышла, не дожидаясь, пока к ней подойдет руководство заведения.

Глава 41

Она направилась на многоуровневую парковку, к своей машине. Не в силах успокоиться после произошедшего, она завела двигатель, включила обогрев и стала тереть ладони друг о друга, чтобы согреться. На улице кружил снег, в машине стало тепло, сидеть было удобно, и усталость ее сморила. Эрика откинулась и закрыла глаза.

Вскоре – по ее ощущениям, через несколько секунд – зазвонил телефон. Оказалось, она заснула и – из-за теплого пуховика – успела вспотеть. Было уже почти восемь вечера. Она вытащила телефон и что-то сказала сонным голосом.

– Босс, ты в порядке? – спросила Мосс.

– Да, – ответила Эрика, откашливаясь.

– Только что позвонили из больницы. Иван Стовальски умер полчаса назад.

– Черт… Я же только что была у него.

– Думаешь, он действительно мог убить ее? Судя по всему, что нам рассказывали, он был слабак, и Марисса его подавляла.

– Он по ней с ума сходил, – сказала Эрика. – Такие тихони могут повернуться другой стороной медали и действовать вспыльчиво и импульсивно.

Повисла тишина.

– Ты тут? – спросила Мосс.

– Да. Просто был долгий день. И новости, что подозреваемый отдал концы, – это плохие новости.

– Да. Если придется доказывать, что преступление совершил тот, кого уже нет в живых…

Эрика открыла окно и впустила внутрь воздух.

– Хорошо. Спасибо, что сообщила. Увидимся завтра.

Эрика завершила звонок и даже не успела убрать телефон, как тот снова зазвонил.

– Здравствуйте, это Эрика Фостер? – спросил женский голос.

– Да. Кто это?

– Я звоню из национальной службы охраны здоровья при больнице Святого Фомы. В целях защиты персональной информации могли бы вы сообщить дату вашего рождения?

Эрика с трудом переключилась с новостей о смерти Ивана.

– Подождите. По какому поводу вы звоните?

– Мне нужно услышать дату вашего рождения, прежде чем я могу что-то сказать о ваших результатах.

– 14 августа 1972.

– Ваш почтовый индекс?

– SE23 3PZ.

– Спасибо. Я звоню, чтобы сообщить о ваших результатах анализа крови. Вчера доктор Айзек Стронг прислал нам образцы и попросил сообщить вам результаты.

Тон, которым говорила женщина, вызвал у Эрики приступ легкой паники. Она попыталась вспомнить, когда в последний раз делала анализ крови. Во время расследования убийства Андреа Дуглас-Браун ее укусил мальчик, и она сдавала кровь спустя три месяца после этого происшествия. К счастью, ничего страшного выявлено не было. Она выключила печку.

– Эрика, вы меня слышите?

– Да.

– Я хочу вас обрадовать: все анализы в пределах нормы, даже с учетом того, что вы подверглись воздействию высокой концентрации угарного газа. Все хорошо. Однако у вас очень низкий уровень эстрогена. Можно узнать, у вас регулярные месячные?

Эрика заглушила двигатель и попыталась вспомнить, когда у нее в последний раз были месячные.

– Шесть, может, восемь недель назад.

– Понятно. Был ли у вас секс в последний месяц?

– Нет.

– Хорошо. Я рекомендую вам посетить доктора. Возможно, вы находитесь в предклимактерическом периоде, но все указывает на то, что у вас начался климакс.

– Климакс?

– Да, – сказала медсестра более мягким тоном. – Вы уже в соответствующем возрастном диапазоне. После сорока уровень эстрогена у женщин обычно снижается. Есть ли другие симптомы? Выпадение волос, сухость кожи и влагалища, приливы, потливость, беспричинные изменения настроения. Вы сказали, месячные нерегулярные?

Эрика взялась за голову и приоткрыла дверь машины. Внутрь начал поступать холодный воздух.

– Знаете, я на работе сейчас. Можно вам перезвонить?

– Оснований для тревоги нет, Эрика. Я просто хотела вас оповестить. У вас анализ крови абсолютно здорового человека. Гемоглобин хороший. К сожалению, климакс приходит ко всем нам.

Эрика поблагодарила и нажала на отбой. Она была в шоке от этой новости. Она так много времени отдала работе, карьере, потом, после смерти Марка, просто жила одним днем – и вот пришел конец, тупик. Ее тело больше не способно выносить ребенка.

Она завела двигатель и поехала на юг. Все ее мысли сейчас были о собственной жизни и о вчерашнем вечере с Питерсоном. Детей от него она не хотела, но с ним она была счастлива, и, несмотря на то, что они ходили в клуб по работе, ей было с ним хорошо. Она попыталась набрать его номер, но он не отвечал, и звонок переключался на автоответчик. Тогда она позвонила в участок, и Крейн сказал, что Питерсон уже ушел домой. Эрика внезапно решила поехать к нему и поговорить. Покончить с этой неопределенностью и, может, даже возобновить отношения.

Когда она постучала в дверь квартиры Питерсона, было почти девять вечера. Он открыл дверь – в джинсах и футболке. На руках у него сидел мальчик-мулат лет шести-семи.

– Привет, – сказала Эрика, недоуменно переводя взгляд с него на милого мальчика в пижаме со Спайдерменом, который во весь рот улыбался ей.

– Эрика. Привет, – поздоровался Питерсон. Он был явно шокирован ее появлением, но затем выражение его лица сменилось на встревоженное, когда он увидел, как она побледнела и расстроилась.

– Папочка, ванна перельется, – сказал мальчик.

Из-за их спин показалась блондинка примерно тридцати пяти-сорока лет.

– Джеймс, кто это? – спросила женщина, с подозрением глядя на Эрику.

– Почему он только что назвал тебя «папочкой»? – спросила Эрика, держась за дверной проем.

– Потому что он мой папочка! – ответил мальчик.

Повисла ужасная пауза.

– Фрэн, можешь забрать Кайла и выключить воду в ванной? – попросил Питерсон.

Фрэн тревожно взглянула на него и взяла мальчика на руки.

– Это она?

– «Она»? Что за «она»? – завелась Эрика.

– Ладно, ладно, давай выйдем и поговорим, – сказал Питерсон, обулся и вывел ее в коридор.

– У тебя есть сын? – сверлила его взглядом Эрика.

Он кивнул.

– Сколько ему?

– Шесть. В апреле будет семь.

– Как? Что? – Эрика не могла найти слов.

– Эрика. Я только две недели назад узнал.

– А эта женщина? Это его мать? Кто она?

– Фрэн – моя бывшая девушка. Мы расстались в 2012 году, за пару месяцев до Олимпиады.

– Причем здесь чертова Олимпиада? – закричала она.

– Я просто говорю, что это было очень давно! Мы расстались, и она уехала работать в Германию. Она графический дизайнер. И узнала, что беременна, уже потом.

– И она тебе не сказала?

– Нет.

– А теперь она у тебя в квартире, и ты ее ребенку ванну наливаешь? А меня ты выгнал в коридор, чтобы об этом сказать?

– Эрика, я не знал, как ты отреагируешь.

– Это не оправдание! – закричала она. На глаза у нее навернулись слезы.

– Я пытался тебе сказать. Сначала на работе, потом когда пришел к тебе домой, потом мы поехали в клуб, и я пытался сказать в кафе, но тебе надо было ехать.

– Надо было сильнее пытаться, козел! И теперь я узнаю об этом, случайно завалившись к тебе домой!

– Кто сейчас случайно заваливается к людям домой? Что ты ожидала увидеть?

– Я тебе звонила, Джеймс.

– А домашний телефон отменили?

– Я не знаю твой домашний номер.

– Ну, если ты даже не попыталась запомнить мой домашний номер, это не моя проблема.

Эрика изо всей силы ударила его по лицу. Обоих словно парализовало. Дверь соседней квартиры приоткрылась, и в узенькой щелке, за цепочкой, появилось лицо миниатюрной старушки.

– Джеймс, у тебя все в порядке?

– Да, Дорис, я прошу прощения, – повернулся он к ней. – Все отлично. Мы просто…

Тут Питерсон услышал, что дверь подъезда закрылась, – Эрика возвращалась к своей машине. Он побежал за ней.

– Эрика! – закричал он.

Она завела машину и дала по газам, развернувшись юзом. Он проводил ее взглядом, пока она не скрылась из виду.

– Черт возьми! – опомнился он, увидев, что выбежал на улицу босиком.

Глава 42

Айзек Стронг обожал печь хлеб. Что-то умиротворяющее было в возможности закатать рукава и месить тесто. А еще он обожал свою изысканную белую кухню. Все в ней – шкафы, пол, стены, поверхности – было белым. Однако дизайнерская задумка чуть не сорвалась из-за большой раковины Butler – в белом цвете она стоила целое состояние, а стальную он бы у себя дома не потерпел. Не хватало еще, придя с работы, снова видеть стальные поверхности. Замешивая тесто, он слушал на своем «Айфоне» радиопрограмму «Вопросы садоводства». Гостем была очень серьезная молодая женщина, которая делилась своим опытом борьбы с ужасной проблемой: ее домашние растения страдают от войлочников. Вдруг программа прервалась – на телефон поступил входящий вызов. Айзек увидел, что звонит Эрика, и локтем нажал на кнопку ответа, не переставая месить тесто.

– Ты дома? – спросила она каким-то странным голосом.

– Да, конечно.

– Я снаружи.

За дверью и правда стояла Эрика, но сама не своя – с красными глазами, в слезах, сломленная на вид. Не говоря ни слова, он обнял ее и повел на кухню.

– Выпить? – спросил он, доставая бутылку виски.

– Да, пожалуйста, – сказала она, садясь за стол. – Это из-за Джеймса Питерсона. У него есть сын.

– Что?

Она все ему рассказала. Айзек слушал, подливал ей виски и снова слушал.

– Я никогда не думала, что у нас с ним будут дети, – сказала она под конец. – Но я слышала – и от него, и от его матери, когда мы встречались, – что он хочет детей. Но я эгоистически считала, что мы сможем жить вместе и без детей. Счастливые и довольные.

Айзек повел бровью.

– Эрика, это самая большая глупость, которую могла подумать такая умная женщина, как ты.

Она рассмеялась и вытерла слезы.

– Когда он открыл мне дверь, то выглядел таким счастливым в роли отца. И эта роль ему очень идет. И теперь есть маленький мальчик, который обрел отца. Я бы никогда не смогла отнять его у ребенка.

– И не надо.

Эрика кивнула, сделала еще глоток виски и скривилась.

– Что это за дрянь?

– Про первые два стакана ты так не думала. Это двадцатипятилетний Chivas Regal.

– А по вкусу – как бенадрил.

– Может, пива?

– Да, если можно.

Айзек достал из холодильника бутылку, открыл ее и поставил перед Эрикой. Она поблагодарила и сразу начала пить.

– Ох, теперь это будет такое болото! Мы должны как-то работать вместе. Он наверняка рассказал Мосс, потому что она уже спрашивала меня, удалось ли нам «поболтать» позавчера. Интересно, как долго она уже знает? А все остальные тоже знают? Я одна жила в неведении?

– Да ладно, это же Мосс! Не думаю, что она скрывала это от тебя из вредности. Она добрая. И честная. Как зовут сына Питерсона?

– Кайл. Очень милый.

– А девушку? Мать ребенка?

– Я забыла ее имя, – сказала Эрика, снова отпив пива. – Она красивая и выглядит стильно.

– Что значит «выглядит стильно»?

– У нее свитер на одно плечо, как в рекламе. И волосы глянцевые и выпрямленные.

– Может, она фотомодель?

Эрика недоброжелательно посмотрела на него.

– А может, она готовится к собеседованию?

– Сучка рекламная, – мрачно заключила Эрика, начав ковырять этикетку.

– Не надо этого, Эрика. Ты не такая. Еще и назовешь ее так где-нибудь не к месту.

– Ты прав, – мрачно сказала Эрика, потирая глаза.

Айзек подошел к своему тесту, переложил его в миску и начал вытирать стол.

– Как движется расследование?

– Беспросветно, – ответила она, допивая пиво.

Айзек достал ей из холодильника еще одну бутылку.

– А ты со мной не выпьешь? – спросила она.

– Я на антибиотиках. В легких была инфекция.

– Пересеклись два дела. Убийство и еще одно, где мужчина в противогазе нападает на людей у станций или поздно ночью, или рано утром. И по обоим следствиям у меня нет никаких идей.

Их разговор прервал звонок Крейна.

– Привет! – Эрика взяла трубку, извинившись перед Айзеком.

– Босс, прошу прощения за поздний звонок. Я выяснил, что это за номер, с которого тебе звонили посреди ночи. Он зарегистрирован на некоего Эдварда Фостера. Тебе знакомо это имя?

Эрика похолодела.

– Боже, да. Это мой свекор.

Глава 43

Она сделала пару звонков и выяснила, что ранним утром Эдварда отвезли из дома, где он упал, в больницу в Манчестере. Ему сразу же сделали операцию по замене тазобедренного сустава, после которой начались осложнения, и его поместили в реанимацию.

Несмотря на поздний час, Айзек предложил отвезти Эрику из Лондона в Манчестер, потому что сама она вести машину уже не могла. Он собрал себе сумку с самым необходимым, а Эрика не захотела тратить время и заезжать к себе, поэтому они сразу отправились в путь.

На улице шел снег. Эрика сидела тихо. Когда они доехали до северной точки кольцевой дороги М25, впереди появился огромный указатель «СЕВЕР». Ее вдруг охватил страх и начало знобить. После смерти Марка она еще ни разу не была в Манчестере.

– А что мы будем делать, когда доберемся до больницы? – спросил Айзек, глядя на экран навигатора.

– Попрошусь к Эдварду, конечно же.

– Мы должны быть там в начале четвертого утра. Тебя к нему не пустят в такое время.

– А что же тогда делать?

– Где живет Эдвард? – спросил Айзек, включая дворники.

– В Слейтвейте. Это маленький городок в Йоркшире, в часе езды от Манчестера.

Айзек набрал в строке поиска навигатора название города и стал ждать, пока он перестроит маршрут.

– Говорит, что в Слейтвейт мы доберемся немного быстрее, чем в Манчестер.

– Но он ближе к долине Дейлс, а Эдвард говорил, что там снегопады, – сказала Эрика, пытаясь рассмотреть дорогу за метелью.

– Тогда, может, остановимся в отеле рядом с больницей?

Эрика вспомнила, что больница находится в нескольких километрах от ее дома, в котором она раньше жила с Марком, а теперь сдавала в аренду. Со дня его смерти она ни разу не переступала порог того дома и не видела друзей, которые так и жили неподалеку. Глядя на ритмичный ход дворников по стеклу, Эрика расслабилась в удобном кожаном сиденье и начала проваливаться в сон.

– Нет, давай поедем в Слейтвейт, – решила она.

Айзек еле слышно включил радио с монотонным голосом ведущего, и Эрика погрузилась в воспоминания о том дне, когда погиб Марк. Они осуществляли рейд на наркопритон в пригороде Манчестера, завязалась перестрелка, в которой был убит Марк и еще четверо членов их группы. Все были ее друзьями, она знала их жен. Супруга одного из них даже входила в состав группы как гражданское лицо.

Новости по радио сменились репортажем о военных действиях на Ближнем Востоке, сопровождавшимся звуками выстрелов. Айзек переключил на музыкальную станцию.

В том рейде Эрика тоже получила ранение: пуля попала ей в шею, чудом не задев жизненно важные артерии. Ее транспортировали в больницу на вертолете, и две недели она провела в реанимации, выйдя только на похороны Марка. В их дом она с того самого утра не зашла ни разу. Вместо этого она обратилась в компанию по организации переездов, и они вывезли все вещи на склад временного хранения.

Эрика была шокирована тем, насколько просто оказалось упаковать в коробки человеческую жизнь. Всего лишь несколько телефонных звонков и пачка наличных – и она исчезла без следа. Дом сдали каким-то людям, которых она никогда в жизни не видела.

Айзек вел машину, за окном шел снег, и Эрика, вконец обессилев, уснула.

* * *

В то летнее утро она вышла из дома рано – еще не было и семи, но кухня уже утопала в солнечном свете. В миске лежали фрукты – яблоко и банан, а на столешнице их с Марком ждали два билета в кино на вечер. Они собирались посмотреть «Магию лунного света» Вуди Аллена. Эрика взяла со стола телефон и вышла за дверь.

Можно было бы передать это дело коллегам, но она не могла – вцепилась в него, как собака в кость. К тому времени она уже два года выслеживала наркодилера Джерома Гудмана, и ей не терпелось схватить этого гада.

К чему это привело? Она пошла на риск и потеряла мужа, четырех коллег, сама чуть не лишилась жизни. Хотя то жалкое ее подобие, с которым она осталась, трудно было назвать настоящей жизнью. В довершение всего Джером Гудман исчез. Пустился в бега и до сих пор на свободе.

В полудреме мысли Эрики снова переключились на Эдварда. Почему она не уделяла ему больше внимания? Почему не проводила с ним больше времени, почему не приезжала? Как можно было не знать номер его мобильного? Перед глазами возникла картина: он лежит на полу у лестницы с торчащей наружу из старой пижамы костью. Только во сне в доме почему-то шел снег, а за лестницей отсутствовала стена. Она бросилась ему на помощь, но вдруг что-то в лице Эдварда изменилось. И уже не он лежал на полу – а Марисса. Лестницы не было, она лежала на дорожке перед домом, наполовину покрытая снегом и замерзшей кровью. Эрика присела рядом с ней, и Марисса открыла глаза. Изо рта у нее начала литься кровь, и она попыталась схватить Эрику.

* * *

– Эрика! Эрика!

Она резко открыла глаза и снова оказалась в полумраке машины. Было тепло, по радио играла рождественская песня, а Айзек встревоженно смотрел на нее.

– Как ты?

– Сколько я проспала?

– Пару минут. Ты кричала имена: Эдвард, Марк и Марисса.

Эрика потерла глаза.

– Просто сон приснился.

– Хочешь, поедем к Эдварду? Поспим немного, а потом – в приемные часы в больницу?

– Да. Ты не устал?

За окном было темно, и видно было только заснеженную дорогу.

Айзек кивнул.

– Нам еще по крайней мере два часа. Поспи, если хочешь.

– Нет. Давай поговорим о чем-нибудь. О чем угодно, только не о работе.

Глава 44

Ранним утром следующего дня Мосс со своей женой Силией завтракала у себя дома. Ей позвонила Эрика и сказала, что несколько дней ее не будет на работе из-за произошедшего с Эдвардом.

– Я в Манчестере, вернее, в Слейтвейте. Это маленький городок, где живет Эдвард. Айзек тоже здесь со мной.

– Айзек Стронг? – уточнила Мосс с набитым хлопьями ртом.

– Да… – неохотно подтвердила Эрика, и Мосс не стала продолжать расспросы.

– Ты сама нормально? – только спросила она.

– Да.

– А как Эдвард?

– Он упал, сломал шейку бедра. Его прооперировали, но он еще в реанимации.

В этот момент в кухню влетел сын Мосс и Силии Джейкоб с игрушечной электрогитарой. Под ее визг он эффектно прокатился по полу на коленях. Мосс замахала Силии свободной рукой, и та подскочила к Джейкобу и выключила гитару.

– Мамочка по телефону говорит, – прошептала она ему.

Джейкоб встал и уставился на свою вторую маму. Та, наморщившись, слушала кого-то с серьезным лицом.

– Много там снега? – спросила Мосс.

– Сантиметров тридцать. К счастью, дороги чистят, и у Айзека джип. Я здесь пробуду по крайней мере дня два. Уже позвонила Хадсон и проинформировала ее.

– Хорошо, я введу в курс дела того, кого пришлют на твое место.

– Я хочу, чтобы это была ты. Я уже обсудила это с Мелани, и она согласна, чтобы ты стала и.о. старшего инспектора и главного следователя по этому делу.

Мосс потеряла дар речи.

– Но… это же такое сложное дело, столько вопросов висит, плюс этот человек в противогазе…

– Ты разве не хочешь взять это дело?

– Да! Конечно хочу, – поспешила согласиться Мосс.

Силия не сводила с нее глаз, умирая от любопытства. Ей не терпелось узнать, о чем идет речь и почему Мосс так обрадовалась.

– Значит, это на несколько дней?

– Может, и дольше. Мне нужно удостовериться, что с Эдвардом все нормально. Да и в моей жизни разброд и шатание… уже какое-то время.

– Понятно, – сказала Мосс, начиная осознавать масштаб случившегося.

– Теперь это твое расследование. Я бы больше никому не доверила его вести. Если я нужна, я на связи. Мелани уже открывает тебе доступы. И, как понимаешь, для этой позиции не существует понятия «нормированный рабочий день». Мы всегда на работе.

– Да, конечно, – сказала Мосс, посмотрев на Силию и Джейкоба.

– Звони мне, если что-то понадобится, – сказала Эрика на прощанье.

– Что случилось? Ты выглядишь так, словно кто-то умер, – сказала Силия, глядя на суровое выражение лица Мосс. – Это же не так?

– Нет. У Эрики семейные обстоятельства, ее свекор заболел. Она мне поручила вести дело.

Мосс плюхнулась на стул и отодвинула тарелку. Аппетит как рукой сняло.

– Но это же здорово, малыш. Не про свекра, конечно, а про то, как она тебе доверяет.

– Да, это же здорово, малыш, – сказал Джейкоб, подражая Силии.

Мосс схватила его за ноги и начала щекотать. Джейкоб заверещал и забился.

– Хватит! Ты же знаешь, что у меня неприязненное отношение к щекотке!

– У него неприязненное отношение к щекотке! Хороший запас слов для пятилетки, – заговорщически улыбнулась Силия и отпустила Джейкоба. – Надеюсь, тебе прибавят денег?

– Конечно! Столько работы впереди… утренняя планерка. Может, мне всем купить кофе?

– У тебя все получится. Тебя все любят, – сказала Силия, обнимая ее и целуя. – Просто не зацикливайся на этом всем, как Эрика.

– Она не зацикленная, она просто профи. И дело не в том, что меня любят. Мне теперь придется всех направлять.

