Тим Миллер

Психовилль

ГЛАВА 1

Помощник шерифа Сперлок сидел в своём “Land Cruiser” в ожидании, что мимо проедет какой-нибудь автомобиль. Он даже был не против, если они превысят скорость, он бы нашёл повод остановить их. Вот уже, по крайней мере, неделю здесь никто не проезжал. Сперлок был без понятия зачем им здесь отделение полиции, но, тем не менее, он был тут. Жалованье не ахти какое, но всяко лучше, чем горбатиться в полях. Местные жители держали свиней, кур, коз, прочий скот.

Только у Дуганов было немного скота. Последний раз, когда Сперлок бывал там, у мистера Дугана были четыре или пять волов и все они выглядели тощими, не говоря уже о том, что и продавать-то здесь было нечего. Жители в основном выращивали то, что поедали сами, хотя старший сын Дуганов - Декстер, выходил на улицу и трахал одного из волов. Если бы Сперлок не видел этого собственными глазами, он бы ни за что не поверил. Но это ещё не самое странное из того, что можно было увидеть в этих краях. Вол был высоковат для Декса, так что он вставал на табурет, доставал свой инструмент и чпокал вола. Парень, казалось, весело проводил время. Волу же, судя по всему, было всё равно.

И тут мысли Сперлока были прерваны звуком крика. Кричала женщина. Он огляделся вокруг, но никого не увидел. Спустя минуту крик повторился. Сперлок вышел из машины и пошёл в сторону крика. Его потайное местечко было за дорогой, скрытое деревьями и кустами. По обеим сторонам дороги рос лес. Деревья давали хоть какую-то тень на этой техасской жаре, но не особо спасали от неё. Он шёл в направлении кричащей женщины. Крик прекратился, но тут же раздался вновь, на этот раз сопровождаемый звуком ломающихся веток и чьим-то тяжёлым дыханием. Полицейский шёл, пока не увидел её - обнажённую, покрытую грязью девушку. Её длинные светлые волосы были испачканы, они мотались во все стороны, когда она бежала по лесу, пробираясь сквозь заросли кустов, царапающих её кожу. Она увидела Сперлока и побежала к нему. Она почти упала ему в объятия, когда он схватил её за плечи.

- Помогите, пожалуйста, помогите мне! Эти люди… они хотят убить меня! Они убили моего друга! - кричала она.

- Тихо-тихо, успокойся. Ты теперь в безопасности.

- Они гонятся за мной. Один из них где-то уже недалеко от меня.

- Я знаю, всё в порядке, - уверял он.

Она уцепилась за его руку.

- Давайте уйдем отсюда! Прошу вас…- сказала девушка, таща его за руку.

Свободной рукой полицейский освободил дубинку из-за пояса и вытащил её. Она снова с силой вцепилась в его руку. В этот момент он ударил её дубинкой по лицу, и она повалилась на землю. И ещё пара контрольных ударов, чтобы удостовериться, что добыча вырубилась.

Минутой позже из-за кустов показался человек. Сперлок раздражённо глянул на него. Это был Честер Освальд.

- Тебе повезло, что я патрулировал неподалёку, тупица, - сказал Сперлок.

- Олли было поручено следить за ней. Наверное, он уснул.

- Ну, что ж, он облажался, мать его! - сказал Сперлок, - убери её отсюда. Знаешь, что могло бы случиться, если бы она добралась до большого шоссе? Тебе повезло, что здесь машины ездят раз в пятилетку.

- Простите, помощник шерифа Сперлок. Вы ведь не расскажете нашему папаше, ладно, нет?

- А вы, ребята, одни в студии?

- Не-а, нам помогают Каллеры. Бади поймал двух близняшек в городе, девчонки лет четырнадцати-пятнадцати. Они прям одинаковые. Вот это будет зашибись киношка!

- Не сомневаюсь. Давай убирай её отсюда и передай Олли подсрачник от меня. Я устал подбирать за ним всякое дерьмо.

- Слушаюсь, сэр. Извините ещё раз, - пробубнил Честер, наклоняясь, чтобы поднять лежащую без сознания девушку.

Он взвалил её к себе на плечо и исчез в кустах.

Освальды переоборудовали под небольшую студию свой старый сарай. Раньше они выпускали обычные порнофильмы, но однажды Честер слишком увлёкся и задушил одну девчонку насмерть, и старик Деррил обнаружил, что такое видео могло продаваться гораздо лучше обычного порно. Вот так они начали свой небольшой бизнес, выпуская снафф-фильмы в жанре порно. Закон обойти они как-то сумели. Ни цифровых копий, ни сайтов, ни стримов, то есть прямых трансляций. Одна копия каждого фильма уходила к прямому покупателю и на этом всё. Эксклюзивность. Вот на что они делали ставку. Редкая вещь продаётся дороже. Непонятно почему они всё ещё оставались в этом убогом забытом городишке. Будь у Сперлока хоть половина их бабок, он бы давно уже сделал ноги отсюда. И не ясно, на что Деррил тратил все эти деньги. Ясно, что не на одежду, не на улучшение своего быта. Всё семейство выглядело так, будто они спали в этих своих комбинезонах уже лет пять, не снимая оных.

Да и чёрт с ними!

Это не его дело.

Сперлок возвращался к своей машине, когда наконец услышал ЭТО. Звук мотора. Приближался какой-то автомобиль. Это был коричневый седан, который промчался мимо. Без колебаний Сперлок включил мигалку и понёсся следом. Он следовал за ним почти полмили, прежде чем они заметили его и остановились. Сперлок надел тёмные очки, вылез из машины и зашагал к автомобилю. Там находилась семейная пара средних лет. Мужчина на водительском сиденье посмотрел на него.

- В чём дело, офицер? Мы превысили скорость? - произнёс мужчина.

- Водительские права и регистрацию, пожалуйста, - сказал Сперлок.

- Вы можете ответить? Почему вы нас остановили, в чём проблема?

- Проблема в том, что вы едете в мой город.

- Простите, что вы имеете в виду? Мы что в розыске? Я задержан?

- Выйдите из машины, пожалуйста, - сказал Сперлок.

- Вы должны объяснить, что происходит, вы не можете просто так остановить нас и вытаскивать из машины.

- Сэр, не будете ли вы столь любезны заткнуть свой поганый рот.

- Что, простите?

- Я сказал: не будете ли вы так любезны заткнуться, сэр. Если не доходит, то просто захлопнись, придурок! Ты только и трещишь без умолку с тех пор, как я остановил вас. Да будет вам известно, я только собирался вынести вам предупреждение, но теперь выходите из машины, - произнеся последнее слово, Сперлок вытащил револьвер из кобуры.

Мужчина и женщина вылезли из машины. Полицейский приставил оружие к носу мужчины, держа его за голову. Сперлок несколько раз ударил его в лицо револьвером, пока нос того не превратился в кровавую массу. Женщина, закричав, принялась бежать. У Сперлока не было ни малейшей идеи куда она собирается удрать, ведь далеко ей всё равно не уйти. Он достал свою дубинку и бросил в неё. Перевернувшись в воздухе, дубинка приземлилась на женщину, как лопасть вертолета, впиваясь в ноги остро отточенным лезвием. Она охнула и повалилась на землю. Сперлок подошёл, вытащил дубинку и присел на колено возле неё. Она взглянула на него, всхлипывая.

- Вы кто? Зачем вы это делаете?

- Я помощник шерифа Сперлок, мэм. Добро пожаловать в Психовилль!

ГЛАВА 2

Клара второпях складывала вещи в рюкзак. Через час ей надо было встретить Бена и Николь в Остине, который находился в четырёх часах езды отсюда.

Она проспала и теперь металась в спешке. Клара пыталась дозвониться до них, но никто не ответил. На телефоне Николь включился автоответчик.

- Ну, давай же, отвечай! Чёрт! - крикнула Клара и бросила мобильник на кровать.

У неё было мало времени. Упаковав рюкзак, она направилась к машине, но тут зазвонил телефон. Надеясь, что это был Бен, она поспешила ответить.

- Алло!

- Клара, привет! Рад, что застал тебя.

Это был её шеф. Первую половину дня она работала в аптеке и ненавидела эту работу.

- В чём дело? - спросила она.

- Да мы тут зашиваемся, куча работы. Мне нужно, чтобы ты пришла.

- Ну, нет, я планировала поездку ещё несколько месяцев назад. Я уже собралась и сижу в машине.

- Ты нужна здесь. Трое не пришли, сегодня только я и Дженнифер.

- Я не знаю даже, что вам сказать… Я не могу прийти, - и она повесила трубку.

Через минуту он позвонил ещё раз, но она не ответила. Она уже была в машине.

Пока она ехала, мысли крутились вокруг Бена и Николь. Она надеялась, что они не сердились на неё, они были самыми близкими друзьями её семьи. Родители Клары погибли, когда она была ещё ребенком. Воспитывала её бабушка. Николь Джонсон и Бен Роббинс тогда только что съехались и стали жить вместе. Они относились к Кларе, как к младшей сестре. Это была парочка хипповатого вида, и они никогда не ссорились друг с другом. Они говорили, что не видят повода для ссор. Она не виделась с ними уже много лет. После окончания Техасского Технологического Университета она переехала в Форт-Уэрт. К сожалению, лучшее, что она могла найти тогда из работы, это продавец либо официантка.

Минут через тридцать она остановилась у магазинчика прикупить кое-чего в дорогу. Выходя из магазина, у бензоколонки она увидела пару, которая о чём-то горячо спорила. Девушка пыталась увернуться от парня, который хватал её за руки.

- Отпусти меня! - кричала девушка.

- Сядь в машину, там поговорим, - сказал парень.

- Я не хочу с тобой разговаривать! С меня хватит! Пусти!

- Сука! А ну, быстро в машину, мать твою!

Клара сделала вид, что не замечает их. Она садилась в машину, когда услышала, как парень закричал. Она увидела, как девушка схватила щётку для чистки стёкол и бросила её парню в лицо, затем развернулась и побежала. Клара не успела опомниться, как девушка открыла дверь её машины и запрыгнула на пассажирское сиденье.

- Поехали! - скомандовала девушка.

- Что?

- Я сказала: поехали! Пока он сюда не добрался!

- Да я даже не знаю, кто ты! - запротестовала Клара, - почему ты оказалась в моей машине?

Она взглянула в зеркало заднего вида и увидела, что парень с яростью приближается к ним.

- Ну, поехали же, чёрт подери! - снова крикнула девушка.

Кларе не хотелось быть втянутой во всё это, и она просто нажала на газ и выехала на шоссе.

- Извини…- пробормотала девушка.

- Какого чёрта происходит?! Почему ты залезла в мою машину?

- Я в панике, я ещё раз прошу прощения. Меня зовут Венди Хеншоу, - сказала она, - и этот мудак - мой парень Дикан. Хотя, скорее уже бывший парень.

- А из-за чего вы ругаетесь?

- Он ужасно ревнив. Этот дурак постоянно меня контролирует. Он подумал, что я флиртовала со служащим, когда покупала сигареты.

- Со служащим? Так ведь ему лет пятьдесят и он иранец, - сказала Клара.

- Ну, я так и сказала, что он староват для меня, но он думает, что я шлюха и трахаюсь со всем, что движется, когда он не видит.

- Ну и ну, а почему же ты с ним встречаешься?

Венди повернулась к ней, открыла рот и оттянула челюсть. Клара увидела, что у той во рту не хватает двух коренных зубов.

- В прошлый раз, когда я хотела уйти от него, он ударил меня по лицу. Выбил два зуба и сломал мне челюсть.

- Господи Иисусе…

Кларе было жаль Венди, но она тоже забеспокоилась и за себя. Девушкин обидчик мог поехать вслед за ними.

- Он собирается преследовать нас, не так ли?

Венди посмотрела в заднее стекло.

- Пока не видно, но всё может быть.

- А почему бы тебе не вызвать копов? - спросила Клара.

- Так он сам коп.

Замечательно, теперь она была на крючке у психованного копа.

- Так куда мы едем? - спросила Венди.

- Я направляюсь в Остин. У меня там встреча с друзьями. Это долгая поездка. Я могу тебя высадить где-нибудь.

- Не нужно, Остин мне подходит, мне нужно убраться подальше от Далласа. Может быть, там не будут мириться с тем, что Дикан такой долбоёб.

Вот чёрт! Венди была права. Между этими городами не было ничего общего. Венди глянула в заднее стекло и постучала Кларе по плечу.

- Вот блин…- сказала она.

- Что? - спросила Клара.

- Это он, это машина Дикана, - сказала она, показывая на двухместный “Pодстер”, движущейся позади них.

Он ехал очень быстро, догнав их прежде, чем Клара поняла это. Он уже почти упёрся в бампер её автомобиля. Ей никак было не оторваться от него. Её десятилетняя “Toyota Corolla” не могла двигаться быстрее. Никаких шансов против спортивного автомобиля. Она выехала на среднюю полосу, он не отставал. Клара двигалась посередине, пока справа не появился выездной пандус. Она крутанула руль вправо, выезжая на правую полосу, едва разъехавшись с небольшим грузовичком и въехала на пандус. Из-за того, что она слишком быстро нырнула в дорожный трафик у Дикана не было шансов вовремя среагировать и он промчался мимо пандуса, а Клара в это время свернула на дополнительную дорогу. Венди взвизгнула от радости, когда Клара замедлила ход. Она не могла разделить радость с Венди, так как парень мог появиться на следующем пандусе. Достигнув перекрёстка Клара повернула направо вместо того, чтобы ехать параллельно бесплатному шоссе. Она собиралась проехать по просёлочным дорогам, чтобы наверняка уже потеряться из поля зрения этого парня.

ГЛАВА 3

Дикан старался держать ситуацию под контролем.

Тупая пизда! Кто же та сука, что подобрала её?! Подруга? Она специально поджидала её там? А, не важно… Однажды он доберётся до них и тогда им обеим конец. На этот раз она слишком далеко зашла. Она вечно ему угрожала, что уйдёт. Тут нет ничего нового. Но он знал, что ей никогда этого не сделать. Да кому она нужна-то?! В лучшем случае её можно назвать немного привлекательной, но она была такой идиоткой, что никто не захочет возиться с такой. Ей повезло, что она нашла его. Тем хуже для неё, что она этого так и не поняла.

Он сбросил скорость, когда они проехали выездной пандус. Он ждал следующего. Он медленно поехал по обочине, надеясь, что они выедут на боковую дорогу. В таком случае они скоро встретятся. Прошло пару минут, а их всё ещё не было видно. Невозможно, чтобы он упустил их, только не с той скоростью, что он ехал. Oн дважды глянул в ту сторону откуда они должны были ехать, пересёк перекрёсток и снова остановился.

Да куда же они подевались, мать их?!

В одном направлении шло строительство дороги где-то в миле от него, поэтому он направился в другую сторону. Должно быть они поехали этой дорогой. Тупая шлюха думала, что избавилась от него, но у него имелся опыт поимки людей гораздо более хитрых и опасных, чем она. Он проехал ещё несколько миль, но никого не увидел, ни одной машины. Он проехал ещё на скорости 120 миль в час по прямой, в надежде добраться до них наконец, но вокруг была только дикая местность. Впереди показался густой лес. Это казалось странным, так как за последние 20-30 миль вокруг не встречалось ничего, кроме полей и сельхозугодий. Въехав в лесополосу “родстер” подпрыгивал на гравийной дороге, сменившей асфальт. Вынырнув откуда-то из-за угла, позади него остановился полицейский автомобиль. Это был “Crown Victoria” девяностых годов. Маячки на её крыше мигали, когда она пристроилась за “родстером” Дикана.

- Что за чёрт! - пробормотал Дикан, останавливаясь.

Он не думал, что превысил скорость. Дикан уже вытаскивал документы из бумажника, когда офицер подошёл к машине.

- Добрый день, сэр. Ваше водительское удостоверение и регистрация, пожалуйста, - попросил офицер, чья фамилия была Сперлок, судя по его бейджику.

- Привет, мужик. Я сожалею, что превысил скорость. Я немного спешу. Моя девушка пропала, - и он протянул офицеру своё удостоверение, - вот видишь - полиция Далласа. Я на дежурстве. Думаю, у моей девушки неприятности, она могла ехать по этой дороге. Может быть, ты видел её?

Коп не ответил.

- Эй, аллё!

- Полиция Далласа? - спросил Сперлок.

- Ага, всё верно.

- А позвольте поинтересоваться. Это место выглядит как Даллас для вас?

- Чего?

Сперлок стянул с себя солнцезащитные очки и наклонился ближе.

- Я спросил: выглядит ли это место как Даллас для вас?

- Нет, определенно это не Даллас. Но где же вашa профессиональная этикa? - спросил Дикан.

- Тут вот какое дело, понимаешь ли… Ты сидишь в своей модной тачкe и называешь себя представителем закона, но здесь только один закон - это я. Твоё крутое удостоверение большого города ни черта здесь не значит.

Ну, приехали. Последнее, что ему было сейчас нужно, так это свихнувшийся коп из маленького городишка.

- Послушайте, я просто…

- Почему бы тебе не выйти из машины, - сказал Сперлок.

Дикан покачал головой, тем не менее вылезая из своей тачки. Сперлок был намного ниже его. Если завяжется драка, он без всяких сомнений уложит коротышку в два счёта. Не говоря уже о том, что у него была одна штука, спрятанная сзади в штанах. Он не раз пользовался ей на своих дежурствах. У этого парня не будет никаких шансов.

- O’кей, я вылез. Что дальше? Вы здесь не любите городских, да? Я понял. Может быть, дать вам какую-нибудь бумажку, и я отвалю отсюда?

- Ты думаешь, крутой, да? Ты катаешься тут, как ни в чём не бывало, в своей мажорской тачке, трясёшь тут своей блестящей ксивой. Думаешь, маленькие копы вроде меня сразу начнут очковать?

- Послушай, парень, я не хотел разозлить тебя. Просто скажи в чём проблема? - произнеся эти слова Дикан медленно завёл руку за пояс джинсов, чтобы достать пистолет, но едва он успел коснуться его, Сперлок выхватил свою дубинку и ударил Дикана в предплечье и по колену. Тот заорал и упал на землю.

- Господи Иисусе! Какого хрена?! - взвыл Дикан.

Сперлок ткнул его концом дубинки в живот и забрал пистолет себе.

- Искал вот это, городской мальчик? - спросил Сперлок, - небось не думал, что маленький коп одержит верх?