– Мне кажется, эти вещи взаимосвязаны. Будь собой. А как дела у Питерсона? Я так понимаю, она выбрала на роль и.о. не его из-за всей этой истории. Он ей уже рассказал про своего новоиспеченного ребенка?

Мосс пожала плечами.

– Я не знаю. Я советовала ему рассказать как можно скорее, но он так и отсиживается в кустах.

– Не странно ли, что эта женщина вдруг звонит ему, прямо перед Рождеством, и объявляет, что у него есть сын?

– Да.

– Как думаешь, что ей нужно от него?

– Она хочет, чтобы он вошел в жизнь Кайла. Может, ей понадобилась стабильность. Он мне говорил, что она жила в Германии, а потом потеряла там работу.

– Она скрывала от него шесть лет…

– И он чуть не умер в этом году. И давно хотел детей.

– А Эрика сама хотела детей? – спросила Силия, заправив за ухо прядь длинных светлых волос и начав убирать со стола.

– Думаю, она и сейчас их хочет.

– Не хочу показаться злыдней, но разве ей еще позволяет возраст?

– Не знаю. И не хочу говорить об этом.

– Почему? Ее же здесь нет.

– Это как предательство. Она закрытый человек, и мы с ней друзья.

– Я знаю, но со мной ты можешь говорить. Я никому не расскажу.

Мосс наклонилась к ней и поцеловала. Краем глаза она увидела, что на них смотрит Джейкоб.

– У нас тут маленький шпион, – сказала она. – Наверное, он ждет щекотки.

Джейкоб завизжал от восторга и побежал прочь, а Мосс и Силия погнались за ним вокруг кухонного стола в гостиную, где все повалились на диван и щекотали его, пока он снова не зашелся визгом.

Закончив говорить с Мосс, Эрика окинула взглядом полумрак спальни Эдварда. Светало, и в окне начали проступать сизые очертания парка Йоркшир-Дейлс. В комнате был ужасный бардак, постельное белье явно нуждалось в стирке. Через щель в окне в комнату дул морозный воздух. Пол был грязным, на коврике у кровати валялись таблетки. Электричества не было. Эрика вышла из комнаты в коридор и наткнулась на Айзека, который выходил из ванной.

– Это просто ужас, – сказал он. – На стенах сырость и черная плесень. Не знаю, сколько здесь не убирались. – В руках у него был прозрачный пакет с препаратами, купленными по рецепту. – У него целый шкаф со старыми антибиотиками, сердечно-сосудистыми, статинами, кроворазжижающими, антидепрессантами. По всей видимости, он много раз начинал терапию, но не заканчивал ни одну из них, либо же принимал лекарства нерегулярно, потому что есть наполовину полные контейнеры, купленные по повторным рецептам.

Эрика набросила куртку и постаралась не обращать внимания на затхлый запах. Здесь всегда было так тепло и уютно. Что же случилось?

Когда она добрались сюда, было темно. Им удалось зажечь дровяную печь и улечься на диванах.

– Здесь газовое отопление, – сказала Эрика. – Нужно выяснить, почему оно не работает. Может, счет не оплачен или что-то с котлом.

Они спустились вниз по маленькому пролету ступенек и оказались в гостиной. Здесь было чуть чище, но вид портила грязная посуда на кофейном столике. Маленькая праздничная елка была украшена только с одной стороны. Пройдя в кухню, они увидели, что раковина завалена немытой посудой, а на столешнице повсюду крошки и остатки еды. Холодильник оказался почти пустым, не считая заплесневелого батона белого хлеба и чернеющей морковки в отделении для салата. Из-под перевернутой кастрюли на сушилке вдруг выполз таракан, и Эрика и Айзек отшатнулись. Таракан, не теряя времени, побежал дальше по столешнице.

– Господи! – закричала Эрика, схватила старую газету и прибила его. Теперь они оба взирали на раздавленный трупик.

– Там, где один, могут быть еще, – тихо сказал Айзек, нахмурив тонкие брови.

Эрика бросила газету и подошла к телефону на стене.

– Отключен, – заключила она, подняв трубку. – Он звонил мне на Рождество, – она опустила голову и терла глаза. – Сказал, что находится с соседями. Я подумала, что они здесь, с ним. Я и не знала, что у него есть мобильный телефон. Просто не знала. Потом, когда мы говорили с ним утром в Рождество, он путался немного, но в целом звучал хорошо. Надо было спросить у него, в состоянии ли он заботиться о себе.

Айзек взял ее за руку.

– Сейчас ты здесь. Мы здесь. Давай думать об этом.

Она кивнула.

– Тебе так же холодно, как и мне?

– Еще холоднее. Поедем куда-нибудь позавтракаем и выпьем по чашке горячего чая. Когда в желудке окажется горячая еда, нам будет легче принять нужные решения. Сейчас восемь, – сказал он, глядя на часы. – Приемное время – только часа через два. Как раз решим, что делать.

– Нужно будет здесь убраться, проверить его счета… и…

– Еда. И горячий чай, – решительно сказал Айзек. – Планы – потом.

Глава 45

В штабной комнате было многолюдно. Мосс заглянула туда через окно в коридоре. Сделав глубокий вдох, она вошла внутрь. С ней была суперинтендант Хадсон, и, когда команда увидела их вдвоем, стало тихо.

– Всем доброе утро, – поздоровалась Мелани.

– Доброе, мэм, – ответили они почти хором.

– Старший инспектор Фостер была вынуждена уехать по срочным семейным обстоятельствам. У нее заболел свекор, и ей пришлось отправиться к нему в Манчестер. Инспектор Мосс возьмет на себя обязанности старшего следователя по этому делу и будет исполнять обязанности старшего инспектора. Прошу относиться к ней с тем же уважением, что и к Эрике. Я понимаю, что это неожиданные новости. Есть ли у кого-то вопросы?

Все молча смотрели на Мосс, которая стояла рядом с Хадсон и ощущала себя немного не в своей тарелке.

– Хорошо. Тогда передаю бразды правления тебе, Мосс.

Как только Мелани вышла и удалилась на достаточное расстояние, Мосс забросали вопросами о том, как Эрика и когда она вернется.

– Я знаю ровно столько же, сколько и суперинтендант Хадсон, – ответила она, жестом призывая всех успокоиться. – Ничего не изменилось, мы по-прежнему продолжаем искать этого гада.

Она подошла к доске и показала на воссозданное изображение противогаза и рисунок, который был отправлен Джозефу Питкину.

– Нам нужно найти недостающие связи в цепочке. К сожалению, мы уже не можем допросить Джозефа Питкина, но я хочу поговорить с его родителями и задать вопросы про это письмо. Еще нужно продолжать попытки вскрыть телефон Мариссы. Планшетом и компьютером она не пользовалась, поэтому на ее «Айфоне» может содержаться критически важная информация.

Она передвинулась к фотографиям остальных жертв человека в противогазе.

– Нужно попытаться найти связь между жертвами, если она есть. Что-то, что привлекает преступника. И эта связь – она глубже, чем поверхностные критерии. Все жертвы – разного пола и возраста, им от двадцати до почти шестидесяти, среди них и женщины, и мужчины. А из двух мужчин один – традиционной сексуальной ориентации, а второй – гей. Убит всего один человек – Марисса Льюис. Она же стала единственной жертвой, на кого он напал так близко к дому. Остальные подверглись нападению либо на некотором расстоянии от дома, либо от места работы, либо от железнодорожной станции. Марисса тоже приехала на электричке, но успела отойти от станции на самое большое расстояние. Значит ли это, что у преступника что-то пошло не так? В самом последнем случае пострадавший пнул его и почти сбил с лица противогаз. Возможно, Мариссу убили потому, что она узнала нападающего? Может, он был ее знакомым?

Мосс перешла к фотографиям с места убийства Мариссы.

– В отчете Айзека Стронга говорится, что орудием убийства стал длинный нож с зазубренным краем. Мы так его и не нашли, и время уходит. Возможно, стоит обойти дома на Конистон-роуд и проверить столовые приборы соседей.

Послышались смешки. Мосс предупреждающе подняла руку.

– Да, да, я и сама люблю посмеяться, но сейчас я говорю серьезно. Как говорит наш босс? Глупых вопросов не бывает. Добавлю к этому: также не бывает глупых розыскных мероприятий.

– Но сейчас босс – ты, – сказала Кей.

– Да, я, – согласилась Мосс и перешла к фотографиям подозреваемых и причастных лиц. – Список подозреваемых у нас сокращается. Джозеф Питкин мертв, но вчера было совершено новое нападение человеком в противогазе, а значит, Питкин исключается. То же самое касается Ивана Стовальски – он умер вчера вечером в больнице от отравления угарным газом у себя дома. Газ включил он сам, и мы считаем, что это самоубийство. Далее идет Дон Уолпол. Ранее не судим, ухаживает за женой-алкоголичкой, которой изменял с Мариссой, когда той еще не было шестнадцати. Марисса шантажировала его, угрожая, что сдаст полиции за секс с несовершеннолетней. Вчера мы сделали попытку взять образец его ДНК, но дома его не было и на звонки он не отвечал. Сегодня я попытаюсь снова. Кроме этого, Марисса хвалилась, что своровала у миссис Фрятт бриллиантовые серьги. Танцовщица из клуба «Матрикс» утверждает, что ездила с ней в Хаттон-Гарден и была свидетельницей оценки этих серег. Но миссис Фрятт опровергает факт кражи, и сами серьги после смерти Мариссы нигде обнаружены не были. Чарльз Фрятт – процветающий ювелир из Хаттон-Гарден. Здесь стоит большой знак вопроса.

– А могла Марисса получить серьги в подарок от поклонника? – спросил Макгорри. – У босса – я имею в виду, у Эрики – в отчете написано, что танцовщицы имеют множество богатых поклонников, которые толкутся в клубе после шоу в надежде, что им перепадет нечто большее, чем танец.

– Да, но нужно все это проверить. Кто-то должен сегодня связаться с девушкой, которая ездила с Мариссой к ювелиру, и, в случае необходимости, поехать с ней в Хэттон-Гарден и попытаться найти то место, где оценивали серьги.

Возникла пауза, и Мосс обвела взглядом унылые лица своей команды. Она чувствовала то же самое, но не могла позволить себе демонстрировать свой настрой.

– Хорошо. За работу. Собираемся здесь снова в четыре часа дня.

Когда все разбрелись и приступили к работе, Питерсон подошел к Мосс и попросил поговорить наедине.

– Только если быстро.

– Отлично справилась, кстати.

– Спасибо. Хотя я удивилась, что она выбрала не тебя.

Он покачал головой и отвел ее в угол, к ксероксам.

– Она вчера вечером узнала про Кайла и Фрэн, – тихо сказал он.

– Узнала?

– Да, она заехала ко мне домой – поздно, когда уже было время купания… Купания Кайла, я имею в виду.

– Понятно.

– Я открыл дверь с Кайлом на руках, и он меня назвал папочкой. Фрэн тоже была.

– Черт возьми.

– Я попытался с ней поговорить, но она так дала по газам, что ее занесло на повороте. Я думал, может, поехать за ней, но не поехал. А теперь она на больничном.

Мосс видела, что он искренне обеспокоен.

– Джеймс, ее отсутствие не связано с тобой. Это правда, отец Марка упал, его экстренно доставили в больницу и сделали операцию по замене сустава. У него сразу начались осложнения. Поэтому она и уехала.

– Ого. И она тебе ничего про меня не говорила?

– У нее сейчас другие заботы. Как и у меня.

Он кивнул.

– Хорошо. И – молодец! У меня нет обиды, что тебя назначили главной.

– Спасибо. Прошу вас с Крейном присматривать тут за всем.

– Конечно.

Мосс подошла к Кей, которая села за компьютер.

– Ты сегодня со мной. Поедем к Питкинам, зададим им пару вопросов про Джозефа.

Глава 46

Мосс и Кей, которая захватила с собой портативный ДНК-тест, приехали на Конистон-роуд и позвонили в дверь Дона Уолпола. Ответа не было.

– Черт, – огорчилась Мосс. Достав рацию, она связалась с участком. – Крейн, начни поиск Дона Уолпола, – тут она повернула голову и увидела пожилого соседа, курившего на своем привычном месте. – Подожди-ка. Я перезвоню.

Они вышли за калитку и направились к нему.

– Ищете Дона?

– Да, – сказала Мосс, доставая удостоверение. – Мне коллеги рассказали, что вы его видели с женой вчера, когда они уезжали. Сегодня их не было?

Мужчина покачал головой.

– Я здесь часто бываю – жена не разрешает курить в доме. Я тут был и в шесть, и в семь тридцать, и в восемь. Потом в девять.

– Значит, вы заядлый курильщик? – спросила Кей.

– Вы станете выдающимся следователем, – ответил тот, обнажив в улыбке желтые зубы.

– А свет не включался в доме? Ничего не происходило? – спросила Мосс.

– Неа.

Они вернулись в машину, и Мосс снова позвонила Крейну с поручением объявить в розыск номера Дона. После этого они повернули за угол к дому Дэвида и Элспет Питкинов.

Дверь открыл Дэвид. Он был весь в черном, с глубокими темными кругами под глазами. Показав удостоверения, Мосс и Кей попросили разрешения войти в дом.

– Вам что, недостаточно того, что вы наделали? – властно спросил он.

– Мы хотим задать несколько вопросов про Джозефа, про его дружбу с Мариссой Льюис, – как можно вежливее сказала Мосс.

– Мне очень жаль, но нет. Моя супруга в ужасном состоянии. Она не встает с тех пор как…

– Примите наши соболезнования, – сказала Кей. – Мы просто не хотим, чтобы он погиб зря. Мы считаем, что он знал важную информацию об этом убийстве. И он мог помочь нам в расследовании.

Дэвид смотрел на них со ступенек и обдумывал их слова.

– Где она?

– Кто? – переспросила Мосс.

– Та ужасная блондинка, следователь.

– Она в отпуске. Дело передали мне.

– Это связано с моим официальным запросом? Я писал заместителю комиссара с просьбой провести полное расследование и отстранить ее от должности.

– Да, это все в процессе. Поэтому я сейчас веду это дело, – сказала Мосс. Она знала, что Эрика бы поняла ее намерение подыграть Дэвиду Питкину.

Он провел их в кухню.

– Будете чай?

Кей посмотрела на Мосс.

– Мы не хотим вас утруждать, – ответила та. – Всего лишь хотим задать вам несколько вопросов.

– Вам что, трудно выпить несчастный чай?! – выпалил он. – Мне необходимо что-то делать!

Они кивнули и сели за длинный стол. Мосс заметила, что все часы в доме, в том числе настенные, стоят на отметке 13:25.

– Это я их остановил, – заметив взгляд Мосс, объяснил он. – Столько было, когда врач констатировал… – его голос сорвался. Сделав три чашки чая, он сел за стол.

– Как давно Джозеф начал заниматься фотографией?

Этот вопрос очень удивил Питкина.

– Не знаю, четыре или пять лет назад.

– И вы покупали для него все необходимое?

– На уроке труда их учили делать камеру с точечной диафрагмой из рулонов туалетной бумаги, фольги и фотобумаги. Он был в восторге и не отстал от меня, пока я не купил ему все, чтобы он сам смог сделать себе такую же.

– И ему нужна была темная комната, чтобы печатать снимки?

– Да.

– А где вы покупали реактивы?

– В фотомагазине в Гринвиче. Я не очень понимаю, к чему все эти вопросы. Вы что, решили заняться фотографией?

– Мы пытаемся понять, где бывал Джозеф в связи со своим хобби.

– Это было не хобби. Он планировал фотографировать на профессиональном уровне.

– А когда у Джозефа появился собственный фотоаппарат, когда он сам стал покупать все необходимое?

– Я не знаю. Как я и сказал, это все началось несколько лет назад. Я тогда еще работал юристом и почти не обращал внимания на семью. Сутками их не видел… – Дэвид с грустью посмотрел в окно и отпил глоток чая. – Сейчас сам собой напрашивается вывод, что все это не стоило того – работа, законы… Это все просто игра.

Мосс решила сменить тему.

– А Джозеф не занимался в фотокружке?

– Опять же, я не знаю.

– А могли бы мы поговорить с вашей супругой? – спросила Кей.

– Нет. Доктор сегодня рано утром приходил и дал ей снотворное.

– Джозефу платили за фотографии?

Дэвид недоуменно улыбнулся.

– Нет. Он долгое время стоял на бирже труда. Вы должны об этом знать.

– Марисса Льюис когда-нибудь приходила к вам в дом? – спросила Мосс. – Особенно в последний год.

– Нет. По крайней мере, я об этом не знаю. Мы всегда волновались за него, потому что он не проявлял интереса ни к одному существу какого-либо пола.

Мосс посмотрела на Кей. Они задали все вопросы, кроме одного.

– Мистер Питкин, мне нужно показать вам фотографии, которые мы нашли в телефоне Джозефа. Они могут вас расстроить. Но я прошу вас посмотреть на них, потому что они очень важны для нашего расследования.

Дэвид не сводил взгляд с Мосс. Она достала папку, открыла ее и вынула фотографии связанного Джозефа и рисунок противогаза.

Дэвид взглянул на фотографии, изо всех сил пытаясь справиться с охватившими его эмоциями.

– Да кто вы такие, чтобы приходить ко мне в дом и показывать это? – гневно вскричал он.

– Мистер Питкин, Джозеф когда-нибудь говорил, что у него есть друг или что он боится за свою жизнь?

– А вам когда-нибудь говорили, что Джозеф находился в группе риска по суициду? – выпалил он.

– Нет.

– Но вы же видели, в каком он был состоянии, когда его допрашивали? И никому у вас в участке не пришло в голову вызвать врача или понять, что его нельзя оставлять в камере одного? – Дэвид в ярости сбросил фотографии со стола. – А теперь убирайтесь из моего дома!

Кей торопливо собрала фотографии с пола и сложила их в папку.

– Мистер Питкин, пожалуйста, скажите, есть ли у вас какие-нибудь предположения, кто мог отправить Джозефу такое письмо?

– Вы что, не слышали меня? – заревел он, схватил Мосс за куртку, поднял ее со стула и потащил в коридор.

– Сэр, пожалуйста, перестаньте, – просила Кей, следуя за ним к входной двери.

Дэвид отпустил Мосс, взялся за ручку и открыл дверь. Мосс предостерегающе подняла руку, когда он снова хотел схватить ее за куртку.

– Этого достаточно, – сказала она, выходя за дверь.

Как только Кей переступила порог, дверь за ними захлопнулась.

– Вы в порядке, мэм? – спросила Кей, когда они вышли на тротуар.

– Да, и не зови меня «мэм». Я не член королевской семьи, – ответила Мосс, поправляя кофту под курткой. – Ну а чего еще можно было ожидать? Я просто подумала, что попытка не пытка. Вдруг он что-то знает.

– Думаете, он что-то знает?

– Нет, не думаю. Но у меня слабо развита интуиция. Это Эрика мастер по этой части.

Глава 47

Макгорри было поручено проверить показания Эллы Бартлетт – танцовщицы, которая ездила к оценщику вместе с Мариссой. Утром он поговорил по телефону с невероятно манерным мужчиной по имени Мартин, и тот дал ему номер Эллы. Танцовщица согласилась встретиться после тренировки, но в назначенное время не появилась. Макгорри ждал ее у выхода из спортклуба уже двадцать минут. Снег перестал, но было очень сыро, и у него начали неметь ноги. Клуб «Джим Бокс» находился на деловой улице рядом с ювелирным кварталом Хэттон-Гарден, в самом центре Лондона. Пока Макгорри пил кофе около старомодной красной телефонной будки, мимо него проехало шесть инкассаторских фургонов.

– Привет! Вы Джон?

Он обернулся и увидел миниатюрную блондинку двадцати с небольшим лет. От ее красоты захватывало дух. У нее были длинные волосы медового оттенка и большие голубые глаза.

– Да, я инспектор Джон Макгорри. Правильно ли я понимаю, что имею дело с мисс Бартлетт? – Он сразу же осознал, что это прозвучало до смешного официозно.

– Зовите меня Элла. А к вам можно обращаться по имени? И покажите, пожалуйста, удостоверение. В наше время никому нельзя доверять, знаете.

Он достал удостоверение и передал ей.

– В жизни вы гораздо симпатичнее, – сказала она, возвращая документ.

– Что ж, пойдемте.

– У вас есть оружие?

– Нет. Следователи не носят оружие.

– А наручники? Перцовый баллончик? – наивно спросила девушка, выпучив глаза.

– Иногда вожу с собой в машине.

– А как вы сюда доехали? – спросила она, оглядываясь.

– На метро. Я приехал на метро, – еще больше смутившись, ответил Макгорри.

– Значит, вы не вооружены и совершенно беззащитны?… Извините, это я так шучу.

– Мне нужна ваша помощь, чтобы найти того ювелира. Это очень важно для следствия. И не смешно.

– Извините… Мне она нравилась, Марисса. Я тоже думала все бросить и махнуть в Лос-Анджелес или Нью-Йорк. Но у меня кишка тонка. А у нее – нет.

Они пошли по улице и на пересечении с Хэттон-Гарден, где уже виднелись первые ювелирные магазины, повернули направо. Ярко освещенные витрины наполняли светом серый холодный день и демонстрировали миру шикарные изделия из золота и серебра. Пока они шли, Элла то и дело останавливалась, всматривалась в витрины и оглядывала улицу.

– Мы всю дорогу тогда болтали и шли с другой стороны. Я не смотрела, куда мы идем, – сказала она. – Через какое-то время они все кажутся одинаковыми.

Они прошли еще немного, и она остановилась около красного почтового ящика.

– Мне кажется, мы были здесь, – показала она на дверь напротив него.

– Почему вы так считаете?

– Узнаю почтовый ящик. Он очень старый.

Макгорри посмотрел на вывеску: «Литман и сыновья. Ювелирный дом, осн. в 1884».

Они вошли внутрь, и над дверью приятно прозвенел старомодный колокольчик. Магазин был оформлен с подчеркнутой изысканностью. Длинная стеклянная витрина сияла. Пожилой, почти полностью лысый и немного сгорбленный мужчина вышел к ним из задней комнаты. Он окинул их цепким взглядом, но ничего не сказал, ожидая, что они первыми начнут разговор.