- Да, твою мать, - сказал Дикан, поднимаясь на ноги, но Сперлок был проворнее, чем он ожидал.

Дубинка была будто продолжением его тела, когда он вертел ей, как на парадной эстафете, каждый раз ударяя Дикана по коленям, по рёбрам и по затылку. Удары были довольно крепкими, чтобы удержаться на ногах, и в то же время не причиняли серьёзного вреда. Дикан был в ярости. На этот раз Сперлок вложил больше силы, ударив непосредственно по шее Дикана. Удар пришёлся прямиком в блуждающий нерв. Ноги Дикана подкосились, обзор затуманился, и он рухнул на землю. Пока он попытался сфокусировать взгляд, Сперлок, возвышаясь над ним, завёл его руки за спину.

- Знаешь, а я ведь мог просто пристрелить тебя, - сказал Сперлок, - но так, я думаю, мы лучше позабавимся.

ГЛАВА 4

Клара сидела в незнакомой кухне, озираясь вокруг. На гравийной дороге у её машины спустило колесо. На помощь пришёл один старик. Он отбуксировал её автомобиль на своём пикапе к своему дому, который находился в стороне от дороги. Венди казалась напуганной, но Клара думала, что этот старик довольно мил, хотя и не без странностей. Он поставил по стакану лимонада перед каждой девушкой.

- Мой внук Чед скоро будет здесь. Он накачает вам шину, - сказал старик.

- Спасибо вам, - ответила Клара, - но вы не сказали, как вас зовут.

- Ай, как невежливо с моей стороны. Я - Роджер, Роджер Майерс. Мы живём здесь с Чедом. У нас здесь всего несколько соседей в округе, хотя некоторые из них немного с причудой, но большинство вполне нормальные люди.

- Правда? Но мы не виделись здесь других домов.

- Их не видно отсюда. Я построил ветряную мельницу, которая генерирует энергию, достаточную для небольшого городка, и мы выкопали несколько колодцев. Земля здесь адски твёрдая, но тем не менее мы выкопали их. Так что мы просто живём тут и поддерживаем себя, как можно.

Клара задумалась на секунду. Как же должно быть хорошо так жить. Никакой суматохи больших городов, слиться с природой, стать с ней одним целым… Но потом она вспомнила, что очень любит телевидение, фастфуд, свой смартфон и первая мысль тут же улетучилась.

- Звучит и правда неплохо, - сказала она.

- А когда придёт Чед? - спросила Венди.

- Да должен быть с минуты на минуту. Он ходил помогать соседям.

- Ну, ладно, а то мы спешим, - продолжила Венди, но Клара дёрнула её за руку.

Она вообще-то тоже спешила в Остин, но ей не хотелось быть грубой с этим стариком. Она попыталась дозвониться до Бена и Николь, но сигнал связи здесь отсутствовал напрочь.

- Интересно, что бы это значило? - произнёс Роджер, глядя в окно.

- А что там такое?

- Помощник шерифа Сперлок подъезжает. Обычно он никогда не является к нам, ну, за очень редким исключением.

Они услышали, как стукнула дверца машины, затем послышался стук в дверь. Сидя за кухонным столом Клара увидела полицейского. Он был низкого роста, почти ниже её и немного тощеват. Его униформа висела на нём, как будто это был ребёнок, играющий в полицейского, напялив на себя взрослую форму. На нём была ковбойская шляпа, солнечные очки.

- Привет, помощник шерифа Сперлок, заходи, - сказал Роджер, - чем могу быть полезен?

- А похоже, мой ответ сидит прямо здесь, - сказал Сперлок, не сводя глаз с девушек, - недавно тут проезжал парень. Он сказал, что его девушка сбилась с пути и потерялась. Бьюсь об заклад, одна из них - это она.

- Я не его девушка! - сказала Венди, поднимаясь, - этот мудак оскорблял меня. Я пыталась свалить от него.

- Он говорил, что вы можете сказать такое, мэм. Проблема в том, что он представитель закона. В свою очередь, я как ещё один представитель закона не могу проигнорировать это дело. Он сказал, что у вас были неприятности в Далласе.

- Да какие неприятности?! Он просто кусок дерьма.

- Сказал, что вы замешаны в грабеже. А эта девушка ваша сообщница. Вы угнали автомобиль.

На этот раз пришла очередь Клары подняться.

- Да какого чёрта! Вы с ума сошли? - спросила она, - мы ничего не крали. Я еду в Остин на встречу с друзьями.

- Боюсь, что это придётся отложить. Я вынужден отвезти вас обеих в отделение, там мы всё уладим.

- Мы что, арестованы? - спросила Клара.

- Пока да. Тот парень, Дикан, он сейчас в отделении. Поехали и не создавайте мне лишних проблем.

Венди подпрыгнула и стала пятиться назад.

- Нет-нет-нет уж, блять. Я не собираюсь возвращаться к нему. Клара, ты слышишь, что за дерьмо?

- Да, я слышу, - ответила Клара.

- Если вы будете сотрудничать, я не стану надевать на вас наручники, просто спокойно идите со мной и мы всё цивилизованно уладим. Если же нет, я могу очень рассердиться.

- Пойдём, Венди, - произнесла Клара, - давай просто посмотрим в чём там дело и поедем дальше своей дорогой, ни к чему столько спорить.

- Нет-нет-нет, я не могу. Ты видела его? Ты видела, что он делал? Они хотят, чтобы я вернулась назад с ним.

- Мы не обязаны возвращаться с Диканом, - сказала Клара, - мы просто узнаем в чём дело.

Она спросила у помощника шерифа:

- Нам ведь не нужно возвращаться с ним назад, правда?

- Если только вы ничего не натворили, то не нужно.

- Видишь? Всё уладится, поехали.

Венди шагнула было к ним, посмотрев на Роджера, который стоял у кухонной мойки, внимательно слушая.

- Не беспокойтесь, девчат. Чед придёт и починит вашу машину. Когда вы вернётесь сюда, всё будет готово, - сказал он им.

- Вот видишь, - сказала Клара.

- Отлично, - Венди расслабилась, и они пошли к двери, где их ждал Сперлок.

- Выходите, садитесь в мою машину, понятно? Только спокойно, никаких наручников, ничего такого. Я могу быть благоразумным. Я прошу вас сделать то же самое, - произнёс Сперлок, выходя на улицу.

Все сели в машину. Сперлок завёл двигатель и вырулил на гравийную дорогу. Клара не имела ни малейшего понятия о том, что происходит, но надеялась, что всё скоро закончится. Ей очень не нравилось так думать, но у неё был шанс избавиться от присутствия Венди рядом с ней на пути в Остин. Она прекрасно понимала, что девчонка была жертвой, но у Клары хватало и своих забот, без всяких там довесков в виде Венди и её драмы.

Через несколько минут они добрались до обветшалого здания с написанной краской от руки вывеской, на которой гласило:

“Департамент шерифа”.

Хотя у Клары было какое-то странное чувство, она надеялась, что всё пройдёт быстро.

ГЛАВА 5

Они вошли в здание и Сперлок повёл их по коридору вдоль ряда камер. В департаменте шерифа обстановка была довольно скудной: одинокий старинный письменный стол, со стоящим на нём дисковым телефоном и старомодной пишущей машинкой. Это место напомнило Кларе какой-то эпизод в фильме с Энди Гриффитом.

В первой камере сидел Дикан. Увидев их, он подбежал к решётке. Венди отшатнулась и шагнула за спину Клары, будто тот мог прорваться к ней через прутья.

- А вот и вы! Выпустите меня отсюда! Это она, это моя девушка. Венди, что происходит? Этот парень - псих.

- Почему он за решеткой? - спросила Клара, - вы ведь говорили, что у него есть обвинение против нас.

- Захлопни свой рот и иди молча, - сказал Сперлок.

- Эй! - крикнул Дикан, - я знаю, что вы меня слышите, эй!

Сперлок вытащил свою дубинку и махнул ей по прутьям решётки перед ним. Тот отскочил назад. Пройдя дальше Клара увидела кое-кого, кого никак не ожидала встретить в этом месте.

- Бен! Николь! А вы-то что здесь делаете? Бен, что у тебя с лицом? - изумлённо спросила она.

Её друзья сидели в разных камерах, находящихся рядом друг с другом. Лицо Бена было всё в синяках и с засохшей кровью, нос распух и согнут в сторону. Бен подскочил, вытянул руку по направлению к Кларе, но Сперлок тут же ударил по руке дубинкой.

- Руки убрать! - прорычал он.

- Клара, мне так жаль. Как ты попала сюда? Ты ехала на встречу с нами?

- Да, как планировалось. Но этой девушке требовалась помощь и нам пришлось ехать в объезд и вот мы оказались здесь.

- Мы собирались поехать глянуть на арт-фестиваль недалеко от Остина. Мы думали, надо ехать по этой дороге. По крайней мере, нам так сказали. Мы отклонились от шоссе, чтобы сделать крюк, так как думали, что пропустили выезд на нужный путь. Я не был точно уверен тем ли я путём свернул. До того, как я узнал, нас остановил полицейский. Он ударил меня своей дубинкой. Он издевался над Николь. Так и не сказал почему арестовал нас. Сказал, что это место называется “Психовилль”. Я с ним согласен, - объяснил Бен.

- А ну, заткнулись все! Пошли в камеры, - приказал Сперлок.

- Так что, мы арестованы? - спросила Клара.

- Ага, вы арестованы.

- А за что?

- Клара, не спорь с ним, ты ничего не добьёшься. Посмотри, что он сделал со мной, - выкрикнул Бен.

Теперь Кларе по-настоящему стало страшно. Этот коп солгал им про обвинения, выдвинутые против них в Далласе. Она была совершенно уверена, что Дикан, если бы был здесь, чтобы экстрадировать их, вряд ли бы сидел сейчас в камере. Бен выглядел так, словно куча парней надрала ему задницу. Что-то здесь было не так, но ей не хотелось нагнетать обстановку, пока она не обдумала ситуацию. Безо всяких споров она вошла в камеру. Венди напротив стала протестовать.

- Я не собираюсь заходить туда. Вы не можете так поступить. У нас есть права. Я требую адвоката! - Венди кричала и визжала.

Сперлок молча затолкал её в камеру и закрыл дверь. Затем запер Клару в другой камере и повернулся, чтобы уйти. Клара огляделась вокруг. Она увидела Николь, сидящую в углу на полу камеры, обнимая себя за колени.

- Что происходит, блять, это уже слишком, - сказала Клара.

- Откуда мне знать. Он остановил нас и заставил выйти из машины. Я спросил: почему? Он стал меня бить, чёрт знает что.

- Нам сказали, что этот коп из Далласа. Думаю, что так и есть. Нам сказали, что он расследует ограбление, совершённое в Далласе, и хотел допросить нас и вот теперь мы здесь, заперты в камерах.

- Мы приехали сюда всего пару часов назад. Увидели только, как он приводил сюда кого-то ещё.

Клара увидела, как Сперлок сидит за столом с телефонной трубкой около уха. Она стала прислушиваться, пытаясь услышать с кем он разговаривает. Ей приходилось напрягаться, чтобы хоть что-то расслышать, ведь Дикан, всё ещё вопящий в камере, усложнял эту задачу. Она не могла представить, как Венди могла оставаться с ним так долго. Сама она едва ли была знакома с ним, но уже ненавидела его.

- Да! - сказал Сперлок, - у меня все тут собрались, целый букет. Вечером можно устроить аукцион. Что? Не знаю. У меня тут их пятеро, пока хватит. Семейке Освальдов как раз подойдёт для киношек. Приходи, сам посмотришь. Можешь привести кого-нибудь с собой. Как обычно, кто больше заплатит, того право первого выбора. Нет, шерифа сегодня не видел. Уже несколько дней его не видать. Да. Всё, давай, - Сперлок повесил трубку.

Аукцион? Фильмы? Право выбора?

Клара не имела ни малейшего представления о том, что происходит, но всё это ей ужасно не нравилось. Из телефонного разговора можно было догадаться, что он собирается выставить их на торги.

Ни хрена себе!

Он продаст их в сексуальное рабство. Она пыталась подавить панику, но в её голове выстраивались лишь какие-то зловещие сценарии. Тем временем Сперлок подошёл к камере Клары и огляделся вокруг.

- Испугалась, да? - спросил он.

Она ответила кивком.

- Это хорошо, - сказал он, - так и должно быть. Должен кое в чём признаться. Я был не совсем честен с вами. Нет никаких обвинений в ограблении в Далласе.

- Я так и думала, - сказала Клара.

- Отлично. Ты не так глупа, хотя это не так уж и хорошо, наверное.

- Так, а если обвинений нет и мы не арестованы, в чём тогда дело?

- Ну, скажем так…- начал Сперлок, - всё, что с вами происходило ранее - это ещё цветочки. Как говорится, ягодки впереди.

ГЛАВА 6

Даниэль Толли сидела прикованной к стене, желая, чтобы они убили её и поскорее. Попытка бегства привела её прямо к помощнику шерифа, который, как она надеялась, должен был помочь ей, но оказался одним из них. Весь этот городок был полон чёртовых психов. Честер сильно разозлился на неё. Даниэль думала, что он изобьёт её до полусмерти, но он даже не поднял на неё руку, он просто забрал её из отделения и приковал к стене. Олли хотел было стукнуть её по лицу, но Честер не позволил.

- Пока фильм не снимется, этого делать нельзя, - сказал он.

Они говорили о снафф-фильмах. Кажется, она слышала о таких раньше, но никогда не думала, что они существуют на самом деле. Как оказалось, они существуют. Другая девушка, сидящая напротив неё, уставилась в потолок и не сводила с него глаз, с тех самых пор, как Даниэль вернулась сюда. До её побега им удалось немного поговорить друг с другом. Её звали Коллин Кэссэди. Когда Даниэль привели сюда снова, Коллин едва ли посмотрела на неё. Интересно, причинили они ей боль, пока Даниэль отсутствовала? Если так, то это была вина Даниэль. Она так хотела освободиться, но ей претила мысль о том, что её бегство могло привести эту девушку к смерти. Но теперь это было всё не важно. Обе девушки были обнажёнными. Было холодно. Её мысли прервал кто-то, открывающий дверь.

- Ну, что же, дамы, время настало! - сказал Честер, когда Олли и мужчина постарше, она поняла, что это был их отец Дэррил, вошли и установили камеру на штатив.

Олли держал микрофон. Вошёл четвёртый человек, намного ниже их ростом, это была девушка.

- Вы ещё не знакомы с нашей лучшей актрисой. Это наша сестра. Её зовут Эхо. Она будет с вами работать.

Эхо была одета в чёрную майку и чёрные шорты с чулками в сеточку. Её руки были сплошь покрыты татуировками. Она осмотрела девушек сверху донизу, ухмыльнулась.

- А что! Эти девки хорошенькие. Я отлично позабавлюсь с ними, - сказала она.

- Сделай так, чтобы ты уложилась вовремя. Надо дотянуть до конца. Наши покупатели хотят что-то стоящее за свои бабки. В прошлый раз ты закончила слишком быстро.

- Ладно-ладно, что поделать… Последняя не смогла долго продержаться со мной.

Она подошла к Даниэле и запустила свои пальцы ей в волосы.

- О, какие шелковистые. Пожалуй, я начну с неё.

- Что… Что вы собираетесь делать? - спросила Даниэль.

Эхо глянула на Честера.

- Почему ОНО разговаривает со мной? - спросила она.

- Ну и ответь ей. Ты не такая уж и звезда, чтобы не снизойти до разговоров со статистами.

- Она не статистка. Она просто грёбаная подстилка.

- И тем не менее.

Эхо посмотрела на Даниэль.

- Так что, сучка, ты не знаешь, что такое снафф-фильмы?

- Я слышала об этом.

- Правильно, - произнесла Эхо, - так вот что произойдёт. Я разденусь догола, как и вы, а потом буду трахать тебя и ту другую, пока вы не сдохнете. Будет больно, да. Вы будете орать и визжать, как та грёбаная банши, которой подожгли пизду.

- Нет… Зачем? Ты это серьезно?

- Да! Потому что это весело и мне платят за это кучу зелёных, ты, пизда тупая. Боже мой! Вот почему я предпочитаю не разговаривать с вами, глупыми курицами. Ну, так как, мы готовы?

- Уже почти, - сказал Дэррил, устанавливая видеокамеру.

Через минуту он показал ей большие пальцы вверх. Эхо сняла майку и шорты. Она была абсолютно голой, не считая сетчатых чулок, она стянула свои волосы в конский хвост и потянула девушку за руку. Даниэль попыталась отбиваться от неё, но получила удар в лицо. Эхо ослабила её оковы, чтобы можно было протащить её подальше от стены, затем прошла в угол комнаты и стала копаться в какой-то сумке. Возвратилась она с огромным блестящим дилдо с ремешком и большим ножом. Когда она подошла ближе, Даниэль увидела, что нож прикреплён ремешком к концу дилдо. Именно из-за этого он так блестел. От вида этой чудовищной штуки Даниэль закричала, что вызвало смех у Эхо.

- Ну, тебе нравится моя новая игрушка? Она такая эффектная. Хотя я предпочитаю не использовать её на себе. Думаю, тебе понравится эта штука. Может разрезать любую дрянь, ха-ха-ха.

Смех её становился всё более маниакальным, по мере того, как она приближалась. Пока Эхо шагала, эрегированный смертоносный дилдо подпрыгивал вверх и вниз. Даниэль перекатилась на живот, пытаясь уползти дальше, но Эхо схватила её за волосы и поставила на колени. Она почувствовала, как лезвие начало входить в её задний проход с такой силой, что она даже не могла закричать. Остриё пробиралось по её прямой кишке, всё глубже погружаясь и взрезая внутреннюю плоть. Кровь и другие жидкости засочились из её анального отверстия. Даниэль заорала что было мочи, во всю силу своих лёгких. Боль была невообразимой. Эхо была права. Как будто кто-то поджигает её анус и полил сверху жидкости для заправки зажигалок. Через несколько минут, которые длились как часы, Эхо остановилась и наклонилась к Даниэль.

- Видала, сука! Круто ведь мы забавляемся, да? Будь паинькой, не дергайся. Неохота бить тебя по печени.

Проговорив это, Эхо вонзила остриё в бок Даниэль, вызвав очередной вопль. Она дырявила ей бок целых несколько минут, выпустив целый поток крови из развёрстой раны. Даниэль ощущала, как лезвие задевает желудок и кишечник. Несмотря на адскую боль, она затаила дыхание из страха перед любым движением, боясь, что её желудок сейчас проткнут, если он уже не проколот. Эхо перевернула Даниэль на спину, но она была слишком окровавлена и сильно ослабела, чтобы бояться. Эхо расположилась между её ног и поводила дилдо вдоль её половых губ. Улыбаясь она смотрела в лицо Даниэль.

- Переходим к более приятной части, хотя у меня нет гандона, извини, - сказала она, громко смеясь и вонзая острую штуковину в девушку.

ГЛАВА 7

Клара наблюдала, как в отделение шерифа входят разные люди. Это было как во фрик-шоу “Кто есть кто”. Два брата Олли и Честер. Они говорили о съёмках фильмов. Какой-то высокий человек в чёрной накидке с капюшоном. Он снял капюшон и стали видны длинные белые волосы и такая же борода, как-будто Оби-Ван Кеноби встретил Гэндальфа. Были там ещё какие-то люди, заполнившие коридор между камерами.

- Ну что ж, господа, вы знаете правила, - сказал Сперлок, - у меня тут отличная подборка для вас. Не называя вслух свои ставки пишите их на листках бумаги и передавайте мне.

- А где шериф? - сказал человек в чёрной накидке.

- Он занят, - ответил Сперлок, - я за него.

- Аукционы проводит шериф. Когда он передал тебе это право?

- Если не хочешь участвовать - ты свободен. Не могу сказать, когда у нас появится следующая группа. Чёрт, все эти ублюдки в камерах знакомы друг с другом. Ну, что же… Тем интереснее, - объяснил Сперлок.

Человек в накидке ничего не ответив огляделся по сторонам. Остальные начали писать на листках и передавать их Сперлоку, который бегло просматривая бумаги поглядывал на заключённых.

Дикан наконец перестал орать, чему Клара была рада, так как её голова уже взрывалась от его воплей.

- O’кей, мы готовы. Эй, дохляк в средней камере, - позвал он, обращаясь к Бену.

- Меня зовут Бен, - откликнулся он.

- Да всем насрать, а к завтрашнему дню это вообще станет неважно, - он открыл дверь камеры, схватил Бена за воротник, - ты пойдёшь с этими славными людьми.

- А кто они?

От толпы отделились несколько женщин. Их было четверо. В возрасте от девушки-подростка до дамы лет шестидесяти. Одна из них носила повязку на глазу, а у всех не хватало чуть ли не половины зубов во рту.

- Эти милые дамы - девушки Хаятт, они хорошенько позаботятся о тебе.

- Что вы несёте, чёрт побери? - спросил Бен в то время, как одна из женщин накинула ему на шею петлю, вроде той, которой ловят животных.

Она потянула за верёвку, таща Бена за собой. Он попытался наброситься на неё, но она лишь потянула сильнее, крепче затягивая петлю, пока он не начал задыхаться. А потом немного ослабила её.

- Не выёбывайся мне тут, дружочек, - сказала девушка, - а то засуну тебе эту палку глубоко в задницу, так что ты надолго забудешь, что такое сидеть.

Одна из младших девушек стащила с Бена штаны.

- Что она делает? Что происходит? - недоумевал он, когда девчонка стала поглаживать его пенис. Он было хотел извернуться, но та, что постарше, снова сдавила петлю. Ещё одна женщина подошла и начала нащупывать его член и тут подал голос Сперлок:

- Ну хватит-хватит, забирайте его домой и наиграетесь там с ним сколько влезет. Нам надо продолжать, - крикнул он.

Женщины прекратили свои игры и потащили Бена к выходу. Кларе стало нехорошо. Этот парень давно ей был уже как старший брат. Он взглянул на Николь у самого выхода.

- Бен! - закричала Николь, но его уже увели.

Николь заплакала и снова села в свой угол. А Сперлок продолжил читать следующие листки.

- Так, следующие. Подружка Бена, - сказал он, открывая камеру Николь.

- Что? Нет…

- Сожалею, ты пойдёшь с нашим добрым колдуном, - сказал Сперлок, показывая на человека в накидке.

- Я не колдун, я первосвященник Великого Ктулху!

- Тем не менее. Выходите, леди, - Сперлок выволок Николь из камеры.

Она то и дело всхлипывала.

- Даже не пытайся спорить.

Парень в накидке схватил её за руку и повёл к выходу.

- Пойдём, - сказал он ей, - Тёмный Лорд будет доволен.

Николь плакала не переставая, когда они уходили.

Сердце Клары упало.

Осознание того, что им не выбраться отсюда живыми пронзило её, словно острым ножом. Сперлок уткнулся в следующую бумагу, как тут с громким хлопком открылась задняя дверь.

- О-о-о, у вас здесь что, вечеринка без меня? - это была какая-то девушка, - а я обиделась на вас, да.

У девчонки были длинные волосы, чёрная короткая майка, шорты и куча татуировок. Сперлок посмотрел на потолок и закатил глаза.

- Где твои манеры, Эхо? Пускай парни решают здесь.

- А где шериф? Ты не должен решать за него, - сказала она.

- Это не твоё дело.

- Ну, не знаю… Я нравлюсь шерифу. Интересно, что будет, когда он узнает, что ты решил поиграть в него? Какой позор…

- Что это ты имеешь в виду? - от лица Сперлока отлила краска.

- Ну, он всегда любил меня. Он называл меня своей маленькой пташкой. А что, если маленькая пташка начирикает ему о твоих делишках? Ух, тогда он возьмётся за тебя.

- Эхо, как ты себя ведёшь? - встревожился Сперлок.

Он взглянул на братьев Освальдов.

- Ребятки, ваша сестра что, белены объелась?

- Эй, она уже большая девочка. Я видел её в фильмах, я их сам снимаю, - сказал Честер, а Олли лишь рассмеялся.

- Да ладно, не паникуйте, помощник шерифа. Гляди-ка, как разволновался. Просто отдайте нам оставшихся троих для нашего фильма и мы уберёмся, - произнесла Эхо.

В отделении находились ещё несколько семей, которые запротестовали перед таким поворотом событий.

- Эй, вы что творите? Вы так же должны предлагать свою цену, как и все мы, - позади толпы выкрикнула женщина.

- Заткнись, старая сука, или я сейчас отрежу тебе грёбаные детородные органы и скормлю их тебе! - ответила ей Эхо.

Она выглядела обезумевшей, так что женщина отступила на пару шагов назад, хотя их и так разделяло расстояние футов в двадцать.

Эхо обратилась к Сперлоку:

- Ну, так что скажешь? Сделаем как я сказала и к следующему свиданию с шерифом я всё забуду.

Лицо Сперлока потемнело, и он ответил, потрясая головой:

- Ладно, забирайте их, - он бросил ей ключи и пошёл к выходу, - только не прибегайте ко мне потом с воплями, что один из них удрал! - крикнул он напоследок.

Эхо засмеялась, вставляя ключ в камеру Клары.

- Мы позабавимся с этими девчонками! - радостно сказала Эхо. - Олли, выведи того бойфренда, он тоже пойдёт с нами, - сказала она, указывая на Дикана.

Посмотрев на Клару, она произнесла:

- Но, если хоть один из вас попытается ослушаться, я распотрошу вас всех как грёбаных свиней.

ГЛАВА 8

Николь сидела в небольшой клетке и озиралась вокруг. В соседней такой же клетке находился мужчина. Клетки были достаточно просторными для того, чтобы сидеть, но приходилось немного горбиться. Мужчина беспрерывно шмыгал носом и фыркал. Поток жидкости сочился из его носа прямо на рубашку.

- Привет, - сказала она.

Слёзы всё ещё текли по её лицу, но по крайней мере она не утратила контроль над собой.

- Здравствуй, - всхлипывая произнёс он.

- Я - Николь Джонсон.

- Клинт. Клинт Тилль. Tы только что попалa сюда?

- Да, этот псих помощник шерифа поймал нас.

- Да, то же самое. Я вообще не уверен, как мы оказались в этом городишке, его нет ни на одной карте, - ответил он.

Николь не успела ответить ему, как в помещение вошёл священник. Он был в своей накидке, капюшон откинут, белые волосы разбросаны по плечам. Он приблизился к клеткам и опустился на колени.

- Приветствую вас! Полагаю, я был немного груб с вами. Я - Линдерман, первосвященник Великого Ктулху. Вы оба были выбраны в качестве его жертв. Такая честь оказана вам. Через вашу боль и страдания Тёмный Властелин будет возвеличен и сила его возрастёт. Ваши жизни обретут свою значимость. Немного людей удостаивались такой чести. Разве это не прекрасно?

От его восторженной речь у Николь пробежал холодок по телу. Она не знала какого рода боль и страдания он имел в виду, но скоро ей предстоит всё это узнать.

- Послушайте, мистер Линдерман, - начала она, - я верю, что вы, как священник, очень верны своему…

- Ктулху, - произнёс он.

- Да-да, спасибо, Ктулху. Понимаете, ведь никто из нас не поклоняется этому существу, так что приносить нас в жертву ему было бы пустой тратой времени, - сказала Николь.

- Неправда. Тёмный Властелин всегда рад любой человеческой плоти, принесённой ему в жертвоприношении. Он умиротворяется от вашей боли. Через ваши страдания он будет прославлен, - священник воздел руки к небу, говоря эти слова.

По своему виду он вполне мог сойти за какого-нибудь хиппи, если бы не разглагольствовал о человеческом жертвоприношении.

- Я прошу вас, мистер Линдерман, - подал голос Клинт, - у меня есть маленький ребёнок - дочка. Пожалуйста, отпустите меня домой к ней.

- Боюсь, что не могу, но ваша маленькая дочь будет гордиться тем, что её отец стал частью самого Великого Господина Ктулху.

- Но…- начал Клинт, однако Линдерман остановил его.

- Достаточно разговоров, время почти пришло.

Он поднялся на ноги и вышел из комнаты. Клинт и Николь переглянулись.

- Я не хочу умирать, - произнёс Клинт.

- Да уж, мне тоже не хочется страданий. Если он хочет убить нас, он мог бы по крайней мере сделать это безболезненно, но похоже без боли не обойдётся, по его словам.

Дверь открылась и Линдерман вернулся. Опустившись на колени, он открыл клетку Николь, держа перед собой электрошок, на случай её бегства. Ещё у него была петля, прицепленная к палке, вроде той, которой дамы играли с Беном в департаменте шерифа. Он надел её на шею Николь и потянул из клетки. Он выволок её на улицу, которая была теперь темна и потащил к дереву, возле которого стояло около дюжины людей в таких же накидках, как у Линдермана. Что за культ они исповедовали? Ей было неизвестно. Она не хотела становиться частью этого безумия, но очевидно, сейчас она и есть главный объект их празднества. Кто-то подошёл к ней и привязал её за руки спиной к дереву. Тонкой верёвкой они обвязали её лодыжки и талию вокруг дерева. Затем Линдерман снял с её шеи петлю. Из домика вывели мужчину, который сидел с ней в соседней клетке. На нём так же, как и раньше на ней, была накинута петля. Клинт отчаянно отбивался и кричал, когда его вели к огромной яме, выложенной камнями, недалеко от дерева. Внутри этой ямы была свалена куча веток, а сверху висело нечто вроде железной клетки. Они опустили клетку и втолкнули Клинта в неё. Сняли с него петлю и одежду и заперли дверцу клетки.

- Что происходит? - выкрикнул Клинт, - что происходит? Что вы со мной делаете? Прошу вас!

Игнорируя его люди в чёрных накидках стали о чём-то тихо совещаться между собой. Их разговор длился несколько минут. После этого один из мужчин натянул цепь, и кабина поднялась над ямой футов на двадцать. Они отступили назад, сформировав круг, в то время, как висящий в клетке Клинт неистово орал:

- Выпустите меня отсюда! Я прошу вас! У меня есть деньги! Я могу вам дать кучу денег! Я не стану обращаться в полицию! Я никому ничего не расскажу! Я обещаю, пожалуйста!

Линдерман шагнул из круга и обратился к своим людям:

- Братья мои и сёстры! Мы собрались здесь, чтобы преподнести эту особую жертву нашему Тёмному Отцу, Доброму Властелину Ктулху, дабы он пробудился и насладился нашим жертвоприношением. О, Великий Властелин, просим тебя принять в дар страдание этой заблудшей души и быть снисходительным в твоей славе. Отныне мы взываем к тебе. Прими его боль и страдания.

Линдерман отступил на пару шагов и какой-то человек в капюшоне зажёг факел, подошёл к яме и поджёг деревянную кучу, превращая в здоровенный костёр. Пламя доходило почти до дна клетки, в которой вопли Клинта начали достигать невероятной безумной тональности. Николь, не осознавая того, кричала сама. Вдруг клетка стала медленно опускаться прямо в костёр. Она опустилась фута на два и остановилась. Клинт пытался взобраться по прутьям клетки вверх, избегая пламени, но она была недостаточно большой для этого. Он подпрыгивал, когда языки пламени лизали железные прутья. Его плоть обжигало, соприкасаясь с раскалённым металлом, его крики пронзали слух, это было невыносимо. Он завизжал, когда горящая сталь раскалила его ступни. Куски его кожи отваливались и падали в огонь. Вскоре Николь уже не могла слышать его крики, так как его голосовые связки пересохли до того, как горло его выдохлось от жара, просочившегося внутрь его физической оболочки. Его глазные яблоки выскочили из орбит, и он затих. Клетка, окружённая языками пламени, находилась теперь в центре ямы. Люди вокруг клетки, ликуя, сняли с себя свои накидки. Все они были обнажены. Там были мужчины и женщины. Кто-то постарше, кто-то помоложе. Они навалились друг на друга, слившись в массовой оргии. Николь видела, как Линдерман нагнул молодого парня и оседлал его, в то время, как этот парень сосал член у другого мужчины. Покончив с парнем, он вытащил свой член из его задницы и стал трахать женщину постарше по-собачьи. От запаха сгорающего трупа Клинта и от вида безумной оргии к горлу Николь подступила тошнота. Линдерман издавал животные звуки, похрюкивая и крякая. Остальные стонали и извивались. Не в силах выдержать дальше сие представление Николь потянулась вверх. Она не могла наклониться вперёд больше, чем на несколько дюймов из-за верёвок, стягивающих грудь и ноги. Предавшиеся оргии люди, не обращавшие на неё внимания, сменяли партнёра за партнёром. Она закрыла глаза и стала молиться хоть каким-то высшим силам, услышавшим её, чтобы спасти её от этого кошмара.

ГЛАВА 9

- Пустите меня! Прекратите! - кричал Бен, но девушка продолжала игры с его членом.

Девчонке, должно быть, не исполнилось и семнадцати, она была одноглаза и потеряла все свои передние зубы. Она улыбалась и хихикала, мастурбируя его член, который твердел, несмотря на то, что Бен пытался бороться с этим. Его тело предавало его… Оно возбуждалось вопреки его отвращению ко всей этой ситуации.

- Очень хорошо, Джуди! - крикнула ей шепелявя женщина в годах, - сделай его по-настоящему большим и твёрдым. У нас есть особенный подарок для него.

Бен не мог двигаться. Он был обнажённым и привязан к столбу посредине хижины. Они стащили с него одежду и посмеялись над его небольшим мужским достоинством, хотя для этой девочки оно было вполне достаточно по размеру.

- Что вам нужно от меня? Прошу вас, остановитесь!

Пожилая женщина, хромая на одну ногу, подковыляла к нему и стукнула его по лицу. Несмотря на её хрупкую внешность, удар был довольно силён и его щека, словно загорелась от боли.

- А ну-ка, прекращай кваситься! Мои девчонки никогда не ноют, не скулят как ты. А сейчас моя дочь хочет играться с твоим членом, так пускай играет. Продолжишь свой идиотский скулёж - и я отрежу твой трахальник вместе с яйцами! Ты этого хочешь, а?

Бен неистово покачал головой.

- Ну и отлично, - старуха повернулась и поковыляла обратно, а её дочка взяла его член в рот и стала посасывать, как будто это было эскимо. Потом она встала, задрала платье и стала насаживать себя на его достоинство. Он закрыл глаза и закусил губу, а девчонка подпрыгивала на его члене. Её мокрая киска плотно удерживала член, который издавал хлюпающие звуки с каждым толчком. Через несколько минут девушка застонала от оргазма. Когда она кончила она встала, натянула обратно своё платье и сказала:

- Ну вот, я сделала это.

Бен чувствовал страшную усталость, но в то же время облегчение, но тут ещё две девушки вошли в комнату. Они были также без зубов, но по крайней мере двуглазые. У одной из них нос был вывернут и выглядел как пятак на свином рыле. Они начали хлопать его по яичкам, члену. Ну, а затем вылизывать, сосать, похрюкивать и причмокивать. Бен еле сдерживал слёзы, когда они крутили и вертели его член в разные стороны. Свинорылая девчонка присела на него сверху, оседлав как коня. К тому времени, когда они кончили, вернулась одноглазая с козой на поводке.

- Смотрите, нашей Спарки так одиноко…- сказала она, - пусть он подарит ей немного любви.

- Да-а! - закричали остальные девушки, когда она подвела к ним козу.

Бен попытался освободиться от верёвок, но тут одна из них схватила его за член, а другая притянула за поводок козу и направила член в неё. Коза громко заблеяла, а девчонка произнесла, шепелявя:

- Трахни её, давай трахни!

- Пошла на хуй! - заорал Бен, - вы все идите на хуй!

Девчонка достала из кармана опасную бритву и приставила её к его шее, достаточно, чтобы вышло несколько капель крови.

- Ты трахнешь её или я отрежу твою грёбаную башку! - приказала она.

Бену ничего не оставалось делать, как двигая бёдрами входить в лоно козы, которая блеяла с каждым толчком внутрь. Он двигался всё быстрее, надеясь, что они оставят его в покое, когда он кончит. Пару минут спустя его бёдра начали болеть, он замедлил темп.

- Продолжай! - приказала девчонка.

Бен продолжал пока не выдохся совсем. Наконец, по прошествии получаса, они оттащили от него козу, которая вдруг подалась назад и ударила задними копытами ему прямо в пах. Бен крикнул, почувствовав, как его мошонка как будто бы взорвалась от боли. Инстинктивно он пытался согнуться, но не мог, он был крепко связан. Девчонки громко засмеялись, а старуха, хихикая, указала на него крюковатым пальцем и пробормотала беззубым ртом:

- Старушка Спарки отменно зарядила ему по яйцам!