Макгорри предъявил удостоверение и объяснил причину визита. Элла не узнала мужчину, зато он узнал ее.

– Да. Вы приходили с молодой девушкой, брюнеткой. Приносили серьги из бриллиантов исключительной чистоты с огранкой «принцесса» в 1,62 карата и золота 999 пробы.

– Вы уверены, что все так и было? – переспросил Макгорри.

– Это моя работа, – надменно ответил мужчина. – И уж конечно, я не забываю красивых девушек. Ваша подруга передумала и решила продать? Как ее имя?

– Марисса? Нет. Она умерла, – ответила Элла.

– Понятно. Сожалею, – ответил он. – Вы хотите продать?

– Нет, мы не хотим продать, – сказал Макгорри. – Я хочу получить подтверждение, что эти серьги существуют. Есть ли хоть какая-то вероятность, что вы могли ошибиться в их оценке?

Выражение лица ювелира лучше всяких слов говорило, что это исключено.

– Я оценил их… не помню точную цифру. Десять…

– Десять с половиной тысяч, – подсказала Элла.

– Да.

– Как вас зовут? – спросил Макгорри.

– Питер Литман.

– Вы общаетесь с другими ювелирами?

– Общаюсь ли?

– Да.

– У нас здесь тесное сообщество, многолетнее. Бизнес у всех семейный, но это все же бизнес. И отношения у нас деловые.

– Я оставлю вам свою визитку – на случай, если вы вспомните что-нибудь еще? – спросил Макгорри.

– Да, – согласился он, принимая карточку.

Макгорри поблагодарил его, и они вышли.

* * *

Сложив руки за спиной, Питер Литман смотрел, как за окном Макгорри и Элла выходят из магазина. Когда они исчезли из виду, он вернулся в кабинет, где стоял огромный шкаф-сейф.

– Чарльз, к нам только что заходил инспектор Макгорри. Он спрашивал про серьги, принадлежавшие умершей девушке.

Чарльз Фрятт поднял голову от компьютера. Он сидел за столом, заставленным документами.

– Я все слышал.

– Значит, ты также слышал, что я сказал им правду. Я не собираюсь врать полиции. И я еще раз тебя спрашиваю: ты имеешь какое-то отношение к гибели этой девушки?

– Нет, – сказал Чарльз, ерзая на стуле. – Ее убили из-за серег. И все на этом.

– Это серьги твоей матери?

– Да.

Чарльз не поднимал глаз от компьютера и не отрывался от работы.

– Чарльз, ты мой зять и можешь рассчитывать на хорошее отношение, но только до определенного этапа. Если я услышу, что ты сделал что-то, что угрожает репутации – моей или дочери…

– Да ничего не случилось! – перебил его Чарльз, повышая голос. – Вы не соврали, и все в порядке!

Питер долго смотрел на своего зятя, а затем вернулся в магазин, чтобы обновить витрину. На душе у него было неспокойно.

Глава 48

Человек, называющий себя Т, вышел с работы рано, еще засветло. В магазин, где он работал, за весь день зашли только мужчина и женщина, да и то – просто задать пару вопросов. Ему повезло, что он работал на частный семейный бизнес и мог приходить и уходить, когда хотел, если посетителей не было. Он сел на электричку и быстро добрался до центра Лондона.

Пройдя по Руперт-стрит в Сохо, он оказался перед обветшалым фасадом бара Рэймонд-Ревью. Его сердце забилось, у него началась эрекция. Его всегда охватывало возбуждение здесь – в районе, где правит секс с призывными огнями баров и секс-шопов. Здесь можно быть анонимным и желанным. Здесь, в этом маленьком квартале, спадали все следы извечной британской чопорности и аристократизма. Геи могли держаться за руки, все формы самовыражения были доступны. Когда он проходил мимо секс-шопа для голубых, из него вышли двое и обернулись, восхищаясь его высоким ростом. Он переждал, пока мимо медленно проедет снегоочиститель, перешел дорогу, минуя секс-шоп на углу, и двинулся по улице Уокерс-корт. Из-за высоких зданий по обеим сторонам эта узкая пешеходная улица превратилась в темный переулок. Повсюду виднелись кричащие неоновые вывески секс-шопов и стрип-клубов, освещающие окружающий мрак. Снег таял и стекал по сломанному желобу прямо на асфальт перед секс-шопом с тонированными окнами.

Неоновая трость с мигающей вокруг нее надписью «Взбучка» отражала специализацию магазина порнотоваров и видео. Т неимоверно возбудился и невольно положил руку на пах, ощущая плоть сквозь тонкий материал темных брюк. Ему всегда казалось, что эта улица и двести лет назад выглядела примерно так же, за исключением яркой подсветки и тонированных окон. Тогда молодые мужчины и женщины бесследно исчезали, и никому не было до них дела. Человеческая жизнь стоила дешево.

У дверей небольшого стриптиз-клуба, из которого доносилась громкая музыка, стояла невысокая девушка в толстой серебристой дутой куртке. Басы гудели так, что их вибрации отдавались в груди и в зубах. Девушка посмотрела на него застывшими зелеными глазами и распахнула куртку. Он остановился. На ней была обтягивающая мини-юбка и короткий черный топ, из-под которого торчали ребра. Пухлые губы были обсыпаны герпесом.

– Хочешь поразвлечься? – спросила она так, чтобы слышал ее только он.

– Мне нужна модель, – сказал Т ей на ухо.

Она сделала шаг назад и посмотрела по сторонам, проверяя, нет ли в зоне видимости полиции. Невысокий темнокожий мужчина, заросший щетиной, посмотрел на нее со своей точки у секс-шопа в конце улицы.

– Да? Сколько?

– Индивидуальный запрос. Очень индивидуальный.

– Сотня в час. Есть комната в отеле?

Ее глаза казались совершенно мертвыми, да и вся она была похожа на живой труп. Музыкальный трек закончился и включился другой – на этот раз транс с характерным ритмом. Коротышка стал присматриваться к происходящему около девушки. Т ощутил, как в животе собирается комок нервов – ситуация была непростая и захватывающая одновременно. Эта девушка, конечно, согласится, но сегодня он планировал зайти далеко и лишние свидетели ему были не нужны. А тот коротышка наверняка ее сутенер.

– Я пока отойду, – сказал он, кивнув на один из близлежащих магазинов. – Мне нужна девушка, которая не боится боли и ран. И придется проехаться, я живу неблизко. Но я отблагодарю.

– Если ехать, то сто пятьдесят в час, и предоплата как минимум за три часа.

Девушка говорила совершенно отстраненно и расслабленно. Она не боялась и не тревожилась. Похоже, она конченая наркоманка, которую сдали в аренду дилеру или тому коротышке.

Вдруг она встрепенулась и направилась к Руперт-стрит. Т посмотрел в сторону сутенера, но того и след простыл – с другой стороны улицы появилась пара общественных наблюдателей. Они, по обыкновению, были погружены в беседу, но глаза их внимательно скользили по улице. И она на глазах расчищалась – тени разбегались кто куда.

Т с облегчением вздохнул и прибавил шагу, притворившись обычным работягой, спешащим на электричку. Он пролетел мимо наблюдателей и вышел на свежий воздух фруктового базара, убегая от плотских искушений.

Глава 49

Увидеться с Эдвардом Эрика и Айзек смогли только днем. Айзек сказал, чтобы Эрика шла первой, а он подождет ее внизу, в кафетерии.

Палата была на пятом этаже. Эрику провели через двойные двери и показали на дальний ряд кроватей. Подойдя, она не сразу смогла понять, на какой из них лежит Эдвард: несколько мужчин с одинаковыми седыми волосами спали на боку.

Наконец она нашла его на кровати у окна с видом на парковку. Когда Эдвард увидел Эрику, его лицо засияло.

– Эрика, дорогая, – сказал он, протягивая к ней посиневшую руку с катетером.

Тумбочка около его кровати стояла пустой. Она увидела, что на чужих лежали карты и фрукты, и пожалела, что ничего не принесла.

– Привет, – Эрика взяла его высохшую руку, подвинула стул и села рядом. – Что произошло?

– Я упал. Помню только, что встал ночью, а больше – ничего. Утром почтальон услышал мои крики.

– Ты ведь и мне пытался звонить, да?

– Я не помню.

– Я не знала, что у тебя есть мобильный телефон.

– Я обычно его не использую, но после Рождества у меня отключили домашний. Я так и не понял, почему. Счета я всегда оплачиваю, – заволновался он и сел на кровати.

– Я знаю, что оплачиваешь.

– А потом сломалось отопление. Я пытался обойтись камином. Но отключили электричество. Я всегда плачу по счетам, Эрика. Ты же знаешь.

Она кивнула.

– Я здесь, и я все устрою.

– Ты хорошая девушка.

Эрика замотала головой.

– Тебе заменили сустав?

– Да, и спицы туда вставили. Так доктор сказал…

Он сглотнул и закашлялся. Эрика достала из шкафа чашку и налила ему воды из графина.

– Спасибо, дорогая, – он выпил всю воду и передал ей пустую чашку. – Я быстро поправлюсь. Правда, не знаю, как мне теперь в магазины ходить.

– А в чем проблема?

– Спицы же будут пищать, когда я буду заходить и выходить? Мне будет очень неудобно каждый раз.

– Нет, в магазинах нет металлодетекторов. Они только в аэропортах.

– А, – засмеялся он. – Ну, я никуда не собираюсь, поэтому и говорить не о чем. Я так рад тебя видеть. Ты надолго?

– На столько, на сколько нужно.

Он отмахнулся. В палату зашел Айзек, и Эрика жестом подозвала его.

– Это мой друг и коллега – Айзек Стронг, – представила его Эрика. Эдвард поднял голову и пожал ему руку.

– Приятно с вами познакомиться, мистер Фостер. Эрика много о вас рассказывала.

– Думаю, вы пришли к выводу, что я самый обычный придурок.

Айзек покачал головой и улыбнулся.

– А вы большой и высокий.

– Ну, да. Правда, в спорте успеха не достиг.

Эдвард присмотрелся к нему.

– А жаль, вы бы отменно прыгали в высоту.

– Айзек – врач, патологоанатом, – пояснила Эрика.

– Это который с трупами?

– Да, – улыбнулся Айзек.

Эдвард усмехнулся.

– А я уже был готов воспользоваться вашими услугами. Но, к счастью, меня нашел почтальон.

– О нет! – тревожно повел бровями Айзек.

– Я шучу. Приятно с вами познакомиться! Друзья Эрики – мои друзья.

В палату вошел доктор и пригласил Эрику поговорить. Она оставила Айзека с Эдвардом и последовала за доктором к посту медсестер.

– Операция была достаточно простая. Мы уже даже поднимали его на ноги. Восстановится он быстро.

– Хорошо.

– Но мы обеспокоены тем, как он живет. У Эдварда дефицит веса и витаминов. Плюс он поступил к нам с серьезной инфекцией мочевыводящих путей. Обычно мы не оперируем, когда человек находится в таком состоянии, но перелом оказался серьезным. К счастью, организм хорошо реагирует на антибиотики, но мы не сможем его выписать, не будучи уверены, что за ним есть необходимый уход и присмотр. Вы живете здесь?

Эрика рассказала, что живет в Лондоне, и пересказала разговор с Эдвардом в Рождество, когда он путался в словах. Доктор внимательно слушал и кивал.

– Это один из частых симптомов такой инфекции – спутанность сознания и даже галлюцинации, – с очень серьезным видом сказал он. – Значит, нужно решить проблему его одинокого проживания и беззащитности. Я свяжусь с социальными службами и попрошу его навестить, чтобы они сами дали оценку его ситуации.

Доктор попрощался с Эрикой и продолжил обход палат, а она стояла в коридоре и пыталась понять, как же так быстро пролетело время – ее настиг средний возраст, а свекру нужен уход.

Вот поэтому она и уходит в работу с головой. Работа помогает ей чувствовать себя живой и молодой, она – вне времени. Преступники есть всегда, у них нет возрастных ограничений… Эрика решила не думать об этом.

– Что за бардак, – сказала она самой себе, пригладила волосы и вернулась в палату.

Глава 50

Мосс поняла, что теряет контроль над делом Мариссы Льюис, осложнившимся нападениями человека в противогазе. Ей – и.о. старшего следователя – никак не удавалось поймать убийцу. Она отдавала себе отчет в том, что привыкла играть роль винтика. Более того, ей нравилось быть винтиком, который смазывает детали механизма, дает поддержку и разряжает напряженность шутками.

А теперь, став боссом, пусть даже на время, она заметила, что отношение к ней коллег изменилось. Ее стали называть «мэм». Когда сержант Крейн обратился к ней так в первый раз, ей захотелось в шутку ответить «нет проблэм», но она сдержалась, понимая, что ей теперь нужно сохранять серьезность.

Еще ей очень мешали воспоминания о стиле работы Эрики. Та почти ничего не записывала, держа все в голове, и Мосс большую часть времени пыталась ей подражать. Когда Хадсон спросила ее про постель Мэнди, матери Мариссы, Мосс сломала голову, вспоминая, о чем речь: о мужчинах или просто о том, где она спала? В последнюю секунду Мосс вспомнила, что в ночь убийства Мэнди находилась внизу, и речь об этом, но тот факт, что ей стоило таких трудов это вспомнить, ее потряс. Ей было страшно, что ее могут снять с новой должности еще до окончания следствия. У нее не было никакого представления о том, как его вести, и сможет ли она это сделать в принципе. У Эрики же это получалось – она всегда знала, что кому поручить. Теперь Мосс в полной мере ощутила, как же ей нравится исполнять чужие приказы.

Поговорив с Хадсон, она отправилась в безлюдный туалет на верхнем этаже, заперлась в кабинке и позвонила Силии. С трудом сдерживая слезы, она поделилась с ней своими огорчениями.

– Это ведь самое первое твое дело. Будь снисходительнее к себе, – сказала Силия. – Плюс ты приняла его с середины. В коллективе тебя любят. Выдай пару шуток, чтобы разбавить напряжение. Есть у вас кто-нибудь новенький, кто еще не знает, что тебя зовут Кейт?

Мосс засмеялась и промокнула щеки смятым комком туалетной бумаги.

– Я теперь начальник и не могу позволить себе шутки про Кейт Мосс. Люди ожидают от меня решений, мудрости, стратегического мышления. И мне нужно как-то расследовать это дело, не забывая жонглировать папками с документами и… – подступившие слезы не дали ей закончить.

– Списки! – осенило Силию. – Ты же мастер по составлению списков. У тебя весь холодильник заклеен стикерами, мы просто идем по ним, и как-то дела делаются и проблемы решаются. Тебе нужно разделить цели на задачи, на мелкие кусочки, а не пытаться съесть слона целиком.

– Ты права. Буду думать, что это дело – всего лишь перечень задач.

После обеда Мосс засела за свой заваленный бумагами стол. Ей предложили перейти в отдельный кабинет, но времени, чтобы перенести рабочее место, просто не было. По совету Силии она составила длиннейший список задач, и ей стало легче. В конце концов, большинство из них можно делегировать.

– Что там с местонахождением Дона Уолпола? – крикнула она.

– Все еще ждем ответа от системы распознавания номеров, – сказал Крейн. – Как только он пересечет порог платной зоны, его засекут.

– Поторопи их, пожалуйста. Скажи, мы же не за себя просим! – сказала она, просматривая свой список. – И уже пришло время начать проверять его паспорта и кредитки. Он наш главный подозреваемый.

Крейн кивнул и взялся за телефон.

– А что там с сережками? Где Макгорри?

Не успела Мосс задать вопрос, как в комнату вошел Макгорри.

– Ты ведь сегодня ездил в Хаттон-Гарден, да?

– Да, Мосс. В смысле, босс.

– Давай лучше Мосс.

– Ладно. Ювелир Литман вспомнил, как Элла приходила с Мариссой оценить серьги. Он подтвердил, что они настоящие и стоят десять с половиной тысяч. Потом я пошел к миссис Фрятт, чтобы еще раз спросить ее про серьги. У меня даже было их описание: это бриллианты с огранкой «принцесса» в обрамлении золота 999 пробы, – Макгорри раздраженно выдул воздух из щек. – Противная старая корова, она начала меня обвинять, что я копаю не туда, и что все ее драгоценности лежат в сейфе целы и невредимы.

– Ты попросил взглянуть на сейф?

– Да, и она сказала, что он в ее спальне, а туда она молодых людей приглашает только при наличии ордера на обыск.

Питерсон и Крейн рассмеялись, чего Мосс больше не могла себе позволить. Она чуть было не заявила, что к ней в трусы все всегда лазили без ордера, всего-то нужно было накормить ее вкусным ужином в ресторане. Но она вовремя вспомнила, что теперь она – старший следователь.

– Тебе показалось, что миссис Фрятт врет?

– Я не знаю, что думать, потому что я спросил ее, где работает ее сын. И это тот самый ювелирный, Литман и сыновья. Чарльз Фрятт женат на дочери мистера Литмана, ее зовут Лара. Она сейчас на пенсии, а работала учителем в школе. У них трое взрослых детей. Семейный бизнес у них достаточно крупный. Два других сына мистера Литмана тоже там работают, – сказал Макгорри и многозначительно замолчал. – Когда я приходил в магазин, Чарльза Фрятта на месте не было, и мы видели только мистера Литмана. Я спросил Эллу, был ли кто-то еще в магазине, когда она и Марисса приходили оценить серьги, но она сказала, что они тоже видели только мистера Литмана.

– Есть вероятность, что Чарльз Фрятт не знал о них? – спросил Крейн.

– Думаю, это очень сомнительно. При этом миссис Фрятт сказала, где работает Чарльз? – переспросила Мосс.

– Да, и она не пыталась это скрыть, наоборот. Она, кажется, гордится, что у него такая хорошая работа.

– А с самим Чарльзом Фряттом ты говорил?

– Я не смог с ним связаться. Перезвонил в магазин, но мистер Литман сказал, что Чарльза на работе нет. Его телефон не отвечал, а на домашнем номере жена сказала, что не знает, где он.

– Может, Марисса соврала насчет того, откуда у нее серьги? – предположил Питерсон.

– А какой ей смысл врать, что она украла сережки? Разве не легче сказать, что их подарил поклонник? – возразила Мосс.

– А вдруг все еще страшнее? – сказал Макгорри. – Не знаю, что именно, но Марисса Льюис – это женщина-секрет.

– Только этого нам еще не хватало! – сказала Мосс, бросая взгляд на список задач. Дело снова стало казаться ей неподъемным.

Глава 51

Из больницы Эрика и Айзек уехали после обеда.

– Держится стоически, – отметил Айзек по пути в Слейтвейт.

– Это характерно для северян. Здесь люди гораздо добрее, чем в Лондоне, и смотрят на жизнь более рассудительно.

– Что сказал доктор?

– Его не выпишут, пока не убедятся, что он способен за собой ухаживать. Либо переведут его в дом престарелых.

– Черт.

– Мне надо вычистить дом и попытаться починить все, что не работает. Нельзя допустить, чтобы он вернулся в такое место, да и что скажут социальные службы.

По дороге они заехали в супермаркет и купили еды и чистящих средств. Когда они подъехали к городку, солнце уже садилось, и местечко выглядело очень уютным. Снег отливал золотистыми бликами.

– Попробую посмотреть, что с камином, – сказал Айзек. – А то сейчас на улице теплее, чем внутри.

Он начал разбирать плиту и чистить решетку.

– Тайна отсутствия газа раскрыта, – объявила Эрика, когда нашла стопку нераспечатанных писем. – Видимо, Эдвард сменил провайдера, и у них неверные банковские реквизиты.

Айзек поднес спичку к горке бумаги и дров, но ничего не произошло.

– И то же самое с телефоном. Судя по всему, ему позвонили из компании, которая сравнивает тарифы и убеждает людей сменить оператора. И он, наверное, сменил все свои службы, но у них и адрес не тот записан, и банк не тот. Вот козлы! – воскликнула она, поднимая трубку.

Айзек с веселым интересом наблюдал за тем, как Эрика разбирается с коммунальщиками, оставляет жалобы и добивается возобновления услуг.

Затем они принялись убирать дом. Вскоре явился инженер, и около восьми вечера газоснабжение было восстановлено. Вместе с ним заработало и центральное отопление, и они смогли помыться. Айзек принял душ, а Эрика налила себе ванну в сверкающем чистотой санузле. Погрузившись в горячую воду, она почувствовала, что впервые за последние дни согревается и расслабляется. Зажженные свечи помогли ощутить домашний уют. Ванная Эдварда в лиловой плитке за все эти годы совсем не изменилась. На полках над унитазом лежало несколько упаковок мыла, запасной рулон туалетной бумаги под вязаным чехлом, контейнеры с тальком и каштановая краска для волос – такой тон использовала мама Марка. Эрика не решилась ничего выкидывать с полок, которые чистила. Это – святое. То, что осталось от жизни Эдварда с мамой Марка, Кэт. Эрика помнила, какой доброй и по-детски невинной она была. Она жила в своем маленьком мире, под защитой Эдварда и Марка, в этом маленьком городке в долине Дейлс.

Лежа в ванной, Эрика почувствовала, как нечто, связанное с этой полкой, вертится у нее в голове, но никак не обретает форму. Пар поднимался к потолку, огонь свечей искрился и дрожал. Она прислонила голову к прохладной плитке, и глаза сами собой закрылись.

* * *

Эрика перенеслась к себе домой, в Форест-Хилл на Фоксбери-роуд. Был поздний вечер, и дорога около ее дома, обычно заставленная машинами, была пуста. Падал снег, но почему-то было жарко, будто она выдыхала пар. Она присела и начала сгребать руками снег. Под ним оказался не асфальт, а плитка. Лиловая плитка с белой затиркой. Она гребла и гребла, но везде лежала плитка – насколько хватало взгляда. Тишину нарушил хруст снега под чьими-то шагами. Она обернулась. К ней шел высокий мужчина в черном. На лице у него был противогаз. Его гладкая блестящая поверхность отражалась в свете уличных ламп. Мужчина замедлил шаг и остановился в метре от нее, поднял голову и начал вдыхать воздух. Удлиненная коробка противогаза напомнила ей собачью морду. Казалось, мужчина осматривается, но не замечает ее, словно она невидимка. Она подошла ближе, так близко, что слышала его дыхание и видела отражение фонаря на поверхности противогаза, когда он поворачивал голову. Она заглянула в стеклянные линзы, но лицо рассмотреть было невозможно – за ними была темнота. Когда из фильтрующей коробки вырвалось его дыхание, она ощутила острый химический запах – ядовитый и металлический.