Бен застонал. Девчонки продолжали смеяться. Боль пронзила его пах и живот. У него даже закружилась голова. Он попытался перевести дыхание, но боль не отступала. Ноги его подкосились, и он рухнул на пол, верёвки больно впились в запястья, когда Бен заскользил спиной вниз по столбу.

- Ну, посмотри, что же ты натворил! - шепелявя заговорила старая ведьма, - ты всё сломал!

Спарки увели, а Бен перестал плакать и наконец потерял сознание. Одна из девчонок развязала его и перевернула на спину.

- Он умер? - спросила одноглазая.

- А я знаю? Hе думаю, - ответила другая, - кажется, он ещё дышит.

Неожиданно Бен резко открыл глаза, поднялся, оттолкнул ближайшую к нему девчонку и выбежал за дверь.

- Поймать его! - приказала старуха.

Боль Бена никуда не делась, когда он выскочил за дверь и принялся бежать в лес. Сухие ветки и камни больно впивались в его босые ноги, когда он быстро бежал, стараясь, как можно больше увеличить расстояние между ним и девчонками, преследующими его. Уже стемнело, и он не имел ни малейшего понятия в какую сторону ему направляться. Колючие ветки царапали его голую кожу, как будто ему было мало несчастий. Оглянувшись назад он не увидел преследователей, он даже не услышал их. В мутной темноте он не заметил стоявшего впереди дерева и с разбегу врезался в него, свалился наземь и больно ударил зад. Он лежал на спине, откашливаясь и стараясь перевести дыхание. Прежде чем ему это удалось, он почувствовал огромный башмак на его груди. Он взглянул вверх и увидел тёмный силуэт, возвышающийся над ним. В тусклом лунном свете он мог различить лицо человека, но вряд ли бы это можно было назвать лицом. Парень растянул рот в диком оскале. Лицо его было деформировано, многочисленные складки кожи были пересечены глубокими трещинами и это была не маска, скорее всего, это настоящее лицо. Сперва Бен попробовал выдавить из себя улыбку в ответ. Может быть, этот парень поможет ему, но тот держал бензопилу в паре дюймов от лица Бена.

- Не-е-ет! - заорал Бен, зажмуривая глаза. Последнее, что он услышал, был звук работающей бензопилы.

ГЛАВА 10

Когда они оказались в небольшой студии, Клара ужаснулась от вида Коллин, находившейся связанной в углу комнаты. На полу посреди помещения виднелись пятна засохшей крови. Судя по запаху, она засохла совсем недавно. В студии имелись прожекторы и другое кино-оборудование. Был даже зелёный экран на стене.

Дикан огляделся вокруг, он улыбался, несмотря на то, что на шее у всех троих были накинуты петли.

- Чёрт возьми! А мы что, будем сниматься вчетвером? - спросил он.

- О, Господи! Ты просто больной ублюдок! - сказала Венди.

- Эй, киска, по крайней мере это было бы намного лучше, чем трахать такое бревно, как ты.

- Заткнись, любовничек! - приказал ему Честер. - Это тебе не просто порнушка типа “Дебби едет в Даллас”. У нас тут есть своя звезда и имя этой звезды - Эхо.

Глаза Дикана загорелись похотливыми огоньками. Ведь он уже видел Эхо. Она была та ещё секси-штучка. Его губы скривились в глупой улыбке. Их похитители улыбнулись и надменно закатили глаза. В этот момент появилась Эхо и оглядела всех с головы до ног.

- Почему они всё ещё одеты? Раздеть их всех и начинаем. Мы круто поразвлекаемся с этой троицей. Это будет главная работа всей нашей жизни, - произнесла она.

- Работа всей жизни? - переспросил Честер. - Ты не забыла в каком жанре мы снимаем фильмы?

- Всё верно, но в каждом жанре можно достичь вершины, и мы будем на вершине в нашем.

- Я даже не знаю, снимает ли кроме нас кто-то такое, - сказал Олли.

- Именно! Давайте раздевайте и связывайте их, а я сейчас вернусь, - сказала она и вышла.

- Эй, вы, снимайте своё шмотьё! - приказал Честер.

Пленники переглянулись всё ещё не веря происходящему. Но парни посильнее затянули их петли и ослабили их лишь тогда, когда Честер ещё раз приказал им раздеться. Лишь на этот раз они поняли. Пленники разделись до нижнего белья.

- Эти тряпки тоже снимайте, - сказал Честер.

Они подчинились, а Дикан начал разглядывать Клару.

- Зачётные у тебя сиськи! - сказал он.

Кларе стало тошно от того, что он так пялится на неё. Этот парень олицетворял всё, что она ненавидела в мужчинах. Нет, конечно, она любила мужчин, но парни типа него просто бесили её. Она очень боялась за свою жизнь, но если бы убили Дикана, она бы не пролила и слезинки. Может быть, его убьют первым? Она сложила руки на груди, пытаясь хоть немного закрыться от него.

- Так, ребятушки, сядьте-ка к стене, - сказал Олли.

Они подошли к стене и мужчины приковали их руки к цепям, сняли с них петли.

- Что всё это значит? Что вы собираетесь с нами делать? - спросила Клара.

- Вы станете кинозвёздами, - засмеялся Честер.

- Ага, настоящими большими звёздами, - вторил Олли.

От их дурацкого смеха у Клары снова свело живот. Она подумала, что это была какая-то особая порностудия. Кровь на полу… Здесь происходит что-то более ужасное, чем обычное порно. Она попробовала подвигать кистями рук, но ей это почти не удалось, так как они были скованы цепями. Девушка, сидящая в углу, почти не смотрела на них. Тут открылась дверь и вошла Эхо. Она переоделась в чёрную шёлковую накидку и собрала волосы в конский хвост.

- Вот какой милый букет здесь собрался, - сказала она, - у меня идея, хочу попробовать кое-что новенькое.

- Это ты о чём? - спросил Честер.

- Положим этого идиота с той девчонкой Кэссэди. Ему понравится наблюдать за нами вместе с ней.

- Но обычно-то мы так не делаем. Папе не понравится такое, - запротестовал Честер.

- Ему понравится всё, что мы сделаем. Ты должен был это знать, братец. Ну, поехали.

Олли отстегнул цепи с рук Дикана, затем подошёл Честер с пистолетом в руке, который он достал из кармана джинсов и нацелился на него.

- Не вздумай выкинуть какую-нибудь штуку, не то пристрелю, - предупредил он.

- А я и не буду.

- Так вот что тебе надо делать. Ты будешь трахать Коллин, там в углу. Она немного стеснительная, так что прояви фантазию и обрати внимание, что здесь мы снимаем грёбаные снафф-фильмы. Ты знаешь, что это такое? - обратилась к нему Эхо.

- Снафф? Ну да, я слышал об этом, но я не знал, что они и правда существуют.

- Ещё как существуют, грёбаный ты жеребец. Ты можешь не быть джентльменом с ней. Это тебе не Дженна Джеймсон. Она просто шлюха, которую мы подобрали. И у неё нет никаких дел, как просто трахаться. Усёк?

- Ну, думаю да.

- Отлично. Мальчики, готовы?

Олли настраивал свет, Честер подготавливал камеру.

- Да, всё готово.

- O’кей, начинай, любовничек! - сказала Эхо.

Она освободила Коллин от цепей. Коллин непонимающе смотрела по сторонам, как будто только пробудилась от крепкого сна. Когда Дикан подходил к ней, его член болтался в разные стороны. Она закричала, когда он опустился рядом с ней на колени.

- Эй, успокойся, - сказал он и схватил её за голые плечи.

Она лежала и всхлипывала, когда он начал целовать её шею и плечи. Коллин вздрогнула в тот момент, когда Эхо громко крикнула:

- Эй ты, придурок! Здесь тебе не “Пятьдесят оттенков серого”. Давай уже трахай её.

Глаза Коллин широко открылись после удара по лицу, который зарядил ей Дикан. Голова откинулась назад, и она упала на спину. Дикан подхватил её и стал трахать, придушивая за горло руками. Она задыхалась и хрипела с каждым толчком, производимым Диканом, пытаясь глотнуть воздуха, когда он откидывался назад.

- Не придуши её до смерти! Давай-ка теперь по-другому, - скомандовала Эхо.

Дикан кивнул в ответ и ослабил хватку. В предоргазменном состоянии, издавая хрюкающие звуки, словно дикий боров, он ухватил Коллин за волосы и засунул свой член ей в рот. Будто с кляпом во рту она мотала головой из стороны в сторону, пока он дёргал её за волосы.

- Вот дерьмо! Только, сука, не кусайся! - выкрикнул он и с силой ударил её по лицу пару раз.

Она закричала, когда кровь потекла у неё изо рта, а зубы посыпались на пол. Она снова попыталась закричать, но он сунул член ещё глубже. Теперь кровь полилась прямо в горло. После нескольких толчков он толкнул её на пол лицом вниз и пристроился сзади. Дикан вошёл в её зад. Она закричала опять. Единственной смазкой были кровь и кал. Схватив её за волосы, он стукнул её лицом об пол, потом ещё раз и ещё. Её нос превратился в кровавую кашу и оказался свёрнут в сторону, глаза и губы распухли, превращаясь в кровавое месиво, а он тем временем продолжал стучать её лицом об пол. С каждым разом стуча в каком-то чудовищном ритме. Наконец-то он кончил, разбив её лицо до неузнаваемости. Теперь оно мало походило на человеческое, хотя она всё ещё дышала, о чём свидетельствовали кровавые пузыри, выходящие из её рта. Дикан посмотрел на неё и воткнул большой палец в её глазное яблоко. Она лишь слабо задёргалась, когда её глаз выскочил из орбиты. Он ударил ещё сильнее и засунул член ей прямо в развёрстую рану. Вращаясь и извиваясь всем телом, он проталкивался к её мозгу. Не останавливаясь он посмотрел на Эхо.

- Блять, а это чертовски неплохо!

После нескольких толчков тело Коллин перестало дёргаться, но он продолжал трахать её в голову, пока не кончил снова. Затем он поднялся и встал. Кровь покрывала его член, грудь, руки и бёдра.

- Вот веселуха-то! - сказал Дикан, - ну что, а теперь я могу трахнуть Клару?

ГЛАВА 11

В департаменте шерифа Сперлок наводил порядок в камерах. Он терпеть не мог эту часть своей работы. Канализации не было, нечистоты из туалета смывались в септиковый резервуар, который ему приходилось осушать пару раз в год. В этой камере Дикан мочился прямо на пол. Сперлок надеялся, что Эхо уже отодрала его как следует. Остальные пленники были жалкими нытиками, неудачниками, боящимися собственной тени. А вот Дикан мог стать проблемой. Сперлок с большой неохотой отпустил его с ними, но ничего не мог с этим поделать, ему не дозволялось веселиться с пленниками, как остальным жителям. Он не раз дискутировал об этом с шерифом, но тот был неумолим. Власть шерифа была абсолютной. В обязанности Сперлока входило поддерживать порядок в городе. В отличие от других городов, экономика этого городишки держалась не на наличных, а на людях. Посторонние являлись товаром. Их происхождение, раса и социальный статус не имели значения. Сперлок повидал всяких: разное отребье, вырожденцев, нахальных богатых, трусливых крыс и прочих заносчивых придурков. Страдание богатеев доставляли ему больше всего удовольствия. Эти избалованные ублюдки привыкли считать себя всемогущими. Было забавно наблюдать, как они корчатся, когда понимают, что их грёбаному всемогуществу настал конец. Но Сперлок мог только наблюдать. Он их отлавливал, сажал под замок и передавал дальше. Это его работа. Большим искушением было утащить себе хотя бы одного и предаться своим утехам, но шериф бы непременно узнал об этом. В Психовилле ничто не происходило без его ведома.

Его мысли прервал звук подъехавшей машины. Сперлок подпрыгнул и подбежал к окну. Это был “пикап” шерифа.

Вот дерьмо!

Он приехал на пару дней раньше, чем должен был. Шериф ездил в Даллас “по личным делам”, как он выразился. Никому кроме него не дозволялось покидать город. Обычно именно он выезжал во внешний мир, чтобы прикупить каких-нибудь припасов. Как бы то ни было, он вернулся, а последняя группа пленников была здесь, в городе. Сперлок думал, что справится с аукционом сам, раздаст всем по пленнику и вычистит всё к приезду шерифа, но не успел.

Он мигом вернулся за свой стол и сделал вид, что поглощён чтением старой газеты. Он глядел на текст, не видя его, пока дверные колокольчики не зазвенели и не открылась дверь. Сперлок взглянул на мужчину, заслонившего собой дверной проём. Шериф был уже далеко не молод, ему перевалило за семьдесят, но он был намного крепче любого из тех, кого знал Сперлок. Шериф стоял, оглядываясь вокруг. За солнечными очками, которые он никогда не снимал, не было видно глаз.

- Чем это тут так воняет? - спросил шериф.

Сперлок подпрыгнул на своём стуле и встал из-за стола.

- О, привет, шериф, рад тебя видеть. Ты это… рано вернулся, - пробормотал Сперлок.

- Отвечай на вопрос, парень. Тут воняет ссаньём и дерьмом, а в камерах никого. Какого чёрта ты тут творил, пока меня не было?

- Я… ну… тут было несколько. Я думал…

- Что ты думал? Что ты имеешь в виду? У нас были заключённые?

- Ну, как я уже сказал, это было…

- Да или нет, сынок? Кончай тут свои фокусы.

- Да. Да, здесь было пятеро или шестеро.

- И где же они сейчас, чёрт возьми, а?

- Ну, я… я аукцион провёл.

- Что ты сделал?

- Я провёл…

- Да я слышал тебя, мать твою, думаешь, я глухой?! Господи Иисусе. Так где они?

- Ну, Линдерман забрал одну, Эхо с братьями троих, она настаивала на них и ещё девки Хаятт увели одного.

- О, Боже. По крайней мере скажи, что они были слабаками. Я ведь уверен, что ты не знаешь, как обращаться с ними, чтобы у них не было ни малейшего шанса выбраться отсюда.

Шериф прав. Он мог бы просто убить Дикана ещё там, где оставил его машину. Любой, кто носит форму как у них с шерифом, мог стать проблемой. Однажды он пристрелил одного такого, как только тот открыл рот. Надо надеяться, что Эхо прикончит Дикана, пока всё ещё не вышло из-под контроля.

- Да это просто куча людишек. Уверен, проблем не будет, - солгал Сперлок.

- Так что тебя сподвигло примерить на себя мои обязанности? Возомнил себя большой шишкой, сынок? Вообразил себя в кресле начальника?

- Нет, сэр, я не знаю. Я хотел посмотреть, как у меня получится, чтобы доказать самому себе.

- Хе-хе-хе, хитрый какой парняга! Ну, ты ведь знаешь правила?

Сперлок пытался сглотнуть, но в горле пересохло.

- Да, сэр, знаю.

Наказанием за нарушение правил, согласно протоколу, была смерть, без суда и следствия. Шериф уже однажды казнил одну жительницу города за нарушение правил и попытку обмана во время аукциона. Выбил ей мозги прямо в своей конторе. Сперлок испугался, что его ждёт та же участь.

- Назови хотя бы одну причину, по которой я не могу тебя пристрелить прямо здесь и прямо сейчас?

- Ну… потому что я твой сын.

- Ха-ха-ха! - гоготнул шериф и зашагал по кабинету, - сколько ты ещё будешь думать, что твои отговорки тебя спасут?

- Это не отговорки, это правда.

- Я знаю, но это не делает тебя особенным. Твоя мамашка была всего лишь одной из моих тёлок, многих моих тёлок. Просто она была достаточно умной, чтобы спрятать тебя от меня. Я ведь мог раздавить тебя как таракана, но когда она померла, никто не захотел с тобой возиться. Я забрал тебя к себе, хотя мог оставить тебя просто подыхать от жары и голода. Чёрт, да я мог просто закопать тебя рядом с ней, никто бы и не узнал.

- Так почему же ты забрал меня? - спросил Сперлок.

- Провалиться мне в ад, если я помню! Как бы то ни было, ты здесь. А-а-а… может, я убью тебя позже, а пока сиди тихо. Я должен проверить, как обстоят дела.

ГЛАВА 12

Николь тщетно пыталась освободиться от верёвок. Её руки и ноги затекли, она страшно устала. Они связали её весьма крепко перед ритуалом. Покончив с оргией, толпа разбрелась по своим маленьким домикам, оставив её в одиночестве посреди тёмного леса. Пока она боролась с верёвками она услышала какой-то шорох, раздавшийся из-за деревьев. Сначала она подумала, что ей показалось, но минуту спустя звук ломающихся сучьев стал вполне отчётлив.

- Эй! - позвала она, - там есть кто-нибудь? Мне нужна помощь, помогите!

Ей никто не ответил, но треск прекратился. Она не знала бояться ей или радоваться от того, что там кто-то есть.

Может быть, этот кто-то мог помочь?

А может быть, это был ещё один псих из этого городка, готовый ввергнуть её в новые мучения. Шум возобновился, на этот раз громче. Она поняла, что треск веток слышим по направлению к ней. Ужасающая мысль пришла ей в голову.

А что, если это горный лев или койот?

Чёрт! По звуку по лесу пробиралось что-то очень большое. Она наконец увидела. Огромный силуэт возвышался недалеко от ямы. Он шагал к ней и нёс что-то в левой руке. Лунный свет хорошо освещал его. Это был человек больших, скорее огромных, размеров. Сначала она подумала, что на нём надета маска, но по его приближении смогла разглядеть, что никакой маски там не было. Его лицо было деформированным, растянуто в нескольких местах и всё в глубоких трещинах, один глаз его был выше другого, крючковатый нос свёрнут на сторону. В лунном свете блеснула его ноша в левой руке. Это была огромных размеров бензопила. Она издала крик, когда человек приблизился к ней, разглядывая её сверху, словно паук муху, попавшую в паутину.

- Пожалуйста, - прошептала она, - не делайте мне больно.

Он сделал шаг назад и вытащил большой охотничий нож. Она всхлипнула и слёзы потекли по её лицу. Одним быстрым движением он разрезал путы, связывающие её, не причинив ей вреда. Верёвки упали на землю. Она отошла от дерева, потирая затёкшие запястья и плечи.

- Спасибо вам, - сказала она.

Может быть, у него и нет никаких злых намерений?

Хмыкнув, громила вернул нож в ножны, поднял пилу и подтолкнул Николь ей. Она опешила и сконфуженно посмотрела на него.

- Что? - спросила она.