* * *

Эрика встрепенулась, когда рот и нос погрузились под остывшую воду. Пар давно рассеялся, а пальцы уже начали синеть. Она вышла из ванны и обернулась тонким полотенцем. Стоя на коврике, она смотрела на полки над унитазом. Мыло и краска для волос… Эрика вспомнила, как вскоре после свадьбы она и Марк приехали в гости к Эдварду и Кэт, и Марк пошел наверх в туалет, а они втроем остались пить чай в гостиной. Вскоре Марк вернулся, держа в руках маленькую черную бутылку с красной надписью «Релакс-фан».

– Мам, а что у тебя в ванной делает амилнитрит?

Кэт оторвала взгляд от тарелки, на которую выкладывала покупные пирожные.

– Что ты сказал, сынок?

– У тебя в ванной открытая бутылка амилнитрита. Я даже войти в ванную не успел, а мне уже стало хорошо.

– Это освежитель воздуха, – сказала Кэт. – На рынке купила. Для запаха. Всего за фунт. Там было столько молодежи. Какой-то парень сказал, что у него вечеринка. Видимо, хотел наполнить дом приятным ароматом для гостей. Но я бы сказала, что этот запах – на любителя.

Эрика поперхнулась чаем.

– Мам, это не освежитель воздуха. Это амилнитрит, – сказал Марк.

– Что? – переспросила она, надевая очки и подходя к нему. – Нет, подожди. Здесь написано, что это дезодорант для жилых помещений.

Марк объяснил матери, что амилнитрит вдыхают, чтобы поймать кайф, как от наркотика.

– Эрика, милая, это правда? – спросила Кэт, поворачиваясь к ней.

Эрика еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

– Да. Это наркотик, хоть и легальный. Некоторые люди используют его, чтобы испытать удовольствие. Он особенно популярен в гей-сообществах, потому что помогает расслабиться.

Марк взглядом дал ей понять, что продолжать не нужно.

– Боже мой, что же они обо мне подумали? – воскликнула Кэт, всплеснув руками.

– Но вы же не знали, – успокоила ее Эрика.

– Но я сказала им, что беру его для мужа, для его дел в ванной комнате, – в ужасе проговорила она.

Эрика улыбнулась, вспомнив все это, а потом ее вдруг осенило. Она побежала вниз прямо в полотенце и схватила телефон. На номере Мосс был включен автоответчик.

– Мосс, это я. Перед отъездом я дала поручение искать мужчину в противогазе среди коллекционеров старых военных противогазов. Еще раз перечитайте показания всех людей, на кого он напал. Джейсон сказал, что чувствовал какой-то странный металлический запах. Проверьте, упоминали ли этот запах остальные жертвы. Противогаз мог быть напичкан салфетками или тканью, пропитанной амилнитритом. Он вызывает сексуальное возбуждение. Стоит присмотреться и к товарам для садо-мазо. Когда мы идентифицируем тип противогаза, можно будет прорабатывать поставщиков… Не знаю пока, какое отношение это все имеет к Мариссе, но мы хотя бы сможем понять, кто этот человек. В общем… надеюсь, у вас все хорошо.

Эрика повесила трубку с чувством, что следствие идет где-то в другой галактике.

Глава 52

Следующим утром Мосс сидела в кухне со стеклянным взглядом и ела хлопья. Вбежал Джейкоб и начал играть на гитаре песню собственного сочинения. Когда же он запел, Мосс потребовала тишины. Джейкоб, не привыкший к такому обращению, заплакал.

– У мамочки сегодня голова болит. Отложи пока гитару, оденься, а я тебе приготовлю горячий шоколад, – сказала ему Силия.

– Ты же хотела, чтобы я сочинил для тебя песню! Вчера ты сама меня попросила, и вот я сочинил…

– Мне просто нужно побыть в тишине сейчас, – выпалила Мосс.

Силия вывела Джейкоба из кухни и вернулась несколько минут спустя.

– Не надо приучать его к горячему шоколаду на ежедневной основе, – буркнула Мосс.

– Он же только в Рождество его пьет.

– Да, только послезавтра уже Новый год. Значит, он его пьет уже десять дней.

– Ты уверена, что недовольна именно горячим шоколадом? Или ты выплескиваешь на него и на меня свои рабочие неприятности?

– У меня нет неприятностей на работе! – возразила Мосс, вставая и выливая половину хлопьев в раковину. – Мне просто нужно время подумать. Ты не представляешь себе, какое это сложное дело. А здесь столько шума.

– У нас в доме пятилетний ребенок. Ты вчера говорила ему, что очень хочешь, чтобы он написал тебе песню. А на самом деле ты просто хотела от него отделаться!

Раздался звонок – звонил Питерсон.

– Мы нашли Дона Уолпола. Позавчера его жене стало плохо, сейчас он с ней в больнице Университетского колледжа. Это нам сообщили по системе распознавания номеров.

– Отлично. Сможешь меня туда отвезти?

Мосс положила трубку и вышла из кухни, а через несколько секунд Силия услышала, как хлопнула входная дверь.

– Прекрасно. Не успела она стать и.о., как я уже просто обслуживающий персонал. Ни «до свидания», ни поцелуя на прощанье.

– Я тебя поцелую, мамочка, – сказал Джейкоб, входя в комнату с гитарой в руках.

* * *

Мосс и Питерсон приехали в больницу в начале десятого. Джанет Уолпол лежала в нефрологическом отделении, и им пришлось узнавать на ресепшене, как туда пройти.

– Нефрология – это же почки, да? – спросил Питерсон, когда они зашли в лифт.

Мосс кивнула.

– У тебя все с собой? Документы, набор?

Он кивнул, демонстрируя толстую папку. Под набором имелся в виду ДНК-тест.

– У тебя все нормально? – спросил он, глядя на ее напряженное лицо.

– Поссорилась сегодня с Силией и наорала на Джейкоба, когда он шумел.

– А мне нравится шум, нравится, что в доме ребенок.

Питерсон достал свой телефон, провел по экрану и продемонстрировал Мосс видео, на котором Кайл барабанил по кастрюлям и сковородкам. Он сидел на полу в простыне, изображавшей плащ супергероя, и стучал деревянной ложкой по расставленным в ряд перевернутым кастрюлям.

– Очень мелодично, – сказала Мосс, почти не отрывая глаз от лифтового дисплея, на котором мелькали номера этажей. Лифт остановился, и внутрь ввезли длинный металлический контейнер, в котором, как они с Питерсоном прекрасно знали, находился труп. – Как вообще дела?

– Хорошо, даже отлично. Они поживут со мной, пока мы не решим, что делать дальше, – сказал он.

– Я так понимаю, ты хочешь, чтобы они остались.

– Да.

– Ты говорил с Эрикой?

– Я решил, что у нее и так сейчас много забот со свекром, поэтому лучше скажу ей при личной встрече, когда она вернется.

– Главное – не затягивай, не давай ранам гноиться. Хотя, мне кажется, она сама это делает в большей степени.

– У меня еще есть видео, где Кайл поет, – гордо сказал Питерсон и принялся искать нужный файл.

– Джеймс, давай потом. У нас тут дело.

Двери лифта открылись, и они боком пробрались мимо длинного контейнера, направляющегося в морг. Мосс и Питерсон вышли и оказались перед запертыми дверями нефрологического отделения. Мосс пыталась что-то рассмотреть через стекло.

– Никого не вижу. И звонка нет, – она принялась стучать ладонью по стеклу. – Эй! Эй!

– Мосс, да успокойся ты!

– Ну, не часами же здесь стоять!

В конце коридора появилась медсестра и пошла к ним.

– Видишь – расслабляемся, и все разруливается.

Мосс кивнула и сделала пару глубоких вдохов.

– Я буду рада, если ДНК совпадет и Дон Уолпол окажется убийцей. Тогда можно будет закрыть дело и вернуться на мою любимую должность.

Медсестра открыла дверь, и они предъявили удостоверения. Она отвела их в палату в конце коридора.

– Миссис Уолпол лежит здесь, – сказала она, открывая дверь.

Джанет сидела в постели, подключенная к аппарату диализа. Кожа у нее была ярко-желтого цвета, дышала она с трудом. Дон сидел рядом. Когда они вошли, он вопросительно посмотрел на Мосс и Питерсон.

– Мы бы хотели поговорить с вами в коридоре, – сказала Мосс.

Дон поцеловал руку Джанет и вышел. Мосс и Питерсон показали удостоверения.

– Мы пытались найти вас, мистер Уолпол, – сказала Мосс.

– Как видите, моя жена серьезно больна.

– Нам нужно взять у вас образец ДНК, – сказал Питерсон.

Дон внимательно оглядел его.

– Вы меня арестовываете?

– Нет.

– Значит, от меня требуется добровольное согласие. Я не готов сейчас думать об этом.

– Мистер Уолпол, согласно законодательству, мы можем брать образец ДНК, если у нас есть основания подозревать, что вы причастны к преступлению. Мы можем найти место и сделать все здесь, либо можем поехать в участок, – сказала Мосс.

Дон нерешительно переводил взгляд с нее на Питерсона.

– У меня есть документы, в которых подробно прописаны ваши права, – сказал Питерсон. – Мы можем дать вам время на ознакомление.

Дон посмотрел через стеклянную полоску в двери на Джанет, которая лежала на кровати с закрытыми глазами.

– Хорошо, – сказал он.

Питерсон заметил, что рядом с палатой Джанет есть маленькая кухня. Они направились туда и закрыли за собой дверь. Дон сел на маленький столик. Питерсон достал перчатки и пластиковую трубку с длинной ватной палочкой.

– Мне нужен образец клеток из области глотки, – сказал он.

Дон открыл рот, Питерсон взял необходимую пробу, вернул палочку в контейнер и запечатал его.

Мосс поблагодарила Дона и передала сопроводительные документы, которые он бегло посмотрел и подписал.

– Она умирает. Организм просто отказывает.

– Сожалею, – сказала Мосс. – Результаты ДНК должны быть готовы в течение суток.

* * *

Когда они выходили из больницы, из-за облаков пробивалось солнце.

– Отвезу образец в лабораторию в Воксхол, – сказал Питерсон.

– Отлично. А я поеду к миссис Фрятт. Надо раскрыть тайну сережек и взять образец ДНК у Чарльза Фрятта.

– Хочешь, я проеду через Хэттон-Гарден? У меня есть с собой еще один набор.

– Нет, отвези этот. Я ее еще порасспрашиваю… Чтобы браться за сына, одного совпадения недостаточно.

Глава 53

Похоже, в доме миссис Фрятт никого не было. Мосс несколько раз нажимала на звонок и заглядывала в окна. В конце концов, она вернулась на тротуар и оглянулась на особняк. В отполированных окнах отражалось серое небо, а сами они равнодушно смотрели на Мосс.

Она облокотилась на поручень и ощутила прилив страха и тревоги – совершенно несвойственные для нее эмоции. Вспомнив, что утром ушла, не попрощавшись с Силией и Джейкобом, она достала телефон и хотела позвонить им, но телефон сам зазвонил у нее в руке. Номер был незнакомый.

– Здравствуйте, это Лиза Хоторн из центра занятости района Форест-Хилл. С нами связывались ваши сотрудники и просили информацию о последнем месте работы Джозефа Питкина.

– А, да, но…

– Прошу прощения, что так поздно перезваниваю – мы завалены работой. Джозеф Питкин стоял на учете четыре последних года. В периоды, когда он не работал, ему выплачивалась соответствующая компенсация. За эти годы у него было четыре места работа. Трижды он устраивался в бар в парке Онор-Оук – в декабре 2014, 2015 и 2016 годов.

– Прощу прощения, вы могли бы перезвонить моему коллеге… – попыталась вставить Мосс, чтобы отделаться, но девушка продолжала тараторить.

– Четвертым местом была фотостудия в Нью-Кроссе под названием «Камера-обскура». Проработал шесть месяцев в начале 2016.

Услышав про фотографию, Мосс оживилась. Зажав телефон подбородком, она достала ручку и блокнот.

– Она принадлежит Таро Уильямсу, – продолжала Лиза. – Это портретная фотостудия старого образца.

– Вы знаете, почему он перестал там работать?

– Нет. Судя по документам, это была занятость на полную ставку в качестве ассистента фотографа, но через шесть недель он неожиданно уволился. И это очень странно, потому что мы много сделали, чтобы он получил эту работу. И сам он был полон энтузиазма и хотел там работать.

– Что-то еще известно? Работодатель не жаловался на него?

– Нет. Очень жаль, что у Джозефа не получилось применить увлечение фотографией.

– Как хорошо вы знали Джозефа?

– Я вела его дело, и, пока он стоял у нас на учете, мы встречались дважды в неделю на протяжении трех лет.

– Вынуждена сообщить вам, что Джозеф недавно покончил с собой.

– Мне очень жаль, – усталым голосом произнесла она. Судя по всему, ей часто приходилось слышать такие новости о своих клиентах.

Мосс поблагодарила ее и положила трубку. Оглянувшись на темнеющий дом миссис Фрятт, она взвесила свои силы. До Нью-Кросса было рукой подать.

Глава 54

Таро Уильямс оказался высоким крупным мужчиной около сорока, с широким лбом и крупными чертами лица. Фотостудию «Камера-обскура» и жилое помещение над ней он унаследовал от отца, который начал этот бизнес в 1960-х. Находились они на Амершем-роуд, жилой улице с большими смежными домами в аварийном состоянии, всего в нескольких минутах ходьбы от станции Нью-Кросс. Когда-то эти мощные четырехэтажные здания построили торговцы, сделавшие себе состояние в период промышленной революции. В них жили состоятельные семьи и их обслуживающий персонал. Каждый дом имел три этажа и большой подвал. Магазин «Камера-обскура» с пескоструйными рисунками на окнах стоял вдали от дороги и был частично скрыт огромным кустом боярышника.

Фотостудия существовала много лет, но в последние годы, с приходом цифровых камер и смартфонов, бизнес пошел на спад. Однако Таро это не беспокоило. Он и без того был достаточно богат, и ему нравилось иметь много свободного времени. Когда возникало желание, он подрабатывал свадебным фотографом. Магазин он открывал пару раз в неделю – сделать портретную съемку. По большей части его клиентами были молодые обручившиеся пары, которым нужны были фотографии для приглашений на свадьбу, а также пары с маленькими детьми, желающие устроить настоящую фотосессию для любимых малышей.

К его разочарованию, большинство родителей отказывались от предлагаемых им массивных посеребренных рам, предпочитая напечатать фотографии на подушках, пазлах, бейсболках и кружках.

Утром на съемку к Таро приходила молодая пара японцев – сделать фото для свадебных приглашений. Его всегда поражало, насколько японцы миниатюрны. Да и они, казалось, испугались его габаритов и серьезного выражения лица, но он разрядил атмосферу шуткой и широкой улыбкой, сразу став похожим на медведя. Во время съемки они смеялись над его остротами, не замечая, что глаза у него всегда остаются серьезными, даже если он улыбается.

Он как раз заканчивал разбирать свет после съемки и убирал в чехол последний софтбокс, когда к двери подошла невысокая рыжая женщина. Она попыталась зайти внутрь, но, поняв, что дверь заперта, постучалась в окно. Таро показал ей на надпись в нижней части окна: «Звоните в звонок». Улыбнувшись, он жестами объяснил ей, что нужно звонить. Она закатила глаза и нажала на кнопку. Он снова улыбнулся, одобрительно поднял вверх большие пальцы и отпер дверь.

– Здравствуйте, я старший инспектор Мосс, – сказала она, показывая удостоверение. – Можете уделить мне несколько минут?

– Конечно, – улыбнулся он и пропустил ее внутрь.

Глава 55

– Чем могу помочь? – спросил он, пригласив Мосс сесть на необъятных размеров кресло, которое он использовал для съемки.

Рядом на штативе стояла камера, несколько стоек освещения, а у стены висел огромный лист белого светоотражающего фона.

Мосс села и достала из сумки папку.

– Мне нужно задать вам несколько вопросов о вашем бывшем сотруднике Джозефе Питкине. Он у вас работал в течение шести недель в начале 2016 года.

– Да, верно.

– Можно спросить, почему он уволился?

Таро с сожалением кивнул.

– Боюсь, мне пришлось его уволить.

– Почему?

– Он был… нечестен. Кое-что украл у меня.

Мосс кивнула.

– Насколько серьезен был ущерб?

– Ничего особенного. Если правильно помню, фунтов пятьдесят.

Мосс огляделась и посмотрела на кассовый аппарат у стены.

– Вы сообщили в полицию?

– Нет.

– А в центр занятости?

– Не помню. Это было почти два года назад.

– Джозеф стоял на учете, и консультант нашел ему работу у вас. Кто-то потом с вами связывался, пытался узнать, почему он так быстро уволился?

– Да, думаю, кто-то связывался, – сказал он, но больше ничего не добавил.

Он снова улыбнулся, подошел ближе и уселся на ручку кресла напротив Мосс. На нем был элегантный коричневый костюм-тройка. Из кармана свисала золотая цепочка часов.

– Можно узнать, в каком жанре вы снимаете?

– Портреты в основном. Молодые пары, маленькие комочки радости… – он указал на галерею портретов на стене. – В девяти из десяти случаев ребенок, когда его сажаешь перед камерой, начинает изо всех сил кричать. Хотя при виде меня дети и без камеры пугаются.

– А другого рода фотографии делаете?

– Свадьбы еще. Любые заказы, которые поступают.

– А эротические съемки?

– Вы имеете в виду, для себя? – снова широко улыбнулся он.

– Нет, – ответила она.

Он был хорош собою, но было в нем что-то, отчего Мосс было некомфортно в его обществе.

– Простите, неудачная шутка.

Она отмахнулась от извинений.

– Как бы вы оценили профессионализм Джозефа как фотографа?

– У меня не было возможности оценить его, он слишком недолго здесь работал.

– Но он фотографировал здесь?

– Да.

– Что?

– Я разрешил ему сделать съемку молодой пары.

– Он проявлял интерес к съемке голых людей или чего-то подобного? Не знаю, как лучше сформулировать.

– Обнаженная натура? Нет. Я этим не занимаюсь. Знаете, у меня после утренней съемки в горле пересохло. Может, принести вам чашку чая? Заодно я поищу в своих записях – возможно, у меня остались какие-то записи по поводу Джозефа и переписка с Центром занятости.

– Хорошо, спасибо.

Таро встал и вышел в заднюю дверь, закрыв ее за собой.

Мосс огляделась. В углу стоял фотопринтер со стикером «Фото за час». Он был покрыт пылью и завален всяким мусором. Над ним в шкафу были выставлены образцы изделий для нанесения фотографий: чашки, пазлы, магниты, кепки и подушки. На всех предметах было напечатано шаблонное фото девочки с желтым шариком. На другой стене висели портреты, сделанные Таро, – в основном малышей.

Мосс подошла к кассе. За ней висели полки с наградами, в том числе призовые пластинки 1991 года, когда «Камера-обскура» выиграла в номинации «Бизнес-проект года» южной части Лондона. И была фотография мужчины – старшей копии Таро, скорее всего, его отца – с женой и детьми перед магазином.

– Вы нашли наши семейные фотографии, – послышалось за спиной. – Я смущен.

Мосс подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Таро стоял прямо у нее за спиной. Она выжала из себя улыбку.

– Я поставил чайник, – сказал он. Мосс взглянула в окно и поняла, что скоро будет дождь: за окном висела тяжелая темная туча. В зеркальном окне отражалось все происходящее в комнате. – И нашел записи на Джозефа.

Мосс снова села в кресло, Таро занял противоположное. Он достал из кармана пиджака очки, надел их и открыл папку.

– У меня очень мало людей работало. За все эти годы было всего несколько помощников. А он был Джозеф? Я знал его под именем Джо, – сказал он, доставая фото Джозефа, снятое для документов.

– Да, это он, – подтвердила Мосс. Джозеф смотрел прямо в камеру, как это обычно и бывает на официальных фотографиях. – Я хотела спросить вас об опыте работы с ним. Он не брал у вас на время какое-нибудь оборудование? Не были ли вы знакомы с кем-то из его друзей или знакомых?

– А он под следствием? – приветливо и спокойно спросил Таро, подняв взгляд от папки.

– К сожалению, он мертв.

– Какой ужас. Как это случилось?

– Суицид.

Таро снял очки и стал грызть наконечник.

– Это на самом деле ужасно. Когда это случилось?

– На следующий день после Рождества.

– Совсем недавно… В праздники…

Таро начал листать папку и нашел еще одну фотографию, на этот раз распечатанную в формате 20 × 25 см.

– Оказывается, я его фотографировал.

– Я думала, он на вас работал.

– Да. Джозеф позировал мне, когда я решил перейти на цифровую камеру и тестировал ее. Я слишком долго держался за старые технологии съемки и обработки фотографий.

На фотографии Джозеф стоял в полный рост на светлом фоне. На нем были только джинсы, и ему было явно не по себе.

– Почему он без футболки?

– Он хотел подарить фотографию девушке, в которую был влюблен, – засмеялся Таро. – Вот еще одна.

Он передал ей снимок, на котором Джозеф стоял в мятых трусах и напрягал свои отсутствующие бицепсы, изображая позу мачо, но Мосс отметила только его отсутствующий взгляд. Он был ей хорошо известен. Когда-то давно, когда она только-только закончила обучение, ее направили на дело о сексуальном насилии. И этот взгляд был характерен для жертв, которые, чтобы выжить, абстрагировались от происходящего с ними и словно отсутствовали в ситуации.

– Вы говорите, он сам попросил сфотографировать его? – переспросила Мосс.

В соседней комнате засвистел чайник, и она подпрыгнула от резкого звука.

– Да, это же фотостудия, – сказал Таро, вставая. – Меня часто просят сделать странные фото, хотя я принципиально не фотографирую обнаженную натуру. – Он пристально смотрел на Мосс под нарастающий свист чайника. – Я вернусь через секунду.

Как только он скрылся за дверью, Мосс достала телефон и набрала Питерсона.

– Молоко и сахар? – выглянул Таро из-за двери.

– Да.

– В этом месте глухая зона в плане связи. Возможно, из-за деревьев.

Мосс держала телефон у уха, но даже номер набрать не удавалось. Связи не было. Таро снова мило улыбнулся ей и удалился. Его поведение совершенно сбивало Мосс с толку. Она подошла к задней двери и увидела, что за ней длинный коридор. Где-то в его конце послышалось дребезжание чайника и ложки в блюдце. Вернувшись к кассе, она подняла трубку стационарного телефонного аппарата. Сигнала не было. Тогда она подошла к двери и увидела, что та заперта. Ключа в ней не было. Таро запер за ней дверь, когда она вошла? И она не заметила?

«Что за бред», – подумала она и постаралась успокоиться. Мосс так хотелось успешно провести следствие, тем более что она им руководила. Она принялась расхаживать по комнате, подняв телефон над головой, чтобы поймать сигнал.

Проходя мимо кресла, на котором сидел Таро, она заметила, что там лежит его папка, открытая на странице с анкетой из Центра занятости, неразборчиво заполненной голубой ручкой. На следующей странице были сделаны какие-то записи от руки и колонки цифр под ними. А в правом нижнем углу был рисунок. Дрожащими руками Мосс взяла папку. Это был набросок головы в противогазе, детально прорисованный черной ручкой.

Мосс нашла у себя в телефоне изображение противогаза из письма Джозефу. Совпадал и почерк, и изображение. Они были сделаны одной и той же рукой.

Послышался шорох. Мосс повернулась. Таро стоял за ней с двумя чашками в руках.

– Это вы нарисовали? – спросила Мосс, повернувшись к нему и отступив на шаг. Папка в ее руках задрожала.

– Да, да, это я, – тихо сказал Таро. Теперь у него в руках задрожали чашки, и он аккуратно поставил их на маленький столик.

Мосс хотела что-то сказать, но Таро быстро подошел к двери и выключил свет, погрузив комнату во мрак. Мосс метнулась к входной двери, где через зеркальное окно в комнату проникал слабый свет, но почувствовала сильный удар в затылок. Все погрузилось в темноту.

Глава 56

В следующий раз, когда Эрика и Айзек приехали к Эдварду, он чувствовал себя значительно лучше. Медсестра помогла ему встать на ноги, которые, по его словам, стали как новые. До этого он годами мучился от боли в области бедра. Айзек собирался вернуться на работу на следующий день, поэтому в больнице они с Эдвардом попрощались. По дороге в Слейтвейт Эрика попросила Айзека проехать через несколько приятных жилых улиц с коттеджами.

– Остановись здесь, пожалуйста.

Он остановил машину около двухэтажного дома с заснеженной лужайкой. У входа стоял снеговик с носом-морковкой, черными глазами и красным шарфом. Карнизы украшали рождественские гирлянды, через большое окно было видно наряженную елку.

– Красиво, – сказал Айзек. – Почему мы здесь остановились?

– Это мой дом, – грустно ответила Эрика. – Здесь мы с Марком прожили пятнадцать лет.

– О…

Эрика смотрела на дом, смахнув набежавшую слезу.

– Не была здесь с того дня, как он погиб. Все мои вещи вывезли на склад, и я просто сдала его в аренду через агентство.

– Ты знаешь арендаторов? Хочешь зайти?

– Нет.

Айзек понимающе кивнул.

– Сколько ты еще здесь останешься?

– Прослежу за тем, как Эдвард освоится дома. Найду ему сиделку.

У нее зазвонил телефон. Номер был лондонский и незнакомый. Она решила ответить.

– Эрика? – спросил встревоженный женский голос.

– Да.

– Это Силия, жена Кейт. Жена Мосс.

– Привет, Силия. Извини, у меня нет твоего номера в контактах, я не узнала его.

– Тебе Кейт не звонила?

– Нет. Я оставляла ей сообщение какое-то время назад, но она не ответила.

– Просто она мне обычно звонит в течение дня. Утром мы поссорились из-за ерунды. Ничего серьезного, но она обычно в таких случаях перезванивает, чтобы сгладить обиды. Я звонила Джеймсу и Джону Макгорри. Никто не знает, где она. Я ей уже шесть сообщений оставила.

– Она сейчас ведет масштабное дело. Поверь мне, ей сейчас очень легко забыть обо всем.

– Я знаю. У Кейт сейчас сильный стресс.

– Она, наверное, переняла мои плохие привычки. Я теряю счет времени, когда расследую преступление… – Эрика оборвала фразу. Счет времени она теряла лишь потому, что никто не ждал ее звонка. – Может, ее вызвали на совещание. Теперь она занимает позицию старшего инспектора, и ей придется ходить по совещаниям. А они могут длиться бесконечно.

– Ну, хорошо, – сказала Силия. – Ты, наверное, уже решила, что я сумасшедшая.

– Нет. Я думаю, Мосс очень повезло. Когда я с кем-то ссорюсь, люди потом вообще не хотят со мной разговаривать. Если она мне позвонит, я ей скажу, чтобы набрала тебя.

– Да.

– И вот номер суперинтенданта Хадсон, – Эрика продиктовала ей номер и попрощалась.

– Все в порядке? – спросил Айзек.

Эрика набрала номер Мосс, но услышала лишь сообщение автоответчика.

– Силия говорит, что Мосс не выходила на связь с утра.

– И это необычно?

– Для них – да.

– Я бы тоже хотел, чтобы моего звонка кто-то ждал.

– И я, – сказала Эрика, снова посмотрев на дом. – Глициния так быстро выросла, – добавила она, показав на высокие, толстые ветки, огибающие карниз. – Я купила ее в маленьком горшке в день, когда мы въехали сюда. Мы остановились в магазине купить краску, и она стояла на столе со скидкой. Стоила всего 70 пенсов. Марк сказал, чтобы я не тратила деньги на эту дохлую палку.

– Наверное, красиво цветет.

Эрика кивнула и вытерла глаза.

– Ладно, поехали. Просто хотела увидеть этот дом. Но теперь это просто место, просто дом. Моим он был, когда здесь жили мы, а теперь все другое. Здесь теперь живут другие люди.

Глава 57

Таро, или просто Т, как ему нравилось называть себя, ударил Мосс по затылку обтянутой кожей металлической дубинкой. Она всегда лежала у него в кухонном шкафу, и, готовя чай, он положил ее себе в карман брюк. Мозг у него бурлил, но страха и паники он не чувствовал. Ударившись головой об пол, женщина произвела много шума, но это случилось не рядом с окном, да и свет был выключен.

Тикали часы. Мимо проехала машина. Он присел, держа дубинку в правой руке на случай, если она будет сопротивляться. Левой рукой он взял ее за руку и нащупал пульс – медленный и стабильный. На какое-то время он оставил палец у нее на запястье, ощущая биение жизни в пульсирующем под кожей узелке. Затем переместил руку на затылок. На волосах была кровь. Он встал и положил дубинку в карман. Перешагнув через женщину, подошел к окну. Дорога была пуста. Он вернулся и перевернул ее.

– Большая девочка, – тихо сказал он.

Он стал ощупывать ее, не преминув сжать ей грудь и погреть руки между ног. Затем переключился на карманы, достал оттуда ее ключи от машины, телефон, кошелек и удостоверение. Сложив все на стойку у кассы, он нагнулся и одним махом забросил ее на плечо. Перед тем как включить свет, он пронес неподвижное тело через коридор и вернулся в комнату только через несколько минут.

Ковер в том месте, где она упала, был чистым. Крови не было. Тем не менее, он решил не рисковать и вычистить его. Взяв ее телефон и ключи от машины, он отпер дверь и вышел на улицу. Близлежащие парковочные места были все заполнены. Он направил ключ вправо, нажал на кнопку, но ничего не произошло. Налево – и замигал темный «Ровер» в пятидесяти метрах от него.

Т остановился и принялся размышлять, не переставая удивляться собственному спокойствию. Сердце билось быстрее обычного, и он чувствовал пульсацию крови в ногах и запястьях, но ситуацию он контролировал. Паники не было.

Сказала ли она кому-нибудь, куда едет? Время было обеденное. Полицейские редко настолько общительны. Ее могут хватиться только на следующее утро, но, когда все выяснится, к нему кто-нибудь придет и начнет задавать вопросы. Нужно будет признать, что она приходила и ушла. Он посмотрел на ключи и кошелек. Как можно обставить все так, будто она уехала?

Из-за угла показался автомобиль районной коммунальной службы – с открытым кузовом, в котором перевозят скошенную траву и растения. Он подошел к «Роверу» со стороны водительского сиденья и сделал вид, что открывает дверь. Быстро вытерев телефон Мосс о пиджак, он бросил его в открытый кузов проезжающего автомобиля – на кучу срезанных веток и опавших листьев. Затем он сел в машину Мосс и стал смотреть, как грузовик остановился на светофоре в конце улицы и уехал. Хорошо бы на кольцевую дорогу.

Таро завел двигатель и проехал три километра, стараясь не попадаться в камеры наблюдения. Он припарковал машину в самом конце тихой жилой Тресиллиан-роуд. Заперев машину, он вытер ключ и бросил его в канализационный люк.

Далее он неспешным шагом отправился назад в студию. На улице темнело, и людей в эти тихие дни между Рождеством и Новым годом почти не было. Идеальное прикрытие. Его никто не видел. Т пожалел, что не взял с собой противогаз – немного поразвлечься. Но он знал, что нужно возвращаться в салон и заняться женщиной из полиции.

Глава 58

Когда в дверь позвонили, миссис Фрятт сидела у камина и пила чай из своего любимого сервиза из костяного фарфора. Она не сразу вспомнила, что она в доме одна и дверь открыть некому. Пришлось нехотя подняться с любимого кресла.

До двери она добралась нескоро – и из-за габаритов дома, и из-за того, что после долгого сидения затекли ноги. Она открыла первую дверь и вышла на холодное крыльцо. Через стеклянную вторую дверь она увидела чернокожего мужчину в костюме и пять сотрудников полиции в форме.

«Чернокожий!» – недовольно подумала она, отпирая дверь.

– Миссис Эльза Фрятт? Инспектор Джеймс Питерсон, – представился тот и предъявил удостоверение.

– Что вам угодно? – высокомерно спросила она.

Она была низкого роста, но входная дверь была настолько выше уровня пола, что миссис Фрятт находилась примерно на одном уровне с пришедшими.

– У нас есть ордер на обыск вашего дома в связи с убийством Мариссы Льюис, – ответил он, передавая ей ордер.

– Бесполезно. Без очков не вижу, – сказала она, возвращая ему документ.

– Я и не собираюсь ждать, пока вы его прочтете, – сказал Питерсон.

Он ступил на крыльцо, нависнув над ней. Она выставила руки, чтобы его остановить, но он аккуратно их отодвинул и прошел в дом.

– Не трогайте меня этими вашими черными руками! – заверещала она. Полицейские тем временем вошли в дом и принялись надевать латексные перчатки. – Что вы делаете? Почему вы заходите ко мне в дом?

Молодая сотрудница в форме начала выдвигать маленькие ящички столика в холле, и миссис Фрятт бросилась их закрывать.

– Мэм, отойдите, иначе мы вас арестуем.

– На каком основании?

– Препятствование обыску.

Миссис Фрятт отошла к лестнице, и ей оставалось только смотреть, как полицейские рассеиваются по дому. Она подошла к телефону и трясущимися руками набрала мобильный номер сына.

– Чарльз? Здесь полиция! Говорят, у них есть ордер на обыск. Они здесь все переворачивают вверх дном.

Она слушала торопливые вопросы сына, наблюдая за тем, как в гостиной полицейские берут с полок книги, перетряхивают их и бросают на пол.

– Я не знаю. Я не в очках. Они не отчитываются мне о своих действиях. А один еще и трогал меня на крыльце. Хорошо, давай быстрее.

Она положила трубку и попыталась найти какое-то место в доме, где можно было бы спокойно дождаться сына, но полицейские были повсюду. Казалось, их не шесть, а гораздо больше. Миссис Фрятт вышла на крыльцо и присела на маленький стульчик, на котором обычно обувалась. Руки у нее дрожали – и не только от холода.

Чарльз Фрятт появился на пороге через час.

– Где тебя носило столько времени? – зашипела она, открывая дверь.

– Ордер где? – вместо ответа спросил он.

Взяв его, он внимательно прочел текст и проверил подпись. В коридоре они столкнулись с Питерсоном, который спускался по лестнице.

– Вы Чарльз Фрятт? – спросил он.

– Да. Это все какой-то бред, каким образом моя мать может быть причастна к убийству Мариссы? – спросил Чарльз. – Посмотрите на нее, ей девяносто семь лет.

Питерсон словно не слышал.

– Спальня, что выходит на улицу, – ваша, миссис Фрятт?

– Да! Вы что, туда заходили? Вы? – вскричала она.

– Да.

– Такое задание нужно было поручить женщине! Вы, наверное, трогали своими руками мои личные вещи!

Чарльз бросил на мать предупреждающий взгляд.

– Мама. Следи за тем, что говоришь!

– В моем доме я могу говорить все, что захочу. Свободу слова не просто так придумали!

– Нам нужно будет открыть сейф у вас в шкафу, – сказал Питерсон.

Чарльз посмотрел на мать, выпучив глаза от страха.

– Как я понимаю, выбора у меня нет? – спросила она.

– Нет. Либо вы его открываете, либо мы его вскрываем дрелью.

Они преодолели два пролета ступеней и вошли в спальню миссис Фрятт, где стояла огромная кровать с балдахином, большой туалетный стол у эркерного окна и встроенный шкаф во всю стену. Его средняя дверь была открыта, и за ней виднелся тяжелый металлический сейф с кодовым набором.

– Комбинацию знаю только я, – надменно сказала миссис Фрятт.

– Может, ты ее забыла? – подсказал ей Чарльз, но она, хромая, подошла к сейфу и медленно опустилась на колени.

– Все должны отвернуться, – сказала она.

Питерсон, Чарльз и двое полицейских отвели взгляд в сторону. Послышались тихие звуки нажатий, и сейф открылся. Чарльз все пытался поймать взгляд матери, но она намеренно не смотрела на него.

– Вот! – сказала она.

Питерсон подошел к сейфу и присел, чтобы заглянуть внутрь. Там было три полки. На первой лежала пачка двадцатифунтовых купюр и какие-то старые банковские облигации. Вторая полка была забита бархатными ювелирными коробочками. Полицейские надели новые перчатки и вытащили коробочки на ковер. Первая была плоская и широкая. В ней было потрясающе красивое бриллиантовое ожерелье. Во второй лежали часы с бриллиантами от Cartier, а в третьей – два браслета. Питерсон просмотрел остальные коробки. В них оказались бриллиантовая брошь, золотые серьги, еще одна цепочка с тяжелым, почти двухсотграммовым золотым подвесом. В оставшихся двух футлярах лежала пара огромных бриллиантовых сережек в круглой огранке и еще одна – в квадратной огранке «принцесса».

Нижняя полка сейфа пустовала.

– Есть ли у вас еще какие-либо бриллианты огранки «принцесса»? – спросил Питерсон.

– Нет, – ответила миссис Фрятт. – Под облигациями на верхней полке лежит страховка на все драгоценности. Можете посмотреть. Ее сделали в августе. Там есть все корректные описания.

Питерсон принялся проверять документы. Через несколько минут он встал и подошел к Чарльзу, который наблюдал за ним, стоя у окна. Несмотря на прохладную погоду, на его сером лице выступил пот.

– Вы подтверждаете, что Марисса Льюис приходила в ювелирный магазин, в котором вы работаете, чтобы оценить серьги огранки «принцесса», идентичные этим? – спросил он, показывая ему коробку.

– Мм. Да. Видимо, приходила, – сказал Чарльз.

Миссис Фрятт холодно смотрела на сына.

– Почему вы не рассказали об этом моим коллегам, когда они приходили поговорить об убийстве Мариссы Льюис?

– Потому что я узнал о том, что она приходила, только после того как туда зашел ваш коллега и поговорил с моим свекром. Кроме меня в магазине работают еще три члена семьи, – сказал Чарльз, переводя взгляд с Питерсона на мать, не сводившую с него стального взора.

– Магазин принадлежит семье вашей жены?

– Да, там работаю я и два ее брата.

– Мне придется забрать эти серьги на экспертизу, – сказал Питерсон.

– С какой целью? – спросила миссис Фрятт.

– Сделать анализ ДНК.

– Их трогала я, моя невестка, которая брала их пару раз. И даже Марисса.

– Как так?

– Я давала ей их померить. Если подождете, я даже могу найти фотографию, где она стоит в них. Мы делали здесь фотосъемку для ее портфолио. Ее подруга Шэрон тоже приходила сюда и помогала.

Она протянула руку, чтобы забрать сережки.

– Я все равно хочу забрать их на анализ.

– Это все? Не хотите ли забрать также кровь или мочу? А может, снять отпечатки пальцев здесь отовсюду?

– Только серьги, – сказал Питерсон, глядя ей прямо в глаза.

– Отлично. Забирайте, проверяйте, но вы лишь потратите время. И, я предупреждаю вас, если я обнаружу потом какой-либо ущерб, даже самый незначительный, я подам в суд на вас и на полицию. Деньги на это у меня есть.

* * *

Питерсон сложил серьги в контейнер и вышел из комнаты вместе с остальными сотрудниками. Никто не сказал ни слова, пока они не вышли на улицу и не подошли к машинам.

– Черт, – выругался Питерсон, со всей силы ударив кулаком по капоту. – Твою мать!

Глава 59

Мосс постепенно приходила в сознание. Вокруг была кромешная тьма. Она лежала на спине на чем-то жестком. В голове пульсировало. Она сделала вдох и ощутила сильный запах пота, от которого ее чуть не вырвало. Когда она поняла, что рот заклеен скотчем, ее охватила паника. Окончательно придя в себя, она поняла, что и руки и ноги у нее связаны. Она сглотнула и попыталась успокоиться. Прислушалась. Что-то тихо зашипело, раздался глухой хлопок, и в углу появился маленький голубой квадратик. Через несколько секунд он исчез.

Мосс снова сглотнула. В горле было сухо и липко. Она попыталась сдвинуться вправо и влево, чтобы понять, что вокруг. Связанными руками она нащупала сбоку металлические решетки. Они же были под ногами и над головой. Сердце в панике забилось быстрее. Эмоции обуревали ее. Она – в клетке!

«Спокойствие, спокойствие, спокойствие», – говорил голос в голове. Она попыталась вспомнить техники осознанности, которые практиковала Силия, чтобы унять тревогу. Сколько раз она подтрунивала над женой, что та везде носила с собой книгу на эту тему! Сейчас же она жалела, что не читала ее. Мосс постаралась вспомнить, что рассказывала ей Силия. Нужно концентрироваться на происходящем и не позволять эмоциям взять верх. Она попробовала сосредоточиться на холоде от пола под спиной. По ощущениям, это было дерево.

Что это за синий огонек? Похоже на пламя. Маленькое пламя в квадратном отверстии в бойлере. Она решила сесть, чтобы увидеть объекты, которые осветит этот огонек, если снова загорится.

Мосс попробовала стабилизировать дыхание. Ей казалось, она не может набрать в ноздри достаточно воздуха. Она пыталась принять сидячее положение, но попытка не удалась, потому что пульсирующая в венах кровь устремилась в голову, которая готова была взорваться. Ее снова начало тошнить. Перспектива захлебнуться в собственной рвоте казалась абсолютно реальной.

Она медленно легла и стала делать глубокие вдохи и выдохи, стараясь дотянуться щекой до холодного пола. Мысли ее вернулись к тому, что произошло. Она вспомнила рисунок противогаза и момент, когда у нее в голове сложился пазл. Конечно же, он тоже все понял.

На Мосс снова накатила паника. Он ее убьет. Огонек в бойлере загорелся снова. Значит, она, скорее всего, в подвале. Связанная. С кляпом во рту. В клетке. Снова накатили страх и безнадежность. Перед глазами всплыло лицо Джейкоба, его красивые глаза и искренняя улыбка, его запах. Он так любит обнимать ее за растущий живот и стоять у нее на стопах. Так они с ним катались по комнате. И Силия – такая красивая, с добрым лицом и светлыми волосами. Как она могла уйти из дома, не обняв их, не сказав, что любит?

У нее на глазах выступили слезы, и это придало ей силы для борьбы. Она сделала несколько вдохов и медленно села, пытаясь вспомнить, с какой стороны загорается огонек. Упершись головой в прутья с левой стороны, она встала. Голову пронзила страшная боль. Она снова сконцентрировалась на дыхании. Таро снял с нее куртку, и руки были связаны скотчем спереди от запястий до костяшек пальцев. По степени клейкости Мосс поняла, что это малярная лента.

Где-то справа раздался щелчок, и снова загорелся голубой огонек. Перед глазами все плыло, но она смогла увидеть очертания бойлера сверху на стене и поняла, что ее клетка стоит на полу. Огонек потух, и она снова погрузилась во тьму.

Снова вернулась тошнота, и начало сводить мышцы спины и задней поверхности бедра. Связанные ноги, безусловно, ограничивали движения, но из-за туго связанных и вытянутых вперед рук она не могла принять сидячее положение. Судороги усилились, и она скрючилась от боли.

Дыши, дыши, дыши. И боль пройдет. Когда терпеть стало невыносимо, Мосс закричала. Плечи у нее были развернуты, локти сведены вместе. Она вспомнила, как когда-то смотрела в Интернете видео, в котором американский специалист по самообороне объяснял, что делать, если вам связали руки малярной лентой. Походы на мастер-классы по самообороне были еще одним хобби Силии. Она хотела, чтобы и Мосс ходила с ней, но расписание занятий всегда пересекалось с работой. И тогда Силия показала ей это видео на «Youtube». В нем мужчина поднимал связанные руки над головой и опускал их так, что они ударяли в живот и расходились. Разгадка трюка крылась в особенностях растяжимости малярной ленты. Если тянуть ее в одну сторону, она просто растягивается, как упругая жвачка, но воздействуя на нее определенным образом, можно добиться того, что она порвется вдоль прожилок.