Он подтолкнул её снова, что-то промычав.

- Я не понимаю.

На этот раз он захмыкал громче, поднял бензопилу над головой и завёл её. Тихую лунную ночь разорвал демонический рёв работающего мотора.

На этот раз она поняла и побежала.

Этот псих хотел догонять её. Распилить её на куски, привязанной к дереву, было бы слишком легко и неинтересно. Она бежала, продираясь сквозь кусты, спотыкаясь, но удерживаясь на ногах, пускаясь быстрее, когда звук пилы раздавался громче за её спиной.

Через какое-то время она увидела хижину в лесу. Это был одинокий домик в лесу, непохожий на те сгруппированные кучкой хижины чокнутых сектантов. В одном из окошек горел свет. Возможно, там жил ещё один псих, но у неё не было выбора. Николь подбежала к двери и принялась стучать в неё.

- Помогите! Помогите! Помогите! - кричала она, не переставая стучать.

Через мгновение дверь распахнулась. На пороге стоял какой-то старик.

- Какого чёрта ты барабанишь? - спросил он.

- Прошу вас, помогите мне! За мной гонится человек с бензопилой, помогите!

- Ну, входи, чёрт тебя подери, - сказал старик и закрыл за ней дверь.

Он привёл её в маленькую кухню, усадил на стул и выглянул в окно.

- Между прочим, я - Роджер. А ты, наверное, одна из туристок?

- Не могу назвать это туристическим визитом, - ответила она, всё ещё дрожа, - а у вас есть какое-нибудь оружие? Этот маньяк будет здесь с минуты на минуту.

- Эх, да ну и что? Мне всё равно.

Проклятие! Он один из них, он отдаст её тому парню, она уверена в этом, отдаст!

Оглядывая кухню, она поискала глазами нож или что-то в этом роде, но не нашла ничего подходящего.

- Пойдём со мной, я знаю одно безопасное место для тебя.

- Куда?

- Пойдём говорю, - он махнул рукой, указывая куда-то вглубь хижины.

Наклонившись он потянул за маленькую дверцу в полу, открывшую дверь в погреб.

- Туда. Спрячься там. Если он появится, я сумею избавиться от него.

- Он ведь убьёт вас!

- Нет, Самсон не станет вредить мне, - сказал он, закрывая дверцу.

Николь услышала шаги над головой. Погодите-ка… Самсон? Он знает имя психа! Она была в шоке. Она хотела закричать, но в этом не было никакого смысла, она бы выдала своё местоположение. Николь попыталась открыть дверцу, но тщетно, её заперли в этом крошечном подвальчике. Стены здесь были бетонные, что казалось весьма странным, так как весь домик был деревянным. С тех пор, как она в этой местности, она не видела здесь ничего бетонного. Сверху снова послышались шаги, а затем и мужской голос. Должно быть, это Роджер с кем-то разговаривал. Через пару минут наступила тишина, которая длилась ещё час. Наконец ветхая дверца приоткрылась. Она собиралась уже вылезти, но Роджер слегка толкнул её обратно.

- Не так быстро. Я выпроводил его, но ни шериф, ни кто-либо другой не должен знать, что я вмешивался. Тем не менее, я спас тебя от ужасных страданий.

- Спасибо вам, - сказала она.

- Хотя и сожалею, что спас.

- О чём вы говорите? - спросила она в то время, как в проёме появилось здоровенное ведро.

Из него что-то полилось на неё толстым слоем. Это был бетон.

- Эй! Что вы делаете? - она попыталась подняться, но напрасно.

- Мне правда очень жаль… Я спас много чужаков от пилы Самсона, но мне никак нельзя выпустить тебя из города. Это единственный способ скрыть всё от шерифа.

- Не делайте этого! Мне дышать нечем.

- Это займёт минуту, терпи, больно не будет.

Когда ведро опустело, он стал заливать бетон из следующего. Николь уже была залита почти по шею. Серая субстанция начала твердеть на теле. Грудь невыносимо сдавило.

- Прошу вас, прекратите. Я никому не скажу, просто помогите мне выбраться отсюда. Вы никогда больше не услышите обо мне.

- Полагаю, это не так просто, - сказал он, - прощай, моя дорогая, - он вылил остальной бетон, который покрыл лицо, заполняя рот, ноздри и глаза.

Лёгкие сжались, дышать стало невозможно. Она попыталась стрясти с себя хоть чуть-чуть, но бетон моментально застывал.

Роджер был прав в одном. Это заняло всего лишь минуту. И жизнь покинула её.

ГЛАВА 13

- Неплохо, - произнесла Эхо, подходя к Дикану и гладя его по груди.

От её прикосновений его член снова напрягся.

- Смотрю, ты прямо в своей стихии.

- Ну, спасибо, хотя раньше я не заходил так далеко. Но это было чертовски здорово.

- Знаю.

- Ну так что, теперь мне можно с Кларой?

- Пока нет. Мы оставим её на десерт. Сейчас мы займёмся твоей подружкой.

- Эй, погоди-ка, - вмешался Честер, - почему ты общаешься с ним, как с одним из нас? Ты запала на него или чего? Ты хочешь с ним трахнуться?

Если бы Дикан не знал их, он бы подумал, что брат Эхо ревнует её.

- Угомонись, Честер, у меня здесь уже давно не было парней, а девушка заслужила немного забавы.

Честер закатил глаза. Он собирался что-то сказать, но передумал.

- Ты что-то хотел сказать? - спросила она.

- Не хотел.

- Уверен? Я видела, как ты закатил глаза.

- Нет, ничего, - сказал он.

- Ну, тогда и ладно. У меня есть кое-что особенное для этой подружки.

Венди оглянулась и слёзы потекли из её глаз.

- Детка, разве ты позволишь им дурно обращаться со мной? - спросила она сладчайшим голосом у Дикана, сменив тон в обращении к нему, так как ей показалось, что их мучителям понравился её бойфренд.

Клара хотела сказать ей, чтобы она заткнулась, но это было бесполезно.

- Да ты что?! А не из-за тебя ли мы здесь оказались? Но мне всё нравится, - смеясь ответил он.

Кларе было тошно от того, что он сделал с Коллин. Она не могла смотреть на всё это, но какая-то часть её говорила, что ей нужно это видеть, как будто ей нужно было страдать с ней вместе. Коллин несколько раз поглядывала на неё, и Клара не могла отвести свой взгляд. Может быть, эти взгляды были последней нормальной человеческой связью для неё, а Клара чувствовала себя виновной, что была не в состоянии ей помочь. Неважно, что она не знала эту женщину и сама была прикована к стене. Чувство вины до сих пор терзало её. Раньше она и вообразить себе не могла такой жестокости. Вот что ждало и её. Достаточно было взглянуть на лицо Дикана, прочесть на нём, как он пожирает её голодными похотливыми глазами.

В углу комнаты Эхо что-то искала в большой тряпичной сумке. Олли ей помогал. Она скинула свою накидку, открывая своё обнажённое татуированное тело. Из сумки они выудили нечто вроде корсета с ремнями и ещё аркан с какими-то приспособлениями. Кларе не было видно, что именно они нацепили на тело Эхо, но когда она повернулась - всё стало ясно. На этом аркане был прицеплен длинный металлический страпон. Из него выходил шланг, который вёл прямо в корсет. Она подошла к Венди как раз, когда Олли снимал с неё кандалы.

- Это моя новая игрушка. Ты будешь первая, кто её испробует, - произнесла Эхо, вильнув бёдрами.

Тонкий шлейф пламени вырвался из железного дилдо. Венди закричала от страха. Клара, закрыв глаза, стала молиться, хотя никогда раньше не делала это в своей жизни. Если на небесах кто-то есть, то сейчас самое время ему доказать это, но казалось, что все боги покинули это проклятое место давным-давно.

Венди яростно отбивалась, крича, когда Олли оттаскивал её от стены. Эхо продолжала играться со своей новой игрушкой, периодически виляя и подаваясь бёдрами вперёд, что вызывало огненный выхлоп из этой ужасающей конструкции. Клара даже ощущала жар, исходящий от члена-факела. Ей не хотелось представить, чем закончатся эти игры. Олли держал руки Венди над её головой, пока она брыкалась в сторону Эхо, которая схватила её за ноги и развела их в стороны. Она начала наклоняться между её ног, как вдруг раздался скрип открывающейся двери.

- Вот это да! Кажись, я подоспел вовремя, - произнёс пришедший мужчина огромных размеров.

Это был шериф. Эхо вскочила на ноги и зашагала к нему, нисколько не стесняясь своей наготы и болтающегося смертоносного фаллоса, пристёгнутого к талии. Её губы растянулись в самой широкой улыбке. Он с интересом разглядывал её из-под своих тёмных очков.

- Это что-то новенькое, как я погляжу, - сказал он, указывая на её страпон.

- Честер помог мне соорудить эту штуковину. Мы подумали, что в фильмах она будет круто смотреться, - объяснила она.

- Ну да, могу себе представить, - он посмотрел на Дикана, стоящего над окровавленным трупом Коллин. - Ну, а этот, что тут делает? Разве он не один из пленников?

- Да, мы пробуем кое-что новое для фильма.

- Вы знаете правила. Нельзя оставлять пленников свободно передвигающихся и определённо нельзя помогать чужакам. Вы что, с катушек съехали?

- Ну о чём вы так? Ну, взгляните на него, ему всё нравится, он не собирается делать глупости и всё равно никуда не сбежит. Вроде бы Самсон тут бродит неподалеку, я слышала моторы его бензопилы.

- Да, он где-то тут ошивается сегодня вечером. А я вот решил всё проверить сам, как только узнал, что Сперлок провёл аукцион без моего ведома. Пока не знаю, что с ним делать. Сосунок не может даже следовать простым инструкциям.

- Ой, не будьте слишком строги с ним, - попросила Эхо, перебирая пальцами складки на его рубашке, - я уже и так наехала на него в отделении. И не волнуйтесь за моего Дикана, он с удовольствием присоединился к нашим забавам.

Она наклонилась к уху шерифа прошептав:

- К тому же у меня есть кое-что чертовски особенное для него.

- Смотри, держи всё под контролем. Вам, ребята, я даю больше поблажек, чем другим. Ведь вы приносите городу денежки, но если всё это дерьмо всплывёт отсюда, денежки-то прекратятся!

- Как я люблю, когда вы такой строгий! - промурлыкала Эхо.

Шериф кивнул и вышел.

Эхо повернулась и направилась к Венди.

- Так-так… На чём мы остановились?

ГЛАВА 14

Сперлок сидел в своём автомобиле, уставившись на тёмную дорогу за окном. Нагоняй, который он получил от отца, ввёл его в ступор. Отец не терял самообладания, даже в ссорах оставался спокойным. Это было в его стиле. Никто никогда не видел его в бешеной ярости или излишней агрессии. Хладнокровно выговаривая свои претензии, он мог спокойно перерезать вам горло. Сперлок своими глазами видел это и видел не раз.

Так же он поступил с его старшим братом. Сперлоку тогда было всего девять лет. К своим семнадцати годам его брат Дональд так и не привык к методам их отца. Как-то раз он решил сбежать из Психовилля и обустроиться где-нибудь ещё.

К несчастью, он никогда бы не смог убежать далеко.

Шериф обнаружил его примерно в миле от города и вернул назад. Он собрал срочное городское собрание. Произнося речь, он стоял, крепко прижав к себе Дональда. Он долго рассказывал, как он сильно любит этот город и что значит для него сын.

- Когда я создавал этот город я и представить себе не мог, каким славным местом он станет, - напыщенно произносил шериф, обращаясь к толпе, - годами мы жили здесь по-своему, не касаясь внешнего мира. Есть только одна причина, по которой остальной мир не знает о нас, почему мы до сих пор остаёмся скрыты от них - это потому, что все вы доверяете мне как отцу-основателю. Вы позволили мне делать всё, что требуется для этого.

От этих слов среди толпы прокатились одобрительные возгласы.

- Это мой старший сын Дональд. Я всегда гордился своим мальчиком, но сегодня он допустил грубейшую ошибку.

Жители, затаив дыхание, ждали, что последует за этой драматической паузой.

- Он пытался сбежать из нашего славного города. Мы все знаем правила. У нас есть закон, но ни один не вправе нарушать его.

Во время речи Дональд стоял, стыдливо опустив голову. Потом он поднял голову, взглянул на отца. Единственная слезинка блеснула у него в уголке глаза. Вне всякого сомнения, в наказание он ожидал порку ремнём, в лучшем случае.

- И даже мой собственный сын не вправе нарушать его, - произнёс шериф, доставая нож.

Затем он схватил Дональда за голову и перерезал ему горло. Глаза Дональда широко раскрылись, он захрипел, выпуская кровавые пузыри и оседая на землю. Лёжа на земле он ещё пару каких-то секунд захлебывался собственной кровью, пока сердце его не перестало биться. Толпа изумлённо ахнула. Каждый из них, увидев эту картину казни, мысленно примерил её на себя. Каждый из них, ослушавшись, мог лежать здесь с перерезанным горлом. В тот день Сперлок присутствовал в этой толпе. С тех пор он не осмеливался перечить отцу.

Недавний аукцион не в счёт, - подумал Сперлок.

Он искренне думал, что хотел лишь помочь. До сих пор его отец ничего не предпринял. Сперлок размышлял сколько у него осталось времени, пока ему самому не перережут горло. А может быть, настало время сменить власть в городе? Все эти годы он работал в тени отца, он набрался достаточно опыта у папаши, и все эти годы он жил в постоянном страхе перед этим человеком, каждый день боясь, что малейшая ошибка может привести его к смерти. Кажется, у него даже развилась паранойя, так как он боялся повернуться к отцу спиной. А теперь самое время для перемен. Жители будут уважать его. Неважно, что мал ростом. Рост не имеет значения для крутизны мужика. Сперлок не раз доказывал это в схватках с чужаками, его никто не мог переплюнуть в опыте владения дубинкой. Не раз он разоружал посторонних своей дубинкой, овладевая их пистолетами, не раз ломал им руки и челюсти. Следует нанести удар первым, пока шериф не опомнится.

Его революционные мысли были прерваны светом фар приближающегося автомобиля. Сперлок прижался к сиденью и подождал пока машина проедет мимо. Только потом он включил зажигание и поехал следом с включёнными мигалками на крыше. Незнакомый автомобиль остановился. Сперлок остановил свой следом за ним. Когда он шагал к автомобилю, дверца водителя распахнулась, раздались выстрелы и вспышки пламени осветили ночную мглу. Сперлок хлопнулся на землю, когда человек из машины выстрелил ещё раз и принялся бежать в лес. Сперлок выстрелил следом несколько раз вслепую. Вспышки освещали тьму, ослепляли, затрудняя видимость на тропе. Ещё одна пуля просвистела над его головой. Сперлок, вскрикнув, нырнул за дерево.

- Эй, ты, сдавайся сейчас же! Сдашься и всё будет по закону. Будешь бежать и стрелять - тебе же хуже.

- Да пошёл ты, свинья! - огрызнулся человек, - хрен ты меня затащишь назад в тюрягу!

Великолепно… Какой-то сбежавший зэк из чужого города. Сперлоку было плевать на настоящие преступления. Он потихоньку отошёл от дерева и пошёл, держа пистолет наготове. Он сделал пару шагов, когда услышал звук бензопилы. Он исходил оттуда же, откуда происходили выстрелы. Самсон. Теперь он услышал вопли того типа из машины и увидел, как он бежит в его направлении. Парень остановился в нескольких футах перед ним.

- Не стреляйте! - крикнул мужчина, - я сдаюсь! Там какой-то псих с бензопилой в лесу.

- Ой, да что вы говорите, неужели?! - с издёвкой спросил Сперлок.

Звук бензопилы приближался.

- Там! Вы слышите? Я хотел стрельнуть, но у меня патроны кончились. Арестуйте меня. Делайте, что хотите. Убейте этого грёбаного психа!

Сперлок схватил мужчину за ворот рубашки и прислонив его к дереву, наставил пистолет к его виску и прошептал ему на ухо:

- Я мог бы просто вышибить мозги тебе прямо сейчас, но у меня для тебя есть кое-что получше.

- Да чёрта с два! Ты должен доставить меня к себе в отделение, я знаю свои права.

- Ни хрена ты не знаешь…

Тяжёлые шаги, сопровождаемые рёвом бензопилы, приближались.

- Иди в задницу! Ты что, не слышишь? Он же сюда идёт!

- А я знаю, - Сперлок спокойно смотрел в левую сторону леса.

- Ты хочешь себе этого типа? Эй! Ты хочешь себе этого типа, Самсон?

С пилой в правой руке из темноты появился Самсон. Он довольно хмыкнул и кивнул, когда Сперлок отступил от мужчины на шаг, предварительно вытащив из его кармана бумажник. Разглядев в лунном свете документы, он спросил:

- Фрэнк Фэррис? Ну, что ж, мистер Фэррис, сегодня не ваш день, вернее ночь.

- Так в чём же дело, мать вашу, что происходит?

- Самсону нынче скучно, так что можешь составить ему компанию этой ночью.

- Что? Да что за хрень?

Прежде, чем он успел закончить, Самсон ударил его по голове тупой стороной пилы. Тот повалился на землю. Верзила головой кивнул Сперлоку, наклонился и поднял парня себе на плечо.

- Забавляйся, Самсон, хоть какое-то развлечение для тебя.

Самсон склонил голову на бок и пробормотал:

- Ты оказал мне услугу, - и поднял большой палец руки вверх в знак благодарности, и растворился в ночной мгле.

15

Венди закричала, когда Олли и Честер стали привязывать её к странному приспособлению. Они притащили его, когда шериф ушёл. Конструкция напоминала козлы для пилки дров, но к его передним ножкам были приделаны рулевые колёса, а также нечто вроде кандалов на задней части. Она оказалась привязанной так, что её зад был выше головы и рук, как будто она собиралась прокатиться на десятискоростном велосипеде. Позади приспособления поставили низенький табурет, на который залезла Эхо. Она стояла, вращая бёдрами и направляя огромный металлический дилдо в задницу Венди. Венди орала и умоляюще смотрела на Клару, в то время, как Дикан спокойно храпел в углу, вымотанный своими играми.

- Ты готова, девочка? - спросила Эхо, - сейчас я заставлю твой мир вращаться.

Она начала вводить стальной дилдо в Венди, глаза которой готовы были выскочить из орбит, когда холодная сталь прорвалась к внутренностям её вагины. Эхо вводила свою палку всё глубже. Наконец ей показалось, что она входит всё легче и легче без всяких преград.