Мосс сделала глубокий вдох и подняла руки, но в темноте не рассчитала траекторию и ударила связанными запястьями прямо себе по носу. От неожиданности она всхлипнула и запаниковала, потому что из носа тут же потекла кровь. Она согнулась, но со связанными руками невозможно было ничего сделать. Дышать стало гораздо сложнее. Стоя в темноте, она начала захлебываться в собственной крови.

Глава 60

Т неспешным шагом шел домой, наслаждаясь прогулкой по жилым улицам. Ему нужно было подумать. Свою жизнь он воспринимал как баланс света и тьмы. Изготовление семейных портретов представлялось ему чем-то настолько странным и обыденным, что он воспринимал эту деятельность как свет. А когда он закрывал магазин и оставался один, наступала тьма.

Во тьму его привела девушка, с которой он познакомился пятнадцать лет назад. Хотя это было не совсем так. Тьма жила в нем всегда, просто Табита подняла ее из глубин его подсознания. Раньше ему казалось, что он – единственный человек на земле с жестокими фантазиями, но Табита – молодая, но не по годам развитая студентка – научила его экспериментировать с секс-игрушками и ролевыми играми. С ней он делился секретами в темноте.

Табита любила, когда ее связывали. Они играли в игру, в которой он похищал и насиловал ее. В то время это казалось очень смелым и даже шокирующим, но сейчас он понимал, что это детские игрушки. Табита просто играла. Для нее это был спектакль. И играла она не очень-то хорошо. Ее страх был глухим и деревянным. Она была всего лишь ступенькой, ведущей его в более темные места.

Однажды ночью они пошли в закрытый бандаж-клуб в Сохо. Там он впервые увидел закрытые шлемы, узнал, что можно блокировать партнеру дыхание, и там же закончились его отношения с Табитой. В ту ночь он чуть ее не задушил. Он увидел у нее в глазах настоящий страх и не смог остановиться. С трудом ему удалось уговорить ее не заявлять в полицию.

В следующие годы он ездил в Амстердам, где ходил в бандаж-клубы и покупал жесткое порно, но очень быстро понял, что даже самое крутое порно не способно удовлетворить его. Потом он открыл для себя противогазы, а особенно секс в противогазе, когда дыхательную трубку или перекрывают, или закрывают ватой, пропитанной амилнитритом.

В какой-то момент ему пришла идея искать себе жертв на улице поздними вечерами. После вечеринки с парнем, которого он пригласил к себе в подвал, оборудованный как секс-темница, они почему-то оказались в саду. Оттуда он выбрался через заднюю калитку на улицу, где забрался в темный угол и наблюдал за людьми, оставаясь при этом незамеченным. Власть, которую он чувствовал в тот момент, была сильнее, чем все, что было до. Постепенно он становился все смелее. Сначала он начал подстерегать женщин и мужчин и открывать им свою наготу, а затем перешел к нападениям.

Подойдя к салону, Т остановился. Ему нужно было подумать еще немного. У него бежали мурашки от осознания, что у него в подвале – сотрудница полиции. Он нападал на людей не один год, и еще ни разу его не ловили. В полиции на него не было никаких данных, включая ДНК. У него даже не было штрафов за неправильную парковку.

Она – в подвале, и она его видела. Если ее отпустить, то наступит конец всему. Он всегда шел на риск. И он уже сбил их со следа. Придется придумать, как избавиться от тела. Она крупного телосложения. Т решил сделать еще один круг по кварталу, чтобы разработать план.

Глава 61

В темноте Мосс подняла руки и опустила их вниз. Запястья больно ударили по груди. Она сделала то же самое еще раз. Из носа лилась кровь, и каждый вдох давался с большим трудом. С третьей попытки запястья разлетелись, и локти со всей силы инерции ударились о решетки. Она не обратила внимания на боль. Затекшими пальцами Мосс сорвала скотч со рта. Задыхаясь и отплевываясь, она понемногу отдышалась.

– Боже мой! Боже мой! – воскликнула она, радуясь вновь обретенной способности действовать руками и дышать ртом.

Не теряя времени, Мосс принялась рвать и разматывать скотч на щиколотках. Освободившись, она размяла плечи, села на корточки и стала исследовать клетку. Над головой – толстые прутья. Встать на прямых ногах – невозможно. Клетка заперта на замок, и сломать его надежды нет.

– Черт! – выругалась Мосс, осознав, что находится в клетке для больших собак.

Раздался щелчок, и снова загорелся голубой огонек. Глаза у нее уже привыкли к темноте, и в этот раз она рассмотрела, что на стенах висит множество плакатов. Мосс с трудом угадывала очертания: какая-то витая и длинная трубка, маска с отверстиями для глаз и дыхательная коробка. Противогаз! Она снова стала ощупывать клетку. Прутья были толстые, металлические, но основание было деревянным. Освободившись, она получила большую свободу движений. Сглотнув и дотронувшись до носа, она поняла, что кровь сворачивается. Тогда Мосс согнулась, уперлась спиной в потолок клетки и начала раскачивать ее. Клетка сместилась на пару сантиметров! Значит, основание не закреплено. Мосс продолжила раскачиваться, отодвигаясь все дальше от кирпичной стены. Это требовало огромных усилий – несколько раз приходилось останавливаться, чтобы отдышаться. Вытянув руку из клетки, она убедилась, что больше до стены она дотронуться не может, а значит, с каждой стороны образовалось достаточно места. Мосс уперлась в решетки и стала еще сильнее раскачиваться. Стенки начали отрываться от пола, и она все наращивала силу. Наконец клетка перевернулась и с оглушающим грохотом упала на бок. Мосс упала прямо на решетки и больно ударилась.

Отдышавшись, она принялась колотить ногами в доски.

– Ты! Не снял! С меня! Ботинки! Идиот! Чертов! – говорила она, ритмично выбивая основание.

С каждым ударом боль глубже и глубже проникала внутрь. Металлические прутья вонзались ей в спину и плечи, но она не останавливалась. Наконец, когда ей уже казалось, что стопы готовы взорваться, дерево треснуло, и нога пробила его насквозь. В нее вонзились множество щепок, и она закричала от боли, но уже ничто не могло ее удержать. Вытащив ногу, она начала расширять проем, отбивая и отдирая доски. Казалось, что прошла целая вечность, но в конце концов она, вся в занозах, выбралась наружу. Свобода! В темноте она дошла до стены и, нащупав выключатель, включила свет.

Глава 62

Увидев, где находится, Мосс чуть не задохнулась от ужаса. В углу стояла еще одна, более высокая, клетка. Рядом – какие-то домашние запасы и стол с кожаными ремнями. В бетонном полу – въевшиеся пятна крови. Стены заклеены порнографическими изображениями чрезвычайной жестокости. Большой плоский экран, а рядом – десятки DVD, аккуратно расставленных на полке.

На гвоздях висели плети и цепи, бандажная сбруя, два латексных костюма и, на самом краю, черный противогаз с большими очками и удлиненной фильтр-коробкой. Белые квадраты на ней делали ее похожей на рот с зубами.

Снаружи послышались шаги. Мосс замерла. Засов отодвинулся, и дверь открылась.

В дверях стоял Таро – бледный как мел. Его трясло. В одной руке он держал большой шприц с синей жидкостью, а в другой – черные мусорные мешки. Он пришел убить ее – чисто и аккуратно, но она все испортила. Мосс поняла, что он планировал ввести шприц ей под кожу через решетки. Ей сразу вспомнился ужасный фильм про тестирование препаратов на животных и то, как они пытались отодвинуться от решеток, когда снаружи просовывалась игла и втыкалась им под кожу.

– Как ты выбралась? – тихо и спокойно спросил он.

– Сам видишь, как, – ответила она.

Не сводя с нее глаз, он закрыл дверь ногой и сделал шаг к ней.

– Стоять! – скомандовала Мосс.

– Тебе не надо было приходить сюда. Я собирался остановиться. Остановиться и исчезнуть. А теперь мне придется заниматься тобой! ТЕПЕРЬ МНЕ ПРИДЕТСЯ ЗАНИМАТЬСЯ ТОБОЙ!

Мосс старалась не показывать свой страх. Она отошла назад и поставила между ним и собой перевернутую клетку. Он подошел ближе. Она взялась за верх клетки и попыталась толкнуть ее в его направлении, как таран, но клетка не покатилась плавно, а резко ушла вперед, и Мосс потеряла равновесие и упала.

Таро моментально подскочил к ней сзади. Сопротивляясь, она увидела, как он меняет захват на шприце и ставит большой палец на поршень, готовый сделать ей смертельную инъекцию.

Мосс согнулась и ударила его затылком. Черепом она попала ему в рот и сломала верхние передние зубы и нос. Он закричал и отскочил назад. Мосс подбежала к двери, но она была заперта. Она дернула ручку, но безрезультатно.

Она оглянулась на скрюченного Таро. Он выплюнул на пол два зуба и поднял голову. Лицо у него было залито кровью, а в глазах читалось бешенство. Она оглядела комнату и увидела рядом стол, на котором лежал большой открытый замок и цепь. Схватив этот замок, она метнула его в Таро со всей силой. Целилась она высоко. Как в замедленной съемке, замок дважды повернулся в воздухе и попал ему прямо в висок. Перед тем как рухнуть на пол, он бросил на нее удивленный, шокированный взгляд. Удар головой о пол сопровождался жутким треском.

Мосс снова метнулась к двери. Замок заело, но ей удалось повернуть ручку и открыть дверь. Она вырвалась в ярко освещенный коридор и захлопнула за собой дверь.

Коридор был по старинке обшит деревом. Она поняла, что только что вышла из секретной комнаты, дверь которой в закрытом состоянии сливалась со стеной. В коридоре стоял стол из-под старой швейной машинки «Зингер», заваленный книгами и заставленный кадками с растениями. На нем стояла миска с ключами. Мосс начала двигать его к двери, не отрывая от нее взгляда. Ей казалось, что та вот-вот откроется. Заблокировав столом дверь, она понадеялась, что он поможет ей выиграть немного времени, и побежала – по коридору, в фотосалон. На улице было темно, и входная дверь по-прежнему была заперта, но она взяла осветительную стойку и, вне себя от ужаса, метнула ее в окно. Стекло полетело наружу. Она выбила остатки ногой, выбралась на улицу и побежала.

Ни машины, ни телефона не было. В крови бурлил адреналин, и она бросилась по улице, чувствуя, что затылок кровоточит. Она искала взглядом телефонную будку, но ее нигде не было видно.

Добежав до конца улицы, которая, закругляясь, вела к станции Нью-Кросс, она смешалась с толпой подростков, выходящих из станции. Судя по их внешнему виду, они направлялись на вечеринку. Шум оглушал ее. Она пробралась через толпу и увидела старую телефонную будку у здания станции. Первым импульсом было позвонить Силии. Она набрала номер оператора и попросила звонок за счет вызываемого абонента.

Глава 63

Эрика расстраивалась оттого, что Айзеку пришлось возвратиться в Лондон. Он выехал во второй половине дня, и она пожелала ему, чтобы на обратном пути снегопадов больше не было. Оставшись одна, она положила в печь дров, затопила ее, проверила телефон, но от Мосс вестей не было. Эрика чувствовала себя не в своей тарелке – расследование было так далеко от нее. Она снова вспомнила свой старый дом. Раньше Лондон казался ей временным пристанищем, ссылкой после событий в Манчестере, но сейчас она поняла, что Лондон стал ее домом. А жизнь на севере – в прошлом. Она здесь уже чужая.

Эрика пробежалась по каналам, но по телевизору не показывали ничего интересного. Тогда она надела куртку, старую шапку и перчатки и отправилась через поле на кладбище. Был ясный звездный вечер, и с холма она видела раскинувшийся внизу городок, мерцающий огнями окон. Когда она подошла к кладбищу, из-за облаков показалась луна и осветила Эрике путь, помогая найти могилу Марка среди многочисленных рядов.

На его черном гранитном памятнике, светящемся в лунном свете, было написано:

МАРК ФОСТЕР. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.

1 АВГУСТА 1970 – 8 ИЮЛЯ 2014

Помним и любим всегда

Эрика достала из кармана мини-бутылку виски «Jack Daniel’s», сделала маленький глоток и вылила остаток в землю.

– Никогда не думала, что у нас все так закончится, – сказала она, вытирая слезу перчаткой. – Я скучаю по тебе каждый день. Я уже много раз тебе это говорила, но мне нужно как-то продолжать жить. Если бы на твоем месте была я, я бы не хотела, чтобы ты был несчастен… Я решила продать наш дом. Ездила туда сегодня и поняла, что он – не тот, каким я его помню. Это не наш дом. Я куплю себе что-то новое и устрою там себе дом, – Эрику душили слезы. – Тебя здесь больше нет, и я не могу продолжать жить с дырой внутри. Кто-то должен ее заполнить. Я никогда тебя не забуду и всегда буду любить тебя. Но я не могу жить дальше так, как будто половина меня мертва.

Луна скрылась за облаками, и Эрика оказалась в кромешной тьме.

– Я не забыла про Джерома Гудмана. Не знаю, где он, вспоминает ли про нас. Пробиваю его имя по базе на работе, но он словно испарился. Если я когда-нибудь окажусь с ним где-то наедине… я убью его – медленно, за то, что он сделал с тобой, со мной, и…

Подул холодный ветер, и она почувствовала, как сильно уже замерзли и руки, и ноги, и поясница.

– Я позабочусь о твоем отце. К нему будет приходить сиделка, и я буду присматривать за ним, приезжать чаще.

Она приложила пальцы к губам, а от них – к холодным буквам с именем Марка.

* * *

К тому моменту, как она вернулась в дом, огонь уже успел потухнуть. Эрика разровняла пепел и подбросила в печь еще немного дров. Когда она закрывала дверцу, раздался звонок. Это была Мелани.

– Эрика, тут кое-что произошло с Мосс, – без вступлений начала она и рассказала, как инспектора, почти без сознания, нашли в телефонной будке в Нью-Кроссе и что случилось до этого.

– Сейчас с ней все нормально?

– Надеюсь. Она в отделении неотложной помощи, ее осматривают. У нее серьезная черепно-мозговая травма. По ее наводке мы арестовали 35-летнего Таро Уильямса. У него фотосалон в Нью-Кроссе. Мосс позвонили из Центра занятости Форест-Хилла, и она поехала поговорить с ним, потому что Джозеф Питкин работал у него ассистентом в начале 2016 года.

Эта новость привела Эрику в чрезвычайное возбуждение, которое быстро сменилось разочарованием оттого, что сама она не в Лондоне.

– Я на севере. Не могу оставить свекра.

– Я знаю, и, пожалуйста, там и оставайся. Здесь все под контролем. Уильямс богат и уже нанял крутого адвоката, поэтому нам нужно будет двигаться очень осторожно и не совершать ошибок.

– Мосс должна была сообщить, куда едет. Она подвергла себя опасности, – сказала Эрика.

– Кто бы говорил! Вспомни, сколько раз ты подвергала себя опасности! Тебя били чаще, чем Джеки Чана. Ты женщина-робот!

– Очень смешно.

– Прости. Это я от радости, что мы так быстро расправились с этим делом.

– Но еще же тесты ДНК.

– Конечно… В общем, оставайся со свекром столько, сколько нужно.

Эрика хотела что-то еще сказать, но Мелани уже положила трубку. Эрика еще долго сидела и смотрела, как в печи горят поленья. Расследование по-прежнему казалось чрезвычайно далеким от нее.

Глава 64

Было три часа ночи, но в полицейском участке Льюишем-роу царило непривычное оживление. Когда стало известно, что произошло с Мосс, на работу вышли Питерсон, Макгорри, Крейн и суперинтендант Хадсон. Мосс сначала позвонила Силии, затем – в полицию, вызвать подкрепление, и только потом, уже теряя сознание, связалась с Питерсоном.

Полиция сразу примчалась в «Камеру-обскуру» и нашла в подвале Таро Уильямса. К тому моменту он пришел в сознание и, пройдя осмотр медиков, был арестован и доставлен в участок Льюишем-роу, где у него были взяты отпечатки пальцев и материал для ДНК-теста.

Макгорри, Крейн и суперинтендант Хадсон смотрели на экране в наблюдательной комнате, как Питерсон допрашивает Таро.

– Молчит как рыба, – сказал Крейн.

– Волосатое чудище. Посмотришь ему в глаза – и мороз по коже, – сказал Макгорри. – Его арестовали, привезли сюда, отпечатки и ДНК взяли, а ему хоть бы хны! Как будто это все не с ним происходит! Такое спокойствие!

На экране Питерсон попросил Таро подтвердить, что он – владелец фирмы «Камера-обскура» и здания, в котором она расположена, и работает фотографом.

Сохраняя на лице дружелюбное выражение, Таро подался вперед. Говорил он тихо, правильным литературным языком.

– Да. Этот бизнес достался мне по наследству от отца, который умер двенадцать лет назад.

У Хадсон зазвонил телефон.

– Криминалисты! – объявила она.

Все напряженно ждали, пока она поговорит по телефону, а Крейн даже скрестил пальцы.

– Сходятся! Образец ДНК, взятый с разбитого стекла в заброшенном офисном здании в Вест-Норвуде, сходится с тем, что мы взяли у него после ареста. Это он! – чуть не кричала от радости Мелани. Остальные не сдержали победных ударов кулаками по воздуху.

– Ну что за псих! – воскликнул Макгорри.

– Этого достаточно, чтобы предъявить ему шесть нападений и убийство Мариссы Льюис? – спросил Крейн.

– Да, особенно убийство Мариссы. Нельзя, чтобы он выходил на свободу. У него нет судимостей, не хочу давать его скользкому адвокату возможность вытащить его отсюда под залог. А это случится, если мы не предъявим обвинение в убийстве, – сказала Мелани и наклонилась к микрофону. – Питерсон, прерви допрос на секунду. Мы получили результаты анализа ДНК.

Питерсон вышел, и Мелани передала ему результаты и дала отмашку предъявить Таро Уильямсу обвинения.

Вернувшись в комнату для допросов, Питерсон предъявил Уильямсу официальные обвинения в нападении на Рейчел Элдер, Келвина Прайса, Дженни Торндайк, Диану Кроу и Джейсона Бейтса и убийстве Мариссы Льюис.

Пока зачитывались обвинения, Таро сохранял полное спокойствие и даже убрал с пиджака ворсинку. Затем он посмотрел в камеру, и всем, кто смотрел в этот момент на экран из соседней комнаты, стало не по себе. Казалось, он их видит. Он широко улыбнулся одними губами.

Глава 65

Эрика провела на севере две недели. Между ежедневными посещениями Эдварда она заказала ему в дом электроподъемник для лестницы, сделала небольшой ремонт и завела ему онлайн-аккаунты для оплаты коммунальных услуг, чтобы самой следить из Лондона за его счетами.

Придя к нему за день до выписки, она рассказала ему обо всех изменениях, и Эдвард принял их с большим энтузиазмом. Но новости о том, что теперь к нему три раза в неделю будет приходить сиделка, он воспринял в штыки.

– Я не хочу, чтобы совершенно незнакомый человек приходил и вытирал мне зад! – сказал он. К этому времени он уже мог сидеть на постели, и восстановление шло полным ходом.

– Эдвард, речь совсем не об этом. Она будет приходить и помогать тебе в случае необходимости.

– Она? – переспросил он.

– Ты предпочтешь мужчину?

– Боже, нет, конечно.

– Она будет помогать стирать, убираться, готовить еду или куда-то звонить. Например, записать тебя к доктору. И вы просто сможете общаться. Обещаю – никаких подтираний зада.

– Но я еще молод для сиделки!

– Хорошо. Давай называть ее личным помощником.

Он засмеялся.

– А какие у нее политические взгляды? Тори я в своем доме не потерплю. Как и молодежь, приклеенную к телефону.

– Нет, конечно.

– И я хочу кого-то с севера. Ничего не имею против южан, но не настолько, чтобы видеть их у себя дома три раза в неделю.

– Она, можно сказать, с севера. Севера Словакии. Ее зовут Лидия. Ей двадцать пять, она отлично говорит по-английски и подрабатывает сиделкой, то есть личным помощником, для женщины в соседнем городке.

– А фотография есть?

– Нет. Но вы познакомитесь, когда ты вернешься домой, то есть завтра, если все пойдет по плану.

Эдварда выписали на следующий день. Эрика ждала его дома с Лидией. Она ему понравилась, у них сразу же установился контакт. Эрика почувствовала, что последний кусочек мозаики встал на свое место. Остаток этого дня и весь следующий они провели вместе с Эдвардом. Воскресенье, 14 января, стало днем ее отъезда. Эдвард проводил ее до такси, опираясь на трость, и они обнялись.

– Не забывай делать упражнения, – наставляла его Эрика, прощаясь.

– Да, дорогая.

– И ешь больше. Завтра Лидия принесет гуляш.

– Уже слюнки текут.

– И пользуйся подъемником. Пока рано хвастаться перед Лидией, что ты сам можешь подняться наверх.

Он кивнул.

– Я сказала Лидии, что тебе еще две недели нужно носить компрессионные чулки. Они предотвращают…

– Тромбы, – Эдвард приподнял штанину и продемонстрировал ей зеленые чулки. – И ты не исчезнешь надолго?

– Нет, конечно.

Обняв его напоследок, Эрика чуть не заплакала и села в такси. Затем она пересела в поезд и благополучно добралась до Лондона. В городе весь снег уже растаял, и, несмотря на то что предыдущие две с половиной недели были полны забот, она чувствовала себя отдохнувшей. Отъезд пошел ей на пользу.

В ее квартире было жутко холодно, а на коврике у двери валялась целая гора почты.

На следующее утро она встала рано и поехала в Льюишем-роу. На входе она поприветствовала сидящего на пропускном пункте сержанта Вулфа – крупного краснолицего сотрудника, который через несколько недель уходил на пенсию.

– С Новым годом! – поздравила его она.

– Вы немного опоздали! Новый год давно покрылся пылью, а в магазинах уже продают пасхальные яйца!

Эрика сделала себе кофе и поднялась в свой кабинет на четвертом этаже, начав разгребать накопившуюся за время ее отсутствия почту – обычную и электронную. Через несколько часов раздался стук в дверь, и к ней заглянула Хадсон.