- О, смотрите-ка, кажется у неё там стало мокро, - Эхо взглянула вниз и увидела, как дилдо окрасился красным. - О, нет, похоже я ранила её киску, она вся в крови.

Венди отчаянно тщетно пыталась сопротивляться.

- Нет смысла бороться, ты не можешь двигаться, лучше постарайся получить наслаждение.

Через некоторое время Эхо посмотрела в камеру.

- Ну, что, ребятки, пора позабавиться по-настоящему!

Она повозилась немного со своей упряжью и сделала ещё один толчок в Венди, которая тут же почувствовала адскую боль. Пекло длилось всего секунду, но причинило такие страдания, которые ей раньше не доводилось ощущать. Она пронзительно завизжала, но Эхо лишь рассмеялась и сделала ещё один толчок. Она активировала пламя всего на секунду каждый раз, но каждый раз она обжигала её внутренности, разнося ужасную боль по всему телу. Она могла чувствовать её даже глазными яблоками. Эхо начала увеличивать продолжительность горения пламени внутри Венди. Её вопли становились всё громче, они шли прямо из её нутра и в них мало что осталось человеческого. Лицо её корчилось, тело сотрясали судороги, в то время, как Эхо толкала и толкала свою железную палку вперёд-назад, распространяя огненный ад в вагине Венди. Запах горящей плоти заполнил комнату, Клара начала задыхаться и повалилась на пол. Эхо продолжала сжигать Венди, по лицу которой текли слёзы. Изнутри с очередным криком изо рта её вырвалась струйка дыма, горло ссыхалось, а крики становились всё тише и тише. Эхо слезла с табурета и подошла к передней части конструкции, таща табурет с собой. Дым вился также из вагины Венди, поднимаясь вверх тонким столбиком. Голова Венди свесилась вниз. Она лежала, скуля и всхлипывая. Эхо схватила её за прядь волос и направила стальной член в рот Венди, глаза которой широко раскрылись, когда Эхо активировала огонь. Столб пламени вырвался в голову Венди, кожа натянулась и треснула, глаза выскочили из её головы, которая представляла собой не что иное, как обгоревший череп. Довольно улыбнувшись Эхо спрыгнула с табурета.

- Святое дерьмо… Это было потрясающе. Кто хочет попробовать?

ГЛАВА 16

Фрэнк Фэррис был подвешен вниз головой в маленькой тускло освещённой хижине, единственным источником света в которой служила керосиновая лампа. Самсон куда-то ушёл. Перед уходом верзила связал руки и ноги Фэрриса и подвесил его за ноги на мясницкий крюк. Фрэнк не знал куда он отправился.

Может быть, на поиски людей, которых подвесил бы тут с ним за компанию?

Сколько ещё случайных визитёров забредёт в эти леса?

Он жалел, что остановился здесь. Надо было продолжать путь. Фрэнк не был семи пядей во лбу, но у него хватало ума понять, что тот человек, который остановил его, не был настоящим копом. Фрэнк ехал в Дель-Рио из Далласа. На границе он должен был встретиться с другом, который хотел предложить ему кое-какую работёнку. Он не знал пока что именно, приятель не вдавался в подробности, сказал только, что это был неплохой шанс для него в одном из картелей. Не то, чтобы это было настолько важно для Фрэнка, но работа есть работа, бабки есть бабки. Как бы то ни было, сегодня этот шанс был упущен. Минуту спустя распахнулась дверь и в хижину ввалился Самсон. Он нёс свою бензопилу, которую тут же положил на стол. Наклонившись он посмотрел Фрэнку в лицо. Кем бы ни был этот верзила, выглядел он отвратительно. На месте носа зияло несколько дыр, большинство зубов отсутствовало, длинные нечёсаные космы обрамляли его мерзкую рожу, на которой один глаз был больше другого, размером почти с теннисный мяч. Второй глаз был обычного размера, но располагался на уровне намного ниже первого.

- Что тебе нужно? Ты хочешь распилить меня на куски и съесть? Ты вообще говорить можешь, чёрт тебя подрал?

Самсон смотрел на него как на муху, которой он собирался оторвать крылышки. Фрэнк не стал сопротивляться и бороться, так как это было всё равно бесполезно, а силы ему ещё могут пригодиться.

- Но-о-ос… - сказал Самсон, указывая пальцем на нос Фрэнка.

- Ну да, это мой нос, а у тебя его нет, гы-гы.

Самсон вытащил здоровенный нож и приставил его к переносице Фрэнка.

- Эй-эй-эй, какого хера? Ты что творишь, твою мать! - заорал он, когда Самсон начал пилить ножом взад-вперёд по хрящу.

Нос с плюханьем отвалился от его лица и Фрэнк заорал ещё сильнее. Боль проходила сквозь всё его тело. На месте носа образовалась кровавая дыра и теперь он не мог свободно дышать, он лишь глотал ртом воздух и задыхался. Самсон подобрал упавший нос и присел на скамью. Фрэнку было не видно, что там делает верзила, так как он висел к нему спиной. Он догадывался, что происходит. Самсон прикрепил полоски клейкой ленты к краям носа Фрэнка и прицепил себе на лицо, обмотав ленту вокруг головы. Радостно подпрыгнув и смеясь, он подошёл к Фрэнку и наклонившись произнёс:

- Нос… Видишь, это нос, - показал он.

- Да, я вижу, ты забрал мой нос, грёбаный мудила. Теперь… теперь отпусти меня.

Боль понемногу ослабевала, но всё ещё пульсировала внутри, когда Фрэнк, кашляя, сплёвывал кровь прямо в лицо Самсона, которого, кажется, это ничуть не беспокоило. Самсон прохаживался по хижине, трогая свой новый нос. Проходя мимо Фрэнка, он ударил его в голову. От боли глаза Фрэнка заслезились, а тело стало раскачиваться вперёд-назад, словно маятник. Каждый раз как он покачивался назад, громила толкал его снова и смеялся. С каждым раскачиванием он всё больше погружался в забытьё. После четвёртого толчка его глаза закрылись. Наконец, Самсону это наскучило, и он ушёл, оставив Фрэнка висящим и качающимся взад-вперёд с кровью, сочащейся из дыры, где раньше находился нос и пульсирующей глазницей.

Вскоре Самсон вернулся в хижину, держа в руках паяльную лампу. Фрэнк понятия не имел, что тот собирается делать, но несомненно это касалось его, Фрэнка. Громила взял нож и стал срезать с него джинсы, затем трусы. Указывая паяльной лампой на член Фрэнка Самсон весело смеялся. Фрэнк весь съёжился от унижения. Верзила включил лампу и чуть коснулся головки члена Фрэнка, который тут же разразился криком. Ему показалось, что его член взрывается.

- Прекрати, грёбаный мудак! Больно же, блять! - орал он, но Самсон казалось не слышал его.

Он пребывал в каком-то своём отдельном мире, то и дело поворачивая рычажок на лампе, включая и выключая её. Он поджаривал Фрэнку член, задницу, ноги. Фрэнк визжал и орал и ничто не могло спасти его или хотя бы облегчить боль. На этот раз Самсон зажёг лампу на более продолжительное время и подержал около мошонки Фрэнка. Вопль раздался из самого нутра Фрэнка, когда боль чуть не разорвала всё его тело. Когда-то его били по яйцам, но нынешняя боль никак не сравнится с той.

- Остановись, прошу тебя! - кричал Фрэнк, когда Самсон водил паяльной лампой туда-сюда, а яички Фрэнка тем временем чернели и потихоньку отваливались кусками и грудой пепла. Его пенис стал похож на подгоревшую сосиску из хот-дога. Самсон выключил лампу и с восхищением рассматривал чернеющую дыру в промежности Фрэнка, на месте которой раньше были пенис и яйца. Крики Фрэнка перешли в рыдание. Самсон ухватился за ягодицы Фрэнка, включил лампу и ввёл пламя в его задний проход. Вопли Фрэнка сотрясали хижину. Верзила водил огнём туда-сюда и пламя пожирало кишки Фрэнка. Самсон истерически смеялся, глядя на полубессознательного мужчину.

- Пожалуйста, я не могу больше…

Самсон, игнорируя его, схватил цепь, свисающую с потолка, прикрепил к скобе и вокруг лодыжки Фрэнка, затем проделал тоже самое с другой цепью и другой его лодыжкой, сняв его с мясницкого крюка. Теперь он висел, прикреплённый за каждую ногу на отдельных цепях.

- Что ты сделаешь?...

Самсон подошёл к стене. Фрэнк не мог видеть, как тот начал медленно поворачивать какую-то рукоятку, потянувшую обе цепи одновременно.

- Э-э-э… Что…

Верзила продолжал крутить рукоятку, цепи тянулись и расходились, растягивая ноги Фрэнка в разные стороны.

- Нет, прошу, нет! - закричал Фрэнк.

Он осознал, что ему не просто не миновать смерти, а смерть его будет настолько ужасна, что он и представить себе не мог этого в самых жутких кошмарах, хотя он ждал смерти, как избавления от мучений. Его ноги были разведены уже практически горизонтально, но Самсон всё никак не отпускал рукоятку. Фрэнк застонал от невыносимой боли, когда его мышцы и ткани внутренних сторон бёдер начали хрустеть и рваться, кости выскакивали из плоти, кожа натягивалась и рвалась. Фрэнк закрыл глаза и попытался не сосредотачиваться на боли. Он почувствовал, как его торс отделился и упал вниз. Взглянув вверх он увидел, что ноги его находились в каких-то дюймах от него самого и держались лишь на нескольких ошмётках плоти. Фрэнк сделал пару глубоких вдохов, стараясь не думать о том, что теперь у него нет ни носа, ни члена, ни мошонки, ни ног.

И тогда Самсон снова начал крутить рукоятку.

ГЛАВА 17

Помощник шерифа Сперлок стоял неподалеку от хижины Самсона, прислушиваясь к крикам. Похоже, Самсон отлично проводил время с этим пленником. Давненько он не развлекался так с приезжими. Обычно ему полагалось ловить сбежавших или, как сегодня вечером, - он помог Сперлоку загнать добычу. Сперлок надеялся тем самым расположить к себе Самсона, завоевать его преданность. Он всегда ладил с этим странным парнем. Большинство жителей городка побаивались Самсона. Даже шериф его опасался, хотя не признавал этого.

Отец Самсона был одним из основателей. Звали его Бак Рейнольдс. Он обрюхатил одну из племянниц и держал её в хижине, пока не родился Самсон. Многие подозревали, что таким его сделали отчасти дурные гены папаши, отчасти наркота и самогон, которыми Бак накачивал его мамашу, чтобы она молчала. Умерла она при родах. Тем лучше для неё. Она так и не увидела, что за создание произвела на свет. Бак воспитывал ребёнка более-менее сносно, но когда он подрос, наказывал его за самые малые провинности. Самсон был на пару лет моложе Сперлока, который как-то показал Самсону укромные места в лесу, чтобы прятаться от побоев папаши, когда тот буянил, напившийся. Побои не прекращались, что только способствовало развитию уродства Самсона. Разбитые скулы, вывихнутая челюсть, выбитые зубы и только Богу известно, то ли верзила так и родился без носа, то ли папаша лишил его в драках. В подростковом возрасте Самсон немного превосходил ростом и весом остальных его ровесников, но и это не останавливало Бака. Он пускал в ход кулаки, а когда тот стал старше, то в ход шло всё подряд - от бейсбольной биты до приклада ружья.

Так продолжалось пока Самсон не обнаружил бензопилу в их старом сарае.

Как-то раз на охоте Самсон подстрелил оленя. Его отец в это время нажрался самогона в хижине, так что Самсон оттащил оленя на задворки. Там он увидел старый сарай, в который ему не доводилось входить. Вообще-то он и до этого видел сарай много раз, но всегда держался от него подальше, даже не имея желания попасть внутрь.

Теперь ему было шестнадцать, и он сам мог о себе позаботиться.

Так что он решил наконец заглянуть туда. В сарае не было ничего интересного, кроме старых ящиков с инструментами и нескольких столов. Самсон освежевал оленя и уже почти закончил, когда Бак вошёл в сарай.

- Парень, я конечно же знал, что ты туп как пробка, но никогда не думал, что у тебя настолько стальные яйца, что ты можешь не повиноваться мне, - Бак стоял на пороге, держа в руках топор, - такой тормоз, как ты, ничему никогда не научится, но, думаю, это не твоя вина. Что уж тут поделаешь? Нет-нет.

Самсон взял кусок оленьего мяса и предложил отцу в протянутой руке. Бак засмеялся и выбил мясо из его руки рукояткой топора. Самсон отдёрнул руку и прижал её к своей груди.

- Да не нужно мне это сраное мясо, парень. Думаешь, подлизаться ко мне? Я вон, только что горного льва подстрелил, - он сделал выпад назад и снова замахнулся на Самсона, который прикрылся рукой, защищаясь от ударов, но его отец был неимоверно силён и ловок.

Наконец Самсон повалился на землю, но его отец не прекращал осыпать его ударами. Никогда раньше Самсон не видел в его глазах столько ярости. Сжимаясь в позе зародыша, он повернул голову и увидел её - бензопилу, которая находилась на полу под столом. Отец пользовался ей в холодные месяцы, когда добывал дрова на растопку и пока папаша, не прекращая дубасить его, во всё горло выкрикивал ругательства, Самсон протянул руку и ухватился за пилу. Он быстро поднялся на колени и потянул за шнур бензопилы. Она завелась с пол-оборота, наполняя громким рёвом сарай. Бак шагнул назад, когда Самсон встал перед ним во весь свой рост. Но Бак был не из тех, кто позволит шестнадцатилетнему сосунку кинуться на него с бензопилой. Он попытался снова замахнуться рукояткой топора, но на этот раз Самсон направил пилу на неё и в считанные секунды распилил рукоятку надвое. До Бака наконец дошло, что у него серьёзные проблемы. Самсон держал пилу над головой и кричал в то время, как Бак отступал назад. Самсон опустил пилу на отца, рассекая тому левое плечо. Бак выпал из сарая, поднялся на ноги и побежал. Пробежав ярдов двадцать, он наткнулся на шерифа, который появился неподалеку посмотреть, что за заваруха там происходит. Он был потрясён, увидев Бака, истекающего кровью и с неестественно болтающейся рукой.

- Мой сын с ума сошёл! - кричал Бак, - он с катушек съехал, мать его!

Прежде, чем шериф смог ответить, подбежавший сзади Самсон распилил Бака пополам, чуть ниже спины. Папаша издал свой последний крик. Его распиленное тело развалилось в разные стороны, внутренности его вывалились на землю, устланную опавшими листьями, застывшие глаза безжизненно уставились в небо. Забрызганный кровью шериф с удивлением посмотрел на Самсона. Он определённо пребывал в шоке от увиденного. Он не подозревал раньше, что Самсон может быть таким агрессивным, в то же время шерифу даже понравилось, что парень наконец смог постоять за себя. Самсон кивнул шерифу и направился назад в свою хижину. И с тех пор верзила был предоставлен самому себе, никто не собирался ни докучать ему, ни мешать выплёскивать свою агрессию на случайного гостя городка. Все согласились с тем, что после шестнадцати лет жизни в побоях отца, он заслужил это. У него теперь был свой путь.

Сперлок улыбнулся самому себе, когда крики в хижине наконец прекратились. Да, у Самсона свой путь, всё верно. Однажды Сперлоку удалось наблюдать с какой мощью и брутальностью Самсон совершал убийства. На самом деле, он даже усовершенствовал свои способы. Сперлок надеялся обратить это в свою пользу. Если кто-то и знал, как лучше всего убить отца, так это был Самсон.

Помощник шерифа подошёл к хижине и постучал в дверь.

ГЛАВА 18

Клара лежала у стены, притворяясь, что она без сознания. Она увидела всё, что скоро предстояло испытать ей. Она поняла, что перед съёмкой они всегда снимали оковы со следующего актёра-жертвы. Клара планировала как-то выбираться отсюда. Она ещё не знала, как именно она это сделает, но была твёрдо уверена в том, что не будет просто так лежать и позволять Эхо совать в неё это огненное дилдо или позволять Дикану даже дотронуться до неё. Она услышала их разговор, когда один из братьев вытаскивал останки Венди из дома.

- Ну что, теперь она моя, верно? Ты обещала, - сказал Дикан.

- Ни черта я тебе не обещала или ты может забыл? Ты не один из нас, ты один из них, так что угомони свой хрен, если не хочешь закончить так, как твоя подружка, - предупредила Эхо.

- А этой потаскушке определённо понравилось!

- Мне похрен понравилось ей или нет. Не в этом дело. Это снафф, тупой ты.

- Какая же ты злюка!

Клара незаметно дрогнула. Вот как всё обернулось для Дикана, который совсем недавно наводил страх на девушек. Впрочем, Эхо не была нормальной девушкой, она была законченной садисткой и психопаткой. Вдруг приблизились шаги, и Клара почувствовала чьи-то руки на своей талии.

- Готова? - спросил Олли.

Это он подошёл к ней.

- Давай, тащи её сюда! - приказала Эхо, - сейчас я разбужу эту задницу. Развлечёмся втроём с ней и с этим парнем. Это будет финальная сцена нашего фильма и мы сорвём банк, продав его.

- Надеюсь, - сказал Олли, - два последних тоже неплохо продались. Вот такое вот эпическое дерьмо.

Олли освободил Кларе одно запястье, потом другое. Как только вторая рука оказалась на свободе она села, вонзив в глаза Олли свои длинные ногти и провела ими по его лицу, надавливая изо всех сил. Несколько ногтей тут же сломались, но это было даже хорошо, так как она могла ранить его острыми обломками, оставшимися на её пальцах. Олли заорал от боли. По его щекам потекла кровь. Клара соскочила на ноги и побежала к выходу. Дикан поднялся и указывая на дверь завопил:

- Э-э-э, она же удирает!

Его напрягшийся член указывал в том же направлении, что его палец.

- Да заткнись ты, тупица! - закричала Эхо, в то время, как Олли катался по полу, держась за окровавленное лицо и завывая от боли.