– Привет, путешественница! С возвращением. Как твой свекор?

– Выздоравливает… Я вот разгребаю документы, – ответила Эрика, показывая на стопку папок на столе.

– Я отправила тебе мейл вчера. Не хочу, чтобы он потерялся среди остальных входящих. Мы аккумулируем все материалы по делу Таро Уильямса, которые будут направлены в прокуратуру и адвокатам. У нас есть официальные результаты анализа ДНК, по которым он проходит по двум нападениям, и достаточное количество косвенных улик, позволяющих обвинить его в остальных нападениях. Мы также предоставим данные с камер и показания миссис Фрятт касательно убийства Мариссы Льюис.

– Показания миссис Фрятт?

– Да, она официально заявила, что Таро Уильямс нападал на Мариссу за несколько недель до убийства.

– Здесь что-то не так. Она ведь могла только сослаться на слова Мариссы…

– Дело решенное. У нас есть видео, на котором он заходит за Мариссой в ее палисадник. Проверь все и предоставь свой отчет, а потом это уйдет в прокуратуру. Пока тебя не было, дело расследовали Мосс и Питерсон, как ты знаешь.

– Ты уверена, что он виновен в убийстве Мариссы?

– Насколько можно быть уверенной, имея на руках видео, ДНК и аналогичные нападения. Не думаешь же ты, что действует двойник, одевшийся как раскрученный в СМИ персонаж в противогазе?

– Нет. Просто задаю вопрос. Глупых вопросов не бывает, пока идет следствие.

Мелани кивнула.

– У Таро Уильямса есть деньги, на него сейчас работают лучшие из лучших, и сама знаешь, что они мастера выискивать ошибки в процедуре. Распечатка материалов – на самом верху стопки.

– Сейчас посмотрю.

У Мелани зазвонил телефон, и она ушла. Эрика взяла папку и начала читать документы. Там были протоколы допросов всех жертв нападений, матери Мариссы, миссис Фрятт и нескольких коллег Мариссы. Особенно горько было читать отчет Мосс, в котором она описала все, что с ней произошло в салоне Таро.

Эрика задержалась над фотографией Таро Уильямса, которую сделали в участке. Она обратила внимание, что он был огромных размеров, с широким лицом и крупными чертами лица. Он смотрел совершенно бесстрастно, глаза ничего не выражали. В системе Эрика нашла данные допросов, которые планировалось отправить стороне обвинения. За двое суток ареста его допросили три раза. В первом интервью Таро Уильямс с отсутствующим видом сидел напротив Питерсона, в двух других вместе с Питерсоном был Макгорри. Во время всех допросов Таро, вопреки запросам адвоката, находился в наручниках.

Затем она посмотрела видео. Там он, нескладный и сутулый, сидел за столом в футболке и спортивных штанах, которые были ему явно малы. Его словно силой засунули в эту одежду. Эрика перемотала запись на конец интервью, чтобы посмотреть, как Таро уходит. Он был выше адвоката, Макгорри и даже Питерсона, рост которого составлял метр восемьдесят три.

Потом Эрика взялась просматривать видео с камер наблюдения школы напротив дома Мариссы в ночь убийства. Таро Уильямс подошел к дому первым. Он был одет в черное, на голове – противогаз. Он осторожно и целенаправленно шел к калитке, поскользнулся и чуть не упал. У калитки он посмотрел в палисадник и на дом, а затем свернул в переулок за домом и затаился.

Эрика изучила комментарии по временным меткам и переключилась на время, когда к дому подошла Марисса. Она была очень красива. Эрика смотрела, как она грациозно идет в длинном пальто со свисающим с плеча клатчем. Марисса открыла калитку и вошла в дверь, исчезнув в темноте. Через десять секунд человек в противогазе вышел из переулка и подошел к палисаднику, держа в руке длинный нож.

– А вот и ты, Таро, – сказала сама себе Эрика.

Он вошел в палисадник и скрылся во тьме.

И тут Эрику охватила паника. Она заново пересмотрела съемку, где человек в противогазе проходит мимо столба калитки, потом еще раз и еще. Трясущимися руками она нажала на воспроизведение третьего допроса Таро, когда они вместе с Питерсоном входят в комнату. Она нажала на паузу и сравнила рост Таро и человека у столба.

– Иди сюда прямо сейчас, – сказала она, набрав Мелани.

Глава 66

– Какой у Таро рост? – спросила Эрика, когда Мелани села рядом.

– Не знаю. Высокий…

– Метр девяносто три, – посмотрела Эрика протокол ареста. – А теперь снова посмотри эти кадры, – она включила видео со школьной камеры и поставила на паузу момент, когда к дому подходит Марисса Льюис. – Рост Мариссы Льюис – метр пятьдесят семь. Она немного выше столба калитки.

– Ну, допустим, – неуверенно сказала Мелани, не понимая, к чему ведет Эрика. А та тем временем взяла стикер и приклеила его на монитор там, где заканчивалась голова Мариссы.

– Едем дальше. И не забываем про отметку.

На видео появился человек в противогазе с опущенной головой. Когда он подошел к калитке, Эрика снова нажала на паузу.

– Здесь видно, что человек в противогазе…

– Таро Уильямс, – настаивала Мелани.

– Человек в противогазе лишь немного выше Мариссы.

Она наклеила на экран еще один стикер чуть выше первого.

– Таро Уильямс на тридцать пять сантиметров выше Мариссы Льюис. Человек в противогазе – не Таро. Либо он умеет складываться вдвое.

Мелани пересмотрела видео еще несколько раз, и лицо ее стало мрачнее тучи.

– Это видео дает нам возможность сравнить рост двух людей с внешним объектом, – повторила Эрика.

– Черт.

– И защита обязательно за это зацепится. Я была свидетелем судов, когда по съемкам цеплялись к разнице в несколько сантиметров. Защита требовала экспертизы, и они проведут более тщательные тесты, чем мы здесь два стикера наклеили.

– Твою мать! – Мелани стукнула ладонями по столу. – Дело скомпрометировано. Да что там – дела больше нет.

– Дело есть! Таро Уильямс напал на пятерых, и у нас есть ДНК в подтверждение этого, но меня больше волнует вопрос, кто же, черт возьми, убил Мариссу, напялив на себя противогаз! Это был не Таро Уильямс.

Глава 67

На следующий день, рано утром, Эрика подъехала к дому Мосс в Ледиуэлл. Она уже собиралась выходить из машины, но тут в дверях появилась Мосс.

– Доброе утро. Рада тебя видеть в целости, – сказала Эрика, обняв не ожидавшую нежностей Мосс.

– Ох, ну, ты же меня знаешь. Я не падаю, я отскакиваю, – сказала та, краснея.

Эрика завела машину, и некоторое время они ехали в тишине. Эрика украдкой посмотрела на Мосс – молчание было ей совершенно не свойственно. Она обожала поболтать и всегда имела позитивный настрой.

– Ты плачешь? – спросила Эрика.

– Нет, – злясь на свою слабость, ответила Мосс, вытирая слезы.

– Для аллергии вроде еще слишком рано.

– Я не увидела, что у них разный рост. Такая нелепая ошибка! Мне стыдно по самые уши.

– Кто в этом виноват?

– Я.

Эрика кивнула.

– Но ты молодец, что признаешь свою ответственность. Мне было бы неприятно, если бы ты попыталась переложить вину еще на кого-то.

– Это мне не свойственно, босс.

– Я знаю.

– После ареста Таро Уильямса мы переключились в режим сбора улик. Людей переориентировали на новые задачи, и я потеряла ресурс. Но, опять же, это не оправдание. Быть старшим следователем – не мое. Я поняла, что предпочитаю играть вторую скрипку.

– Но ты поймала Таро Уильямса.

Мосс покачала головой.

– Я просто вляпалась. И чуть не погибла.

– Но не погибла же. Он бы так и продолжил нападать на людей. Теперь он за решеткой.

– За решеткой и держит язык за зубами.

– Это вполне ожидаемо. Нам неважно, говорит он или нем как рыба. У нас есть ДНК-тест, а это глыба.

– Эрика, ты в душе поэт, хоть сама об этом не подозреваешь.

Эрика засмеялась.

– В общем, ты отлично справилась.

Мосс отмахнулась и снова покраснела.

– Хватит уже обо мне. Как все прошло у свекра?

– Эдвард поправляется. Просто много лет он был взрослым, а я – ребенком. Теперь, когда мне пришлось заботиться о нем, я осознала, сколько мне лет.

– А сколько тебе лет?! Как говорится, тебе столько лет, на сколько ты себя чувствуешь.

– На личном фронте все глухо, если не считать старикана в супермаркете, решившего потереться об меня в очереди на кассе.

Мосс засмеялась.

– Хорошо, что ты вернулась, Эрика.

– Спасибо, – улыбнулась она. – Я тоже рада, что вернулась. Ну что, за дело! Будем надеяться, сегодня совершим прорыв.

Эрика включила поворотник, свернула на Конистон-роуд и поехала к дому Мэнди Трент.

Не доезжая до него, они остановились. Снег давно растаял. У учеников из школы напротив была перемена, они высыпали на площадку, играли и галдели. Эрика и Мосс подошли к криминалистам, которые вчетвером устанавливали оборудование для измерения высоты столба. Для беспрепятственного проведения теста пришлось отгородить половину спортивной площадки, поскольку была задействована камера наблюдения, установленная на стене школы. Один из сотрудников разместил у столба длинный кусок пластика с пятисантиметровыми делениями, служивший гигантской линейкой. Он был два метра в высоту. Его коллега достала камеру и установила ее на штативе в конце улицы на той же высоте и под тем же углом, на котором располагалась школьная камера. Несколько любопытных ребят стояли у забора и наблюдали за происходящим.

Эрика и Мосс представились криминалистам и вошли в калитку. Забор вокруг палисадника убрали, и теперь этот кусок разровненной земли окружала лишь низкая стена. Мэнди, с сигаретой в руках, стояла на крыльце и наблюдала за действиями криминалистов. Выглядела она крайне неопрятно. Эрика и Мосс поздоровались и спросили, как у нее дела. Она ответила, что готовится к похоронам, которые состоятся через несколько дней.

– Я хочу, чтобы играл псалом «All things bright and beautiful». Мне нравилось петь его в школе, – сказала она, докурив сигарету до самого фильтра. – Как думаете?

– Да, я его тоже люблю, – ответила Мосс.

– И везде будут цветы. Закажу лилии. Мариссе они нравились. У бывшего мужа Джоан цветочный магазин в Онор-оук-парк. Он мне сделает хорошую скидку и подберет распустившиеся. А те, что в букетах, закрытые, я терпеть не могу. Я тут ходила на похороны Джозефа Питкина. Села в самый конец. Они купили лилии на гроб, все в бутонах. Я сидела и думала только о том, что они теперь никогда не раскроются, после всех наших холодов. Просто умрут, не распустившись… И это напомнило мне о Мариссе. Она еще не расцвела, а ее уже убили. Как это называется?

Эрика и Мосс переглянулись.

– Это трагедия, – сказала Эрика.

– Да нет, – раздраженно возразила Мэнди, метнув окурок в сторону забора. – Как же это?.. Метафора. Нераскрывшаяся лилия – это метафора Мариссы и Джозефа.

Эрика и Мосс согласно кивнули.

– Так зачем вы измеряете мои столбы?

– Это в дополнение к данным с камер. Стандартная процедура. Чтобы у нас было больше данных для суда.

– Ничего, что я убрала забор? Мне просто стало страшно здесь жить. А теперь никому нигде не спрятаться.

– Нет проблем, – сказала Эрика.

Улица теперь просматривалась с начала до конца, и они увидели, как из своего дома выходит Дон Уолпол. В руках у него был пакет с мусором. Он заметил их, кивнул и вернулся в дом. Мэнди зажгла еще одну сигарету.

– Джанет вернулась домой из больницы. Ей вшили в желудок имплант, чтобы она больше не пила. Как только внутрь попадет хоть капля алкоголя, ее тут же вывернет наизнанку. Надеюсь, он подготовился и закупил оптовую партию средств для чистки ковров.

– Вы еще не перебирали вещи Мариссы? – спросила Эрика.

– Нет, не могу заставить себя. Разберу после похорон. Джоан хорошо умеет разбирать вещи. Она сказала, что придет и поможет мне. Мы решим, что оставить, а что отдать на благотворительность. Часть костюмов можно будет продать на «eBay».

– Не торопитесь. Дождитесь, когда будете готовы.

– Я рада, что вы поймали этого ублюдка, кто ее убил. Я видела про него в новостях. Шатался по улицам по ночам. Здесь у нас неблагополучный район, но чтобы вот так, практически на крыльце… не ожидала.

– Можно мы в последний раз зайдем в комнату Мариссы? Нам нужно убедиться, что мы ничего не упустили для суда.

– Да, поднимайтесь. Вы уже знаете, куда идти, – сказала Мэнди.

Солнце вышло из-за туч, и она прислонила голову к стене, закрыв глаза и запрокинув морщинистое лицо.

Они вошли в дом и поднялись в комнату Мариссы. Все выглядело точно так же, как когда Эрика была здесь с Макгорри. На стене висели те же плакаты, а танцевальные одежда и аксессуары находились на прежних местах. Эрика подошла к окну и посмотрела на улицу. Соседи стояли и глазели на работу криминалистов. В школе прозвенел звонок, означающий конец перемены, и дети побежали выстраиваться в линейку. Мэнди успела перейти дорогу – в тапках, ночной сорочке и пуховике – и разговаривала с Джоан, которая тоже вышла на крыльцо покурить.

– Мне не дают покоя серьги, – сказала Эрика. – Ощущение, что в них и кроется разгадка. Почему Марисса пошла с ними в лавку, в которой работал Чарльз Фрятт? Знал ли он о ее приходе? Я читала протоколы, он говорит, что узнал об этом, только когда пришел Макгорри с Эллой. И он даже отрицает, что эти серьги принадлежали миссис Фрятт.

– У Чарльза есть алиби – его жена. Кстати, он тоже очень высокий, – сказала Мосс, взяв в руку факирский факел и посмотрела на его кончик.

– По словам костюмера из «Матрикса», подтвержденным еще одной танцовщицей, Марисса говорила, что украла серьги у миссис Фрятт. Но кто из них говорит правду? Мы не знаем ни чьи это серьги, ни где они сейчас.

– Могла Мэнди снять их с трупа Мариссы? – спросила Мосс, подходя к окну.

Джоан и Мэнди готовились выкурить еще по одной сигарете.

– Все еще непонятно, где спала Мэнди в ночь убийства. Она говорила, что спала наверху в маленькой комнате, но все указывает на то, что на диване внизу.

– На диване лежало одеяло, – сказала Эрика. – Но это не доказательство. Может, она там отдыхала днем.

– Эрика, нам осталось выяснить рост убийцы. При чем тут бриллианты? Или бриллиантовые серьги?

– Что ты сказала?

– Что нам надо выяснить рост убийцы. Как выяснилось, это не Таро.

– Да, не он.

– Дело не в сережках. По крайней мере, я так не думаю.

Эрика шагала по комнате взад-вперед.

– Когда мы с Питерсоном ездили в «Матрикс», костюмер сказал, что Марисса говорила про какой-то бриллиант. В единственном числе, а не во множественном. Что разбогатеть ей поможет бриллиант. Он сказал что-то вроде: «Я знаю, что Марисса была глупа, но она понимала разницу между единственным и множественным числом». Если она говорила не про серьги, то тогда про что?

– Теперь я ничего не понимаю, – сказала Мосс. – На костюмах у нее вышит бриллиант.

Она подошла к трем манекенам у стены с костюмами Мариссы. На них был вышит логотип с бриллиантом.

– Она планировала уехать в Нью-Йорк, выступать под именем Желтый Бриллиант. Может, она надеялась разбогатеть там?

Эрика покачала головой и посмотрела в окно. Мэнди и Джоан по-прежнему стояли рядом. Джоан что-то сказала, скривив рот, и Мэнди расхохоталась, выдохнув клуб дыма. Дети заходили в школу на урок.

– Пожалуйста, отойдите, – кричал криминалист толпе зевак, маша на них рукой в перчатке.

Две пожилые женщины и молодой человек попятились, как овцы, отгоняемые пастухом.

Эрика снова оглядела комнату и обратила внимание на большую фотографию в рамке на стене, рядом с анонсами выступлений Мариссы. На ней было кольцо с огромным сверкающим бриллиантом. Она подошла и осторожно сняла его с крючка. Оборот был обклеен бумагой.

– У тебя есть перчатки? – спросила она Мосс. Пошарив в кармане, та передала их Эрике.

Глава 68

Эрика положила фото на кровать лицом вниз, и они присмотрелись к оборотной стороне рамки.

– Рамка старая и грошовая, – сказала Эрика. – Фотография бриллианта выцвела под солнцем, но эта подложка – совсем новая.

Эрика взяла со стола маникюрные ножницы и при помощи Мосс, которая держала рамку, аккуратно срезала тонкую подложку. Внутри не было ничего, кроме фотографии. Эрика осторожно вынула ее из рамки. Бумага была достаточно толстая, и она попыталась посмотреть сквозь нее на солнце.

– С лицевой стороны бумага выцвела, с оборота – белая, – заметила Мосс. – Но это и естественно, ведь со светом контактирует только одна сторона.

Эрика разглядывала боковые срезы.

– Вот здесь немного не совпадают края, посмотри.

– Это два листа бумаги, склеенные вместе, – заключила Мосс.

Не снимая перчаток, Эрика осторожно ощупывала фотографию. Достигнув центра, ее пальцы замерли.

– Тут небольшой перепад, как будто внутри что-то есть, что-то продолговатое: может быть, сложенный кусок бумаги или вклеенный внутри конверт.

* * *

Эрика и Мосс сложили фотографию в пакет для улик и отвезли в участок, где продолжили свои исследования в стерильном медицинском кабинете. Надев маску и перчатки, Эрика скальпелем аккуратно разъединяла два слоя бумаги.

– Осторожно, – предостерегала Мосс, во все глаза следя за тем, как Эрика медленно проталкивает нож между листами. Наконец слои разошлись. Внутри находился маленький коричневый конверт.

– Надо отнести это криминалистам, – сказала Мосс.

– Да, – согласилась Эрика. – Я не буду трогать склейку, там могут быть остатки слюны. Вдруг они понадобятся.

Она аккуратно взрезала верх конверта скальпелем и достала два сложенных листа бумаги. На первом были сканированные фотографии немецких удостоверений личности от октября 1942 года. Принадлежали они молодой женщине по имени Эльза Нойбуков. У нее были короткие светлые волосы, большой лоб и красивое лицо с едва заметным высокомерием во взгляде. Она родилась в январе 1920 года, и на светло-коричневом фото ей было 22. Помимо этого были отпечатки трех пальцев, большого и двух указательных – правого и левого. Увидев печать нацистской Германии – орла с расправленными крыльями над свастикой – Эрика содрогнулась.

– Эта Эльза родилась в 1920 году, значит, сейчас ей девяносто семь, почти девяносто восемь, – подсчитала Мосс.

Они развернули второй лист бумаги. Снова скан – на этот раз австрийского паспорта. Он был выдан шестью годами позже, то есть через три года после окончания Второй мировой войны. На фотографии была та же самая женщина с прежней датой рождения и отпечатками пальцев. Под ней значилось имя: Эльза Бекер.

Мосс и Эрика переглянулись.

– Когда родилась Эльза Фрятт и какая у нее девичья фамилия?

– Сейчас узнаем, – Эрика взяла телефон и пробила ее адрес по национальной налоговой базе. – Дата рождения совпадает, а девичью фамилию нужно узнать.

– Что, Эльза Фрятт живет под чужим именем?

– Это все сканы, а где же оригиналы? – задалась вопросом Эрика.

Она перевернула первый лист бумаги и увидела написанный ручкой номер телефона. Он был длинным, с неизвестным кодом. Под номером был указан адрес сайта с немецким доменом. de.

– Думаешь, это почерк Мариссы? – спросила Мосс.

– Сейчас выясним, – ответила Эрика, набирая номер.

Глава 69

Обработав все данные, через два дня Эрика и Мосс приехали в дом Эльзы Фрятт. Утро было хмурым, и улицы пустовали. Подходя к крыльцу, Мосс бросила тревожный взгляд на Эрику. Они уже готовы были звонить в дверь, но за ними за калитку вошла миссис Фрятт с пакетами из магазина.

– Доброе утро, чем могу помочь? – спросила она, доставая из кармана ключ.

Эрика смотрела на нее и думала, как же она проворна для своих девяноста семи лет.

– Доброе утро, миссис Фрятт. Мы пришли вернуть вам серьги, которые забирал на криминалистическую экспертизу мой коллега, – сказала Эрика, держа в руках прозрачный пакет с бархатной коробочкой.

– И для этого вам нужно вдвоем приходить? – спросила миссис Фрятт, опустив пакеты на землю и отпирая дверь.

Эрика обезоруживающе улыбнулась.

– Мы знаем, насколько они дорогие. Также нужно будет подписать документы в подтверждение того, что мы вернули вам вашу собственность и у вас нет к нам претензий.

На секунду Эрике показалось, что миссис Фрятт не пригласит их войти в дом, но все же та смилостивилась.

– Очень хорошо, – сказала она.

Мосс хотела было помочь ей с сумками, но она отмахнулась от нее.

– Я справлюсь сама.

Они последовали за ней по длинному коридору в кухню. Чарльз наливал воду в чайник. Увидев Эрику и Мосс, он сильно побледнел.

– Чарльз, приготовь чай. Мне возвращают серьги. – Мать взглянула на него, и он кивнул в ответ. Миссис Фрятт сняла пальто и повесила его на спинку стула. – И разбери пакеты.

Оставив Чарльза в кухне, они прошли в просторную гостиную. Миссис Фрятт жестом пригласила их сесть на диван, а сама устроилась в кресле напротив.

– Вот ваши серьги, – сказала Эрика и положила маленький прозрачный пакет на полированный кофейный столик. – Пожалуйста, проверьте.

Миссис Фрятт надела очки, достала коробочку и открыла ее. Внутри, на маленькой голубой подушке, сияли бриллианты.

– Да, это мои малышки, – сказала она, рассматривая их и подставляя к свету.