Честер оставил камеру, в которой он менял плёнку и бросился за беглянкой. Эхо поспешно сняла с себя всё снаряжение и кое-как натянув одежду, тоже двинулась за ними. Дикан остался стоять на месте, смущённый и сконфуженный. Оказавшись снаружи Клара побежала в сторону леса так быстро, как только могла. В лесу было темно. Она всё ещё была обнажена, редкие камни впивались в её голые ступни, но она не обращала внимание на эту боль. Если ей суждено здесь умереть, пусть лучше её сразу убьют в этом лесу, чем затрахают до смерти в том ужасном доме. Выбежав сквозь кусты на поляну, она остановилась и огляделась вокруг. Позади были слышны крики Эхо и одного из братьев. Хотя она успела убежать на достаточно далёкое расстояние, у её преследователей было неоспоримое преимущество - знание местности. Они хорошо знали эти леса, а она нет.

Вдруг ярдах в пятидесяти справа Клара заметила хижину. Она двинулась в её направлении, но не подошла к двери, а присела у окна, заглянула внутрь. В хижине она увидела тех старых женщин, которые были на аукционе в отделении шерифа. Никаких следов Бена, которого они утащили с собой. Они сидели и смеялись. Где-то сзади послышались голоса Эхо и Честера. Она обошла хижину и тихонько постучала в заднюю дверь. Дверь со скрипом отворилась. Из дома выглянула одна из младших девушек. У неё не хватало половины волос на одной стороне головы. Оставшиеся волосы по виду напоминали жёсткую проволоку, торчащую во все стороны. Высунув голову из-за двери, она начала оглядываться по сторонам, но Клара тут же схватила её за волосы и вытащила наружу, прежде чем девчонка успела крикнуть. Клара крепко стукнула её лицом о здоровенный камень, лежащий слева от ступенек. Затем подняла ей голову и ударила ещё несколько раз, пока девчонка не замерла окончательно. Бросив её тело на землю Клара стащила с девчонки грязное бельё, когда-то бывшее чисто-белым. Не ахти какой наряд, но по крайней мере она не будет голой. Натянув платье, она спрятала тело за камнем у хижины. Дверь открылась снова. Оттуда выглянула ещё одна девчонка, эта была на пару лет старше.

- Бри! Куда ты подевалась? - спросила она, держа в руке топор.

Видимо, у них было только такое оружие. Клара спряталась за углом, а девчонка начала спускаться по ступенькам, держа топор перед собой.

- Эй, ты здесь? Здесь есть кто-нибудь?

Как только она дошла до угла хижины, Клара бросилась из своего укрытия и прыгнула на девушку, выбивая у неё из руки топор. Они покатились по земле в яростной схватке, таща друг друга за волосы, прежде чем Кларе наконец удалось завладеть топором. Она вскинула его и наотмашь ударила девчонку по голове. Освободившись от её хватки Клара встала на ноги. Девчонка тоже начала было подниматься. В лунном свете Клара видела её безумные широко раскрытые глаза, когда она снова опустила топор, чтобы разрубить голову надвое.

Голос кричащей Эхо был уже совсем рядом, как из хижины появился кто-то ещё. Клара повернулась и побежала, не выпуская из рук топор. По крайней мере у неё теперь есть хоть какая-то одежда и оружие. Она забежала за хижину и укрылась в тени деревьев, куда не доставал свет из дома. Она надеялась вывести из строя как можно больше психов, прежде чем они поймают её. Продвигаясь в лесную глушь, она заметила, что здесь темнота стала чёрной как смоль. Клара успокаивала себя тем, что если она не могла их видеть в такой темноте, то и они не смогут её обнаружить. Она была вооружена и надёжно защищена покровом чернеющей лесной ночи. Возможно, здесь она сможет продержаться до утра и тогда пускай они придут за ней.

ГЛАВА 19

Шериф находился у себя дома, когда услышал крики, похожие на голос Эхо. Это не был крик страха, ведь Эхо ничего не боялась. Крик был полон злобы, крик разъярённой фурии. Он вышел на улицу и прислушался. Она закричала снова. На этот раз ей вторили голоса других женщин. Девушки Хаятт. Что-то произошло у них там. Шериф надел шляпу и быстро побежал к хижине. Расстояние было приличное, но он добрался довольно-таки скоро.

Эхо кричала на Честера, который стоял над трупами двух девушек Хаятт, лица которых были превращены в кровавые лепёшки.

- Что тут произошло, мать вашу? - спросил шериф, глядя на Эхо.

Она отвернулась, когда он посмотрел на неё.

- Одна девчонка сбежала, - ответила она.

- Что?

- Девчонка Клара или как её там. Мы оставили её напоследок. Она притворилась, что лежит без сознания. Когда Олли отвязал её, ей удалось улизнуть. Она прибегала сюда и убила этих двоих.

- Что я вам говорил, чёрт вас подери?! Я говорил вам держать всё под грёбаным контролем, блять!

- Я знаю.

- Ты называешь это контролем?

- Нет, - она потупила взгляд.

- Пленница бегает по городу, размахивает топором и крушит наших людей. И это ты называешь контролем?!

- Нет, я чертовски облажалась.

- Да, тут уж ты права, чёрт тебя раздери!

- Послушайте, я всё улажу. Я найду её, - сказала она, положив руку на грудь и глядя снизу вверх на него.

Шериф схватил её за запястья и крепко сжал.

- Я думаю, что ты уже достаточно натворила дел. Где тот парень? Скажи мне, он с этим связан?

- Он в студии с Олли.

- С Олли, которого провела какая-то девчонка?!

- Эй, а что тут творится? - позади Эхо послышался голос Дикана.

Они оглянулись и увидели, как он бежал к ним. Он был обнажённый, но на ногах у него были ботинки Олли.

- Это что за хрень?! - воскликнул шериф.

- Где Олли? - спросила Эхо.

- У него теперь большие проблемы с глазами. Он ни черта не видит. Он сказал мне обуть его башмаки и пойти позвать на помощь.

- Эх! Чёрт же его подрал! - сказала Эхо.

Шериф, качая головой, посмотрел на неё.

- Отведи этого тупицу в хижину и запри его. Я прихвачу Сперлока и мы поищем беглянку.

- Я ещё не закончила с ней, - запротестовала Эхо.

- Иди сейчас же, я сказал! - она повернулась и поплелась домой в сопровождении Дикана.

Честер остался с шерифом, который кивнул ему и сказал:

- Найди Сперлока. Cкажи ему, пусть дует сюда. Скажи, что у нас побег.

Честер кивнул в ответ и бросился бежать. Шериф достал пистолет и начал целиться в лес позади хижины Хаятт. Ночью это было самое тёмное место в городе, покрытое густо заросшими деревьями. Скорее всего, она прячется где-то там. Возможно, Самсон сможет отыскать её первым.

Ну, что же…

Так тоже было бы неплохо. Он достаточно долго стоял на одном месте в самой гуще лесных зарослей, прислушиваясь и принюхиваясь. Говорят, что запах страха - это бабкины сказки, но шериф был другого мнения. Когда кто-то дрожит от страха, он издаёт еле уловимый, но вполне различимый запах. Шериф не знал, как это объяснить, но это был явный страх. Он мог чувствовать этот запах сейчас, где-то впереди и чуть левее. Он выставил пистолет вперёд и стал красться в темноте, стараясь не производить ни единого звука. Двигаясь вперёд он ощущал нутром, что идёт в правильном направлении и цель его всё ближе. Она должна быть где-то неподалеку. Он сделал ещё пару шагов и услышал какое-то хныканье в темноте. Он ощутил очертание её фигуры и руку, замахивающуюся на него. Он присел как раз вовремя, когда топор просвистел над его головой. Удар пришёлся по его спине тупым концом, и он свалился лицом вниз.

И она снова побежала.

Шериф проклинал себя за допущенную неловкость, но, по крайней мере, повреждения были минимальные. Она просто оглушила его. Когда она бежала, под её ногами хрустели опавшие ветки, так что на этот раз звук определялся, и он выстрелил в ту сторону несколько раз. Хруст прекратился, и он стал прислушиваться.

Она задета? Ранена?

Надо было пойти и посмотреть самому. Побежав по лесу, он вдруг услышал шаги за спиной. Это были большие шаги. Кто-то двигался очень быстро. Он остановился и присел за деревом.

Кто там ещё шастает, чёрт возьми?

Может быть, Сперлок?

Самсон?

Но шаги Самсона должны быть ещё громче. Сперлок же был маловат, чтобы производить такой шум. Он подождал, пока шаги приблизятся. Достал из кармана фонарик и посветил в том направлении. До сих пор он не использовал его, так как боялся, что свет фонаря притупит его собственное ночное видение, но сейчас ему надо было точно знать, кто идёт за ним следом. Не может быть, что это девочка. Конечно же, это Самсон. Тяжело ступая он направлялся в сторону шерифа, неся с собой свою бензопилу.

- Самсон, Сперлока не видел? - спросил он.

Но Самсон лишь покачал головой.

- Я выстрелил в неё, возможно ранил. Если найдёшь её - можешь забрать себе.

Самсон хмыкнул, продолжая шагать и растворился в темноте. Шериф выключил фонарь и последовал за ним. На этот раз он уже не бежал. Раз теперь здесь Самсон, можно не сомневаться, что она уже практически попалась. Он сделал ещё пару шагов вперёд, как услышал звук бензопилы в нескольких футах от себя.

- Молодец, Самсон, ты её нашёл!

Вместо ответа перед ним возникла тёмная громадная фигура Самсона. Размахнувшись бензопилой, он отсёк шерифу сразу обе ноги. Всё произошло столь быстро и неожиданно, что шериф не успел отреагировать. Пистолет выпал из его руки на землю. Его ноги упали футах в трёх от его туловища, из обрубков рекой полилась кровь.

- Да что за дерьмо, Самсон?! Ты что наделал? Зачем? - выл шериф, обращаясь к чудовищу, которое возвышалось над ним. - Что ты наделал? Мои ноги, ты отпилил мне ноги!

Самсон поднял пилу над головой, вырубил мотор и отбросил её под деревья.

ГЛАВА 20

Клара видела, как псих-верзила распилил шерифа своей бензопилой. Ей очень повезло, пули шерифа пролетели мимо неё в какой-то камень. Она моментально упала на землю, когда он начал стрельбу. Это её и спасло. Оглянувшись назад она услышала рёв пилы и подумала, что верзила идёт за ней. Вместо этого он убил своего шерифа. Она не понимала почему он сделал это, да и собственно говоря, ей было всё равно. Она поднялась на ноги, побежав на этот раз к другой поляне, которая находилась справа. А вот эта хижина выглядела знакомой. Подходя ближе, она узнала старика, стоящего возле дома и оглядывающегося вокруг. Это был Роджер. Она приблизилась, держа топор в вытянутой руке. Он улыбнулся ей.

- Глядите-ка, кто пришёл! - усмехнулся он, - кажется тебе удалось выбраться от них, да?

- Ты, грёбаный сукин сын! Ты спокойно передал нас им, прекрасно зная, кто они такие и что они сделают с нами!

- Ну да, сожалею. У этого городка свои правила и старый пердун, вроде меня, не может ничего изменить. Я делаю, что могу. Могу даже спасти кого-нибудь, но мне не остановить эту адскую машину.

- Все мои друзья мертвы, чёрт тебя подери! - она схватилась за топор обеими руками.

- Послушай, деточка, давай не будем спешить с выводами. Почему бы тебе не зайти внутрь? А я тебя кофе угощу.

- И зачем? Чтобы сидеть и ждать, пока один из них не придёт за мной, чтобы ты снова передал меня им?

- Это совсем не так, - он покачал головой, - вообще-то я могу помочь тебе выбраться отсюда навсегда.

- Да неужели?

- Ещё бы. Тут есть туннель под землей. Ты можешь попасть туда, зайдя в одну из хижин. Я могу тебя провести. Ты пройдёшь под землёй пару миль и туннель выведет тебя на шоссе. Сделаешь это - и ты спасена. Пойдём-пойдём.

Он повернулся и исчез внутри хижины. Клара сомневалась, но всё-таки пошла за ним. Она не знала, как добраться до дороги из этого места. Может быть, он не совсем ещё съехал с катушек? Она вошла в тускло освещённый домик и огляделась.

- Я кофе сварю.

- Да чёрт с ним с кофе, выведи меня отсюда побыстрее! - грубо сказала Клара.

Ни к чему вежливые разговоры в этом городишке. Эти люди этого не заслуживают.

- Ну хорошо, пойдём. Прямо туда.

Он повёл её в заднюю часть хижины, опустился на колени и открыл маленькую дверцу в полу.

- Вон, иди прямо отсюда, - сказал он, - и ты будешь в безопасности.

Здесь что-то не так, - подумала Клара.

Скорее всего, он заманивает её в ловушку. В любом случае, если там есть туннель, то наверняка он ведёт к Эхо или тому чокнутому помощнику шерифа. Она осмотрела хижину, прежде чем спускаться в подвал. Обстановка была скромной: пара стульев, стоящих по бокам кресла. Что-то около стула привлекло её внимание. Несколько пар женской обуви валялись около него. Там были мягкие туфли, вроде тапочек с задниками и ещё кеды, но с жёлтыми и розовыми полосками. Не то, чтобы они не могли принадлежать мужчине, но это маловероятно.

- А чья это обувь? - спросила она.

- А?

- Башмаки возле стула. Чьи они?

- Да это просто туфли. Я их в лесу нашёл. Наверное, они принадлежали чужакам, не сумевшим сбежать. Это последнее, что от них осталось.

- Ага. А ты случайно нашёл их и притащил сюда, чтобы устроить нечто в виде коллекции?

- Послушайте, молодая леди. Я знаю, что вам пришлось страдать, но мне не нравится, как вы разговариваете со мной.

- А там внизу, что меня ждёт в этом подвале?

- Я же тебе сказал, там туннель.

- Ладно, тогда ты первый.

- Чего?

- Если там и правда спасительный туннель, то ты идёшь первым. Ты полезешь и покажешь мне куда он ведёт.

- Эхе-хе, я бы хотел конечно, но я так стар для того, чтобы лазить по подвалам, да ещё и по туннелям.

- Если там просто туннель, то тебе не о чем беспокоиться. Я не полезу туда, пока этого не сделаешь ты.

- Ну тогда, я полагаю, мы будем стоять здесь всю ночь, - его голос задрожал, когда он увидел, как она приближается к нему с топориком в руке.

- Мы не будем стоять нигде. Я хочу знать, что ты собираешься сделать со мной.

Она подошла ближе. Роджер сделал два шага назад.

- Посмотрите-ка на неё! Я привёл её в свой дом и защитил её…

- А потом ты позволил этому психу увести нас. Скольких ещё ты передал этим маньякам? Это их туфли? Ты их коллекционируешь?

До того, как он успел ответить, она шагнула к нему и рукояткой топора толкнула его в яму под полом. Он упал, приземлившись на задницу и закряхтев от боли. Она наклонилась к яме и посмотрела на него.

- Итак… Где же туннель?

- Эй, прошу тебя, помоги мне!

- Так выйди по своему туннелю, чего ты ждёшь? Что-то я не вижу его.

- А, ладно-ладно. Нет здесь никакого туннеля.

- Так ты просто захотел заманить меня в ловушку? И будь ты проклят! - она захлопнула дверцу. Роджер закричал, но закрытая дверь приглушала его крики.

Она подвинула большой стул к дверце подвала и подпёрла её. Скоро он задохнётся, либо умрёт от обезвоживания. В любом случае, её это не волновало.

Будь проклят этот чёртов город!

Будь прокляты эти чёртовы жители!

Лучше бы они все сдохли!

Убедившись, что старику не выбраться, она подошла к стулу у окна и увидела коробку, полную разнообразной одежды. Этот сукин сын хранил её как трофей, оставшийся после смерти пленников. Она обнаружила пару женских джинсов, которые очень ей подошли, майку без рукавов и мягкие туфли. В этом облачении будет гораздо легче пробираться по лесу. Закончив одеваться, она услышала какие-то звуки снаружи, похожие на чьи-то голоса. Она потушила свет и двинулась к входной двери. Кто-то сюда шёл. Она должна приготовиться.

ГЛАВА 21

Сперлок появился из-за деревьев, и увидел, как Самсон приканчивает шерифа. Он не испытывал абсолютно никаких эмоций по поводу такой страшной кончины своего отца. Сперлоку не составило особенного труда убедить Самсона совершить убийство шерифа.

Самсон не боялся никого.

Особенно с тех пор, как порешил собственного отца. Несмотря на свой уродливый вид и неспособность к вербальному общению, парень был не так глуп, как это представлялось поначалу. Он просто был предоставлен самому себе и не нуждался в общении с кем бы то ни было. Сперлок пообещал, что у него будет гораздо больше свободы в охоте на людей. Под управлением шерифа Самсону разрешалось только ловить сбежавших. Он не участвовал в аукционах и даже не считался представителем города. Сперлок заверил его, что всё изменится и тогда Самсон подпрыгнул от радости.

- Хорошая работа, Самсон, - сказал ему Сперлок, - ты сделал её с такой легкостью.

Самсон хрюкнул что-то в ответ и выключил пилу.

- Ты девчонку не видел?

Самсон потряс головой из стороны в сторону.

- А, ну и ладно, может ещё найдёшь. Она не знает этих лесов, а ты знаешь. Найдёшь её - и она твоя.

Самсон кивнул, повернулся и скрылся в темноте. Сперлок опустился на колени перед останками отца и посветил фонариком на тело. Его руки и ноги были распилены на куски, из расколотого черепа вывалились мозги, плюхаясь на землю. Сперлок заулыбался в темноте.

- Ну, теперь ты уже не так крут, да? Ты даже подумать не мог, что кто-то может укокошить тебя. Да уж, ты говорил, что всё знаешь. Ты вовсе не был крутым. Жалею лишь об одном, что не увидел твоей удивлённой испуганной рожи в тот момент, когда тебе настал каюк!

Сперлок поднялся на ноги и плюнул на изувеченный труп, а затем отправился вслед за Самсоном.

Он добрался до поляны, где стояла хижина Роджера. Похоже, что она побежала куда-то сюда. Роджер всегда притворялся, что впускает беглецов к себе, якобы из милосердия, но на самом деле, чтобы запереть их в яме под полом и залить их там водой или свежим цементом. Это был весьма странный старик. Он уже обманул эту девку ранее. Неужели она так глупа, чтобы снова поверить ему? Самсон только-только подходил к хижине. Сперлок увидел, как с противоположной стороны кто-то приближается. Это была Эхо. Какого хрена она здесь делает? Почему с ней этот придурок Дикан? Ну, по крайней мере он натянул штаны.

- Эхо, ты что здесь делаешь? - позвал её Сперлок.