– Вам нужно будет подписать документ о возврате материальных ценностей, – сказала Эрика. – Пожалуйста, убедитесь, что все в порядке и это на самом деле ваши серьги.

Послышалось дребезжание – Чарльз принес поднос с чашками и дрожащими руками расставлял их на столе.

– Чарльз, ты эксперт, осмотри серьги, – сказала миссис Фрятт, передавая ему коробочку. – Мне нужно подписать, что они – мои. Я, конечно, могу отличить бриллиант от циркония, но хочу удостовериться, что уважаемые сотрудники полиции не обводят меня вокруг пальца.

И она одними губами улыбнулась Эрике и Мосс. Чарльз достал из кармана лупу и стал рассматривать серьги.

– Он всегда в боевой готовности, – снисходительно засмеялась она.

Чарльз посмотрел на них, тяжело дыша, и отправился к окну, где было больше света. В тишине слышалось только тиканье часов.

– Все в порядке? – спросила Эрика.

– Да, – ответил он, положив коробочку на стол.

Мосс открыла папку, достала из нее предварительно заполненное заявление и положила перед миссис Фрятт.

– Проверьте, что мы верно указали ваш адрес и имя, и подпишите, – сказала она.

Миссис Фрятт взяла со стола ручку, просмотрела текст и поставила внизу подпись.

Поверх этой формы Эрика положила отсканированные документы Эльзы Нойбуков. Взгляд миссис Фрятт надолго застыл на светло-коричневой фотографии и свастике Третьего рейха. Пораженная, она подняла взгляд на Эрику, на Мосс и перевела глаза на Чарльза, который тоже стоял разинув рот. Она откинулась назад и закрыла рот трясущейся рукой.

– Мы нашли эти документы в рамке на стене в комнате Мариссы. Они были вклеены между двух листов бумаги. А кроме этого там было вот что, – рядом с немецкими документами Эрика выложила на стол копию австрийского паспорта Эльзы Бекер. Далее она достала копию свидетельства о браке Эльзы Бекер и Арнольда Фрятта. – Как видите, у нас есть документы на имя Эльзы Нойбуков, Эльзы Бекер и Эльзы Фрятт. И все это вы.

– Это абсурд, – заявила миссис Фрятт. Лицо у нее побелело, руки тряслись. Она взяла в руки скан немецкого удостоверения личности. – Это не оригинал. Какая-то дурная шутка. Марисса была той еще вруньей, а на компьютере сейчас все что хочешь можно сделать…

– Как видите, на обороте написан номер телефона, – обратила ее внимание Эрика. – Мать Мариссы подтвердила, что это ее почерк. Этот номер принадлежит доктору наук Арнольду Шмидту. Он живет в Гамбурге и занимается расследованиями преступлений нацистов.

Чарльз прислонился к стене у двери. Он побледнел, и ему явно было дурно.

– Чарльз, вам лучше сесть, – сказала Эрика. Он подошел к дивану и сел на дальнем краю от матери. – Доктор Шмидт ничего не знал про вас, миссис Фрятт, зато Марисса знала. Либо же она нашла эти документы, и в голове у нее сложилась простая схема. За несколько недель до Рождества она позвонила ему и задала ряд туманных вопросов. По ее легенде, она прочитала статью в таблоиде, что так называемые охотники за нацистами предлагают вознаграждение в обмен на информацию о людях, которые работали в концлагерях во время войны. Он сказал ей, что размер вознаграждения – две тысячи евро. Скорее всего, Марисса поняла, что сможет заработать гораздо больше, шантажируя вас.

– Все ложь! – зашипела Эльза. – Маленькая сучка, она все придумала. Где оригиналы? Скажите мне, где?

Мосс снова открыла папку и передала Эрике лист бумаги.

– Миссис Фрятт, или, скорее, Эльза Нойбуков? Эльза, вы работали в Австрии в концлагере Маутхаузен-Гузен.

– Ложь! Австрия никогда не хотела участвовать в войне. Нас присоединили к Третьему Рейху. У людей не было выбора, мы просто стали частью Германии по прихоти политиков.

– Доктор Шмидт очень быстро поднял для нас исторические документы по этому лагерю. Вы там работали, Эльза, – настаивала Эрика.

– Не обращайтесь ко мне так, – вскричала она, закрывая уши ладонями.

– Вы участвовали в массовом уничтожении людей на основании их расовой принадлежности. Людей использовали для рабского труда, экспериментов, их пытали.

Эльза хлопнула ладонью по столу.

– Вы думаете, мы несли ответственность за это? Вы считаете, австрийские граждане хотели этого? У нас не было выбора! – закричала она, сверкая глазами.

– Маутхаузен был одним из крупнейших концлагерей в подконтрольной Германии части Европы.

– Не надо меня тут истории учить! – кричала Эльза.

Чарльз просто тупо смотрел на лежащие на столе документы.

– Пленников в лагерях Маутхаузен-Гузен заставляли работать на производстве оружия, добывать камень на каменоломне. Условия были ужасными. Что именно вы делали? По документам, вы работали охранником, но это очень широкое понятие. В ваши обязанности входил надсмотр над пленными, так? Переводить их с места на место, следить за дисциплиной и порядком, обеспечивать выполнение приказов. А чьи это были приказы? Гитлера и Третьего Рейха. Приказы сформировать Европу под их арийские идеалы. Вы считаете себя принадлежащей к высшей расе? А что вы скажете обо мне, Эльза? Я славянка, а во времена Третьего Рейха мы считались низшей расой, недолюдьми.

– Это уже слишком, – вмешался Чарльз. – Моя мать – в преклонных годах, посмотрите на нее.

– Слишком? – завелась Эрика. – Просто потому, что она в годах, мы должны забыть? А может, меня унесло в политику? Или я навязываю вам свои либеральные ценности? – Чарльз качал головой. – Меня просто тошнит от точки зрения, что все, связанное с Холокостом и концлагерями, со временем теряет актуальность. Массовое уничтожение миллионов людей по расовому признаку или цвету кожи – такое никогда не должно быть ни забыто, ни оправдано. Это и сегодня продолжается. Ваша мать и сегодня виновата в той же самой мере, что и много лет назад.

Эрика посмотрела на Эльзу, на ее шикарный дом и одежду, на бриллиантовые серьги в открытой коробочке около чашек.

– Доктор Шмидт, доктор Шмидт, – заговорила Эльза. – Сколько ему лет?

– Я не знаю.

– Ему примерно столько же, сколько мне? – спросила она, стукнув себя по груди.

– Он не на пенсии. Ему меньше шестидесяти.

– Тогда откуда он имеет хоть какое-то понятие о том, что тогда происходило? – выпалила Эльза.

– Вы были охранником в концлагере, Эльза. Это не летний лагерь, – сказала Мосс.

– Потому что, если бы я не согласилась работать, меня бы саму упекли в этот лагерь! – упорствовала Эльза. – Немецкие солдаты обходили фермы, стучали в двери. У нас была ферма. Отец был одним из лучших в округе, и они пришли и потребовали, чтобы вся молодежь шла работать в лагерь. Они сказали, что если мы не придем, то все наши семьи сами окажутся там. Вы же не понимаете, что это было, вы не жили тогда, вы не прожили мой опыт!

– Но вы прожили и смотрели, как сотни и тысячи людей умирают, – сказала Эрика.

– У вас есть семья? – резко спросила Эльза.

– Нет.

– У вас? – показала она на Мосс.

– Да.

– Дети?

– У меня есть маленький сын.

– Значит, если бы немцы постучались к вам в дом и сказали, что, если вы не пойдете работать в лагерь, вашего сына сожгут в газовой камере, что бы вы сделали?

– Я бы сопротивлялась. Я бы билась за сына, билась бы с ними, – Мосс раскраснелась, и у нее затряслись руки.

– Все такие высокоморальные, пока не доходит до дела!

Эрика еле сдерживалась, чтобы не ударить ее по лицу. Скосив взгляд, она видела, что и Мосс сдерживает тот же порыв.

– Значит, вы каждый день ходили на работу и издевались над пленными, посылали людей на смерть и вносили свой вклад в уничтожение миллионов. Песенки по дороге на работу не напевали? Вы ведь были уверены в собственной безопасности.

– Нет, конечно!

– Концлагерь, где вы работали, относился к третьей ступени, что означает максимальную жестокость для «неисправимых политических врагов Рейха». И он приносил почти самую большую прибыль.

– Сколько раз мне повторять. Я не была согласна с Гитлером. Я работала там, потому что меня заставили.

Воцарилась тишина, и снова послышалось тиканье часов.

– Эльза, ваш сын женился на еврейке, – сказала Эрика. – Как это понять?

– Мы не знали, – впервые заговорил Чарльз. – Мой отец умер, так и не узнав. Мать сменила документы, когда эмигрировала в Англию. Подделала их. Отец знал, что она из Австрии, что она дочь фермера. Он знал, что Австрию завоевали немцы, но никто из нас не знал всего. – Он закрыл голову руками.

– Когда Марисса узнала ваше настоящее имя? – спросила Эрика.

– За несколько недель до Рождества. Я долгие годы хранила этот секрет, и стоило мне один раз не запереть сейф, – сокрушенно покачала головой Эльза. – Одна ошибка. Одна маленькая ошибка – и все. И все рухнуло.

– Вы хранили документы в этом сейфе, и ваш муж не знал?

– У меня все эти годы была арендована банковская ячейка в Лондоне. Я открыла ее, как только приехала в страну в пятидесятых годах. Я хранила эти документы, потому что они подтверждали, кто я. Моя фамилия никак не связана с нацистами. У меня честная фамилия. Надо было сжечь эти бумаги, но я не могла. А потом банк переехал, и несколько лет назад они позвонили мне, как раз после смерти мужа, и я переложила их в сейф, здесь.

Эльза откинулась назад и закрыла глаза.

– И Марисса начала вас шантажировать? – спросила Мосс.

– Да. Я отдала ей эти серьги. Подумала, что на этом она успокоится, но я ошиблась. Она понимала, какие будут последствия для моей семьи, для Чарльза и его семьи, если все узнают. У Литманов прибыльный ювелирный бизнес в Хэттон-Гарден. Это исторически еврейское место. Подумайте, что бы было, если бы все узнали, что его мать… – сказала она срывающимся голосом, без эмоций, сдавшись на волю судьбы.

– Вы говорили нам, что на Мариссу за несколько недель до Рождества нападал человек в противогазе, – напомнила Эрика.

– Да.

– Вы хотели, чтобы мы подумали, что он нападал на нее?

– Это была идеальная возможность. О нем писали на первых полосах, все боялись… Примерно в тот же период я услышала, как люди в нашем местном магазине обсуждали, что поздно вечером кто-то напал на местную девушку, когда она шла со станции.

– И этой девушкой вполне могла быть Марисса, – закончила Мосс. Эльза кивнула.

– Чтобы совершить идеальное убийство, нужно идеальное прикрытие, – сказала Эрика. – И Таро Уильямс им стал.

– Нам не сразу удалось разблокировать телефон Мариссы. Но сейчас мы знаем, Чарльз, что она звонила вам незадолго до того, как села в электричку в свой последний вечер.

Он поднял голову.

– Она звонила сказать, что ей нужны еще деньги или бриллианты – что быстрее, – сказал Чарльз, снова обхватив руками голову. – Сказала, что уезжает и что ей нужны деньги быстро. Мы уже отдали ей серьги и деньги. У меня не было выбора. Она бы не остановилась. Не перестала бы нас шантажировать и угрожать.

– Где вы взяли противогаз? – спросила Эрика.

– Купил в секонд-хенде в Сохо, – ответил Чарльз, опустил голову и заплакал.

– Одна проблема, Чарльз. У вас есть алиби на тот вечер, – сказала Эрика.

Он посмотрел на нее.

– У нас есть съемка с камеры. Вы были на заправке на севере Лондона за одиннадцать минут до убийства Мариссы. Вы бы никак не успели.

Они снова посмотрели на Эльзу.

– Никто не поверит, что 97-летняя старушка могла убить сильную, молодую 22-летнюю девушку, – сказала Эльза с гадкой, скользкой улыбкой, от которой холод шел по коже.

– Вы признаетесь в убийстве? – спросила Эрика.

Эльза покачала головой, не переставая улыбаться.

– Вскрытие показало, что Мариссу убили особенным ножом. Длина – двадцать сантиметров, с зубчатым краем. Во время обыска мой коллега нашел и изъял у вас идентичный нож. Он не считается ценным предметом, поэтому вас не уведомили. Конечно, вы его вымыли, но вы не поверите, как мало нужно современным криминалистам. Мы нашли микроскопические количества костной ткани и крови Мариссы на этом ноже.

Улыбка слетела с лица Эльзы, и она открыла рот от ужаса.

– Это еще не все, – продолжила Эрика. – Мы также смогли сопоставить рисунок зубцов ножа с порезами на теле Мариссы. Ваш нож – орудие убийства. Также новейшие технологии помогли нам изучить съемку камеры напротив дома Мариссы. Убийца попал в кадр. И мы сможем сопоставить ваш рост и рост человека в противогазе.

– Нет… Нет! – закричала Эльза.

– И последний фрагмент пазла, самый лучший. В тот вечер, когда Марисса вышла с электрички в Брокли, на ней были те самые бриллиантовые серьги, – сказала Эрика, показывая на открытую коробочку. – Джанет Уолпол подтвердила, что она действительно была в них. Также на камерах наблюдения со станции Брокли видно, что Марисса говорила с двумя пьяными парнями у подножья наземного пешеходного перехода. Эти слизняки пытались ее уговорить пойти с ними, попросили сделать с ней селфи – чтобы похвастаться перед друзьями.

Мосс достала из папки еще одну фотографию. Это было селфи очень высокого качества, на котором Марисса в серьгах была снята с двумя парнями.

– Это фото сделано примерно за пятнадцать минут до смерти, – пояснила Эрика. – Мы сняли образцы ДНК с серег, как вы нам и посоветовали. Мы обнаружили незначительные количества пота и жира, но покрыты они были кровью. Для невооруженного взгляда они чисты, но мы использовали препарат под названием люминол, который позволяет обнаружить следы крови на предметах. Возможно, вы видели его в телесериалах про полицию. Под определенным освещением он горит голубым цветом. Мы обнаружили, что обе серьги пропитаны кровью в таком количестве, что банальный порез исключается. Вы убили Мариссу, Эльза. Перерезали ей горло десертным ножом и, пока она умирала, сняли с нее серьги.

Раздался звонок в дверь, после чего она открылась. В комнату вошел Питерсон, Макгорри и три сотрудника полиции. Эрика посмотрела на них и кивнула. Эльза откинулась назад. На ней не было лица.

– Нет… нет… – хрипела она, и от ее самоуверенности и храбрости не осталось и следа.

– Эльза Фрятт, я арестовываю вас по подозрению в убийстве Мариссы Льюис. Вы имеете право хранить молчание, но сокрытие на допросах информации, на которую вы позже будете ссылаться в суде, будет рассмотрено не в вашу пользу. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас. Доношу до вашего сведения, что мы получили запрос на проведение допроса с предостережением от юриста международного трибунала по военным преступлениям, а также представителя немецкого правительства. Они хотят задать вопросы, связанные с вашей работой охранником в концлагере Маутхаузен-Гузен и преступлениями против человечества, совершенными вами в ходе Второй мировой войны.

Миссис Фрятт смотрела на Эрику, а затем неожиданно для всех схватила со столика золотой нож для вскрывания почты и бросилась на нее. Питерсон подбежал и успел схватить ее за запястье, когда кончик ножа был всего в нескольких сантиметрах от лица Эрики.

– Черные руки. Убери с меня свои грязные черные руки, – зашипела Эльза с горящими ненавистью глазами.

Питерсон отобрал у нее нож, свел ей руки вместе, и Макгорри надел наручники у нее за спиной. Эльза все смотрела на Эрику.

– Вы все никогда не поймете. Если бы я вернулась в то время, я бы снова поступила так же.

– Уведите ее, – сказала Эрика.

Питерсон вывел Эльзу из комнаты и повел в полицейский автомобиль.

Эпилог

Эрика, Мосс, Питерсон и Макгорри смотрели, как Эльзу и Чарльза помещают в две разные полицейские машины. Эльза сидела с прямой спиной, гордо поднятой головой и смотрела вперед. Чарльз же плакал, уронив голову. Соседи вышли из домов к воротам, кто-то выглядывал из-за тюлевых занавесок.

– Могли ли они себе представить, что живут по соседству с убийцей и преступницей времен нацистской Германии? – сказал Макгорри.

– Они были бы в шоке, я уверена. Одевалась она очень респектабельно, под такой оболочкой легко прятать грехи, – ответила Мосс.

Эрика улыбнулась.

– Что теперь с ней станет? – спросил Макгорри.

– Даже учитывая ее преклонный возраст, мы будем настаивать на суде по делу об убийстве Мариссы, – сказала Эрика. – А Чарльз будет проходить как соучастник. А вот с остальными обвинениями не знаю, что будет. Как будут судить военные преступления? Я бы хотела, чтобы она пожила подольше и успела заплатить за все, что совершила во время войны.

– Будем надеяться, она сгниет в тюрьме, – сказал Питерсон.

К дому подъехал черный фургон, из него вышли криминалисты и направились в дом. Эрика достала сигарету и закурила. Питерсон бросил взгляд на Мосс.

– Джон, пойдем. Сходим за кофе, – обратилась она к Макгорри.

– Я сегодня уже две чашки выпил, – простодушно ответил тот, но Мосс многозначительно взглянула на него, и он последовал за ней к воротам.

Переминаясь с ноги на ногу, Питерсон смотрел на Эрику.

– Ты в порядке? – спросила она.

– В смысле?

– После того, что сказала тебе Эльза.

– К расизму невозможно привыкнуть. Он сопровождает меня всегда, каждый день, в том или ином виде…

Эрика кивнула. Казалось, она не знает, что сказать.

– Хотел поговорить с тобой кое о чем. Не о работе.

– О чем?

– Мне нужно было сразу же сказать тебе про Кайла и Фрэн. Пытался тогда, в кафе, но струсил.

– После всех этих открытий тот факт, что ты внезапно стал отцом, уже даже не шокирует.

– Как скажешь…

– Не могу сказать, что сильно рада за тебя, Джеймс, но постепенно я к этому приду.

– Хорошо.

– Ты всегда хотел детей, а тут все сложилось так удачно, что ты проскочил этап с памперсами.

Он покачал головой.

– Извини, это я что-то не то ляпнула.

– Ничего. Я понимаю тебя, – улыбнулся он. – Значит, между нами все нормально? Или хотя бы может быть нормально?

– Да, может, – ответила Эрика.

Она обрадовалась, что у него зазвонил телефон и он дал понять, что должен взять трубку.

– Тогда встретимся позже вместе со всеми в кафе?

Эрика кивнула, а Питерсон сделал несколько шагов и взял трубку, широко улыбаясь.

* * *

Она стояла у ворот и курила. На нее нахлынуло чувство облегчения и даже эйфории от того, что она закрыла дело. Эрика потеряла счет времени. Когда, очнувшись, она посмотрела себе под ноги, на асфальте лежало четыре окурка.

– Да и ладно, – сказала она самой себе. – Не каждый же день с утра ловишь убийцу и военного преступника.

Она достала пачку сигарет и зажгла еще одну. Из дома вышел криминалист и подошел к ней.

– Прошу прощения, мы только что обнаружили плащ, в котором, скорее всего, было совершено убийство. Он был под досками пола. И противогаз. Оба предмета – в засохшей крови.

– Подойду через секунду.

Он вернулся в дом, и Эрика еще несколько минут наслаждалась успехом. Где-то на дереве пела птица, и она подняла голову в небо, прислушиваясь к негромкому пению. Сделав одну затяжку, она затушила сигарету о собственную подошву и вернула в пачку.

Теперь она готова была идти в дом.

От автора

Во-первых, хочу сказать вам большое спасибо за то, что вы прочли «Смертельные тайны». Было это ваше первое знакомство с Эрикой Фостер или вы выбрали эту книгу, потому что соскучились по ней, я буду очень благодарен, если вы напишете небольшой отзыв. Не длинный – всего несколько слов, которые помогут кому-то еще познакомиться с моими книгами.

Я с огромным удовольствием читаю то, что вы пишете. Спасибо всем, кто делится со мной своими мыслями. Я читаю все ваши сообщения и благодарен за них. Мне можно написать в Facebook, Twitter, Goodreads или на сайт www.robertbryndza.com. Я хочу написать еще много книг, и я надеюсь, вы будете со мной на этом пути.

Роберт Брындза

P.S. Если вы хотите получать уведомления о выходе моих новых книг по электронной почте, оформите подписку по ссылке ниже. Вашему электронному адресу гарантирована конфиденциальность, и отписаться можно в любое время.

Благодарности

Спасибо Оливеру Роудзу, Клэр Борд и всем сотрудникам издательства Bookouture. Особая благодарность Ребекке Брэдли за комментарии и советы касательно работы полиции. Все вольные обращения с фактами, которые я позволил себе, – на моей совести.

Благодарю своего агента, Эми Таненбаум Готлиб, за поддержку и юмор в последние несколько месяцев. Спасибо Даниэлю Сиклз и всем сотрудникам агентства Jane Rotrosen Agency. Благодарю Джен Креймер за замечательный голос, который обрела серия аудиокниг про Эрику Фостер.

Благодарю свекровь Вьерку за любовь, поддержку и рисунок противогаза. У тебя получился леденящий душу результат. Ты оказала мне большую честь. Огромная благодарность моему супругу Яну, который читал бесконечные черновики и мирился с моим нелегким писательским характером. Если бы была литературная награда для супругов писателей, ты бы ежегодно ее получал. Спасибо Рику и Лоле – за безусловную любовь, свет и веселье, которыми вы наполняете нашу жизнь.

И наконец, огромное спасибо всем моим удивительным читателям, книжным группам, блогерам и обозревателям. Писатель ничего не стоит без своих читателей. Спасибо вам.

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • Глава 59
  • Глава 60
  • Глава 61
  • Глава 62
  • Глава 63
  • Глава 64
  • Глава 65
  • Глава 66
  • Глава 67
  • Глава 68
  • Глава 69
  • Эпилог
  • От автора
  • Благодарности