- Я собираюсь вернуть эту суку назад и закончить съемки! Шериф приказал мне найти её и покончить с ней.

- Правда? А знаешь, что произошла небольшая рокировка?

- Это о чём ты говоришь? Какая рокировка? Где шериф и что здесь делает этот псих-верзила?

- Я теперь шериф.

Эхо чуть отступила назад и прыснула от смеха. Она была невероятно горячая штучка, но её самодовольство выводило его из себя. Ему хотелось засунуть свой револьвер ей в глотку и несколько раз нажать на курок. Интересно, прошли бы пули сквозь голову, а?

- Ты шериф? Ха-ха-ха! Господи, как смешно. Вы посмотрите-ка на меня. Я - шериф Сперлок! А ну-ка, отвали отсюда, а.

Сперлок изо всех сил пытался удержаться от того, чтобы пристрелить её прямо здесь и прямо сейчас. Он мог бы даже попользоваться ею всю ночь, пока не наступит утро. Вместо этого между тем он тяжело вздохнул.

- Он мёртв. Самсон распилил его на куски. Он сейчас в пятидесяти ярдах отсюда. Ну, во всяком случае то, что от него осталось.

Эхо продолжала смеяться, смотря на него и пыталась понять шутит он или нет.

- Это грёбаная ложь. Зачем Самсон это сделал?

- Потому что я ему это сказал. Он устал от того, что с ним обращаются как с животным.

Эхо наконец перестала смеяться.

- Проклятие! Ты что, серьёзно?

- Серьёзнее некуда. Это значит, что игра для тебя закончена. И для твоего нового парня тоже, - он указал на Дикана, - девчонка в хижине Роджера, я почти уверен. Если Роджер ещё не убил её, я сказал Самсону, что он может взять её себе.

Тем временем Самсон подошёл к хижине, в которой только что погас свет.

- А как же наш фильм? - запротестовала Эхо.

- Да плевать я хотел на твои грёбаные фильмы! Я могу запросто прикрыть эту лавочку. Мне всё равно сколько бабла это приносит. Этими делишками мы можем выдать себя. Кто-то может прознать с внешнего мира. Кому охота, чтобы копы и ФБР шныряли здесь? Но поговорим об этом позже.

Тут он услышал крик Самсона и увидел, как он упал с крыльца, из его бедра текла кровь. Девчонка, которая была теперь одета, побежала за хижину с топором в руке. Она разрубила Самсону ногу. Бог знает, насколько сильно он был ранен.

- Мать вашу! Поймать эту суку! - заорал Сперлок, и Эхо с Диканом бросились за ней.

Сперлок не являлся быстрым бегуном поэтому он семенил позади них.

Она направилась к хижине Линдермана и его странной компании.

Если они не догонят её, эти ребята в балахонах заберут её себе и принесут в жертву. Сперлок понятия не имел, что за культ они исповедуют, только знал, что они поклоняются какому-то Ктулху, что бы это ни было. Это было безумным и непонятным для него. Но, пока они были предоставлены сами себе, никому не мешали - ему не было до этого никакого дела. Она бежала среди нескольких хижин, принадлежащих Линдерману и его последователям. Сперлок остановился. Должно быть все они спят. Хотя если она начнёт стучаться в двери, возможно дело примет интересный оборот. Иногда ему не хотелось пачкать руки. Лучше пустить всё на самотёк. Он достал сигарету из нагрудного кармана, зажёг её. В одной из хижин загорелся свет, когда девчонка пробегала мимо неё, преследуемая Эхом и Диканом. Сперлок затянулся сигаретой и стал ждать начала веселья.

ГЛАВА 22

Как только Клара оказалась на этой большой поляне среди нескольких хижин, она тут же пожалела, что побежала этим путём. Она увидела здоровенную яму, из которой несло дымом, гарью и сгоревшей плотью. Кажется, в этой яме кого-то жгли. Там лежали сгоревшие кости и какие-то странные произведения искусства, подсвеченные маленькими фонариками. Они изображали причудливые символы и неизвестных отвратительных существ. Когда в одной из хижин загорелся свет она присела позади ямы, над которой висели цепи, спускаясь из какой-то конструкции. Она могла себе представить, что они проделывали с этой штукой. Потом она вспомнила странного человека в балахоне, который выиграл Николь на аукционе. Клара тут же затолкала обратно эти воспоминания, так как осознание того, что они могли сделать с её подругой, ужаснуло её. Из хижины выглянула женщина и осмотрелась вокруг. Она направилась к яме, но Клара, пригнувшись ещё ниже отползла в другую сторону. Появились Эхо и Дикан и заговорили с женщиной, но она не могла разобрать их слов со своего места. Женщина отошла к другой хижине и принялась звонить в большой колокол. Стальной колокол громко зазвенел. Во всех хижинах по очереди загорелся свет.

Проклятие!

Мужчины и женщины высыпали из своих жилищ, в том числе и тот высокий мужчина, что был на аукционе. Клара поползла вокруг ямы и спряталась под огромным пропановым баллоном. Наверное, с его помощью они разжигали свои костры. Также там были сложены банки с бензином. Толпа начала поиски беглянки, осматривая каждый уголок на поляне. Найти её - вопрос пары секунд и вот уже несколько человек идут по направлению к её убежищу. Она стала открывать банки с бензином, выплёскивать жидкость на землю. Ползая под баллоном, она обнаружила насадку, которую начала откручивать настолько, насколько смогла. За пропановым баллоном находилась платформа с фонариками, так что ей пришлось встать на цыпочки и потянуться за фонарём, а затем разбить его о камни.

Пш-ш-ш-ш!

Бензин воспламенился. Она не ожидала, что это произойдёт настолько быстро. Схватив топор, она уже бежала к ближайший хижине, когда некоторые из них только подбегали к огню. Добежав до хижины, она успела скрыться за огромным камнем, когда баллон с пропаном с оглушительным треском взорвался. Ночное небо осветили отблески пламени. Со стороны ямы послышались крики. Охваченные пламенем люди метались в панике среди хижин. Как бы ей не хотелось полюбоваться, как горят эти психи, она решила двигаться дальше. И несмотря на то, что больно ударилась коленом о камень, когда забегала за него чтобы спрятаться, она поднялась на ноги и заковыляла в лес. Эхо преследовала её. Клара слышала её вопли. Очень жаль, что эта пизда оказалась далеко от эпицентра взрыва. Впереди ещё одна поляна, но на ней нет никаких хижин. Пометавшись по лесным дебрям ещё пару минут, она остановилась. Возникла кое-какая идея. Клара побежала ещё быстрее, делая большой круг по направлению к более знакомым местам. Эхо и Дикан бежали позади. Они что-то кричали, но всё, что могла расслышать Клара было: “Поймай эту суку!”

И вот сквозь деревья показалась большая хижина. Это была та самая студия, из которой она сбежала. Честер находился снаружи, смывая что-то из длинного шланга. Она была уверена, что Олли остался внутри. Интересно, насколько сильно он ранен? Он визжал как сучка, когда она царапала его. Прошло примерно около часа как она сбежала, но уже столько всего произошло… И она знала, что есть только один способ расправиться с этими ублюдками навсегда. Клара подождала пока Честер скроется в хижине и мелкими перебежками, нагибаясь ниже, стала продвигаться к студии. Возле дома она нечаянно задела кусок цементного блока, который ударился о деревянные ступеньки. На звук тут же выглянул Честер. Стук получился совсем не громким, но для неё он отозвался громким взрывом.

- Эхо, это ты? - Честер спускался со ступенек и не увидел, как Клара замахивается топором, чтобы одним точным ударом отсечь ему голову.

Топор застрял в деревянной стенке, а тело Честера, постояв ещё пару секунд на ногах, рухнуло на землю, истекая кровью из обрубка шеи. Кларе пришлось упереться ногой о стену и двумя руками вытаскивать топор. Тут в дверях показался Олли и не успев вымолвить ни слова, получил удар топором по макушке. Его глаза и рот широко раскрылись, по лицу ручьём полилась кровавая жижа. Она убрала топор от его головы, а тело повалилось прямо на туловище Честера. Клара снова замахнулась и окончательно отрубила голову Олли.

Порыскав по двору, она нашла две здоровенные палки и воткнула их в землю. Затем насадила на них головы братьев и пошла в хижину.

Пускай Эхо полюбуется на сюрприз, который приготовила ей Клара!

В хижине она осмотрелась, передвинула кое-какие вещи и убрала подальше камеру. Это не заняло много времени, так как вскоре она услышала голос Эхо, кричащий на Дикана. Клара разделась и нацепила на себя огненный дилдо. Принадлежащий Эхо, душераздирающий крик послышался прямо за дверью студии. Клара подобрала лежащую в углу бейсбольную биту, которую приметила ещё раньше, когда была связана и встала у двери. Должно быть Эхо увидела головы своих братьев, потому что вопила она как резаная. Отлично. Клара с битой в руке выпрямилась в бейсбольной стойке и стала ждать, когда они приблизятся. Она поймала себя на мысли, что не может дождаться, чтобы не причинить Эхо и Дикану как можно больше боли. Она покрепче ухватилась за биту, когда дверь распахнулась.

ГЛАВА 23

- Ах ты, паршивая сука, да я отрежу твои сиськи и затолкаю их тебе в пизду! - заорала Эхо.

Она не сразу заметила бейсбольную биту, которой Клара огрела её по животу. Эхо тут же чуть ли не сложилась пополам от боли, прежде чем Дикан понял, что происходит. Клара изо всех сил стукнула его по голове, он вырубился. Клара связала Эхо и приковала Дикана к стене, предварительно срезав с них одежду.

- Это что это с тобой? - спросила Эхо. - Ты что, так разозлилась, потому что я убила твоих друзей? Потому собиралась убить тебя? Так вот, послушай меня, сука. Этим я зарабатываю на жизнь, это мой грёбаный бизнес, ничего личного. Ясно тебе? Я ничего не знаю о тебе и плевать на тебя хотела. А ты ведь просто могла удрать. Моё убийство тебя не спасёт. Думаешь, Сперлок или Самсон дадут тебе уйти?

Клара молча ходила взад-вперёд, рассматривая Эхо сверху донизу. На её спине она заметила вытатуированные большие крылья ангела.

Какая ирония!

Эта мразь была так далека от всего ангельского.

- Знаешь…- проговорила Клара, - не думаю, что ты достойна этой тату.

- Чего? О чём ты мелешь, чёрт тебя дери?! - спросила Эхо.

- Эти крылья. Ты недостойна их.

Клара оседлала Эхо и включила огненный дилдо. Эхо закричала, когда пламя коснулось её татуированной кожи на спине. Татуировка покрывала практически всю её спину. Клара выключила факел, но только лишь тогда, когда от тату осталась лишь чернота и обугленная спина. Она усмехнулась. Эхо не прекращала вопить, а для такой крутой суки это было уже слишком.

- Что случилось ты, пиздёнка? Теперь ты не так уже крута, да?

- Да пошла на хуй! - вскрикнула Эхо.

- Знаешь, эти волосы мне тоже чего-то не нравятся.

Клара опустилась на колени возле её головы и снова включила факел, поднеся его к волосам Эхо, которые моментально вспыхнули. Эхо билась и брыкалась, но это было бесполезно. Волосы её сгорели. Затем Клара набросила полотенце ей на голову и крики Эхо превратились в всхлипывания. Убрав полотенце, Клара увидела, что макушка её теперь была похожа на обгоревший купол, из которого проглядывала обнажённая кость черепа. Клара рассмеялась ещё громче, увидев рыдающую Эхо.

Дикан очнулся в своём углу и как обычно начал орать. Она могла бы покончить с ним гораздо быстрее, чем планировала раньше, так как была не уверена, что ещё долго сможет терпеть эти вопли. Она присела на корточки и стала жечь уши и нос Эхо. Эхо орала, не переставая, всё ещё выкрикивая какие-то угрозы, которые теперь Клара почти не могла разобрать. Должно быть к этому моменту у девчонки совсем съехала крыша. Но она ещё с ней не закончила. Перевернув Эхо на спину, она сожгла ей груди, оставив на их месте лишь две чёрные дыры. Теперь Эхо выглядела как полусгоревший скелет. Она лежала, цепляясь за остатки жизни и судорожно хватала ртом воздух. Клара сняла с себя снаряжение с огненным дилдо и взяв большой нож, лежащий на одной из скамеек, направилась к Дикану.

Он в ужасе смотрел на неё, широко раскрыв глаза.

- Да какого чёрта ты с ней сделала?!

- В чём дело, Дикан? Она всё ещё жива. Ты можешь трахнуть её, если хочешь. Хотя, думаю, это уже будет не так весело.

- Иисусе! Оставь меня в покое! Я ведь тебя не трогал.

- Ты шутишь, чёрт тебя подери?! Я видела, что ты сделал с той девушкой. Ты затрахал её до смерти. Думаешь, это сойдёт тебе с рук?

- Да что с этого? Ты ведь даже не знала её. Это просто какая-то шлюха, которую они подобрали.

- Какая-то шлюха… Ты умолял их разрешить тебе оприходовать меня следующей!

- Это не то. Я просто хотел секса с тобой, вот и всё. Я знаю, что ты тоже хотела меня с тех пор, как увидела.

Она ударила его по щеке рукояткой ножа, прежде чем оседлать его.

- Чёрт, что ты делаешь?!

- Любишь свою смазливую рожу, да? Я постараюсь сохранить её для тебя в целости.

И она начала срезать кожу с его лица, отдирая её от мышц и тканей. Дикан неистово вопил. Наконец она показала ему его лицо, держа на кончике ножа перед ним. Его крики превратились в звериный вой, когда он увидел, что она сделала. Отбросив кожу лица прочь, она стала срезать кожу с его плеч, груди и живота. Дюйм за дюймом она освежевала его заживо. Всё, что он мог, это слабо пытаться сопротивляться, брыкаться и дёргаться. Когда она закончила, на полу оказалась груда кожи, а он лежал рядом, окровавленный и дрожащий.

- Помоги мне… - простонал он, - мне холодно. Мне так холодно…

- Ой, бедняжка… - сказала она, прогуливаясь по хижине.

Тут взгляд её наткнулся на банку с растворителем. Отвинтив крышку, она вылила всё его содержимое на его освежёванную плоть. Послышался шипящий звук, когда жидкость попала на мышечные ткани и Дикан закричал пуще прежнего. Она поливала его тело сверху вниз, пока он не прекратил двигаться полностью. Осмотрев его со всех сторон, Клара пока не была уверена, потерял он сознание или уже умер. Да не так уж и важно. В любом случае ему недолго осталось.

Она подошла к Эхо, которая лежала и всхлипывала. Оттащив её к дверному проёму, она срезала верёвки, стягивающие её руки и лодыжки и поставила на ноги. Эхо в страхе уставилась на неё. Клара пнула её ногой в зад, заставляя выкатиться по ступенькам и упасть лицом в траву. Эхо вскочила на ноги и хромая, заковыляла в сторону леса.

ГЛАВА 24

Oдеваясь, Клара слышала, как Дикан стонет и дёргается в углу у стены. Одевшись, она вышла из хижины. Солнце уже поднималось, освещая своими первыми лучами эту дикую местность. Клара, пробираясь по лесу, несла с собой топор, на случай, если кто-то ещё захочет подкинуть ей какого-нибудь дерьма.

Впереди она услышала чьи-то шаги. Она присела и спряталась за деревьями.

Это был Самсон.

Верзила забинтовал своё раненое бедро и хромал по лесу, таща за собой неизменную бензопилу. Его остановил звук чьих-то ещё шагов. Клара увидела ковыляющую к нему Эхо. Самсон неуклюже повернулся к ней и сбил с ног. Эхо упала на спину. В утреннем свете она выглядела ещё ужаснее, чем ночью. Клара даже загордилась, что смогла так сильно поджарить эту чокнутую суку. Самсон смотрел на неё каких-то пару секунд, когда она поднимаясь, садилась на землю, а затем начал пятиться назад. Теперь у неё была безволосая голова, брови были опалены, на месте носа торчал кусок сгоревшей плоти. Она пыталась встать на ноги, но Самсон ухватил её за руку. Кларе показалось, что он собирается завести свою пилу, но вместо этого он взвалил её себе на плечо, потом поднял Эхо на руки и понёс прочь. Клара была вынуждена подавить приступ внезапного смеха и потрясла головой. Для Эхо это ничем хорошим не кончится. Уж лучше умереть. Но теперь она станет женой этого психа Самсона. Хотя сейчас они неплохо смотрелись рядом. Наверное, теперь они просто созданы друг для друга.

Может быть, она даже родит ему пару милых крошек, которые будут похожи на них обоих?

Клара позволила себе ещё немного похихикать, прежде чем пуститься в путь.

Двигаясь вперёд по тропе, она обнаружила полицейскую машину Сперлока, стоящую неподалеку от офиса шерифа. Сперлока нигде не было видно. Тем лучше. Забравшись в машину Клара нашла ключи в зажигании, завела двигатель и немного проехала по тропе к дороге. Повернув налево она оказалась на дороге, ведущей к шоссе. Сильно нажимая на педаль газа, она уносила себя в этой старой колымаге прочь из этого ужасного кошмара. Вскоре леса уступили место открытым полям и небольшим холмам.

Глядя в зеркало заднего вида, она наблюдала, как Психовилль постепенно исчезает позади неё.

Очнувшись, Сперлок посмотрел вверх на деревья. Спросонья его мозг был как в тумане, пытаясь вспомнить, что же произошло накануне.

Они преследовали девчонку, которая забежала в стан Линдермана. Эхо с Диканом пытались поймать её. Они бегали за ней по всей округе. Эта сумасшедшая сука взорвала баллон с пропаном и всё вокруг. Взрыв, повлекший за собой пожар, уничтожил Линдермана и почти всех его приспешников. Оглядевшись вокруг Сперлок увидел некоторых из них оставшихся в живых, бродивших вокруг с потерянным видом. Он думал было встать, но обнаружил, что не может шевелить ногами. Оказалось, что он лежит возле одной из хижин недалеко от их жертвенной ямы.

Он не осознавал до конца, что она из себя представляет, эта девка, пока не стало слишком поздно. Это было последнее, что он помнил.

Оттолкнувшись локтями Сперлок приподнял верхнюю часть туловища, чтобы посмотреть насколько сильно он ранен. Как только он увидел, что лишился обеих ног, он в отчаянии откинулся назад и, посмотрев в голубое утреннее небо, душераздирающе закричал…

перевод: Елена Прохоренко